Тюркский след в русском языке

Сегодня делается много попыток переписать историю, причем самыми разными людьми и по самым разным соображениям. Кто-то искренне считает, что русский народ – один из самых древних, испокон веков живущий на территории Европейской части России. Кто-то уверен, что все мы вышли из Великой Тартарии – единой суперимперии, покрывающей территорию практически всей Евразии. Некоторые говорят о том, что никакого татаро-монгольского ига никогда не существовало, а был некий союз славянских и татарских племени и так далее. Мы не будем пытаться опровергнуть эти и другие теории, оставив эту миссию профессионалам, но присмотримся к некоторым словам, заимствованным русским языком из тюркских наречий, и попытаемся понять, почему были заимствованы именно эти слова.

Лингвисты обнаруживают многочисленные источники, из которых русский язык брал на вооружение актуальные для своего времени понятия, которых ему не хватало. Заимствования происходили в результате культурного и торгового обмена, то есть в условиях мирного существования, а также в ходе вооруженных конфликтов и продолжительных войн. Любопытно, но большинство слов, исконно принадлежавших языкам наших южных и восточных соседей, относятся к вполне определенным сферам. Во-первых, это названия воинов, оружия и военных атрибутов того времени: «богатырь», «казак», «каган», «есаул», «атаман», «хорунжий», «кошевой», «хоругвь», «булат», «булава», «кистень», «кинжал», «колчан», «шишак», «сагайдак», «нагайка», «караул», «орда», «мишень».

Во-вторых, это названия, описывающие передовой транспорт эпохи. Мы уже говорили о том, что жители северных и даже центральных регионов Европейской части России долгое время (примерно до XVI века) вообще не пользовались колесным транспортом. Это подтверждается и русской лексикой, целиком опирающейся в этой сфере на тюркизмы. Смотрите сами, слова «лошадь», «колымага», «телега», «кибитка», «тарантас», «ямщик», «аргамак» (порода лошадей), «чепрак», «вьюк», «навьючить» заимствованы у наших восточных соседей. Сюда же относятся и названия лошадиных мастей «буланый», «бурый», «караковый», «карий», «каурый», «чалый».

В третьих, много заимствованных слов связано со скотоводством: «табор», «товар», «товарищ», «табун», «бугай», «ишак», «аркан». Слово «тавар» в древних тюркских наречиях значило «скот, стадо, обоз». Так как домашние животные служили главным предметом благосостояния и торговли, то у слова развилось новое значение – «предмет купли-продажи». Слово «товарищ» имело первоначальное значение – «член обоза, участник торговой экспедиции».

Часть описываемого словаря распространяется на предметы одежды. Таковы, например, «армяк», «епанча», «колпак», «клобук», «казакин», «башмак», «каблук», «чулок», «кушак», «халат», «зипун», «тулуп», «сарафан», «шаровары», «штаны». Сегодня эти слова по большей части представляются архаизмами, но следует понимать, что заимствование названий предметов одежды может происходить только вместе с распространением «моды» на конкретные фасоны и аксессуары. То есть в те времена именно татарская одежда считалась более удобной, престижной, современной.

Важной частью освоенного тюркского лексикона являются названия средств универсального торгового обмена и торговых отношений: «деньга», «алтын», «жемчуг», «алмаз», «казна», «барыш», «калым», а также «базар» как место торговли, «тавро», «тамга», «таможня» как способы государственного контроля финансовых потоков. Название казахстанской валюты – тенге – этимологически родственно российским деньгам.

Конечно, никакая торговля не могла обходиться без взвешивания товара, и в русском языке мы знаем древнее название для весов «безмен». Как отмечают лингвисты, тюркское «везне» получило звучание «безмен» под влиянием народной этимологии: в народном сознании оно осмыслялось, как «без мены».

