Дачные загадки и дразнилки

Что у нас на чердаке?
Комариные пике.

Быр да рьян плетет баян нам в плюмаже д'Артаньян. (Бурьян)

Я броня-блондинка - не простолюдинка
Прародительница Ева рай вкусила прямо с древа,
Ньютон  знак небесных сил, Джобс попроще надкусил.
(Яблоня)

Отмели заилили фимиамы штилями,
линии извилины пересексапилили. (Лилии)

Флоксы-кляксы розовы, розы - те елозовы,
А пион-шпион в кусты, долгохвостых хост посты.
Скоморошится горох на ходулях тонконог,
отцветет у хрена хрень, а от спаржи где же тень?

Немы и неугомонны ветреницы-анемоны.

От шарманки до рюмашки марширует взвод ... (ромашки).

На лужайке сонный маг, просыпаясь, лег в гамак. (Мак)

Задушевна без кальяна виноградная лиана,
ягодка-стопузница пальцев-пяльцев узница.

Огурцы грунтовые - чай, столы не голые,
а пупырышек не счесть, разговорами заесть.

Звать меня азалия, если на вокзале я,
А как реет сверху дрон - рододендрон, хоть на трон.

Хлопотунья-лепетунья, граммофонщица-шептунья,
не тушуйся, холостясь, мало тела, ярче глаз. (Петунья)

Юн - бычок-балычок, а навырост - кабы-чок.
(Кабак и Кабачок)

Мяу-мяу маета - шерсть мохитова листа,
мняшки-нюшки-мимими, против шерсти обними.
(Мята)

Всех барашков на холме, не подсчитанных в уме,
к облачкам претензия. Звать меня ...(гортензия).

Сладкоусая купчиха чепчиками пенится.
Булкой с чаем угоди-ка, если нет вареньица.
(Клубника)

Коль лепить из пластилина, я гнездо и пагода,
лучше нету аспирина, чем ...(малина) ягода.
(ВАРИАНТ: круче нет адреналина)

У вороны глаз черненый да блискучи перья,
Тетивою навостренной жду своих потерь я. (Купена)

Окруженец-выдвиженец, я не пораженец.
По Крыжопольским станицам заново-рожденец.
(Крыжовник)

Солнце сморщивает бусы, бусы разноцветные,
Поливитамины вкуса лета безбилетного.
(Смородина)

Мы всегда в чужой тарелке, манна пересортиц.
Прима-роза для пристрелки требует эскортниц.
(Гипсофила)

Сколько грамот подорожных на столбы наколото.
У солдатика подошвы словно стегано пальто.
(Подорожник)

Рано я крыла раскинул, словно лебедь на пруду.
Верность ревности едина, кислу дудку заведу.
(Ревень)

Не колючка, не цветок. Борода в папахе.
А грехов не сыщет Бог на дремучем страхе.
(Чертополох)

Вьюсь под самое окно, эльфа большеглазей.
Я Матисса полотно в анимэшной фазе.
(Клематис)

Умещает тыщу ли лист-сороконожка,
Стебли мудрые сочли, а цвету немножко.
(Тысячелистник)

Буду стлаться по земле между стеблей длинных,
как салфетка на столе для бутылок винных.
(Барвинок)

Где бикини, где шпагат? Троллингу не место.
На меня твой первый взгляд вязнет, словно в тесто.
(Купальница)

Слава буковкой одной от меня отлична,
но дороже мне покой, чем апломб столичный.
(Слива)

Раньше был для красоты, а теперь на страже,
Розы выцвели цветы, а шипы не глаже.
(Шиповник)
 
Дамский зонтик на прогулке, хоть погода и ясна.
Бонбоньерки из шкатулки, только больше не весна.
(Хризантема)

Мы девчонки-невелички, разгоняем комаров.
Наши ножки тоньше спички держат факелы голов.
(Гвоздика)

Календарь не знает сладу, на бумаге и в саду.
Лепестки летят глиссадой, а пружины на виду.
(Календула)

Не снимаю я скафандра, через трубочку дышу,
Фитонцидовы меандры стильным луком причешу.
(Лук)

Бляха-муха через муху. Бодро плачет аппетит.
Что мука? Пошла на плюху, мех на холоде дрожит.

