Итоги августа. Фаустов

Современная поэзия не вписывается в образы поэзии классической. Она пишется гораздо быстрее, чем прочитывается читателем и понимается им.

Современная поэзия не сближает и не объединяет (как это было исторически ранее), а наоборот, делает враждебными друг другу людей, несомненно и однозначно разбирающихся в поэзии.

С современной критикой и того хуже. Она не только не поспевает за поэзией (чтобы поспевать, надо существовать, надо быть), но даже, похоже, начала вообще дистанцироваться, потому что современная поэзия мешает критике оставаться самой собой, а новой стать она не знает как.

Именно, современная поэзия мешает критике оставаться самой собой.
Самая слабая критика та, которая основана на авторитете.
Самая сильная критика та, которая вовсе и не критика, а рекомендация автору. Убить себя об стену. Или фтопку.

Как и поэзия, современная литературная критика, даже в большей степени, делает людей враждебными друг другу.
На фоне таких представлений в мои обязанности входит произвести обзор 54 стихотворений, отобранных в августовском цикле и выбрать десять лучших. 

Сегодня диалог важнее монолога. В монологе много субъективности, в диалоге тоже есть, но, надеюсь, больше шансов, что здравый смысл сохранится. Поэтому ток-шоу смотрят. А проповеди нет. Я в последнее время не могу писать более или менее большой отзыв на что-то - сам себе не верю, а попробуй кого-то еще убедить при этом. Диалог креативен, монолог обречен на заблуждающийся провал.
Поэтому, как и в прошлый раз я задаю вопрос Марии Суворовой (http://stihi.ru/avtor/mariahs), с которой мы уже получили опыт бесед здесь на стихире.

С.Ф.
Современная поэзия. Она не очевидна, причем настолько, что ее классические достоинства сегодня становятся ее недостатками. Это спорное утверждение?

М.С.
Бесспорное, потому что уже утверждение. Недостатки назвать могут, а достоинства нет. Значит, не видят, а не видят, потому что они не очевидны, невидимы некоторым мозгам, многим умам, большинству голов.

С.Ф.
Невидимые достоинства. Что же это такое? Попробую дать такое определение - это выражение вечных общечеловеческих ценностей такими средствами, что они кажутся случайным и неправильным набором слов. Какое-то экстремисткое определение дал. А как бы сказать помягче?

М.С.
Ваша реплика содержит, на мой взгляд, главное слово-определитель литературы. Это слово "кажется". Кажущаяся литература, кажущиеся средства художественной выразительности. Иначе говоря, литература сегодня всего лишь "кажется".
Читателям кажется, что существует литература, а литература тоже "кажется". С двух сторон нужно на это смотреть. В произведениях искусства есть все, они показывают сами себя. Читатели же, комментируя тот или иной текст, говорят так: "как мне кажется...". Не должно ничего казаться. Есть литературная поверхность, именно она ведет к глубинам искусства. Невидимые достоинства - это сердцевина произведения искусства, но к ней нужно терпеливо идти. Напрямую не попасть. А терпения не достает, и поэтому на интуиции можно лишь предположить о том, какова же "высокая идея"... как вдруг показалось. Искусство - это не вдруг искусство, а ценность сама в себе. Ее нужно понимать и через понимание видеть. Достоинства художественных произведений не кажущиеся, а показательные.

С.Ф.
Получается, что современная поэзия не чувствуется, а генерируется в сознании читателя при условии понимания им неких знаков, сигналов, содержащихся в тексте. Наподобие самораспаковывающегося архива. Чтобы понимать современную поэзию, надо обладать "программой" расшифровки. Это интересно, и очень похоже на правду.

М.С.
Это программа, изначально встроенная в каждого, как в операционную систему. Неопытные пользователи и не знают о ее существовании.
Чтобы понять знак поэзии, нужно понять, что он существует. Чтобы понять литературу - понять, что это литература. Понять, то есть определить доступные самому себе критерии отнесения произведения к искусству, описать их для себя, таким образом, очертив форму знака, его оболочку. А дальше - вглубь...

С.Ф.
Интересно, что литературной критике здесь вообще нет места!)) Не будет же критик писать о том, что "архив такой-то лучше пакует, чем архив другой", или наоборот.

М.С.
Самораспаковывающаяся литература формирует свою среду, то есть особых читателей и особых критиков. Критику, например, можно быть своеобразным "учителем информатики", объяснять, что такое архив и какую кнопку нажимать, чтобы из него посыпались файлы.

С.Ф.
Какая кнопка могла бы быть, например, в этой строке:
"азбуки веди глаголы иди иди..."? (ВЕТКА-ВЕТКА, "азбуки веди глаголы иди иди" http://stihi.ru/2008/01/16/539)

М.С.
Могла бы быть "веды", вот критик-информатик и укажет на это, потому что даже в компьютерных программах встречаются досадные неисправности, мешающие правильной работе системы.

