Протопоп Аввакум. 400-летие

Протопоп Аввакум. 400-летие.

Широкая русская публика ужасно много знает про Жака Молэ, про проклятие великого магистра ордена тамплиеров... Выдуманные талантливым,
писателем Морисом Дрюоном, приукрашенные народные парижские легенды. И мало кто знает великую русскую трагедию и реальное пророчество или? проклятие на род русских царей. То, что описано ниже было на самом деле.
1682 год начинался в печалях. Молодой (около 20 лет) царь Федор (Федор Третий, Федор Алексеевич), старший брат будущего Петра Первого, царь Федор слег от непонятной болезни.
Неистовство русского раскола горело в прямом смысле слова. По всей стране жгли двуперстников, старообрядцев. В прошлом году Федор отменил опалу бывшего святейшего патриарха Никона. Послал гонцов с поклонами, приглашая вернуться в его детище - Новый Иерусалим.
Ничего не вышло, Никон умер по дороге в Новый Иерусалим. Умер в Ярославле....
Фёдор долго колебался что делать с неистовым двуперстником, протопопом Аввакумом. Уже исполнилось пророчество Аввакума о Никоне (раньше меня б... умрет), уже есть приказ царя сжечь 60-летнего старца, которого полстраны чтит святым и
пророком. Исполнители медлят, уточняют, тянут время, стараясь как можно позже выполнить приказ. Молодой царь плохо себя чувствует, всё хуже и хуже, а вся Москва тем временем читает "подметные" грамоты старообрядцев. Там говорилось от имени Аввакума следующее: когда сожгут протопопа Аввакума и трёх его сподвижников, царю не жить и двух недель как их "прах упадёт". Фёдор узнал о пророчестве, он
отправляет приказ отменить свой предыдущий приказ о казни Аввакума. Гонцы не успевают доставить его - в Заполярье (шутка ли, на краю света!), в Пустозерске,
24 апреля 1682 года Аввакума и трёх его соратников сжигают. Долго не могли найти исполнителя, стрельцы один за другим отказываются поднести огонь к срубу...7 мая, 13 дней спустя, царь Федор умирает в Москве.
Протопоп сказал, что месту, где сожгут его, быть пустым и забытым. Исчез Пустозерск и спорят ученые до сих пор, где он был?


В каталог ГИМ
К 400-летию рождения протопопа Аввакума: о портретном сходстве «хлудовской» иконы «священномученика протопопа Аввакума» с реальной исторической личностью Аввакума.

«Огнём да кнутом, да виселицею хотят веру утвердить! Которые-то апостолы научили так? – не знаю. Мой Христос не приказал нашим апостолам так учить" (Протопоп Аввакум, XVII век)

1. Краткая историческая справка о протопопе Аввакуме и художественной и исторической ценности «хлудовской иконы».
В собрании Государственного исторического музея в зале 19 хранится созданная в последней четверти XVII – начале XVIII вв. икона «священномученика протопопа Аввакума». Хранящаяся в ГИМе «хлудовская» икона протопопа Аввакума уникальна. Автор, создавший икону, неизвестен. Название своё икона получила по фамилии  первого владельца – А. И. Хлудова. После смерти А. И. Хлудова икона Аввакума вместе со всей коллекцией перешла по завещанию в Московский Никольский единоверческий монастырь за Преображенской заставой. Здесь она находилась до закрытия монастыря в 1923 г. В том же году икона поступила в ГИМ. Икона небольшая – 12,3 на 14,5 сантиметров. Написана с применением поволоки и левкаса яичной темперой. Доска липовая, без шпонок. Верхнее и нижнее поля шире боковых. Следов поздней записи икона не имеет. По поступлении в ГИМ была очищена от плотного слоя почерневшей олифы, остатки его сохранились на местах притенений, на облачении Аввакума и в других местах. В связи с подготовкой каталога собрания древнерусской живописи музея икона специально изучена сотрудниками ГИМ, живопись ее просмотрена через электроннооптический прибор.