Стихами белыми цвету, их в рифму не собрать.
И можно монохромоту за негатив принять.
(Черемуха)

Любит свечи в канделябрах, коль ладонями широк,
И скелетик динозавра, если сыплется горох.
(Люпин)

Мой муар под стать султану, взять в гербарии слабо
Переливчаты воланы, раскрахмальные жабо.
(Ирис)

Яркий бархатный беретик обновляешь, накопив.
Только денежки на ветер, их вся улица таких.
(Бархатцы)

Я боюсь, но хвост не спрячешь, есть проруха на старух.
В газировке, не иначе, разведут зеленый пух.
(Тархун)

Одинаковы цветочки как ячейки ЭВМ.
Не могу расставить точки, не дает безликий мем.
(Незабудка)

Острым носиком лисичка все вынюхивает сыр,
И для клюва есть отмычка: на тарелочке инжир.
(Рудбекия)

Завитые папильотки, мы в себя погружены.
Как воронки вслед за лодкой крутим локоны луны.
(Гиацинты)

Циферблат на корню, я часов и минут из соломинки пью молоко.
Молоко на губах не обсохнет никак, значит, школа еще далеко.
(Одуванчик)

Хороводами веснушек в пудре "чижик-пыжик"
Испещрю головки душа летнего, не пыжась.
(Пижма)

Я рисуюсь как с картинки, при монокле бонвиван.
Все романы без запинки возвожу в бульварный сан.
(Нарцисс)

Звезды выжмут сок из терний, пыль из пипидастров.
Двери школьных средостений открывают (астры).


Мы мамзели-растрындзелли, перепутались хвосты,
и стручочки ожерелий википедчиво пусты.
(Мышиный горошек)

Весь в гофрированных бантах, я блистаю снизу вверх,
Как гоф-маршал в аксельбантах, лишь бы сам себя не сверг.
(Гладиолус)

Не настырней куплетиста, мои каперсы свежи,
Потрясу своим монисто, ты целковый положи.
(Настурция)

Я горда и недотрога, прикоснешься - укушу,
но цветов себе у Бога ни за что не попрошу.
(Крапива)

Мал-мала малюет стебель, будто в слониках комод.
Незатейливо под небом львиный прайд во мне живет.
(Мальва)

Был бы деревом я статным - перерос бы телескоп.
Не ищи на солнце пятна, подбородок или лоб.
(Подсолнух)

Красный лак на тонких пальцах, удержать хочу весну.
Но пытайся не пытайся, горем луковым засну.
(Тюльпан)

Нытик нитью тянет время, будто нет ему конца.
И под зонтиком на семя хнычет, как бы сныкаться.
(Сныть)

Птички яркие в два цвета воду пьют наперебой.
Как не вспомнить креп-жоржета польки-бабочки смешной!
(Водосбор - аквилегия)

Как наличку снять с кредитки, лепы-ягодки сорви,
Очень колются попытки, вот такая селяви.
(Облепиха)

Я как символ ностальгии за границами редка,
а расту себе в России, как и водится, горька.
(Рябина)

Листья - парные шаланды, словно волны - аромат,
и флакончиков гирлянды септаккордами висят.
(Ландыш)

Ягод жизни мимо злости, ягод милости к чужим
нагулять с волшебной тростью. А от волчьих убежим.
(Жимолость)

Был бы дождь в окне стекленном безнадегой-сиротой,
Но пунцовые ладони (клен) подставил молодой.

