Жук в янтаре

Написано кровью –
На бумаге в линейку,
В огне и в моём телефоне,
В протоколе
Инобытия, в календаре, на танцполе.
В ад летит, кувыркается и визжит неотложка,
А чума растягивается в очереди на укол.
Октябрьский вечер оголтело бормочет -
Ну что-же давай возлюби врага своего,
Растворяясь в этом липком, позорном раскаянии и прочее!
На самом краю реальности, на измене,
На дозе или ещё там на чём,
В абсурде отличия, в кураже -
Полумесяцем, крестом, огнём или мечом,
Я знаю только то, что ничего не знаю -
В прицеле винтовки, в раскаянии, на ноже;
Продолжаю, раскидываю, называю!
Всё только потому, что Бог приказывает умереть
Каждое мгновение этого чувственного, обречённого состояния,
Каждую минуту этого вечера или завтрашнего, ещё не начавшегося дня;
Ведь никогда, ничего не бывает с другими -
Всё только для того, чтобы переименовывать и сочинять!
Так вот для этого и пишется, переносится, фиксируется -
Перед бездной неминуемой смерти, отчаяния, пустоты,
Перед адом, чистилищем или раем,
Да просто перед самим собой!
Будто-бы
падая
с высоты
В квартире, на улице, во дворе, за сараем -
Проживать, крутить, торопиться;
В кабаке, на концерте, на алтаре!
Посмотри же –

как в жёлтом огне октября
вторая столица
Застыла, как жук в янтаре.

осень 2021


Рецензии