Ленче

Ленча, давай я вот тут сделаю страничку и буду потихоньку размещать всякое разное по обещанной теме. Скорее всего постепенно и в хаотическом порядке, без тщательной обработки. Ну так, типа как в простом разговоре – ну или не совсем простом.
Не знаю, с чего начать – т. е., что разместить здесь, на страничном пространстве? А потом, наверное, напишу рецу и под ней уже в замечаниях постить. Ну или ты рецку напиши.

Вообще, конечно, первое и самое главное, с чего было бы целесообразно начать, это с того, что поэтический текст (ПТ) нельзя читать как газетную заметку или новостную ленту, т. е., сразу считывая информативный посыл, информационно-смысловую коммуникативную обращённость к адресату. Есть несколько методов чтения ПТ с листа/экрана. Один из тех, которыми пользуюсь я, включает в себя следующие этапы (не буду пока давать подробных расшифровок):
• сначала идёт – просмотр: визуальный контакт
• потом – ознакомление: первое, беглое представление о графике и пр.
• затем – допрочтение: первично определеям конструкт, составляющие, особенности и пр.
• дальше – предпрочтение: скандовка, метрическая акцентировка, спеллинг, фонетико-фонологические декламирования  и т. д.
• затем – доанализное чтение (именно его результатом может стать вывод: «достойно анализа»); важное условие – на всех этих этапах натренированным усилием элиминировать семантико-смысловую компоненту – это поначалу трудно, в силу привычки, и этому надо учиться
• дальше – анализ (аналитический комплекс);
• затем – синтез;
• и, наконец, итоговое (постаналитическое, синтезное) прочтение.
Но, с этого я не начну, потому что как раз этим хочу кончить. А кроме того, что подробности данных пунктов планируются в финале, у меня пока нет данного материала собранного в единый более менее удобоваримый текст, только разбросанные кусочки, заметки, зарубки, памятки… дам я здесь, пожалуй, для затравки что-то типа конспектика с лекции Юрия Викторовича. А потом уже в замечаниях наброски о критике и критиках – ибо это тоже важно и без этого никак.

(ориентируясь на Казарина)

Поэтический текст (ПТ) – предмет очень трудный – труднее, пожалуй, только «человеческий мозг». И разговор о ПТ заключает в себе массу «проблем» (в терминологическом понимании) – теоретических, аналитических, методологических, синтетических, концептуальных и пр. Поднять все и даже коснуться вскользь – просто нереально. Поэтому, затронем в общих чертах лишь наиболее значимые проблемы поэзии, поэтического текста, поэта, как личности языковой, текстовой, культурной.
Когда мы читаем ПТ с листа/экрана, или когда слышим как читает кто-то, мы не совсем понимаем – с чем имеем дело? С какой языковой субстанцией? Это устная форма или письменная, или письменно-устная? Эта проблема стояла всегда, но сегодня она стоит особенно остро. Мы по сию пору топчемся на одном месте – анализируем графику, анализируем смысл письменного высказывания – но при этом знаем, что искони, изначально ПТ существовал только в устной форме. И мы перекидываемся на анализ фонетики, фоники, просодии, интонации – но, при этом опять же понимаем, что «нынче это не давеча», нынче есть ПТ и на всевозможных материальных носителях и возможности технически создавать любые миксы: графика, аудио, видео и пр.
Поэт. Кто такой поэт? Человек. Пишущий, сочиняющий человек. И, пожалуй, всё. Всё остальное о данной личности так же туманно. Определения – кроме прямого перевода «творец, создатель» – нет.
Поэзия. Что такое поэзия? Ответа пока так же нет. Сто лет назад Мандельштам говорил: «Нам нужна наука о поэзии». Такой науки нет до сих пор. И нет чётких, терминологических определений ни поэзии в целом, ни отдельным её составляющим. Максимум, что есть, художественно-пояснительные высказывания на этот счёт.
Текст. Образование громадное. И так же изучение данного феномена находится в ведении нескольких наук, а в каждой из них – в неопределённости.