Мой пропеллер сини жгучей посреди высокой ржи.
В облаках не сыщешь лучше, без кручины ностальжи.
(Василек)

Воротник на мне чуть колок, безбород я и безус,
Из георгик и буколик все с цитатами ношусь.
(Георгин)

Наши варежки и шапки перемерили шмели,
И на хобот, и на лапки. Вот бы сразу подошли.
(Клевер)

В тихой старости за МКАДом стал из дерева травой,
и цвету над каждым кладом, хоть и голосеменной.
(Папоротник)

Юлий Цезарь средь растений, я, само-собой, не глуп,
в ожидании сражений ваш увенчиваю суп.
(Лавр)

Всех сильней, кто самый хлипкий, ярких звезд труднее суть,
А названье без ошибки всякий скажет: Млечный путь.
(Мокрица-звездчатка)

Я сердечна и медова, а фальшива лишь слегка.
То, что в жизни трехвеково невозможно без сучка.
(Липа)

Я трясусь без перебою, самовыгорание.
Жжет мечтою голубою апельсиномания.
(Осина)

Босонога, жду просвета между снегом и травой.
Твою мать, чихать, что нету. Уж такой характер мой.
(Мать-и-мачеха)

У кола двора не спросишь, ляжет кольцами трава.
Не жалей меня, коль скосишь, лишь бы звоном голова.
(Колокольчик)

Пить восторг лиловой рюмкой, предваряя ледоход,
я умею даже с лункой, твоей льдинкой - небосвод!
(Сон-трава)

И цветами мы роскошны, и узорчаты листом,
Не вместить нас невозможно между маслом и холстом.
(Пионы)

Мы косплеим звездопады за качелями в саду,
и цветы цветами рады поменяться на ходу.
(Космея)

Симфонической природы, мы сочимся медом нот,
как ячеистые соты дни и ночи напролет.
(Флоксы)

Воскуряясь легким дымом, улетает караван.
Это чай из нас незримо остывает, хитрован.
(Иван-чай)

Сколько в воздухе балета, гнутся ветки от пуант.
Пуантели полусвета пляшут - выразить талант.
(Сирень)

Мои ягодки две-обе, а на торте лишь одна,
Шерри-бренди бобэоби, позавидует луна.
(Вишня)

Лепестки витиеваты, и капризен каждый вздох.
Чем поэты виноваты, что тебя придумал Бог?
(Роза)

Кто считает дни до лета, я считаю до зимы,
Из меня стоят букеты спором бегства и тюрьмы.
(Бессмертник)

Повторять и повторяться, вспоминать и забывать,
В подземелье разветвляться ради молодости вспять.
(Жень-шень)

Я цветок с китайской вазы, как никто благоухан.
Невидимкой буду сразу, чуть прикажет богдыхан.
(Жасмин)

Если варвары нагрянут, ты борись, как ты привык.
И колючки, брат, не вянут. и капканчик на язык.
(Барбарис)

Не хотим купаться в мыле, стиль бы выдержать и цвет,
как метелочки от пыли, пух и прах на нас надет.
(Астильбы)

Самой старицы я старе, уплывают рукава,
и в русалочьем загаре ни жива я, ни мертва.
(Ива)

Как могу, хамелеонюсь, выдает один расклад,
В пышной пене подбочонясь мои шишечки висят.
(Хмель)

Опору ищем, но в себе ее мы не найдем.
Зато играем на трубе мы раструбом-цветком.
(Вьюнок)

Манчжурских сопок вальса шаг, Похож, в цветочках весь.
Ни дать ни взять баян в кустах, и кнопочки, вон, есть.
(Курильский чай)

Луна лишь ширма, а за ней обыденная жизнь.
Там только нет ночей и дней. Рекламный верх и низ.
(Лунник оживающий)

Тебя всегда бы кто-то ел, хотя не очень смел,
Когда б как я, простая (ель), на иглах ты сидел.

Мои кусты лещиной звать, а знает бурундук,
какой орех - скорее хвать, - он тащит в свой сундук?
(Фундук)

Шарадой был бы, ельник есть в названии моем,
ЖЖ, и евнуховый ев и мо от мозга в нем.

Мой ЖЖ как мозговеник, муравейник-неглиже,
Мозжечок невежлив к теме, выпить джину бы уже.

(Можжевельник)

Не топот слышится вдали, а крылья журавлей.
Хоть небо - вот оно, с земли грущу я меж полей.
(Тополь)

Ценнейший кадр, я горд собой, и в космосе бывал.
Сусеки скреб орешек мой, отсеков не считал.
(Кедр)

За дым зеленый по весне, за белый сарафан,
Да выпить беленькой по мне, не сок же лить в стакан.
(Береза)

Укорененный навсегда, я будущего зуб.
Мои века, а пусть года отращивают чуб.
(Дуб)

Как птица лунь, как рыба линь, но полу прихватив,
Я в полыньей смываю инь, абсенту накатив.
(Полынь)

Сережки холю в холода, а сброшу, как придет
Весны бурлящая вода, И пирсинг зарастет.
(Ольха)

Когда газетные кульки читал мой первый класс,
крупнее были ягодки о коих я сейчас.
(Черника)

Скелетом на хэллоуин однажды я попал.
Своим же собственным, кретин, в скелетах лист опал.
(Бересклет)

Цветет согласие и мир, коль зацветает мирт.
А я в знаменах командир, с войною давний флирт,
(Герань)

Сказать "ай-вей", но розовей варенья моего
Цвету, но май, но соловей, подскажут. Ай! Во-во!
(Айва)

Я имя женское. Оно сегодня не в чести.
Игрушка-плод, Скажу одно. Не яблоня. Почти.

Как купола-игрушки душистые плоды,
неведомой зверюшки обрюзгшие следы.
(Груша)

Все те же на дворе дрова, под ними я весной,
И недосказаны слова, что ниже перегной.
(Трава)

Шарман, шарман, шарманный шлейф, привет, кафе-шантан,
И свечи за ночь перепев, я дерево-фонтан.
(Каштан)

В моем саду растет луна из семечка с гряды,
А если вырастет она, то будет зваться "ды...".
(Дыня)

Мой куст пилюлями цветет, их гроздья говорят:
Гомеопатия спасет, чтоб мимо сыпал град
(Снежноягодник)

В пайетках кислый мой султан бредет из края в край.
До куршевелевых цыган, чавело, прощевай.
(Щавель)

Ложится тенью на плетень мой дедовский пиджак.
Не нищебродов нынче день - навешаю собак.
(Дедовник)

Не потеряется луна на фоне бригантин,
не розу верная жена сажает - (розмарин).

Грудную разрушаю хворь, мой сахар - белый снег.
А если вспомнить про фольклор, на льду я лучше всех.
(Калина)

А я простое эскимо, на палке в шоколад.
Вот только выросло само где выводок утят.
(Камыш)

Моя антенна общий бич, ожог ее страшит.
И даже собственная дичь повалится с копыт.
(Борщевик)

Дичи вкус в моем названье, но с баландой пополам.
Эй, в белесом сарафане, не ходи ты в гости к нам.
(Лебеда)

Беленый домик, гусаки, как холст со всех сторон
совсем невзрачные цветки, холста основа - (лен).

Зеленым маревом в саду расхаживаю инь,
И в дымку вкрадчиво уйду походкою богинь.
(Спаржа)

Чем жеманиться, соседка, заходи на бланманже,
Словно ракушка розетка чисто вымыта уже.
(Манжетка)

Индейский вождь, повсюду вхож, где близок водопой,
Зверей страшит не острый нож, цветочек золотой.
(Зверобой)

Растяпа я, совсем не лют, слеплю одних курей,
Хоть даже куры не клюют своих поводырей.
(Лютик едкий)

Небритый вечно, я обрюзг, стою без ног, без рук,
Все тут как тут, я туз как туз, не евнух, и не друг.
(Кактус)

Трилистник зелен иль багров,но рислинговый вкус,
соединил, в конце концов, и вне семейных уз,
(Кислица)

Два кармашка - не промашка. В них билет на карусель
как гармошка-промокашка. Раскрутиться в топ-модель.
(Ромашка)

Качаю лопасти, вода не каплет надо мной.
Уж я-то выгребу всегда из ямы выгребной.
(Лопух)

В зернах - страсти сок библейской, взрыд рубиновой коры,
рана радости житейской до адамовой поры.
(Гранат)

Над коленцами коленца, каланча на каланче,
Хоть трава, а не поленце, на тщеславия бахче.
(Бамбук)

