Война, далёкая война

Война, далёкая война,
А сколько в этом слове боли,
Настоль жестокая она,
Что содрогаюсь по неволе.

Та боль тех лет живёт во мне
Трудами книг и кинокамер
Нам рассказавших о войне,
Где миг беды всемирной замер.

Смотрю на кадры кинолент
И вижу смерти страшной голод.
Как жизнь людей в любой момент
Там обрывает чей–то холод.

В них слёзы горя матерей,
Кто их поймёт всю горечь муки,
Похоронивших вдруг детей
В убийственной навек разлуке.

Как оправдать нам боль судьбой
Невинной маленькой девчонки,
Что  тянет с плачем и мольбой
К  убитой матери ручонки.

А в новом кадре жизнь в плену;
По лицам видно каждый пленный
Мечтает отомстив  врагу,
Вернуться в мир свой довоенный.

И снова смерть, но смерть в бою,
Солдат молоденький сражённый
Спасавший Родину свою,
Сражённый, но не побеждённый.

В ответ на смерть, кромешный тлен
Винтовку сжал его товарищ.
До одури, до вспухших вен
От бед немыслимых пожарищ.

В бою за высоту одну
Волнуюсь, гибнут батальоны,
Ну, а за всю за ту войну
Убиты были миллионы.

О, сколько их  детей страны,
Лежащих в ковыле, полыне,
С той не вернувшихся войны
Не похороненных  доныне.

А вот и подвиги в тылу,
Тут в трудовом своем порыве
Детишки, женщины в пылу
Про отдых, видимо, забыли.

Десант, раненья, медсанбат,
Разведка вновь идёт куда–то,
Штрафные роты и штрафбат
Всё кем-то пройдено когда-то.

А на экране где-то там,
Среди врагов, лесов дремучих,
От ран скончался партизан,
В гестапо зверски был замучен.

Бои за сёла, города,
И часто там, среди развалин,
Звучат призывно, где беда —
«За Родину» и «С нами Сталин».

Повсюду кровь, огонь и дым,
В атаку вновь идут солдаты,
Стал молодой от бед седым,
Но отступают супостаты.

Солдат советский наступал,
С боями шли войска на запад,
И всех приятно волновал
Весны, победы  близкой  запах.

А тот, любивший мир, вдыхал
Цветов весенних ароматы
Да вдруг споткнулся и упал,
убитый в спину с автомата.

Но новый день уже вставал,
Теплом отодвигая беды,
Он словно всех околдовал —
Ведь оказался днём победы.

Четыре года к цели шли,
Врага всем миром изводили,
Сражались с гидрой как могли
И всё же, всё же победили.

Когда великий день настал,
Тогда в Берлине, с боем взятом,
О, как народ наш ликовал
В победном мае, в сорок пятом.


Рецензии