С.Ф.
То есть, если в первом слове уже введено целое слово "азбуки", то, изменив второе на "веды", стихотворение получает новое направление вглубь, откуда на поверхность литературы всплывают не аллюзии, и вызванные ими чувства и настроение, а мысли, наполненные знанием, историей.
Действительно, это очень важное понимание - литература существует сама для себя, а не для читателя. Поэтому поэт часто сам запаковывает и сам распаковывает собственные архивы, удивляя самого себя разнообразию получающихся каждый раз поэтических полиморфем. К сожалению, он видит это сам, но не все.

М.С.   
Так же, как и читатель рождается и живет не для литературы. Не только для литературы. Литература не только для читателя. Малая толика литературы для читателя. Часть читателя для литературы.

С.Ф.
Хотел бы вернуться к твоей фразе:
"Достоинства художественных произведений не кажущиеся, а показательные."
Это как понимать? Что произведение показывает на "знаки и кнопки", которые следует расшифровать? Или показывающие готовый результат распаковки произведения? Мне кажется, его показать невозможно.

М.С.
На знаки.
Но произведение может устроить еще и показательное выступление. Указав на знак самого себя, приоткрыть тайну себя.

С.Ф.
Поэтическое произведение способно затягивать в себя в потребности раскрыть, при этом до конца не раскрывает, но многое открывает.

С.Ф.
Маша, как ты думаешь? БЛК, как большой конкурс, его культурологическая ценность и значение будет больше, если он будет призван отбирать лучшее (вот как сейчас), или если он будет допускать к участию некие выходящие за рамки классической поэзии произведения, становясь таким образом своего рода экспериментальной лабораторией современной поэзии?

М.С.
Экспериментальная лаборатория лучше. Так повысится, в первую очередь, культурная ценность БЛК, а отбирая лучшее по классическим образцам и только, БЛК рискует быть конкурсом "чьи стихи лучше - Пушкина, Рылеева, Лермонтова и пр.". Конкурс для поэтов 19 столетия, но проводимый в 21...
Сказанное не стоит считать отрицанием канонов классики, как канонов поэзии, а признанием существования и иных канонов, которые пора бы увидеть и разглядеть хорошенько.
Культурологическая ценность БЛК в отражении жизни в произведениях литературы. Работы, рассматриваемые на конкурсе - это современный мир, сегодняшние люди, новые мысли. Мир "золотого века" изучен и искусствоведами, и историками. Мир 21 века исследуется неумело, исследуется точно так же, как и стихи многих "авторов" пишутся.
Эксперимент - это особая грань между прошлым и будущим. Культурологический взгляд - взгляд пограничный. Это осознание взаимосвязей между "до" и "после" с целью обозначения явления в этом промежутке находящегося. Методы междисциплинарные, состыкованные в единое целое.
Поэтому культурная и культурологическая ценность БЛК несомненно выше при смелом и обдуманном экспериментировании.

С.Ф.
Действительно, почему бы не предложить на конкурс некий "концепт-стих", противоречащий канонам, но несущий иной содержательный или формальный аспект? Мы заговорили на эту тему, потому что в предложенных 54 стихотворениях нет такой особой, свежей, смелой идеи, хотя я понимаю, что цели такой и не ставилось. Тем не менее, из массива следует выделить лучшее. Критерий должен был бы определиться самими стихами. На твой взгляд, предложенные стихи предлагают своим содержанием какой-либо особый критерий? Или это рутинный отбор летней мертвосезонной стихотворной поры?

М.С.
Вот вы совершенно верно замечаете, что нет свежих идей. Никаких особых черт в стихах нет. Равнина. А критерием выбора на равнине может быть, например, наибольшая гладкость, приглядность. Я бы на большой равнине выбрала самую чистую и мягкую лужайку для остановки.

С.Ф.
Мне сейчас предстоит выбрать 10 "лужаек". Спасибо, Маша за содержательный диалог и новые идеи. И сразу говорю, что на первом месте Мария Маркова. А остальных еще не знаю. Стихи ведь сами себя расставляют по местам, а не кто-то.




МАРИЯ МАРКОВА, "Ответ на эпистолу"
http://www.stihi.ru/2009/07/16/5755

Иногда бывает страшно, думаю, это чувство многие испытали, писать рецензию на стихи Марии Марковой из-за боязни нарушить ту тонкую материю чувств и крепчайшую связь слов, поэзию одухотворенности и мощное чувство за ним стоящее. Когда читаешь Марию Маркову, испытываешь собственный подъем, улет, ее стихи - это батут духа, который возносит любого, ее читающего, и уносит туда, куда указывает стихотворение, и сама Мария Маркова  подчиняется ему же и следует за ним. Стихи Марковой - это стихия языка, мыслей, чувств, знаний. Поэтому на стихах Марии Марковой можно учиться.