Ближе к щуке или к теще? К языку или хвосту?
По углам, чего уж проще, я у каждого расту.
(Сансевьера)

Ластюсь летом хвоей дамской, но к морозам я сниму
Шали с шишечкой цыганской пожелтевшую тесьму.
(Лиственница)

Смак во мне первее тела, не умерить аппетит,
Но листок мой облетелый фишкой стал, скрывая стыд.
(Инжир)

Холодок на тонкой ножке из рассола с огурцом.
Праздность - роскошь понарошку, слишком белая лицом.
(Укроп)

Наши яркие клубочки лета спутывают нить,
и нельзя поставить точку, чтобы осень не дразнить.
(Золотые шары)

Мы не можем друг без друга, хоть по-разному цветем
семафором среди луга для гуляющих вдвоем.
(Иван-да-марья)


Сто чернильниц отрастил для твоих каракуль,
а название родил греческий оракул.
(Дельфиниум)

Лепестками оперен, головой сафьянов,
мой волан под бадминтон из одних воланов.
(Эхинацея)


Репку тянут дед и баба, ну а я тянусь за ЛЭП,
не таковского масштаба, но без скрипа в смысле скреп.
(Сурепка)

Вот вам тонус без укора, что сосудам тяжело.
И на вкус не для декора, и здоровью повезло.
(Цикорий)
И красив не без призора

И на запах, и на вкус опиум народу.
Не молюсь я, а мелюсь, и мужского рода.
(Кофе)

Я и тузиков, и жучек всех собью со следа.
Да и колорадский жук не захочет лета.
(Табак душистый)

Я не ямб и не хорей, но деру отменно,
Это сок моих корней, весь фольклор настенный.
(Хрен )

Ассигнации молчаний косноязом не мету,
драгоценными парчами прикрываю нищету.
(Золототысячник)

На одной ноге стою, крещу глаз-зеницу,
не клююсь, а заклюю, что же я птица?
(Вороний глаз)

Микрофончики без ваттов для кузнечиков в саду,
провода коротковаты и повсюду на виду.
(Мускари)

Древним медом сухостоя я на пустошах цвету,
Память дело наживное, сто легенд изобрету.
(Вереск)

Параллельными мирами мы когтимся на окне.
Сотня лет у нас в кармане, а проходит как во сне.
(Алоэ)

Мякотью гриба под шляпой расползаюсь по лесам,
Если дождик сверху капал, все стекало по усам,
(Мох)

Сень моя широколисья, и крылатки правят бал,
будто кто-то закулисье ста ключами запирал.
(Ясень)

Лик лелейностей келейных, линков лайк узкоколейных,
Своим душегрейник, чужим ротозейник.
(Лилейник)

Мотыльки на нас уселись, так что глаз не оторвать,
Ну-те с как друг с другом спелись, тутти-фрутти-благодать.
(Анютины глазки)

Таковы слова, что бродят, а, глядишь, и опьянят.
Видел кто-нибудь в природе виноградины как град?
Поэтическое мясо, буде вскормлено лозой,
ищет пафосного часа в робкой туче огневой.

Словно водоросль на суше с одноперистым хвостом
Я гуляю, вездесущий, и реликтовый притом.
(Хвощ)

Сам себе не скажешь тоста, а намазать - не впервой,
У меня ладоней до ста, хоть ты чокнись сам с собой.
(Хоста)

Модный цвет китайской знати под цукатами старин,
В желто-розовом халате по карманам нафталин.
(Мандарин)

Пас я лен, на картах сидя, паруса не распускал,
а Офелию увидел, и матерым волком стал.
(Картофель)
 
Ясен-красен на весь терем, на все лето полосат,
А в улыбке не уверен, зубки черные торчат.
(Арбуз)

Как костюм с плеча чужого без меня ткемали вкус,
Я не Алла Пугачева,  ча-ча-ча плясать учусь.
(Алыча)

Моя мантра - корень спора, мандражировать не след,
Драгоманова притвора, хрен с горы, которой нет.
(Мандрагора)

Пьяной грозди ошалелой скачут рэпом семена.
Окажись я и не белой, репутацией стальна.
(Акация)

Убегаю я от бега, догоняют огоньки,
и богине нет избега от парковки за значки.
(Бегония)

Краснощекая истома, отдуваюсь за троих,
не дошел из гастронома, вышел скетч у поварих.
(Томат)

Архитуфель галерея от Венеры тянет род,
и в плену оранжереи все размеры подает.
(Орхидея)

Приосанилась химера, памятуя стаю.
Лебединого премьера, а я утя с краю.
(Туя)

Едут сани с бубенцами, боярыня лепа.
Разлетятся снегирями россказни из склепа.
(Боярышник)

То морока, то обновка, рифма со свекровью.
Раззоловушка-золовка - цимес по присловью.
(Морковь)

Всякопостница-девица надо мной летает,
затрапезница-вдовица в бочку закатает.
(Капуста)

Толстолоба, долгопята, лишь бы все как у людей.
Не хочу худеть с борща-то, красоту мою воспей!
(Свекла)

Пэттерн вкуса плюс колючесть. Папарацию свою
за подобную везучесть припечатаю в струю.
(Терн)

Очень молодо старею, вот и весь ориентир,
С Кашпировского дурею, хоть ни разу не Шекспир.
(Спирея)

Поразвесил я белье, а оно потеет.
Зацветет мое тряпье - огоньком согреет.
(Ванька мокрый)

В черном теле ягодка ни в чем неповинна,
Ябедка-корябедка  - не клюют, так сгину.
(Черноплодка)

Я крапива с белым флагом, лист зазубренный забань,
И по всем своим бумагам получаюсь глухомань.
(Яснотка белая)

Честный - честный, режу правду по зубочку, да по два,
Мой не всем по вкусу нрав, да, вкус по нраву не сперва,
(Чеснок)


Рецензии
Времыши - камыши
_ На озера береге,
Где каменья временем,
Где время каменьем.
_ На берега озере
Времыши, камыши,
На озера береге
_ Священно шумящие.

В ЛЕСУ

*Словарь цветов*

На эти златистые пижмы
Росистые волосы выжми.
Воскликнет насмешливо – «только?»
Серьгою воздушная ольха.
Калужниц больше – черный холод,
Иди, позвал тебя Рогволод.
Коснется калужницы дремя,
И станет безоблачным время.
Ведь мною засушено дремя
На память о старых богах.
Тогда серебристое племя
Бродило на этих лугах.
Подъемля медовые хоботы,
Ждут ножку богинины чёботы.
И белые ель и березы,
И смотрят на небо дерезы.
В траве притаилась дурника,
И знахаря ждет молодика.
Чтоб злаком лугов молодиться,
Пришла на заре молодица.
Род – конского черепа кость.
К нему наклоняется жость.
Любите, носите все те имена,
Что могут онежиться в Лялю.
Деревня сюда созвана,
В телеге везет свою кралю.
Лялю на лебеде
Если заметите,
Лучший на небе день
Кралей отметите.
И крикнет и цокнет весенняя кровь:
Ляля на лебеде – Ляля любовь!
Что юноши властной толпою
Везут на пути к водопою?
Кралю своего села!
Она на цветах весела.
Желтые мрачны снопы
Праздничной возле толпы.
И ежели пивни захлопали,
И песни вечерней любви,
Наверное, стройные тополи
Смотрят на праздник в пыли.
Под именем новым – Олеги,
Вышаты, Добрыни и Глебы
Везут конец дышла телеги,
Колосьями спрятанной в хлебы,
Своей голубой королевы.
Но и в цветы запрятав низ рук,
Та смугла встает, как призрак.
«Ты священна, Смуглороссья», –
Ей поют цветов колосья.
И пахло кругом мухомором и дрёмой,
И пролит был запах смертельных черемух.
Эй! Не будь сувора, не будь сурова,
Но будь проста, как вся дуброва.

Велимир Хлебников

Станция Хлебниковская   22.08.2021 13:42     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.