Протопо;п, комбинированное из греческого и русского языков обозначение. Произошло от древнегреческого  «;;;;;;» — «первый» + церковнославянское  «по;пъ» — «священник», первый священник,  высший сан белого духовенства, существовавший в Русской православной церкви с XVI до начала XIX века. Изначально протопоп — это глава протопопии, то есть церковной округи. Так как епархий в Русской церкви в досинодальный период (до 1721 года) было мало, то площадь области, которой управлял в XVII веке протопоп, могла быть больше, чем у современной епархии. В начале XIX века наименование «протопоп» полностью заменено на «протоиерей» в Русской Православной церкви. В старообрядческих общинах обозначение «протопоп» сохраняется до сих пор.
Аввакум Петрович, Кондратьев, род. 25.11.(05.12) нового стиля)1620 г.—погиб в 1682 г.) — святой «древлеправославной» церкви (старого обряда), священ¬номученик, исповедник, протопоп храма города Юрьевца (Юрьева-Повольского), писатель. В 1646—1653 гг. — деятельный член кружка ревнителей благочестия, группировавшегося вокруг царя Алексея Михайловича и ставившего своей целью укрепление благочестия, исправление бо¬гослужебных книг, утверждение единогласного пения и т. п. Борец за старую веру — против цер¬ковных преобразований царя и патриарха Никона. Автор обличительных посланий, челобитных об отмене «еретических» греко-латинских новшеств, а также автобиографического «Жития». С 1653 по 1663 г. на¬ходился в ссылке в Сибири (Тобольск, Енисейск, Даурия-Забайкалье). После короткого пребывания в Мо¬скве в 1664 г. вновь был отправлен в ссылку в город Мезень, откуда в 1666 г. привезен в Москву. Тогда же на Большом Московском соборе расстрижен и предан анафеме. Затем последовали ссылки в Пафнутьев-Боровский монастырь, а с 1667 г. — в Пустозерск, где Аввакум был сожжен в срубе за «великие на царский дом хулы» и свои религиозные убеждения (1682).
В ссылках и заточении Аввакум провел около 30 лет из 62 лет жизни. Пользовался огромным авторитетом при жизни, после мученической смерти авторитет его только увеличился. Изображение Аввакума относится к наиболее почитаемым изображениям в старообрядческих, «древлеправославных» общинах и семьях, особенно почитаем Аввакум и иконы с ним в поповском, белокриницком согласии.
Протопоп Аввакум почитается либо святым, либо мучеником старообрядцами всех согласий. Иконы этого святого, видимо, появились уже в конце XVII в. на реке Керженец в нижегородских землях. В начале XVIII в. была написана церковная старообрядческая служба Аввакуму, Павлу Коломен¬скому и другим исповедникам и страдальцам. С 1906 года было разрешено почитать память Аввакума, а также строить пределы церквей в память о нём, а официально протопоп Аввакум и «иже с ним по¬страдавшие» были канонизированы в 1917 г. на Освященном соборе староверов в Москве.
Однако установившаяся традиция почитания Аввакума не связана с кругом, где создавалась «хлудовская икона». Образы Аввакума выбирались иконописцами в XIX-XX вв. по своему собственному вкусу, а в среде беспоповцев его изображали на иконах этого согласия без символического нимба, как священномученика и также, без индивидуальных особенностей.
2. Сюжет иконы.
Сюжетной канвой иконы послужило видение протопопу Аввакуму, которое было ему в «Вознесеньев день» в тюрьме Николо-Угрешского монастыря после его расстрижения в 1666 г. По его словам, Аввакуму явились образы Христа, Богородицы и святых. Действующие лица иконы собраны в особую композицию. Видение было описано Аввакумом в пятой, самой важной, челобитной царю Алексею, написанной Аввакумом в 1669 году.
3. Композиция иконы.
Протопоп Аввакум изображен в полный рост, со свитком. Изображен мир, сегмент неба в золотых облаках. Огромное значение имеют слова, нанесенные на свитке с цитатой из труда Аввакума «Послание братии на всем лице земном» и ответ на них, что, безусловно, является  предметом особого изучения.
