Социализм посетил Сатана

Социализм посетил Сатана
(Берлиозу пришла хана)
Из капиталистического, похоже, стана,
Без ружья, штыка и без нагана.

Погиб Берлиоз для показательного примера,
Отсутствовала у него христианская вера.
Был твёрдый, воинствующий атеист,
Грамотный, гуманитарный материалист.

Не поздоровилось и поэту Ивану,
Пережил он безумную драму.
Пострадали атеисты от беса,
Нешуточная разыгралась пьеса.

У  них и Христа и Бога нет,
И не нужен божий завет,
И опустили их авторитет.
Нет даже и нечистой силы,
Куда делись Земли старожилы?

Один лишь Воланд за Христа,
А рядом: веры вечная мерзлота.
А кто управляет всем миром,
Кто-то должен быть бригадиром?
Атеисты не совсем готовы к ответу,
Трудно разобраться в управе эстету.

Полемика шла о Христе,
Что-то предвещало о беде,
О Понтии Пилате рассказ,
И его страшный приказ:

Бродягу Иешуа распять как Христа,
«Добрые люди»* старались неспроста:
Опасна текла его речь,
Цезарю грозил народа меч.

Вольнодумством смущал обитателей,
Нажил себе массу недоброжелателей.
Приказано молчать до казни,
Так как слова его «заразны».

Даже для дьявола загадка
(Тёмная прямо лошадка)
Душа московского люда,
Что прибыть надо досюда.
Воочию узреть население,
Их дух и мышление.

Оказалось, что люди такие же,
Но в жилом защемлены метраже.
Замучены ужасом коммуналки:
В вечной кухонной перебранке,
В туалет и в ванну в давке…

Любят деньги, милосердны,
В меру сил своих усердны,
Похожи на прежних в целом,
При взгляде на них беглом.

Страна живёт по другому закону,
Все подчиняются грозному фараону.
Государственная религия атеизм,
«Ведёт» в будущее, в коммунизм.

(Зашли коммунисты в тупик:
Идеологический устроили ледник,
Заморозили общественные науки,
Начались экономические муки:

Из разных мест в Москву,
Добыть там себе жратву.
Ехали за мясом, колбасой,
Кляня социализм развитой.

Жировала одна номенклатура,
Ей грудинка и мануфактура —
Социализма была карикатура.)

Фокусы в столичном «Варьете»:
Шикарное парижское ателье,
Последний моды крик
(Как сегодняшний бутик),
Прекрасные платья с декольте,
Привели женщин к наготе…

В переулке на Арбате,
При минимальной оплате,
Литератор работал над романом,
Повествование разлилось океаном.
О Христе, о прокураторе Иудеи,
О ранней христианской идеи.

Счастливейший шёл период:
Занимал его древности ирод.
Описывал казнь Христа,
Как погублена была чистота…
«Правда на кресте распята»,**
По воле жестокого супостата.

Всякая власть — насилие,
Прилагает великие усилия:
Ограничить творчество, инициативу,
Урезать труженику перспективу.
Правителей обманная клоунада,
Гремит как позорная канонада.

С Маргаритой встреча, сближение,
Любви той не найти выражение.
Весенний месяц май —
Настоящий  влюблённым рай!

Сирени чудесное благоухание;
Чувств ярких звучание!
Розами украшена обитель;
Берёг их ангел-хранитель.

Она Мастером звала писателя,
Большого романа создателя.
А по гамбургскому счёту как?
На ту пору он был смельчак!

Печатать в августе произведение;
Критиков налетело ополчение,
Марионеток мерзкая стая —
Соцреализма идеология кривая.

Губили неординарность, талант;
Не входил он в их прейскурант.
Не выдержало Мастера сознание,
Началось незаметно выгорание…

Нет Мастера, где его след,
Сколько случилось с ним бед?
Расстроена Маргарита в конец,
Как вернуть счастья венец?

Душу продать согласна,
Без Мастера несчастна.
Тяжелы, длинны дни роковы,
На гибель шла из-за любви.
Не замедлил явиться посол,
Иного пространства «мукомол».

Попала к Воланду на бал,
Царицей принимала гостей вал.
Королева держалась спокойно,
Воланда покидала достойно:
Не просила за службу ничего,
А на душе тяжко, нелегко.

Воланд отблагодарил Марго,
Вернув Мастера самого.
Рукопись возродил из пепла,
Душа Мастера чуть окрепла.

Оказались обратно в подвале,
Всё как в самом начале.
Отныне вдвоём навсегда,
В уюте писательского гнезда.

Влюблённым достались мучения:
У Мастера угасли влечения,
Нет мечтаний, вдохновения.
Радость, рыдания у Марго,
Очень «отделали»* в больнице его.

Видеть любимую только бы,
Не надо другой ему судьбы.
Но… погибнет она с ним,
Не надо  общаться с больным.

«Когда люди совершенно ограблены»,*
Нищетой совершенно ослаблены,
«Они ищут спасения у потусторонней силы»,*
Когда надежду последнюю напрочь отбили.

Справился Мастер с малодушием;
Азазелло встретили с радушием.
Он угостил их старым вином,
Погибли, «ожили» в мире ином.

Вы мыслите, вы не мертвы,
К полёту готовтесь вы.
Скорее прощайтесь с подвалом,
Огненным закончим финалом…

(«… огонь, с которого всё началось...»*
Сколько звёзд, планет родилось…
Огонь — божественное начало,
Учение Гераклита утверждало.
Огонь-энергия — властелин космического пира,
Воплощение постоянной изменчивости мира.
Движущая сила разнообразия —
Велика деятельности фантазия!)

«Гори прежняя жизнь, страдание»,*
Мы меняем местообитание.
Взвились черные кони,
Ломая лип кудрявые кроны.

Унесли их в мир другой,
Предоставили царства покой,
Но, но за земной чертой…

По мотивам романа «Мастер и Маргарита».

* Слова М. А. Булгакова.

** См. Стихи. ру  Шарова Альбина  «Аксиома 2».

Фото из интернета: кадр из сериала «Мастер и Маргарита»  2005

   28 декабря 2020   Тула.


 


Рецензии
ЧУДО как хорошо, Борис!

Долгирев Егор   07.02.2021 00:26     Заявить о нарушении