Существуют, конечно, и вполне «мирные» слова, не связанные ни с военными атрибутами, ни с инструментами государственного контроля. Среди них немало названий животных и рыбы. Например, «барс», «кабан», «бирюк», «балык» (по-татарски «рыба»), «сазан». Сюда же можно отнести: «таракан», «мошкара».
Как это ни странно, но из тюркских языков в русский пришли названия некоторых музыкальных инструментов: «барабан», «домра», «зурна». Некоторые названия домашних строений и скарба также позаимствованы у южных и восточных народов: «диван», «сарай», «софа», «чулан», «чердак», «амбар», «сундук», «утюг», «чемодан». Удивительно, но языковеды уверены, что чемоданы появились на Руси в конце XVI века, а это, если что, конец правления Ивана Грозного.

Некоторые лингвисты считают, что русским языком перенимались не только корни слов, но и другие морфемы. Например, суффикс «-чий» (чей), соответствующий турецкому «-джи». Так, появились названия профессий «кормчий», «зодчий», «казначей», «сурначей» и др. Лев Успенский пишет, что наше «барабанщик», весьма возможно, было произведено не внутри русского языка от уже обрусевшего слова «барабан», а при заимствовании от соседей-тюрков уже готового их слова «дарабанчы» – «тот, кто играет на барабане»; оно-то и было превращено в «барабанщик».

Таким образом, анализируя заимствованные слова, можно заметить, что во времена татаро-монгольского нашествия Русь была покорена не дикими кочевыми племенами, а народами, находящимися на высоком уровне развития. В первую очередь жители степей превосходили своих северных соседей вооружением и масштабным использованием конницы. Более того, тюркские народы имели свою письменность, древнейшие памятники которой написаны руническим письмом. Даже общеславянское kъniga (книга), видимо, является заимствованием из древнетюркского, где kuinig – «свиток» (этимологический словарь Крылова).

Конечно, заимствования происходили в разные периоды истории и большинство из них принадлежат более позднему времени, чем времена татаро-монгольского могущества, а именно XVII – XIX века. Но эти множественные слова в основном не связаны ни оружием, ни с финансами, то есть теми вещами, на которые опирается государственный суверенитет. Даже самого поверхностного взгляда на показанный здесь словарный состав достаточно, чтобы понять, что заимствовались названия новых, жизненно важных в повседневном быту реалий (сундук, амбар, стакан, чулки, тулуп, карман и др.). Они заполняли также лакуны, которые имелись и в делах государственных (казна, таможня, деньги). Поэтому можно сказать, что тюркизмы примерно до XV века имеют в русском языке важнейшее значение, так как обозначают понятия передовые, характерные для развитой культуры.

Добавим, что издревле возникшая связь  между русскими и тюркскими народами, их тесные торгово-экономические взаимоотношения  требовали практического знания языков своих соседей. В связи с этим появились первые толмачи-переводчики, и слово «толмач» (тюркское по происхождению) также указывает, кто занимал доминирующее положение.


Рецензии
Очень сомнительно, что слово "тавро" тюркского происхождения. Скорее оно от
тавр - таур - тоур - тур(бык). Просто уу-долгое может дифтонгировать. При дзэ-кании "таур" даст вариант "дзаур, завр"(он же зов-ер или зверь), а потом и "саур,савр", что уже будет означать у греков другого зверя - ящера. Отсюда и название для народа - савроматы или сарматы.
Сомнительна также версия о слове "телега". Видимо "телевизор, телефон, телеграф" основан на тюркском слове, как и старо-славянское или украинское слово "теля" - телёнок.
Слова колпак и клобук - это одно и то же, и имеет родство со словом "глобус, колоб", отсюда же и слова "колиб,клибанос"(греч.яз.) и хлiб(укр.яз.). У нас получается "черный клобук" - у тюрок "кара калпак".
Олжас Сулейменов объясняет слово "кощей,кощий" в "Слове о полку Игореве" из казахского языка так.