Главные составляющие текста или сферы, которые в него входят и которым он принадлежит:
– просодическая – где мы имеем дело с голосовой сферой, музыкальной, фонической, интонационной и пр., а также с языковой и речевой сферой, с тем, что создавалось людьми тысячи и миллионы лет.
– лингвистическая – где мы имеем дело с устройством языка в самом глобальном смысле и с устройством языков, подъязыков, языковых систем, языковых подсистем в самых узких и локальных смыслах. Лингвистика Поэтического Текста (ЛПТ) как раз и занимается внутренним устройством ПТ.
– антропо-лингвистическая – где мы имеем дело с человеком (в первую очередь поэтом), с социумом, с языковой личностью и многими другими категориями, которые постоянно произносятся, подразумеваются, но которым чётких терминологических определений опять же нет до сих пор – и в первую голову здесь необходимы определения: языковой (лингвистической) картины миры (ЯКМ), художественной (ХКМ), поэтической (ПКМ). А так же – языковая личность (ЯЛ) с возможностью трансформации в личность речевую, текстовую, культурную и пр. (при изучении этого ключевого вопроса Ю. Караулов делит вопрос на три компонента: лингвистический, антропологический, прагматический). Но, видимо, есть и ещё какой-то. Потому что, если брать прагматический компонент, то тут же появляется каузативный (причинный) или каузальный (в т. ч., причинно-следственный), т. е. не чистая прагматика с её вопросом: «а зачем я это делаю, в чём практический смысл моих действий», а потом действие, действие как некий ответ на предварительный вопрос, а наоборот, сначала действие, потом постановка вопросов и ответы на них. Потому что поэзия она в принципе так устроена, что «песнопение» (по Седаковой) управляет певцом, а не певец им. Оно в данном локусе в данном хроносе берёт певца (автора, читателя) и принуждает, понуждает, вынуждает, владея и властвуя над ним. «Страшно дело – песнопенье» [Седакова]. Оно действует без объяснения целей, причин и намерений. Наверное, этот компонент можно назвать интенциальным. Интенция – это направленность личности на какую-то деятельность. И вот именно интенциальный компонент является той силой, которая движет продуциента в процессе создания текста. Некоторые думают, что поэт пишет примерно так – сел и пишет – пишет, пишет и написал – и вот он текст. На самом деле, то, что мы видим – текст как конечный продукт – это итог поэтического познания. И вот это очень важно понимать как читателю, так и всем исследователям.  ПТ – это промежуточная стадия огромного цельного, связного, но незавершённого процесса – процесса поэтического познания. Поэтическое познание – вещь наисложнейшая. Это не научное познание, не наивное, не бытовое – это другое познание. Какими органами совершается это познание? Тремя: разум (осмысленное), сердце (эмотивно-чувственная область), душа (здесь можно опираться на Кантовское учение) [Я, разумеется, с этим не согласна – «сердце, душа, дух» категории не научные и всерьёз человеком науки рассматриваться не должны; ну и всё это, безусловно и однозначно, содержится в мозге и только в мозге].
– поэтологическая – где мы имеем дело с поэтологией, текстологией, с личностью продуциента, процессом создания им ПТ, его мысли, высказывания, трактовки и интерпретации по данному ПТ и творчеству в целом
– смысловая – где мы имеем дело с интерпретацией, энигматикой, толкованием, эвристичностью, экспериментальностью и пр. А так же читательской полиинтерпретативностью. «Поэт не экспериментирует с языком – экспериментирует лингвист в нём, а поэт познаёт. Он не пишет, не сочиняет, не экспериментирует, не подражает, не новаторствует – это делают другие личности в нём – а поэт познаёт – и больше ничего»
– образная – где мы имеем дело со всеми рядами образной системы: зрительный, слуховой, тактильный, соматический, обонятельный, умозрительный, умослуховой, абстрактный и т. д. и т. п.
– концептуальная – где мы имеем дело с устройством языка, значением слов, природой человеческой коммуникации, сходством и различием субъективных восприятий и пр.
– художественная – где мы имеем дело с художественным вымыслом и с художественной правдой, выраженной «лучшими словами в лучшем порядке», с мерой эстетической ценности, степенью красоты
– культурологическая – где мы имеем дело всегда и безусловно с той культурой, которой принадлежит текст и его создатель
– теистическая – где мы имеем дело с вопросами мирообразования/мировозникновения, мироустройства, мироуправления, мироподчинения, миронаполнения, мироразвития и пр.
Вот неполный перечень.

