Дорога

                (рассказ-воспоминание)               
               
     Света  шла  и  всё  время  оглядывалась:  за  ней  ползла  туча, тёмно-синяя, грозовая.  Успею  ли  до  грозы?  Дорога-то   дальняя... Так,  гадая,  она  прошла  километр  --  просёлочной  дорогой,  изрытой  тракторами,  по  которой   боялись  ездить  владельцы   легковых  автомобилей.
   А  Света  любила  эту  дорогу,  как  и  всё  здесь. И  деревню  на  пригорке, оставшуюся  позади,  в  кружевном  ореоле  старых  лип… Потому  что  эта земля  была  далёкой  планетой  её  счастливого  детства,  и  каждый  раз, возвращаясь  сюда, она  чувствовала,  что  счастлива.
   И  с  той  деревней,  которая  сейчас  потихоньку  приближалась  к  ней, солнечно  глядя  с  высокого  холма,  тоже  многое  связывало. Теперь, правда,  она   ходила  туда  только  за  молоком  – к  хозяйке, которая,  кроме  коровы,  держала  ещё  и  большую  собаку-охранника.  И  каждый  раз, приходя,  Света  думала,  что  стоит  поискать  другую  корову  и  другую  хозяйку,  у   которой  будет  собака  поменьше.   В  родной  её  деревне  никто  уже  не держал  коров.  Да  и  кому  держать?  Старенькие  все.  Из  тех,  кто  может  работать,  только  и  остались    Серёга  да  Шурка  да  Серёгина   жена.
   Туча  приближалась.  И  приближался  трактор,  спускающийся  с  холма. Домой  кто-то  едет,  с  работы.  Наверное,  Шурка.  А  может,  Серёга.  Это оказался  Шурка.  Он  крикнул,  высунувшись  из  окна:
--Давай  подвезу?
Света  посмотрела  на  тучу...  И  согласилась.  Насколько  пьян  Шурка,  она  поняла,  когда   он  стал  разворачивать  трактор.  Но  отказаться  было  уже  поздно:  слишком  тяжело  дался  ему   разворот    на  этой  непростой  дороге.
   Ну  ничего,  слава  Богу,  миновали  ферму,  на  большую  дорогу  выехали. Эта  насыпная,  широкая.  Добрую  дорогу  проложили.  Большой  транспорт  по  ней  ходит,  --  наверно,  важные  узлы  связывает  она.  Деревца  вон подросли...  В  первые-то  годы  не  видно  было  ни  кустика,  прятались  по откосам, --  дорога  высокая,  поля  вокруг  много  ниже.
   С  опаской  следя  за  тем,  как  неровно  движется  трактор  и  при   этом   жмётся  к  обочине,  Света  вспомнила  тётю  Таю. "Вот,  Светонька,  на  этой дороге  каждый  год   покойник,  --  жалость  переполнила  глаза  тёти  Таи,  и  от  избытка  этой  жалости  она  повысила  голос  почти  до  крика, -- так  ведь   напьются  да  поедут!"
--Шурик,  -- осторожно  сказала  Света, -- давай  поедем  по  середине  дороги,  ладно?  По  самой  середине,  хорошо?
--Свет,  да  чего  ты  боишься?  -- с  трудом   шевеля   языком,  произнёс  Шурка   и  от  удивления  развёл  руками.  – Ты  не  бойся!!!
Трактор,  оставшийся   без  управления,  двигался   быстрее,  чем  соображал  пьяный  Шурка,  и  оказался  на  самом  краю.
--Смотри,  куда  едешь!  -- закричала  Света.   И  только   тогда   успокоилась,  когда  он  вырулил   на  середину  дороги.
--Боишься...  Серёга-то  упал   ведь.
--Серёга?!  –  закричал  Шурка  и   всплеснул  руками. -- Упал?!!
И  трактор  покатился  теперь  уже  к  левой  обочине…  И  опять  вернулся  на  спасительную  середину. 
-- Не  помнишь?  Зимой-то.  В  больнице  лежал.  Упал  же  он.
--Ну  упал, -- согласился  Шурка  уже   другим,  совершенно  будничным  тоном.  Если  бы  ему  сказали:  вон  видишь,  Серёга  идёт?  Вижу,  ответил  бы  он  так  же  буднично.
   Сколько  сейчас  Шурке? -- гадала  Света. -- Двадцать  девять?  Тридцать? Чудо-мальчик был,  подростком.  Так  красив...  Ресницы  при  встрече  опускал.  А  ресницы  длинные...  А  Виталька  какой  был!  Девки  заглядывались  –  красавец!  Кудрявый  блондин.  С    глазами, наполненными  голубым  светом.  И  чего  бы  не  жениться  парню?  Так  нет  ведь.  В  пьянку,  как  на  войну,  ушёл.  И  не  вернулся.  Пропал.  Сколько  их,  таких  пропащих,  по  деревням  этим!..
--Шурик,  ты  здесь  развернись,  на  перекрёстке, -- попросила  Света.—Дальше  не  езди.  Добегу.
   Небо  окрест   было  ясное.  Обогнали  тучу .  А  вот  он –то  доедет  ли?  И с  дороги   долго  смотрела  вслед  ему.  И  успокоила  себя:  авось  ничего. Не впервой  ведь.

2010? 2017


Рецензии
Мариночка, замечательно написано. Ярко, ёмко, выпукло, рельефно, язык художественно точный и образный. Так и видела этот трактор, шарахающийся из стороны в сторону и пьяного Шурку, что всплёскивал руками. Прочла, не отрываясь. Опечалилась злободневной темой. Вспомнила деревню у тётки и вспомнила, что бабы сами таких вот юных мальчиков-трактористов и портили, ибо спаивали. За любую услугу подносили стопочку и не одну молодым парням.

Марина Ермошкина   02.05.2018 02:30     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.