Жулька

Душе моей собаки ближе,
Я каждый день их радость вижу,
А вот с людьми гораздо хуже -
Я им не очень-то и нужен.

Жулька
Раз в начале мая отец принес в дом собачку.
- Принимай мать, пусть у нас поживёт до лета, а там возьмём её на дачу и мальчишкам будет веселее. - Да, парни? - обратился он к нам.
Мы послушно закивали головами, соглашаясь - что да, веселее.
- Ну вот, - довольный нашим ответом, сказал отец.
У двери под стулом он организовал собачье место и это означало, что теперь в нашей коммунальной квартире, где раньше жили только кошки, с этого дня будет жить собака. Жулька, так её звали, сразу поняла, что мать самый главный человек в семье, потому что она кормит, нас с братом она презирала, а отца боялась. Кто ей дал такую кличку отец не знал, но в порту, где он работал, все её звали Жулькой. Она к этой кличке привыкла и не обижалась. Какой-то большой начальник сказал, что беспризорным собакам в порту не место, приказал их всех отловить и усыпить. Вот отец Жульку и принёс домой, можно сказать - спас. Мне поставили задачу её выгуливать, брат был ещё слишком мал для этого.
Жулька мне сразу не понравилась - хвост крючком, маленькая, крепко сбитая на кривых ножках, с вислыми ушками Жулька была похожа на уродку. И вот такую собаку я должен был выгуливать.
Я стыдился показаться с ней на улице, а вдруг друзья меня увидят, как я тащу её на верёвке, и будут смеяться надо мной. Но однажды во время выгула ко мне подошёл собачник, у которого на поводке был огромный с густой шерстью пёс, напоминающий полярного волка. Я непроизвольно залюбовался им. Вот бы мне такого.
- Это лайка? - спросил я мужчину.
- Самоед, - ответил он, - а у тебя джек-рассел-терьер, как я посмотрю. Редкая порода у нас.
После этого разговора я смотрел на Жульку уже совсем другими глазами. Она это почувствовала и скоро мы подружились.
Летом нас отправили на дачу. Всю неделю я был за старшего, в субботу приезжали родители и родственники. Они привозили нам на неделю еды и своё хорошее настроение. В воскресенье они уезжали и мы до следующих выходных были предоставлены самим себе.
Нередко после отъезда родителей наш дом превращался в буквальном смысле в бордель. Дом заполняла молодёжь. Это были достаточно взрослые парни и девчонки, они пили водку, закусывали, пели песни под гитару и занимались любовью, а к утру разбегались по домам. После таких посиделок есть нам с братом уже было нечего. Мы заваривали чай и ели зелёные яблоки с сахарным песком, а Жулька ловила крыс. Надо сказать, что друзья нам не давали голодать, угощали чем могли. Иногда меня с Жулькой брали на ночную рыбалку. На мотоциклах мы отправлялись в Ропшу. Там в Рыбцентре разводили радужную форель. В садках под охраной кавказских овчарок при ярком свете фонарей плескалась форель рофор. Её надо было только достать. Табличка у Рыбцентра предупреждала - штраф за вылов одной такой рыбки 75 рублей или тюремный срок. Было чего бояться. Отвлечь собак должна была Жулька, а мы с Володькой "Лесником" должны были ловить рыбу. На удивление у нас всё складывалось, как нельзя лучше: Жулька оправдывая свою кличку, задирала кавказцев и отвлекала их от охраны, а мы вынимали сачком форель.
Рыбалка заканчивалась, когда рюкзак был полностью набит рыбой. Голодные кавказцы тоже получали свою долю. Потом те парни, кто постарше, продавали ворованную форель знакомым любителям деликатесов. Перепадало и мне с Жулькой. Ребята делились не только рыбой, но и деньгами. Родители однажды были в шоке, когда приехав обнаружили в кастрюле уху из форели.
Наступил июль, Жулька чувствовала себя на даче полной хозяйкой. Ни кошка, ни собака не могли зайти к нам на участок, чтобы не получить от неё взбучку. Она отважно бросалась на каждого, кто осмелился нарушить её территорию, обращая нарушителя в паническое бегство.
Как-то Жулька подошла ко мне и застыла, уткнувшись носом в коленки.
- Что произошло? - спросил я её.
Она, жалобно повизгивая, показала мне шею. Я осмотрел её и обнаружил клеща. Вытащить его сразу не удалось, пришлось сначала сделать надрез ножом и только после этого я смог вытащить паразита. Операцию она перенесла стойко, стояла молча не шевелясь, даже тогда, когда я дезинфицировал ранку йодом. Я показал клеща Жульке и она поблагодарила меня, помахав своим хвостиком.
Мы настолько привыкли, что Жулька всегда была рядом, что когда в конце июля она пропала, мы растерялись и не знали, что делать. Мне было 12 лет и я ещё не знал, что сучки пустуют. Приятели сказали, что она всё равно появится, но она так и не пришла. Отец предположил, что либо её кто-то украл, либо какой-нибудь злой садовод-огородник застрелил, когда собачья свадьба ворвалась к нему на участок.
Раньше такое случалось.
Мы очень переживали и долго искали её, но так и не нашли.


Рецензии