Беда-слобода

 
«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством».
      
У нас любая кухарка будет управлять государством.
           Подправленная фраза вождя соц. Революции.

Никогда никакая кухарка не будет управлять государством.
Достаточно их было и будет -  управляющих…

Весь год с инфляцией боремся, лишней копейки не вкладываем ни в какое производство, а в конце года всё те же восемь с половиной процентов.
   Беда.

  БЕДА-СЛОБОДА

Поневоле у нас беда.
Басурманская нас извела слобода.
В барской, царской усадьбе кухарка была.
Шуркой-Муркой звалась, ох, румяна, бела!
К ней повадился жить немчонок.
Всяких  мопсов ценитель и злых собачонок.
«Дай костей для собачек и с фунтец мясца.
Ох, как ты хорощ-ща! И походка - рысца!
Я влюблён, окрылён! Мой – зер гуд! - голубком!»
К Шурке-Мурке немчин подкатил колобком.
Шуры-муры у них, как поют, говорят.
Шура-Мура зарделась, аж, пятки горят.
Щурку-Мурку мадеркой немчин угощал.
В слободе басурманской алтын обещал.
Ей бы жить, как и там, и по ихнему – шпрех.
Глядь, ребёночек вышел – ну, просто на грех.
Пучеглазый, кудрявый немчонок.
То ль немчонок  жидок, то ли так…байстрючонок.

С той поры поневоле у нас беда.
Обмелела река и в полях лебеда.
Вербы головы клонят и храмы – пусты.
На просторах – заставы, чужие посты.
Едет барин-хазарин – дорога пряма.
Не поймёшь, то ль немчин  жрёт и пьёт задарма.
Дело знатное делает, знамо.
Нам же в морду – плевком; как же, скюшаешь! На мол!
Кто не рад – кулаком! В аккурат, прямиком…
К дуре-девке немчин подкатил колобком.
Воры в царской усадьбе; так жизнь тяжела!
В барском доме когда-то кухарка жила.


Рецензии