Этап философоискусства

 Думается мне, что искусство и философия должны составить некий симбиоз, в котором они как бы сольются, врастут друг в друга, как растительные формы, только так сможет художественный образ выявить собственную мыслительную концепцию, формулу, символическую структурированность и целостность, только так образ обретет телесную сущность, явится автору и ценителю искусства первоначальной гармонии, которая сможет оставить след в его памяти, дать толчок созидательным импульсам, обогатить духовно, внереально, эмоционально-эстетически и, если так можно выразиться, внутриутробно. Философия пользуется абстрактной словесной материей, искусство же использует образную систему, но если они соединятся, это будет табула раса, нулевая субстанция, первопричина. Думается мне, что обычное использование образного ряда без высшей смысловой наполненности не будет нести пользы для потребителя искусства, так как эстетика без философской переработки информационных волн подобна мимолетной вспышке, притянувшей внимание зрителей своей картинкой. Философия есть богатая витаминами пища, выходящая за пределы действительного знания. Философия вырастает из надситуационного размышления, из внеличностного озарения. Философоискусство – вот путь обретения своей сущности и постижения вселенского замысла в двадцать первом веке! Этот симбиоз видится мне выходом из постмодернистского мира, дорогой к новому пространству, к иному панорамному виду, который есть отражение вселенной, а возможно даже бесконечного числа вселенных в микропространственном сгустке энергии, блуждающем в лабиринте мозга. Философоискусство должно соединить высокую духовность и физиологию, нежный образ и невидимый символ, оно должно нарисовать будущее человеческой истории в своей каллиграфически-точной манере, войти в души людей, оставить послевкусие. Нельзя не упомянуть об исследовании психических функций во время творческих опытов, высокое искусство не может обходиться без изучения внутреннего мира описываемого героя, не может не учитывать характер, психотип, возможности нервной системы, протекание процессов в ее недрах, без этих наблюдений искусство может потерять одну из основных своих задач – познавательную, которая, как мне кажется, имеет первоочередное значение. Ростки философоискусства мы можем наблюдать с зарождения человеческой культуры, но подлинное внимание этот механизм должен внести в свои характеристики в нынешнем веке. Яркий пример философоискусства мы видим в работах деятелей Возрождения Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля, в шедеврах прерафаэлитов и в композициях абстракционистов, в авторском кинематографе, в музыкальных полотнах великих классиков, в сонетах Шекспира и так далее, так далее. Философоискусство есть универсальная единица, многоуровневая и многоликая константа, этакий образный интеграл. Оно есть спасение, подсказка, созерцание. Оно может быть и элитарным, и массовым, оно должно включить в себя исторические ритмы и даже астрономические, минималистические и глобальные, сверхидеальные и биологические. Оно должно стать отражением нынешней эпохи и при этом вобрать в себя весь предыдущий философски-художественный опыт человечества, стать новой ступенью, фазой, течением в истории мировой культуры, соблюдая законы преемственности в искусстве и в философии, только так оно сможет обнаружить собственную оболочку и дать ей разрастись в культурной среде. Данное эссе не имеет цели навязать читателям точку зрения его автора, но хочет пробудить интерес к конструированию нового культурного этапа, к отходу от устаревших форм и методов, к свежим информационным моделям, мелодиям, которые будут вплетать в свои аккорды смысловую ткань двадцать первого века, поставив на первое место ее функциональность, ее содержание, и таким образом, сможет выйти на первым план некий символообраз, итог скрупулезной работы предыдущих творческих поколений.


Рецензии