ПОЖАРСКАЯ АЛЕКСАНДРА, "Через тонкую раму"
http://stihi.ru/2009/08/01/5467

Стихотворение обыгрывает азбучное "мама мыла раму". Слова "рама" и "я домыла" в самом начале и в конце, стихотворение как сама рама, в обрамление которой вставлено пестрая смесь размышлений, и просто бла-бла, никак не связанных друг с другом, но это именно то, что приходит в голову, когда моешь раму. Стихотворение интересно по композиции, идее.

СВЕТЛАНА ШИРАНКОВА, "Синее"
http://www.stihi.ru/2008/09/27/1516

"…Мир, потянувшись, сбросит с себя нечаянно
данное наспех имя, как шелуху".

Поэт выразил именно то, что происходило, происходит, и будет происходить в этом мире - смена эпох, имен, времен. Не каждому удается это увидеть и сказать о том, что более всего шелухи в собственных головах. Мир сбросит, а человек - ни за что!

МАРИНА ЧЕШЕВА «съедая воздух волосы Офелий…»
http://stihi.ru/2009/07/22/2135

В стихотворении вода идет, трава шагает, деревья ходят, и "сырая речь вода идет комками". По сути стихотворение о самом себе, о том, из чего оно состоит, как оно живет. Оно очень близко к тому, о чем говорилось выше, литература для литературы. Оно легко трансформируется в "нормальное", если нажать на кнопочки: "изнанка и перевернутый парк". Сам стих вывернут наизнанку, и если его привести в начальное состояние, то все глаголы "останавливаются", ангелы становятся бесами, течение речи превращается в известное всем "в тихом омуте черти водятся". Литература интересна такими играми.


МОЛЧАНОВ ВИТАЛИЙ МИТРОФАНОВИЧ, "Доктор Йозеф"
http://stihi.ru/2009/07/12/3909

Редкий пример гражданской поэзии и, одновременно поэзии, описывающей преступления. Если стих ограничился бы только девятью первыми строками, то его выразительность, сила возросли бы и смысл не расплывался, оставив только впечатляющую суть.
   
АНДРЕЙ БОРЕЕВ, "Междустрочие (песня-река)"
http://stihi.ru/2005/03/09-1513

Стихотворение говорит о самом себе повторами, звуками, образами. Стихотворение может раскрыть себя через собственный текст, изложение (Мария Маркова), или через, условно говоря, "кнопочку" (Марина Чешева). Здесь естественно стихотворение раскрывает себя через текст, но... в конце его ждет катастрофа в последней строке: "вот и плачу я". При чем здесь я, и нет причин плакать? Стих приходится перечитывать в поисках несуществующего, а перечитав, просто закрывать глаза на эту строку.

DICING, "Через глаза тех, кто меня читает"
http://www.stihi.ru/2006/12/10-2195

Среди разных достоинств стиха есть одно, на мой взгляд главное, потому что одновременно оно и главный недостаток его. Вот эта концовка:
"мы вылупимся птенцами и станем – где-то в раю, как Адам и Ева наоборот – глядеть друг на друга, не зная, что мы – одеты".
Оно настолько резко контрастирует с тем, что было написано в предыдущих катренах, заставляет задуматься именно об этом, что лучше его и не было бы, но при этом, фраза настолько содержательна и парадоксальна, что она одна могла бы стать стихотворением.   
Два в одном - достоинство и недостаток.

АНДРЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ЗАЙЦЕВ, "Палеонтология"
http://stihi.ru/2006/01/16-2218

Философский смысл стиха выражен несколько непричесанно, однако, при глубинах образов, выразительности языка все его недостатки могли быть стать его достоинствами, но ему опять-таки мешает концовка: "Пронзает время весть - Христос воскрес!". Христианство не вытекает из темы, и суживает эпическое полотно до размеров почти миниатюры. 

ПРЕЛЕСТИНКА, "чернильнитса"
http://www.stihi.ru/2007/02/02-2493

Название стиха как глагол, что делает?,  являя собой уже упомянутую "кнопку" для раскрытия стихотворения. Она здесь не одна, их много, даже очень много. Не знаешь на что нажать а первое попавшее нажатие не приводит сразу к пониманию. Это стихотворение методически олицетворяет собой современную поэзию, и это очень ценно! 

ПЁТР КУРУХУРУ, "А парашют раскрылся под землей"
http://www.stihi.ru/2009/08/10/4320

Невероятные метафоры и фантастические ситуации. Что делает поэзию еще привлекательней, при всех ее прочих глубинах чувств, мыслей, знаний.

Сергей Фаустов, 28 августа 2009 г.


Рецензии
Офигели!!!!!!!!! Фигели!!!!!!!!!!!!! Игели!!!!!!!!!!!!!!!! Гели!!!!!!!!!!!!! Ели!!!!!!!!!!!

Виктор Один   17.09.2009 23:28     Заявить о нарушении
Ну, вот видишь, я от тебя другой реакции и не ждал. Так что ты в своей критике отстал от стремительного развития современной поэзии!

Маштаков   18.09.2009 17:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.