Мыслительная запись 1

 Наличие мира говорит о наличии коллективной разумности. Коллективное бессознательное встраивается в каждую клеточку мировой системы, находящейся в пространственном объёме всегармонии, которую исследователь называет мультивселенной. Эту абстрактную величину можно наблюдать посредством самосознательного уравнения. Мир как целостная картина и как сумма фактов вынимает из интеграла материи присутствие упорядоченного смыслового числа. Мировые пропорции есть величины определённой атмосферы бытия-в-себе. Если я рефлексирую относительно миросознания, то, значит, я окунаюсь в постоянство оркестра, если я рефлексирую относительно собственного разума – я ощупываю подсознательные ребусы и строфы, которые есть суть моей инобытийной жизни. Когда трансцендентное начало напоминает о себе в моём мировидении, я ныряю в природный океан, в творение Бога, пытаясь увидеть свет от его фигуры, но познать это сияние невозможно, ибо я нахожусь в пределах творения, поэтому я лишь могу задавать метафизические вопросы своей самосозидательной субъективности и сущности в её временном развитии, и это даёт мне энергетический наплыв ощущения всецелостного обитания мысли. Можно мыслить предметно, образно или абстрактно, но мысленный процесс един и полнозвучен, как росток, мысль – чертёж головного мозга, созданный им по замыслу цветущего символа, воображение же – иллюзорный этап жизненного процесса, дающий успокоительную капсулу нашему утомлённому в тренировках уму. Наличие мировой эпохи – высшее творчество внематериального духа, наличие сознательного механизма – плоть материи и напоминание о чувственной стороне объёмной смысловой конструкции.  

 Я созидаю мысль, и мысленный субъект вырабатывает суждения посредством моего мировидения, то есть мозг, или рассудочный центр, мысль развивается относительно бессознательных механизмов, и я лишь маятник в руках внебытийного, тем не менее, трансцендентный посыл преобразуется в видимую сущность, обтекаемую форму мирового процесса, скрытого в микроклеточной структуре; всякое суждение есть плоть рассудочной деятельности, видимость специфического начала цветной гармонии; вера в идеальное торжество глубинного принципа материи есть вера в сущностное развитие мирообъекта и мифорастения; всякое творчество второстепенно по отношению к реальности, к действительному нахождению смыслоидеи, и при этом оно подражает структурному "я", хотя и является только бледной копией, суженной до предела, гигансткого архетипа вселенной; мировой исторический процесс с древнеклеточного существа до развитых эволюционных форм есть индивидуальная мелодия организма и субъекта, воплощённая в первичной схеме. 

 Самобытийный феномен - суть духовно-материального числа, которое находится вне видимого поля структуры движения, вне чувственного миротворения. Самобытийная функция говорит через подсознательный ритм индивидуума. Таким образом, сознательная фигура вырастает из корня бессознательного растения. Трёхсознание - итог самовыразительного личностного механизма. Оно включает внемировые пласты, а также реальноощутимые и срединные. Феномен - это своего время часы или маятник, вокруг которых наблюдаются контуры сферических духообъектов. Постичь их невозможно, можно только верить их присутствию. 

 Мир интуитивен, полнозвучен, как глобальная археологическая находка, он проникает в сознательный плод и там функционирует, подобно древнему памятнику, мир рождается в интуиции и заканчивается мысленно в логическом звукоряде, но эти переменные можно поменять местами и тогда получится солирующая оркестровка, индивидуум впитывает миротворение на генном уровне, он рождается с целостной коллективной бессознательной картиной в глубинных слоях рассудочного механизма и только в онтогенетических возрастающих периодах вырабатывает личное подсознательное наблюдение, образованное окружающими символами, замкнутыми в пространственно-временном древе ощущаемой мировой памяти. 

 В чём смысл онтогенетической структуры познания? В чём суть видимого всемирного процесса исторического развития? В чём идея колебания струнного механизма целостной и такой обширной мультивселенной? Зачем индивидуум мыслит и воображает? Отчего мысль работает именно в этом направлении, а не в другом? В чём грамматический язык созерцательной функции и созидательных величин? Почему история человечества отражается в бессознательном младенца? И в чём отличие между коллективным архетипическим построением духовного пути и индивидуальным калькулятором сверхгеометрической задачи? Что даёт научное знание? Важнее ли оно, чем философское? Философия мыслит как наука или как отдельная форма духовной культуры? Или же итог умственных изысканий в их полнозвучном синтезе? Искусство наполняет душу восторгом или рисует в ней образный каллиграфический мираж, отличный от действительности? Что есть логический вымысел и что есть онтологическая вязь материи? Что есть бытие? Что есть начало и что есть итог? Что есть жизнь в её многоклеточном и многоструктурном понимании? Кто такой рассудочный изобретатель, контролирующий работу мозга?

 Бытие самосозидает своё присутствие в молекулярном интеллектуальном сочетании атмосферных игр. 
 Чтение универсальных текстов, наблюдение за процессом творения живописных букетов и кинолестниц дают пищу для глобализированного разума целостной личности, впитывание сгустков энергии лирики и симфомеханики полиматов зигзагообразно увеличивает пропорциональность смыслообразующего куба сверхпричудливых и гармониидышащих единиц элементарного ритмопостижения глубинных весов духодвигателя, вживлённого в живую клетку, как в панцирь.
 Постижение философогеометрии также способствует налаживанию связей с пирамидальным танцующим магнитом, образующим рифмоскетет цветозарисовок сферической карты.
 Попытки читать Канта, Гегеля, Лейбница, Декарта, Бердяева, Делёза, Дерриду, Фуко приводят к оперированию нитетонкими понятиями и абстрактнограмматическими категориями, и твой читательский опыт начинает делать отсылки к мировым культурным формам, подвластным единой строкогромоздкой стихии, рисующей паззлокуплеты материально-доисторической струны...
 Потокофразы музыкально, мелодично оформлены в голосовую октаву-азбуку. Выпевая каждый словесный орех, вокалоавтор начинает копировать предшествующие эпохи певческого механизма, но при этом его жабролист наполняет свою лодку-зерно нотными наработками индивидуального стиля, и это является вдохновляющей композиционной тканью.


Рецензии