А теперь попробуем сформулировать – как происходит поэтическое познание? Происходит, наверное, у всех по-разному, но оно очень близко к научному. Существует некий объект. Поэт, создавая ПТ, движется сквозь этот объект. Именно сквозь – и если он не пройдёт предмет насквозь, он не достигнет контакта с невыразимым.
Позитивисты считают, что мир познаваем – всё можно познать, выразить словом, переназвать, пересоздать.
Негативисты – наоборот. Они отрицают позитивизм и возможность всепознания.
И это одно из самых первых делений как продуциентов, так и исследователей, так и реципиентов.
Есть две таких магистральных точки зрения: Гаспарова и Лотмана. Гаспаров говорил, что ПТ, он и у Пушкина ПТ, и у Асадова ПТ, и у Рубальской ПТ, и у Пупкина ПТ – и все они поддаются анализу и могут быть проанализированы. Лотман настаивал, что анализировать стоит только талантливые ПТ. Что такое «талантливый», он не уточнил, но, видимо, если ты, как аналитик, взялся анализировать ПТ, значит, счёл его талантливым – и в процессе анализа или синтеза покажешь, в чём его талантливость. [«Говорить стоит только о тех стихах, которые стоят того, чтобы о них говорить»].
Поэзию и ПТ очень сложно делить на что бы то ни было: поэзия – непоэзия, литературная поэзия – настоящая поэзия, высшая поэзия – низшая поэзия. Но, делить приходится и делить всегда надо. Градации могут быть разными, но в чём-то они всё равно пересекаются, в чём-то схожи, хотя чем-то и, безусловно, различаются. Тут ещё зависит и от целей, задач исследователя, от предполагаемого применения на практике. Так же и само стихотворчество:
– ювенальное стихописание
– любительское стихосложение
– литературное стихотворчество
– и, собственно, поэтическое творчество
(можно привести массу других, но высшей иерархической ступенью всегда будет/есть – поэтическое творчество)
Так же и с читателями. Есть ювенальные, есть любители, есть профессиональные (разные категории) и есть читатель-поэт. Последний – это соавтор, тот, кто, читая, как бы «дописывает» текст, вычитывает из него специфические составляющие: звуковые, смысловые, интерпретационные и пр. [Опять же не согласна – наличие читателя-поэта, это, конечно, фактологическая данность, которую невозможно ни отрицать, ни запрещать, но это не только не есть «высшая ступень», но и вообще сомнительна правильность самого подхода к прочтению].
Поэзия – гармония. Поэтическая гармония. Гармония – это связь. Связь всего со всем и всех со всеми. Поэзия – это связь всего со всем и связь связей. И некое всесвязующее поле. По типу синапсов – нейронных связей. Нейронные связи и есть мы – наши мысли, наши чувства, наша память, наше Я. Гармония синапсических связей и есть «нормально» функционирующий головной мозг. Это и есть – поэзия мозга. И никакой другой поэзии мы не знаем и в принципе узнать не можем, потому что Я-разумный это наш мозг и только мозг.
Сегодня очень много методов поэтической гносеологии (теорий познания). Методология широкая. Наиболее эффективным продолжает оставаться концептуальный анализ – анализ концептуальных образований в ПТ. А так же поэтическая идиография. Она довольно существенно отличается от общей идиографии, основанной на лексикографическом методе. Потому что мы должны учитывать и цельный текст и рассматривать его части в неразрывной связи, как неотъемлемую принадлежность целому тексту и целостности текста.
___________


Рецензии
Примерно так.

Емельянов-Философов   16.06.2021 22:48     Заявить о нарушении
Ну, если вкратце

ТА

Таня Арсак   17.06.2021 09:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.