Александр Вертинский

Нина Шендрик: литературный дневник

«Ваши пальцы пахнут ладаном
И в ресницах спит печаль.
Ничего теперь не надо Вам,
Ничего теперь не жаль.


И когда Весенней Вестницей
Вы пойдете в дальний край,
Сам Господь по белой лестнице
Поведет Вас прямо в рай.


Тихо шепчет дьякон седенький,
За поклоном бьет поклон
И метет бородкой реденькой
Золотую пыль времен.


Ваши пальцы пахнут ладаном
И в ресницах спит печаль.
Ничего теперь не надо Вам,
Ничего теперь не жаль»


А. Н. Вертинский



Александр Вертинский


Прощальный ужин.


Сегодня томная луна,
Как пленная царевна,
Грустна, задумчива, бледна
И безнадежно влюблена.


Сегодня музыка больна,
Едва звучит напевно.
Она капризна и нежна,
И холодна, и гневна.


Сегодня наш последний день
В приморском ресторане,
Упала на террасу тень,
Зажглись огни в тумане...


Отлив лениво ткет по дну
Узоры пенных кружев.
Мы пригласили тишину
На наш прощальный ужин.


Благодарю Вас, милый друг,
За тайные свиданья,
За незабвенные слова
И пылкие признанья.


Они, как яркие огни,
Горят в моем ненастье.
За эти золотые дни
Украденного счастья.


Благодарю Вас за любовь,
Похожую на муки,
За то, что Вы мне дали вновь
Изведать боль разлуки.


За упоительную власть
Пленительного тела,
За ту божественную страсть,
Что в нас обоих пела.


Я подымаю свой бокал
За неизбежность смены,
За Ваши новые пути
И новые измены.


Я не завидую тому,
Кто Вас там ждет, тоскуя...
За возвращение к нему
Бокал свой молча пью я!


Я знаю. Я совсем не тот,
Кто Вам для счастья нужен.
А он — иной... Но пусть он ждет,
Пока мы кончим ужин!


Я знаю, даже кораблям
Необходима пристань.
Но не таким, как я! Не нам,
Бродягам и артистам!


1939



Александр Вертинский


НЕНУЖНОЕ ПИСЬМО


Приезжайте. Не бойтесь. Мы будем друзьями,
Нам обоим пора от любви отдохнуть,
Потому что, увы, никакими словами,
Никакими слезами её не вернуть.


Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов,
В белой узенькой лодке уйдём за маяк.
На закате, когда будет вечер малинов,
Будем книги читать о далёких краях.


Мы в горячих камнях черепаху поймаем,
Я Вам маленьких крабов в руках принесу.
А любовь - похороним, любовь закопаем
В прошлогодние листья в зелёном лесу.


И когда тонкий месяц начнёт серебриться
И лиловое море уйдёт за косу,
Вам покажется белой серебряной птицей
Адмиральская яхта на жёлтом мысу.


Будем слушать, как плачут фаготы и трубы
В танцевальном оркестре в большом казино...
И за Ваши печальные детские губы
Будем пить по ночам золотое вино.


А любовь мы не будем тревожить словами.
Это мёртвое пламя уже не раздуть,
Потому что, увы, никакими мечтами,
Никакими стихами любви не вернуть.


Лето 1938
Циндао


Александр Вертинский


Любовью болеют все на свете,
Это вроде собачьей чумы.
Её так легко переносят дети
И совсем не выносим мы.


Александр Вертинский


Прощальный ужин.


Сегодня томная луна,
Как пленная царевна,
Грустна, задумчива, бледна
И безнадежно влюблена.


Сегодня музыка больна,
Едва звучит напевно.
Она капризна и нежна,
И холодна, и гневна.


Сегодня наш последний день
В приморском ресторане,
Упала на террасу тень,
Зажглись огни в тумане...


Отлив лениво ткет по дну
Узоры пенных кружев.
Мы пригласили тишину
На наш прощальный ужин.


Благодарю Вас, милый друг,
За тайные свиданья,
За незабвенные слова
И пылкие признанья.


Они, как яркие огни,
Горят в моем ненастье.
За эти золотые дни
Украденного счастья.


Благодарю Вас за любовь,
Похожую на муки,
За то, что Вы мне дали вновь
Изведать боль разлуки.


За упоительную власть
Пленительного тела,
За ту божественную страсть,
Что в нас обоих пела.


Я подымаю свой бокал
За неизбежность смены,
За Ваши новые пути
И новые измены.


Я не завидую тому,
Кто Вас там ждет, тоскуя...
За возвращение к нему
Бокал свой молча пью я!


Я знаю. Я совсем не тот,
Кто Вам для счастья нужен.
А он — иной... Но пусть он ждет,
Пока мы кончим ужин!


Я знаю, даже кораблям
Необходима пристань.
Но не таким, как я! Не нам,
Бродягам и артистам!


Киев – Родина нежная,
Звучавшая мне во сне,
Юность моя мятежная,
Наконец ты вернулась мне!
Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям,
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счёт годам…
А твои каштаны дремучие,
Паникадила весны –
Все цветут, как и прежде могучие,
Берегут мои детские сны.
Я хожу по родному городу,
Как по кладбищу юных дней,
Каждый камень я помню смолоду,
Каждый куст – вырастал при мне.
Здесь тогда торговали мороженым,
А налево – была каланча…
Пожалей меня, Господи, Боже мой!
Догорает моя свеча…


Александр Вертинский



Другие статьи в литературном дневнике: