Банкет в Митре - венок сонетов

                Магистрал

В таверне жар речей, огонь свечей,
И льётся эля пламенный ручей.
Дубовый стол накрыла полумгла.
Судьба незримая проходит у стола.

Здесь острое словцо острей приправ.
Здесь каждый весел, пьян и каждый прав.
Под треск каминных дров уходит кто-то спать:
Там наверху есть мягкая кровать.

Здесь любят анаграммы и стихи.
Программ правления наносятся штрихи.
Пьют за Свободу, Равенство и Братство.
Здесь страстно спорят без рукоприкладства.

А в центре Кориэт [1] – точило для острот,
Мишень для шуток, шут и сумасброд.

                ***

         Сонет 1. Джон Хоскинс

В таверне жар речей, огонь свечей,
Пожар сердец, азартный блеск очей.
Джон Маленький-Чулок [2] скрипит пером,
Успех застолья чувствуя нутром.

Рифмуя, автор почесал висок
И откусил баранины кусок.
Он – член парламента, но любит и поныне
Задиристый стишок сварганить на латыни.

Себя назвал Калигулой [3]. Уму
Историков не ясно, почему.
Шлифуя речь и стиль, он по привычке
Изобретает каверзные клички.

Эль служит вдохновенью рифмачей –
И льётся эля пламенный ручей.

        Сонет 2. Джон Донн

И льётся эля пламенный ручей.
Веселье требует харчей погорячей.
Джон Это-Факт, Джон Сделал-Дело [4]
В стих пару строк ввернул умело.

Он предан метафизики сиянью
И на примере объяснить сумел,
Как мелкая блоха способствует слиянью
Возлюбленных, их нежных душ и тел.

Судьба к нему не очень благосклонна:
Лишила в миг мирской карьеры Джона
За то, что он секретно и без спроса
Брак заключил с племянницею босса.

На светлое чело печали тень легла.
Дубовый стол накрыла полумгла.
 
    Сонет 3. Кристофер Брук

Дубовый стол накрыла полумгла.
В камине мало дров – одна зола.
Добавили – и искорки взметнулись.
Сидящие поближе встрепенулись.

Крис Ручеёк, Крис Слов-Поток [5]
Отведал не воды, а хереса глоток.
Затем изрёк, что хуже нет напасти,
Чем тирания абсолютной власти.

Друзья ценили Криса и любили,
А мы о нём почти совсем забыли.
Донн, Хоскинс, Мартин, Браун больше всех
Его таланту прочили  успех.

Что ждёт? Забвение, хвала или хула? -
Судьба незримая проходит у стола.

       Сонет 4. Хью Холланд

Судьба незримая проходит у стола.
И Хью Голландцу [6] шанс она дала
В истории оставить важный след,
Шекспиру посвятив всего один сонет.

Зато уж Кориэту на английском,
На итальянском, греческом, валлийском
Рифмованные посвящал хвальбы
Наш Хью Голландец, баловень судьбы.

Не будучи лжецом и фарисеем,
Сравнил он Кориэта с Одиссеем.
Весёлой ереси и хереса он друг
И в Митре проводить он любит свой досуг.

Здесь может отдохнуть свободный нрав.
Здесь острое словцо острей приправ.
 
      Сонет 5. Ричард Мартин

Здесь острое словцо острей приправ.
Да будет пьющий за здоровье здрав!
Здесь Ричард Опрокинь-Скорее-Кружку [7]
Собой украсил не одну пирушку.

В компании весёлой Криса Брука
Он был соавтором «Парламентского пука» [8] -
Сатиры популярной: в самом деле
Её в тавернах даже хором пели.

Он – Принц Любви [9]. В студенческую пору
Затмил он танцами своими Терпсихору.
В придачу ко всему остряк-гуманитарий –
Колонизатор и парламентарий.

Он любит вкус вина, свободы и забав.
Здесь каждый весел, пьян и каждый прав.

        Сонет 6. Сэр Генри Гудиер

Здесь каждый весел, пьян и каждый прав.
Канарского вина немного перебрав,
Сэр Генри Добрый-Малый-Целый-Год [10]
Отправил дичь прожаренную в рот,

В то время как за столиком вдали
Играя в кости, парни дичь несли.
Их не пытаясь спора суть постичь,
Чужой свою предпочитал он дичь.

Интимный Донна друг, патрон поэтов,
Он как-то вытащил на сцену кориэтов
Сундук, а в нём и Тома самого –
И чуть не подорвался оттого.

А нынче он готов всю ночку пировать.
Под треск каминных дров уходит кто-то спать…

         Сонет 7. Иниго Джонс

Под треск каминных дров уходит кто-то спать.
Иниго Палладийская-Колонна [11]
На уходящего взглянул неблагосклонно.
Иниго в Дании учился выпивать,

В Италии закусывать.  И стойко
Любую выдержать умеет он попойку,
Не уставая утку есть на блюде,
Ведь архитекторы – выносливые люди.

Король дизайна – он неутомим.
Для танцев, представлений, пантомим
Он создаёт костюмы, декорации,
В его нарядах щеголяют грации.

Не для него (не время почивать!)
Там наверху есть мягкая кровать.

    Сонет 8. Сэр Роберт Филипс

Там наверху есть мягкая кровать…
Чем спать без пользы, лучше рифмовать.
Сэр Боб Седлай-Коня [12] прекрасно знает это,
Стих сочинив во славу Кориэта.

Сэр Роберт – рыцарь, лидер прогрессивный
Палаты Общин, малость импульсивный,
Зато оратор превосходный –
Стремителен полёт речей его свободный.

К тому же эрудит. Сравнил он Тома
С Маро [13], чьё имя далеко не всем знакомо
Любителям поэзии, но в Митре
Известно всем, воздавшим дань поллитре.

Все в Митре словотворцы, знатоки.
Здесь любят анаграммы и стихи.

Сонет 9. Сэр Генрих Невилл, лорд Абергавенни

Здесь любят анаграммы и стихи.
Поклонники весёлой чепухи
Крис-Риск и рыцарь Ни-Греха
(Что означает Генрих А) [14]

Внесли в трилогию о Томе скромный вклад:
Его хвалили, каждый на свой лад.
Сэр Генрих намекнул, что Томом он гордится:
Маг Мерлин Тому, мол, в подмётки не годится.

«Анаграмматы» [15] почитатель пылкий,
Сэр Генрих в заведении питейном
Беседует о бизнесе литейном
И о политике. Проекты за бутылкой

Здесь обсуждаются, рискованно лихи;
Программ правления наносятся штрихи.

Сонет 10. Лайонел Крэнфилд

Программ правления наносятся штрихи,
Чтоб были и низы довольны, и верхи,
Чтоб в каждом доме были хлеб и пиво,
Но чтоб британцы жить учились бережливо.

Здесь в Митре лучший финансист страны,
Блюститель пополнения казны,
Враг-Мошек-Луговых [16],  друг Кориэта,
Бывает вместе с ним душой банкета.

Ведут беседы о делах торговых
И об открытии маршрутов новых.
Столь выгодно – и возражать нелепо –
Оружие и ткани слать в Алеппо.

Но в мыслях не одни торговля и богатство:
Пьют за Свободу, Равенство и Братство.

Сонет 11. Артур Ингрэм

Пьют за Свободу, Равенство и Братство.
Артур Прагматик [17] пьёт со всеми вместе
И этим совершает святотатство,
Используя цинично пламя чести

Своих друзей, ведь Равенство нисколько
Артура не волнует, только
Карьера, Власть и крупный Капитал -
Вот то, что он всегда предпочитал.

Умён, красноречив и бедного страдальца
Умеет обвести он вокруг пальца.
И будучи таможни надзирателем
Он многим важным лицам стал приятелем.

Речист, он в споре мастер залихватства:
Здесь страстно спорят без рукоприкладства.

       Сонет 12. Ричард Коннок

Здесь страстно спорят без рукоприкладства:
Пора ль монарха ограничить власть?
Как сделать, чтобы стали меньше красть
Чиновники? Как ренегатство

Искоренить? Как просветить невежд?
«Принц Генри – знамя наших всех надежд!» -
Рич Древо-Заячье [18] воскликнул убеждённо
И за здоровье принца возбуждённо

Тост произнёс. Откуда Ричу знать,
Что скоро принца будут поминать
С печалью, со слезами. И потом
Померкнет Англия, как опустевший дом.

Но нынче весело от митровских щедрот,
А в центре Кориэт – точило для острот.
 
            Сонет 13. Том Кориэт

А в центре Кориэт – точило для острот,
Великий пешеход и быстроход,
В «Нелепостях» воспетый и в «Капусте»,
Том Кориэт не предаётся грусти.

Создатель новых слов, Логодедал [19],
Он, странствуя немало повидал,
За пять всего лишь месяцев в пути
Сумел он всю Европу обойти.

О том издав заметок целый том,
Спокойно может наслаждаться Том
Цыплёнком жареным и хереса бутылкой,
Соединив обед с беседой пылкой.

Том Брось-Печалиться, Том Вздора-Полон-Рот –
Мишень для шуток, шут и сумасброд.

             Сонет 14. Джон Вест

Мишень для шуток, шут и сумасброд
Всех развлекает и не устаёт.
Том – на виду. Джон Западный [20] – в тени,
Он – скромный слушатель весёлой болтовни.

Джон в памяти останется у нас
Лишь потому, что в сей вечерний час
Он в Митре пил с друзьями заодно
Прекрасное Канарское вино.

Он – Кембриджа питомец, между прочим.
Бюджетом Родины он очень озабочен.
Чиновник доблестный, казны блюститель,
Но в Митре он – обычный посетитель.

Здесь весел книгочей и казначей.
В таверне жар речей, огонь свечей.

                ***

Примечания.
1. Томас Кориэт (1577-1617) - английский путешественник и писатель, автор путевых заметок в сборнике «Кориэтовы нелепости» (КН, 1611), завсегдатай таверн «Митра» и «Русалка». Ему посвящены по-раблезиански хвалебные сборники стихотворений его современников «Одкомбианский банкет» (ОБ) и «Кориэтова капуста» (КК).
2. Джон Хоскинс (1566-1638) – адвокат, член парламента, поэт, автор «Руководства для речей и стиля» (1598-1603), участник сборника «Кориэтовы нелепости». Учился в юридической корпорации Миддл Темпл. Хоскинс – главный автор поэмы на латыни «Философский пир» (“Convivium Philosophicum”), в которой он описал пирушку в Митре 14-ти завсегдатаев этой таверны. На английский язык поэму Хоскинса перевёл Джон Рейнольдс (1582-1614). Мой венок сонетов «Банкет в Митре» - вольная вариация на тему встречи в таверне героев «Философского пира». 
Бен Джонсон высоко ценил Хоскинса и называл себя его сыном в поэзии.  Близкими друзьями Хоскинса были Джон Донн, Кристофер Брук, Ричард Мартин и Хью Холланд. В английском варианте «Философского пира» (ФП) Хоскинс представлен под кличкой «Маленький чулок» (“John surnamed Little-hose”), созвучной фамилии “Hose-kin”.
3. В варианте ФП на латыни Хоскинс назвал себя Калигулой (“Caligula”).
4. Джон Донн (1572-1631) – выдающийся поэт-метафизик и проповедник, член парламента, один из авторов панегириков в «Кориэтовых Нелепостях». Учился в юридической корпорации Линкольн Инн. Джону Донну в англ. варианте ФП дана кличка “John yecleped Made”, а в латинском варианте – “Johannes Factus”. Я не переводила дословно на русский язык клички героев ФП, а старалась передать дух прозвища.
5. Кристофер Брук (ок. 1566-1628) –  адвокат, член парламента, поэт, один из авторов панегириков в «Кориэтовых нелепостях» и «Кориэтовой капусте», сосед по комнате Джона Донна во время учёбы в Линкольн Инн. Кличка Кристофера Брука – “Christopherus surnamed Torrent” (англ. вариант ФП).
6. Хью Холланд (1569–1633) – путешественник и поэт, автор хвалебного сонета Шекспиру в Первом шекспировском фолио «На стихи и жизнь знаменитого сценического поэта, мастера Уильяма Шекспира». Он посвятил Томасу Кориэту панегирики в КН и КК на греческом, английском, итальянском и валлийском языках. Холланд был близким другом Кристофера Брука, Джона Донна, Джона Хоскинса и Ричарда Мартина. Кличка Хью Холланда  – “Hugh the Inferior-Germayne” (англ. вариант ФП). «Нижне-германец» (житель Нижней Германии), то есть «Голландец».
7. Ричард Мартин (1570-1618) – адвокат, оратор, член парламента, поэт. Поддерживал дальние путешествия и торговые компании «Вирджиния» и «Левант». Томасу Кориэту посвятил сонет в КН. Близкий друг Кристофера Брука, Хью Холланда, Джона Хоскинса, Бена Джонсона и Джона Донна.  Кличка Ричарда Мартина – “Richard Pewter-Waster” (англ. вариант ФП).
8. Популярный анонимный стихотворный пасквиль “Parliament Fart” (1607), авторами которого исследователи считают Ричарда Мартина, Кристофера Брука и Эдварда Джонса.
9. Ричард Мартин в юности был студентом юридической корпорации Миддл Темпл. В рождественские праздники студенты всех лондонских юридических корпораций устраивали весёлые спектакли и карнавалы в Миддл Темпл. В 1597-8 годах Ричард Мартин исполнял роль Принца любви на этом праздновании. Хоскинсу досталась роль Клерка совета.
10. Сэр Генри Гудиер (1571-1628) - придворный, рыцарь, член парламента, поэт, патрон Майкла Дрейтона и близкий друг Джона Донна. Посвятил панегирик Томасу Кориэту в КН. В юности был студентом Миддл Темпл.  Кличка cэра Генри Гудиера – “Henry Twelve-month-good” (англ. вариант ФП).
11. Иниго Джонс (1573-1652) – первый значительный англ. архитектор, художник-декоратор, дизайнер, создатель придворных пьес-масок, инспектор Королевских работ, путешественник. Теоретик архитектуры, один из главных представителей англ. палладианства. Один из авторов панегириков в КН. Учился в Миддл Темпл. Кличка Иниго Джонса – “Ionicke-piller” (англ. вариант ФП). Кличка «Йоник-колонна» заменена в моём венке сонетов на «Иниго Палладийская-Колонна», так как он был большим поклонником венецианского архитектора Андреа Палладио.
12. Сэр Роберт Филлипс (1586-1638) – придворный, рыцарь, активный член парламента, джентльмен департамента принца Генри, ответственный за развлечения и спектакли для принца и их участник (Gentleman of the Privy Chamber Extraordinary).
Учился в Миддл Темпл. Был одним из авторов панегириков в КН.
Кличка cэра Роберта Филлипса – “Horse-lover” (англ. вариант ФП).
13. КлемАн Маро (1496-1544) – французский поэт и гуманист эпохи Ренессанса.
14. Генрих А - сэр Генри Невилл, лорд Абергавенни (1573-1641), в отличие от его однофамильца Генриха Б - Генри Невилла из Биллингбера (1562-1615). Лорд Абергавенни – придворный, рыцарь, солдат и политик, член парламента, владелец литейного завода и обладатель патента на производство артиллерийского оружия (совместно с лордом Саквиллем).
Он - второй в списке поэтов, посвятивших панегирики Томасу Кориэту в КН.
«Генрих А» – анаграмма клички «Ни-Греха», намекающей на девиз рода Невиллов “Ne vile veils” («Ничего бесчестного»).
Крис-Риск – Кристофер Брук. Слово «Риск» - анаграмма имени «Крис». Это моя замена анаграммы на английском языке “Richer for Books” (Chris [for] Brooke), которою Кристофер Брук подписал свои стихи, посвящённые Томасу Кориэту в сборнике «Кориэтова капуста».
15. «Anagrammata» (1603) – сборник анаграмм Фрэнсиса Дэвисона.
16. Лайонел Крэнфилд (1575-1645) – бизнесмен, член торговой компании Левант, Генеральный таможенный инспектор.
Томас Кориэт называет его «своим банкиром», «искренним и верным другом» и «главным вдохновителем» написания КН.
Крэнфилд – один из авторов панегириков в КН. Кличка Лайонела Крэнфилда – “Meadow-pigmies’-foe” (англ. вариант ФП).
17. Артур Ингрэм (ок.1570-1642) – бизнесмен, член парламента, бизнес-партнёр Лайонела Крэнфилда, таможенный контролёр лондонского порта.  Современниками описан, как жадный, корыстный человек, безжалостный, когда дело касается его «шкурных интересов», жулик и аферист, склонный к эпатажу и экстравагантности, но красноречивый, «благовидный и умеющий внушать доверие». Он поломал «много судеб в течение своей долгой и успешной преступной карьеры». В английском варианте ФП по ошибке к нему перешла кличка Крэнфилда, а в варианте на латыни он назван просто «Артур», без клички.
18. Ричард Коннок (Connock or Conyoke) – финансовый контролёр Двора принца Генри. Учился в юридических корпорациях Нью Инн и Миддл Темпл. Кличка Ричарда Коннока – “Rabbit-tree-where-acorn-grows” (англ. вариант ФП), так как Rabbit tree=Cony oak= Conyoke.
19. Бен Джонсон назвал Кориэта “Carpenter of words” («Плотник слов») и “Logodaedale” (создатель словесных лабиринтов, подобных тем, которые Дедал создал на Крите) в своём вступлении «Характер знаменитого Одкомбианца» к КН.
20. Джон Вест (1590-1659) – служитель королевских покоев Якова I, помощник чиновника суда казначейства. Учился в Миддл Темпл. Кличка Джона Веста – “John Hesperian” (англ. вариант ФП).


Рецензии