Фигура Аввакума занимает правую часть иконы. В левой руке он держит свиток, правая рука поднята, пальцы сложены в двуперстии. Как видим, автор иконы изобразил Аввакума не в заточении и не в простой одежде, а в иерейском облачении.
Лицо Аввакума изображено с вполне яркими индивидуальными особенностями. Композиция иконы несложная, стандартная, ортодоксальная. В правой части иконы изображен протопоп Аввакум в полный рост с поворотом влево. Он высокого роста, с длинными, седыми, кудрявыми волосами и длинной, седой, прямой, клинообразной бородой. Лицо сухощавое, узкое, но несколько скуластое, щеки впалые. Лоб покатый, нависший, с мощными надбровными дугами, из-под которых видны большие, выпуклые, широко расставленные, глубоко сидящие глаза. Вероятно, глаза голубые, по мнению В. И. Малышева. Нос длинный, прямой, узкий, с небольшой горбинкой, ноздри раздутые, в трепетном состоянии. Усы длинные, с проседью. В целом лицо имеет строгое,  уверенное в себе выражение, полное внутренней глубокой затаенной жизни. Над головой нимб. Ладони рук Аввакума тонкие, длинные. Правая рука поднята в благословляющем положении, с двуперстным сложением пальцев. Левая рука согнута, прижата к поясу, держит развернутый свиток с текстом и одновременно поддерживает собой стоящее, по старинному обычаю на фелони и убрусце, напрестольное Евангелие, в металлическом окладе (заметны наугольники и круглый средник). На Аввакуме иерейское одеяние: подризник, епитрахиль, поручи и фелонь с оплечьем. Фелонь небогатая, ткань ее напоминает набивные ткани с домашней ручной набойкой и имеет простенький рисунок в народном стиле, близкий к растительному орнаменту. Подкладка фелони еще более проста по рисунку—разбита линиями на квадраты; она видна у правой руки и около убрусца. Украшение епитрахили состоит из четырехугольных крестиков, расположенных по два в ряд. В левом верхнем углу иконы облачный сегмент с полуфигурами Христа, Богоматери и двух ангелов. У Христа, изображенного с очень нервическим лицом, левая рука поддерживает развернутый свиток с текстом, правая рука приподнята на уровне груди, пальцы сложены в двуперстие. На нимбе едва заметная и нечитаемая надпись. Фигуры Богородицы и ангелов даны в традиционных молитвенных позах. Фон иконы светлый, с остатками золота, следы позолоты сохранились также на нимбе Аввакума. Позем сферический, светло-зеленого цвета. Поля иконы охряные, с двойной опушью. На верхнем поле иконы, над фигурами две надписи: налево — «Ангели господни, Матерь ;у, Исус Христос», направо — «Священномученик Авъвакум». Сам Аввакум в пятой челобитной царю пишет о сюжете, вошедшем в композицию иконы: «а се потом изо облака госпожа Богородица яви ми ся, потом и Христос с силами многими, и рече ми: „Не бойся, аз еемь с тобою"».
Изображение Аввакума, вопрос о портретном сходстве.
С одной стороны, портретное сходство не всегда соблюдается в традиции иконописи,  с другой стороны, изображение на хлудовской иконе ярко индивидуально. Образ Аввакума был связан со спорами вокруг его догматических писем, кипевшими в староверческих скитах на берегах реки Керженец, при этом сторонники «православности» этих писем использовали изображение Аввакума на иконах в качестве лишнего доказательства правоты своих взглядов. Икона была создана на Керженце, в Ануфриевском ските, в кружке старцев Ануфрия, Сергия (оба – нижегородцы), Иерофея Андреева (москвич), Поликарпа Петрова.
