Когда-нибудь

 
Весна 20-го года в городе N выдалась довольно бурной, с перепадами от почти летней погоды в марте до неожиданного быстро тающего снега сейчас, в апреле.
 
Предприниматель Андрей Андреевич Зотов, владелец небольшого строительного бизнеса, примерно отбывающий дома двухнедельный карантин после деловой поездки в столицу, кутаясь в тёплый плед сидел на веранде у растопленного по случаю похолодания камина и через полуприкрытое французское окно с интересом наблюдал за оплывающим слякотным снегом, стекающим с едва зазеленевших деревьев на уже отросший газон. Ему сегодня не здоровилось, но, не взирая на истому, он испытывал чувство блаженства от покоя, нахлынувшего на него в последнее время. Не смотря на полуприкрытые глаза, ему хорошо была видна возня скандальных воробьёв, таскающих всякую всячину под конёк крыши. Соседский кот, греясь на солнце, сидел на настиле террасы, изредка позёвывая в деланном равнодушии к воробьиной суете. Солнце, не останавливаясь ни на минуту, продолжало свою весеннюю работу по борьбе с незваным снегом.
 
Андрей Андреевич с интересом прислушивался к звукам, слабо доносившимся, из дома. Было слышно, как жена готовит обед на кухне, открывает и закрывает шкафы и ящики, гремит кастрюлями и ещё чем-то, стучит ножом по разделочной доске, в общем, производит массу деятельных и пахнущих приятным звуков. Из комнаты десятилетнего сына доносилось неясное бормотание, то затихающее, то продолжающееся вновь с новой привлекающей внимание силой – онлайн обучение постепенно входило в свою колею.
 
Жизнь уже успела Андрея Андреевича, к сорока пяти годам, изрядно потрепать. Бурная с перепадами студенческая юность быстро перетекла в не менее сложную молодость вечно занятого предпринимателя, с практического нуля выстраивавшего своё дело. Нрава он был беспокойного и далеко не покладистого, но это позволило  через препоны, а иногда и потери, всё же занять определённое место на небольшом рынке строительных услуг города N. Пользуясь славой человека порядочного в делах и строго следующего договорённостям Андрей Андреевич сумел завоевать столь нужный для дела авторитет среди горожан и предпринимательского сообщества, но при этом у него не было сколько-нибудь близких друзей, поэтому в последние годы он всё больше и больше замыкался в себе и исключительной отдушиной в бесконечной суете для него оставалась семья.
 
“Жена и сын – вот, то единственное, что я нажил” – думал Андрей Андреевич, мягко покачиваясь в кресле-качалке. Разливающаяся волной нежность накрывала собой лихорадку, всё сильней пробиравшей его. Он ждал.
 
Ждал продолжения разговора с женой о том, чем завершились её несколько звонков в больницу и каковы результаты непростых переговоров с врачами. Ждал сообщения от курьера, который должен был сегодня доставить конструктор радиоуправляемого катера, заказанного неделю тому назад, когда стало ясно, что работы не будет и, что придётся сидеть на карантине. Тогда он и решил сделать сюрприз сыну, да и себе тоже, а теперь, предаваясь неге мечтал, как они вместе будут собирать, клеить и отлаживать этот катер, а потом запускать среди кувшинок в пруду, сколько будет вопросов, планов, разговоров и веселья.
 
За окном вдруг гневно заголосили, заверещали воробьи. Андрей Андреевич в любопытстве приподнял отяжелевшие веки – давешний кот всё-таки решился на атаку и теперь, несолоно хлебавши, с важным видом удалялся в сторону пруда, раскинувшегося на окраине обширного участка.
 
Этот пруд в своё время был заботливо выстроен предприимчивым хозяином из небольшого дополнительного рукава ручья, протекавшего рядом с границей участка. В течение ряда лет Андрей Андреевич прикладывал немало усилий к тому, чтобы углубить, расширить русло этого ручейка, а затем и укрепить его берега, выложив камнем. В результате чего получился совершенно особенный уголок искусно преобразованной природы с маленькой деревянной пристанью, кувшинками на спокойной водной глади и лёгким, ажурным мостком, перекинутым через ручей.
 
Кот добрался до пристани и, устроившись там, стал внимательно наблюдать за водяной курочкой, осмотрительно вышагивающей по мелководью у берега среди кувшинок.
 
Одновременно с мигнувшим, сообщением, экраном смартфона о том, что прибыл курьер вошла жена, толкая перед собой сервировочную тележку, нагруженную столовыми приборами и различными ёмкостями, источающими невероятно аппетитные ароматы.
 
— Андрей, я накрою обед здесь? И, ты знаешь, я дозвонилась, наконец-то, скорая будет, ориентировочно, через час.
— Хорошо, дорогая, и, будь добра, выйди к курьеру, получи заказ. Он ждёт у ворот. — тихо проговорил, вырванный из забытья Андрей Андреевич, и добавил — Спасибо за обед, малыш.
 
Ещё через пятнадцать минут большой синий пакет лежал на прикаминном столике, а Андрей Андреевич, преодолевая накатывающие волны слабости, сквозь ресницы полуопущенных век с тоской в душе смотрел на него и испуганных жену и сына. В голове его крутилась только одна мысль: “Как не вовремя!”


Рецензии