Роберт Маклин Колдер. Роберт Бернс

Роберт Маклин Колдер
(1841–1895)

РОБЕРТ БЕРНС
(Написано для собрания Каледонского общества)

Хвалу согласно принесём
Тому, кто Скотию, наш дом,
Своим дорическим стихом
     Пел дерзновенно;
Ему мы равных не найдём
     По всей вселенной.

О, землепашец и поэт!
Недолго нам сиял твой свет,
Как метеор – мелькнул и нет,
     Но песней стройной
Навек оставлен яркий след,
     Тебя достойный.

И годы, расстроянье множа,
Тебя нам делают дороже;
И в светлый день, и в непогожий
     Шотландцы рады
Петь, слушать вновь одно и то же –
     Твои баллады.

Припомнит их душа младая,
Любви обеты повторяя,
Порою летнею блуждая
     По берегам,
Когда прольет роса ночная
     В сердца бальзам.

А если черен небосвод,
Твой стих на битву позовёт, –
Шотландцы выступят вперёд:
     Поэта славу
Не посрамят, коль час придёт
     Борьбы кровавой.

Достойным не в укор нужда,
А честь рожденья – ерунда;
Чванливых в давние года
     Пред белым светом
Изобличил ты навсегда
     При всем при этом.

Где лицемеры в преизбытке,
Ханжам, что в приговорах прытки,
Твоя сатира – вроде пытки:
     Лукавы хоть,
Она их проберёт до нитки,
     Вонзившись в плоть.

Но ты писал тепло и живо
О тех, что впрямь благочестивы:
Под скудным кровом молчаливо
     Чтут с давних пор
Того, Кто вынес терпеливо
     Крест и позор.

Раба удел – жестокий кнут,
А бедняка невзгоды гнут,
О бедствующих там и тут
     Скорбел всегда ты:
Того стихи твои клянут,
     Кто гонит брата.

И где сочувствию граница?
В твоей душе легко вместится
Малейший зверь, лесная птица;
     Твоя забота –
Им в помощь, коль беда случится,
     Измыслить что-то.

В тебе сыскались недостатки;
Но у кого душа в порядке
И все пути – прямы и гладки?
     Себя пусть спросит,
И коли свят – так без оглядки
     Свой камень бросит.

Но, Робби, будь ты чист и свят,
Стихам, что прописи твердят,
Внимать мы стали бы навряд:
     Пусты для слуха,
Они звучали б невпопад
     И мимо уха.

Но пользу принесут, скорее,
Погрешности, а не рацеи –
Они-то, маяка светлее,
     Укажут путь:
Других корить я не посмею,
     Кто слаб чуть-чуть.

А поэтическое слово
Не устареет – вечно ново,
На всякий час оно готово
     Тем, кто скорбит,
Смягчить печали гнёт суровый
     И боль обид.

Хулы иль прославлений шквал
Тебя тревожить перестал,
Но поискали мы похвал
     Для пользы мира,
Чтоб каждый Бернса вспоминал –
     Певца Эйршира.


Примечание.
Автор приводит буквально отдельные выражения из известных песен и стихотворений Бернса.
Под дорическим стихом подразумевается в виду сельский, простонародный в противоположность аттическому, городскому, более строгому.



ROBERT BURNS.
(WRITTEN FOR A CALEDONIAN SOCIETY GATHERING.)
1
WHILE gathered here frae a' the airts,
Wi' mirth an' sang to cheer oor hearts,
Ae name, 'boon a', a lowe impairts
To Scottish veins;
He wha auld Scotia's fame asserts
In Doric strains.
2
Dear Ploughman Bard, wha's meteor flicht
Gleamed but a span, then sank in nicht,
Yet left ahint a glamour bricht
O' sang sublime,
An' gilded wi' poetic licht
The stream o' time;
3
Thy name an' fame become mair dear
As time rows roun' the circling year;
An' Scotia's sonsy bairns, where'er
They may foregather,
Delichted, list thy lilts to hear
Frae ane anither.
4
In youthfu' hearts thy love-strain sweet
Gars the warm bluid aye faster beat
At gloamin' hour, when lovers meet
O' simmer days,
An' "sighs an' vows" again repeat,
By "banks an' braes."
5
Still, patriot hearts are nerved for war,
When lowers the thunder-cloud afar,
An' Scottish heroes dae an' daur
As in the past;
Nae coward hearts thy fame shall mar
In "war's rude blast."
6
Thy thunder-blasts, langsyne sent forth
Against the pride o' rank or birth,
Still find an echo o'er the earth,
In ilka lan',
An' prove, wi' honest, sterling worth,
"A man's a man."
7
Where crawling hypocrites are rife,
Smooth o' the tongue, yet vile o' life,
Thy satire pierces like a knife
In flesh an' bluid,
An' bares the root o' cantin' strife
I' "the unco guid."
8
But piety, wherever pure,
Ye noted 'mang the simple puir,
An' pictured i' the reading hour,
In cottar's hame,
Warm love for Him wha did endure
The cross an' shame.
9
An' sympathy thou didna lack
Where stern oppression bowed the back;
For serf or slave, or white or black,
Thy heart did yearn,
An' curst the tyrant wha could mak'
"A brither mourn."
10
Aye, e'en thy sympathy went oot
To puir dumb creatures-bird an' brute,
Nor heard their suffering cry withoot
A pang o' grief;
An', ever watchfu', kindly tho't
To gie relief.
11
Thou hadst thy fau'ts; an' wha is there
Wad hae his inmost thochts laid bare,
Or show his words an' actions square?
Sic saint, alane,
Daur ought against thy fame declare,
Or cast a stane.
12
Na, Robbie, had ye been a saint
Withoot a flaw or sin's mirk taint,
I fear me, we'd hae looked asklent
To hear ye rave;
Your words an' guidin', baith ill-spent,
"Amang the lave."
13
Thy very fau'ts are beacons bricht
To help us forward to the licht,
When thrawart hearts wad frae the richt
On ill-rades gang,
Yet scorn to hide if e'er sae slicht
"A kennin' wrang."
14
Still a' thy glowin' words endure,
Bricht glints o' rare poetic power,
To lichten mony a weary hour
O' puirtith sair,
Till stern oppression, fell an' dour,
Can harm nae mair.
15
Noo, far frae a' our praise or blame,
We guard wi' jealous e'e thy fame,
While fancy haunts oor far-off hame,
An' Ayr-ward turns;
In gentle tones we speak the name
O' Robbie Burns.
Вернуться


Рецензии