балык = рыба.
балык(сущ.)+ чи(суф.) = рыбак
кош, кощ = кочевье.
кощ(сущ.) + чи(суф.) = кочевник, а не "раб", как толкуют многие.
Интересно, а слово "зодчий" от какого существительного образовано? Что означает существительное "зод" в тюркском языке? И что означает это "чи"?
Вот то-то и оно!
Тюркский суффикс "чи" или славянское "чий" - производное от указательного местоимения "тий". Обычно "ий" или и-краткое - при обозначении единственного числа, а "ии", оно же и-долгое, для множественного числа.
Использовалось как для образования прилагательных, так и причастий, отвечающих на вопрос - что делающий?
Так один из днепровских порогов (а это ещё дохристианская Русь: до турков, половцев и татар) имел название Веручий прах(порог).
В церковнослав. варианте используется суффикс -стий/-счий/-шчий/-щий. Корень "вер" утерял начальное "г".
"Гвер"- он же "гуур,гур"(ГУРкотиты/шуметь), "гвир", "гвор" или "говор", что значит "шум, гомон".
Т.е. "гверучий" или "веручий" можно понимать как "говорящий, гомонящий или шумящий" порог.
Но контакты с тюркоязычными народами были давно. Вспомним летописный случай с мальчиком, который знал по-печенежски, и ему удалось пройти сквозь печенежскую осаду Киева за помощью. Кстати, украинское слово "чабан" встречается ещё у печенегов, но произносилось оно, если не ошибаюсь, кажется "чобон".

Роман Дмитриев 4   04.05.2020 22:36     Заявить о нарушении
Уважаемый, Роман! Сомнения - это прекрасно, если для них имеются основания, а именно глубокое знание языков и закономерностей их развития. В данном материале я не берусь судить о происхождении слов, потому что не знаю ни одного тюркского языка. Все приведенные примеры взяты из словарей, составленных специалистами. Я сам придерживаюсь точки зрения, что влияние тюркских языков на русский сильно преувеличено, и если некоторые исследователи называют цифру в тысячу и больше заимствованных слов, то скорее всего эти заявления тенденциозны и политизированы и львиная доля этой лексики имеет спорную этимологию. Здесь приведены слова, тюркское происхождение которых признается большинством лингвистов.
По поводу происхождения суффикса -чий-, образовывающего названия профессий я выразился аккуратно, ссылаясь на Льва Успенского, потому что это одна из версий. Что касается, слов "зодчий" и "кормчий", то они, безусловно, славянские по корню. Речь в тексте шла о суффиксе, с помощью которого они образованы.

Дмитрий Муравкин   05.05.2020 09:24   Заявить о нарушении
Уважаемый Дмитрий, по поводу суффикса "-чий" я Вам как раз и привёл доводы.
В своём трактате "Об управлении империей"(948-952г.) Константин Багрянородный говорит и о русах, и о славянах, и о печенегах(пачинакитах), и он не путает ни сами эти народы ни их языки.
Один из порогов по-славянски звучит как "веручи прах", а на языке русов - "леанти". Суффикс "-анти, -инти" встречается в литовском языке, "-чий" в русском и ещё чаще в украинском, т.к. русский литературный ориентирован ещё и на ц-сл. форму "-щий": ведуЩий(русск.яз)= ведуЧий(укр.яз).
Само использование дифтонга Щ(шта)в данной случае также говорит против тюркской версии.
Да и смешно предполагать, что при контактах с печенегами(тюрками) славяне(не русы) заимствовали не сами слова, что нормально, а суффикс, которым пользуются до сих пор. Я думаю, что большинство тюркологов с этим согласится.
Официальная наука выводит слово "хлеб, хлиб" из готского "хляйфс", хотя нет ни одного примера перехода заимствованного звука "ф" в звонкий "б" в славянском языке. Глагол "кушать" тоже выводят из готского - "каусьян"(пробовать), а не от корня "коус"ати. При этом не утруждают себя объяснениями, что означает корень "каус" в готском языке и откуда он взялся.
О реконструкции.
Оказывается слово "чтец" происходит от гипотетического "китикос"(академик Зализняк), слово "старец" - от "старик, старикос".
Видимо слово "венец" мы должны выводить от слова "веник" или гипотетического "веникос".
Это то, что преподают, лекции читают.
Вот скажите, Дмитрий, - где здесь глубина и основательность?

