Миссия уличного музыканта

Миссия уличного музыканта (из личной переписки).

Давече беседовали с Игорем П. (вроде, упоминала о нём - незрячий вокалист, учился в томском интернате для невидящих детей, на Батенькова , земляк, стало быть). Поделился:
- Вот я не могу, как Вика М. (популярный автор-исполнитель, раньше пела в краснодарских трамваях, сейчас не знаю). Она говорит: "А что такого? Что, ты боишься свой талант показать?" А я говорю: "Талант показать мне не страшно, сколько лет пою. Но не в трамвае же..."

Я понимаю, о чём он. В трамвае ты стоишь в позе просителя. Как бы навязываешь услугу. Как бы побираешься... особенно, если действительно денег нет. Если живёшь в достатке, пойдёшь ты петь в трамвае, в электричке, на улице, поставив рядом коробочку? Постперестроечное поколение не гнушается просить, даже когда не нуждается. Советский человек - не побирушка.

По мне, уличный музыкант - не тот, кто пиликает на скрипочке в расчёте на подаяние, поскольку больше ничего делать не умеет (и уметь не хочет). Уличный музыкант создаёт атмосферу, питает и поддерживает в народе музыкальную культуру.

Та культура, что транслируется со сцены, с экранов и прочих "репродукторов" - она как букет в вазе, декорированный, ленточкой перевязанный, грамотно вписанный в интерьер (правда, я с некоторых пор не ставлю в вазу цветы, потому что тоже "не хочу смотреть, как они медленно умирают"). Но, чтобы возник букет, нужны оранжереи и теплицы, сады и луга. Цветы как понятие должны существовать, как неотъемлемая часть бытия, они должны иметь статус чего-то красивого и уместного, социально одобряемого, к ним должен быть привычен глаз и нос. И только тогда возникает букет, иначе он непонятен и невостребован. Нынче, к примеру, не дарят букеты из цветков картофеля, хотя они ничуть не хуже многих других, "застолбивших" своё место в "цветочной индустрии".
С культурой аналогично. Когда народ перестаёт петь, песня становится оторванной от питающих её корней. Она становится уродливой как "Выставка современного искусства". Она становится деструктивной и вредной для мозга. Монстром она становится.

Только что пришла из гипера - не знала, чем заткнуть уши, пока ходила по залу. Проститутские попевки на мотив военных песен - это насмешка, издевательство. Впрочем, только для тех, кто знает "вкус оригинала". Выросшие на "дошираке" толерантны до такой степени, что даже не ощущают позыва к сопротивлению как бредущие на убой овцы.

Как я вижу уличного музыканта, качественно исполняющего свою миссию? Примерно так.

Допустим, я пришла на пятачок у магазина, где вечерами отдыхают после дневной духоты женщины с детьми, пожилые люди, поздние покупатели. И заиграла мелодию некогда популярной советской песни. И кто-то вспомнил и запел. Или просто улыбнулся. Или никак не отреагировал, но всё равно вспомнил. А потом так же с другой песней. И сам факт общей памяти, пробуждённой здесь и сейчас, уже объединяет. А потом, может, пришёл бы какой-то дед с баяном, растянул меха и завёл... ну, пусть будет "Вот кто-то с горочки спустился". Я бы отложила флейту и подпела. И ещё бы кто-то непременно подхватил. Может, мы вспомнили не все слова и не допели. Неважно. Зато вспомнили ещё какую-то песню - и тоже спели. Не все, пусть даже два-три человека всего. Кто-то бы молча слушал, кто-то шёл мимо, кто-то задержался на пару минут, кто-то беседовал со знакомым, ощущая песню фоном. Это был бы гармоничный, тёплый фон. Неважно, что мы не знаем имён друг друга. Лишь бы пелось. Не оралось с надрывной оголтелостью, а именно пелось, слаженно, бережно, с уважением к песне и друг другу. А если бы я уже хорошо играла, добавила бы трели где-то в проигрыше, украсила мелодию. И это было бы уже совместное музицирование.

Я очень хочу, чтобы совместное музицирование было не принадлежность салонов и особого "культурного слоя", а привычным бытовым явлением. Чтобы пели и музицировали не только и не столько артисты с дипломами и амбициями, а обычные люди, которые закупаются в "Пятёрочке", ездят на старых великах, сплетничают о соседях, сажают огурцы и картошку, ирисы и нарциссы.

Поющие люди свободны. От своей социальной значимости и незначительности, от возраста и состояния здоровья, от обид и амбиций, от "цветовой дифференциации штанов" и очередных страшных новостей внешней и внутренней политики. Пока поют - свободны. Пьющие продолжают всё это перемалывать в отравленном алкоголем сознании. Поющие сосредоточены на песне, памяти о ней, звуке, ритме, "чувстве локтя" поющего рядом.

И не надо снимать такой вечер на мобильный, чтобы выложить видео в интернет. Без обработки звука, изображения, нарезки кадров это будет убогое видео, оно создаст неверное впечатление. Ценность такого вечера в его спонтанности и несовершенстве. Так течёт задушевная беседа, у которой нет заранее оговоренного сценария. Так течёт вода, становясь рекой или ручьём в зависимости от рельефа местности. Уличный музыкант - тот, кто созидает жизнь в моменте "здесь и сейчас", такую жизнь, которую хочется жить. Момент, который хочется продлить, в который хочется вернуться, который хочется повторить в какой-то вариации. Которым хочется поделиться - и воссоздать вместе. Пусть в другом месте, в другом времени, с другими людьми. Чтобы ощущать себя живым среди живых.


Рецензии
Сегодня это ПРОСТО НЕОБХОДИМО!!! Люди устали от разделения на "богатых" ( читай,- тупых и алчных) и "не имущих" ( читай,- порядочных и человечных, но несущих все тяготы социальных бед и истоки вечной культуры бытия).
Русь жила общинными праздниками, как и общинными трудами , в зависимости от времени года. Связь поколений обеспечивал этот уклад жизни.
Сейчас молодёжь живёт сИротами. Не у кого им и слова спросить в случае обычных тяжких жизненных ситуаций. Детки растут в песочницах, закаканных бродячими кошками и собаками. Не слышно песен ,- ими жил народ. Песня собирала, сплачивала и укрепляла взаимопомощь и дружбу.
Как не хватает её сейчас ... Песня - душа народа.
- Спасибо. - А.Р.

Анфиса Русская   11.05.2020 10:06     Заявить о нарушении