Полинка

Лето во второй половине 70-х годов. Утро выходного дня. По некогда асфальтированной дороге в направлении к железнодорожной станции шёл молодой мужчина и вёл за руку белокурую нарядную девочку лет четырёх - пяти от роду. Взбодрённая предстоящей поездкой в Московский зоопарк девочка подпрыгивала то на левой, то на правой ножке, едва поспевая за папой. В прибывшем электропоезде, к счастью, нашлось место и для наших путешественников. Под непрерывное щебетание Полинки, так звали девочку родители, электричка незаметно прибыла в Москву. Папа с дочкой вышли на перрон Курского вокзала и направились в метро.
 
Метро поразило девочку невиданным ранее столпотворением людей движущихся плотными потоками вверх и вниз, назад и вперёд, входящих и выходящих из вагонов метропоездов. А диковинная длинная лестница с бегущими ступеньками и странным называнием «эскалатор» вовсе ввела Полинку в ступор. В их многоквартирном доме лестница была устроена из нескольких частей с серыми неподвижными ступеньками, а в тётином доме для спуска в подвал и подъёма на чердак использовались обычные деревянные лестницы с перекладинами. Здесь же приходилось, ухватившись за папину руку, запрыгивать на красивые бегущие ступеньки, а потом спрыгивать с них на пол. Такая «живая» лестница и доставила их с папой в самый низ, где они сели в маленький вагон очень шумного вылезшего из дыры в стене короткого поезда. Поезд мчал их в темноту, а за окнами мелькали тусклые фонарные огни. Попытка Полинки перекричать шум поезда, проникавший в вагон через приоткрытые окна и оглушавший её, не увенчалась успехом. Наконец, увернувшись от хищных вагонных дверей и пройдя ещё одно испытание эскалатором, они с папой целые и невредимые вышли на станции метро Баррикадная.
 
Купив в кассе билеты и пройдя на территорию зоопарка,  наши экскурсанты очутились на берегу пруда, находившегося прямо у входа. Здесь они полюбовались на лебедей, гусей и уток и покормили их оставшимися мамиными бутербродами. Затем пошли осматривать вольеры и павильоны Старой территории и, после катания Полинки на пони, перешли на Новую территорию. Наибольший интерес у ребенка вызвали общительные слоны, медведи, обезьяны и красивые порхающие бабочки.
Возле вольера для жирафа девочка вдруг поскучнела, потеряла интерес к экспозициям, видимо устав от обилия впечатлений, полуденной жары и длительного хождения. На папин вопрос: «Что с тобой, Полинка?» девочка ответила: «Поймать бы сейчас бабочку и убить её!», выразив тем самым крайнюю степень несоответствия своего состояния с весёлым порханием красивых бабочек.  Пора было возвращаться домой, тем более, что на обратном пути нужно было ещё закупить в Москве продукты, которых в родном городе просто не было.
 
Подкрепившись мороженым и посетив по пути магазинчики на Баррикадной улице папа с дочкой пришли в гастроном расположенный в высотке на Кудринской и там завершили свои закупки. Спустившись в метро они доехали до вокзала и прошли на пригородный перрон уже заполненный людьми, ожидающими прибытия электропоезда. Как обычно, поезд подали незадолго до времени отправления и люди с сумками, расталкивая друг друга, ринулись занимать места в вагонах. Чтобы с ребёнком и покупками не остаться без места, папа поднял Полинку на руки и через приоткрытое вагонное окно посадил её на скамейку в середине вагона. Тем же образом он опустил на скамейку сумку, чтобы ею застолбить место для себя, и с оставшимся грузом прошёл в вагон к стерегущей его место дочери.

В назначенное время поезд отправился. Под ритмичный стук колёс некоторые пассажиры сразу задремали, кто от усталости, а кто для того, чтобы избежать необходимости уступить кому-либо своё место. Другие зашуршали бумажной упаковкой и принялись утолять голод и наслаждаться купленным дефицитом. Вагон заполнился запахами колбас и копченостей.

Полинка, съев купленный у проходящей мороженщицы пломбир, то уныло глядела в окно, то грустно рассматривала пассажиров и молчала. Примерно через час она встала на своё деревянное сиденье, держась ручками за его спинку, и ещё раз без эмоций оглядела вагон. Не найдя в нём и среди пассажиров ничего примечательного Полинка склонилась к папиному уху и спросила шепотом: «А можно я скажу бл*дь?». Понимая, что ей нужна разрядка папа тоже шепотом дал разрешение. И девочка, встав в полный рост, громко и протяжно крикнула: «бл*дь». Папа, не ожидавший от неё такого эпатажа, был готов провалиться на рельсы. Он покраснел, тихо попросил дочь успокоиться и сесть. Стоявшие в проходе и тоже утомлённые пассажиры, понимая суть происходящего, рассмеялись, а ребенок, расценив смех как одобрение, ещё дважды повторил свой возглас и только потом сел на место.

Но это был уже другой, улыбчивый и контактный ребёнок, которому было интересно всё, что проплывало за окном, он с восторгом делился воспоминаниями о метро и зоопарке и радовался предстоящей встрече с мамой. Так в доверительном общении отца и дочери незаметно прошло время, а прибытие поезда на родную станцию завершило череду состоявшихся за день интересных открытий и приключений Полинки.


Рецензии
Все сказано словами ребенка "Поймать бы бабочку и убить ее" . Очень хорошее произведение!

Ольга Соломаха   05.06.2020 06:51     Заявить о нарушении
Спасибо,Оля! Конечно же ты узнала прототипов персонажей и авторов высказываний!

Константин Соломаха   05.06.2020 07:10   Заявить о нарушении
Очень хорошо знала и знаю !

Ольга Соломаха   06.06.2020 15:40   Заявить о нарушении