Роман Дмитриев 4   06.05.2020 19:10   Заявить о нарушении
Роман, извините, что отвечаю поздно, не увидел вовремя. Сам по себе суффикс "щий/чий", конечно же, славянский, но он характерен для образования причастий и прилагательных, а речь шла о названии профессий. Для нашего языка в этом отношении более характерны другие морфемы -чик, -щик, ник, яр, ец, ист и др., имеющие грамматический признак имён существительных. Название профессии именем прилагательным - несколько странная вещь, тем более - название причастием.
Некоторые (и даже не мало) этимологии, включенные в словари, меня так же, как и Вас, не убеждают, но это не повод всех учёных объявить шарлатанами.

Дмитрий Муравкин   05.06.2020 23:13   Заявить о нарушении
То, что "кушать", по мнению профессионалов, не связано с "кусать", "кусок", "кус", "куш" и пр., а отнесено к готскому kausjan - мне кажется очень странным. По-моему, "вкушать" многократное от "вкусить", а "вкусить" приставочное образование от корня "кус", так же как и "откусить", "прикусить", "закусить", "надкусить", "перекусить, "выкусить" и т.д. "Вкусить" буквально - "принять кусок внутрь". Отсюда и "вкус" и "вкусный" и "вкуснота", и "вкуснотища".

Дмитрий Муравкин   05.06.2020 23:41   Заявить о нарушении
Готское происхождение слова "хлеб" мне тоже не нравится, о чем я писал в заметке "Жидкий хлеб". Все мы что-то разумеем в силу своих знаний и мыслительных способностей. Может быть, для правильного решения нам не хватает информации, а может быть, у кого-то её слишком много.
С уважением,

Дмитрий Муравкин   05.06.2020 23:49   Заявить о нарушении
Не надо передёргивать, Дмитрий!
Я не называл всех учёных шарлатанами, но приводил вполне конкретные примеры, официально принятые.
Суффикс "чий" упоминался мной лишь как пример аналогии в тюркском(казахском) языке, но в славянском он имеет вполне конкретное объяснение. Те суффиксы, что Вы перечисляете конечно характерны для современного русского языка, в том числе и заимствованные (суффикс "ист").
По поводу якобы заимствований (хлеб, кушать) из готского языка - это типичный пример германоцентризма в науке (на мой взгляд конечно), и его можно наблюдать не только в лингвистике, но и в истории.

Роман Дмитриев 4   06.06.2020 19:32   Заявить о нарушении
Вот что писал Шанский по поводу слова "барабанщик" и заимствования слова целиком, вместе с суффиксом, с дальнейшей его русификацией. Ранее всего в нашей речи появилось слово "казначей". Древнетюркское "казначи" было переоформлено в древнерусском языке в "казначии" (конечное и равно /ь), а затем, после падения редуцированных, изменилось в "казначей", так же как "Сергий" > "Сергей". Так, сохранив соотнесенность со словом "казна", оно получило современную структуру: казн-ачей. В этом отношении его судьба напоминает устаревшие слова "домрачей" (< домрачи), "арбачей" (< арбачи) и др. (по происхождению тоже тюркизмы).

Иная судьба ждала тюркское "барабанчи". Оно пришло к нам уже тогда, когда в русском языке суффикс – чик (-щик) стал активным словообразовательным элементом, с помощью которого оформлялись многие новые слова со значением действующего лица. По картотеке древнерусского словаря Института русского языка РАН, оно впервые фиксируется в памятниках начала XVI в. Тюрк. "барабанчи" при заимствовании было подогнано под слова на –щик типа "данщик", точно так же как ранее "ямчи" > "ямщик" и позднее "духанчи" > "духанщик". Языковое чутье подводит нас здесь особенно сильно: казалось бы, самое русское слово, образованное продуктивным суффиксом со значением лица, на поверку оказывается иноязычным.

Дмитрий Муравкин   04.06.2021 09:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.