Особенную ценность имеет то, что среди старообрядцев-насельников Керженца были люди, лично знавшие Аввакума, которые могли составить его словесный портрет. Более того, помимо духовного автопортрета, оставленного нам ревностным протопопом в его бессмертном «Житии», Аввакум являлся также автором своего рисованного автопортрета, имевшегося в письмах к керженскому старцу Сергию. Сергий, проживавший в Ануфриевском скиту в Нижегородской земле, много раз встречался с Аввакумом и был его земляком, последователем, больше того – любимым учеником протопопа Аввакума.
Упомянутый автопортрет, написанный Аввакумом в Пустозерском остроге в 1679 году, не сохранился до наших дней, но весьма вероятно еще существовал ко времени написания иконы около 1693 г. Вполне возможно, что автор «хлудовской иконы» был знаком с этим рисунком, т.е. держал его перед собой при написании «образа» Аввакума. Многие исследователи истории церковного раскола указывают на высокую вероятность того, что изображение Аввакума на «хлудовской иконе» носит портретное сходство с реальным историческим деятелем. А так как до нас не дошли другие портреты или изображения Аввакума, это единственный его образ, дошедший до нас. Конечно, при этом следует понимать, что  создавался он в традициях иконописи, а не чисто художественного портретного изображения.
Как уже было сказано, в XIX в. икона принадлежала крупному московскому торгово-промышленному деятелю Александру Ивановичу Хлудову (1818—1882). Владелец был старообрядцем единоверческого согласия (это согласие признает новую реформированную церковь, но сохраняет прежние дореформенные обряды.) А. И. Хлудов собирал памятники древнерусской письменности и старообрядческой литературы. От кого и когда поступила икона к А. И. Хлудову, неизвестно. Формированием его коллекции долгое время занимался И. В. Борисов, тоже старообрядец. До того как икона попала к Хлудову, имеется интересное описание, сделанное писателем П. И. Мельниковым-Печерским (автором «Сказания о подводном граде Китеже»), опубликованное в 1861 г. Мельников-Печерский, в качестве чиновника по особым поручениям принимал непосредственное участие в закрытии керженских скитов в середине XIX в. Он хорошо знал  жизнь  волжского старообрядчества и сообщал, что встречал у старообрядцев икону Аввакума. На основании изображения иконы он дал первое в литературе описание внешности протопопа.
«Судя по этим иконам, — пишет П. И. Мельников-Печерский, — Аввакум был высокого роста, широк в плечах, с длинной седой бородой, кудрявыми седыми волосами, имел большие глаза, прямой тонкий нос, лицо сухощавое». Вероятно, данный источник описывает собственно нашу «хлудовскую икону», или старый список, точную копию с этой иконы. С нее еще в начале XVIII века было изготовлено несколько копий. При этом исследователь В. И. Малышев отмечает, что первая, былинная часть описания (высок, широк в плечах) это скорее дань традиции, а вторая часть описания – конкретна.
Н. И. Субботиным в 1879 г. впервые был опубликован фрагмент «хлудовской иконы» (только Аввакум), в 1906 г. ее впервые опубликовали целиком. При этом давались датировки – начало XVIII века, «по всем признакам не позднее».
Таким образом, «хлудовская икона» была написана в Нижегородских землях, на родине Аввакума, примерно в августе 1693 года, вероятно, иконником  Петром, близким к старцам Сергию, Моисею и Ануфрию. Икона имеет ценность не только как памятник иконописного характера и как предмет культа, но также имеет научную, историческую и художественную ценность как единственное изображение протопопа Аввакума, которое носит портретное сходство с реальным историческим лицом.
Литература:
1. Материалы для истории раскола за первое время его существования. Под ред. Н. Субботина, т. V, М, 1879
2. Малышев В. И. История «иконного» изображения протопопа Аввакума // ТОДРЛ, т. XXII. – М.; Л., 1966. С. 382 – 383, 386.
3. Сказания о распрях, происходивших на Керженце из-за Аввакумовых догмати¬ческих писем. В кн.: Материалы для истории раскола за первое время его существова¬ния. Под ред. Н. Субботина, т. VIII. СПб., 1887
4. Аввакум Петрович. Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами. Т. I, А—АДБ. СПб., 1861, стр. 149—154.


Рецензии