Мой Чернобыль

Я не был там, в опасной зоне,
и никто из близких.
Но я в то время жил
и сопричастен этой драме.
Гораздо позже, видя сериал,
я мучаюсь виденьем красной кнопки,
которую нажали. И взорвалось...
Я в Киев прилетел на года полтора позднее
Чернобыльской аварии,
и друг мой Сева сразу вез меня
в ту поликлинику, где ликвидаторы ходили,
чтоб радиацию детектором померить
от тела моего и от одежды
для полученья «чистого отсчета»,
ведь я летел без пересадки из Сибири.
Отсчет был чист, но теплые ботинки,
впитав воды декабрьского снега,
пока мы шли аэродромным полем,
конечно показали излученье.
А Сева был носителем идеи,
что Киев явно заражен опасно.
Он был ответственным гражданской обороны
и у него был датчик, что сработал
тогда, в конце трагичного апреля
и в праздничном восторге Первомая.
Но с ним была проведена беседа,
чтоб он молчал. А он молчать не стал.
Глухой протест возрос, стал очень громким,
и мы имеем ныне, что имеем.
Мне Сева говорил о чудесах природы,
с дождем вкусившей грозные рентгены,
она цвела, но как-то необычно,
и в Голосеевском лесу летали мошки
размером непривычно крупные, мутанты.
Но, может, то ему казалось от волненья.
Я видел страх, стремление уехать.
Во мне то время навсегда осталось.
Как пепел Клааса, все жжет меня реактор. 


Рецензии
Белым стихом поведана целая история из чернобыльских событий. Наибольшая зона заражения пришлась на Украину и Белоруссию, хотя и России досталось немало. В отзывах на статью и книгу "Урановая буча" уже три-четыре рецензента сообщали о том, что их семьи съехали из опасных зон. Кстати, презентация упомянутой книги перенесена на 18 мая, время и место прежнее. Там тоже будут ликвидаторы и даже со своими стихами.
До встречи,

Александр Ведров   03.05.2021 17:54     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр! Жду блистательной презентации новой книги, как это уже сбивалось ранее.

Алексей Головко   04.05.2021 03:39   Заявить о нарушении