Тарас Бульба. Ответы на некоторые вопросы

Однажды, перечитав повесть Гоголя «Тарас Бульба», я озадачился некоторыми вопросами. В частности, исходя из современных представлений об истории, было не понятно, что казаки XV века пьют и курят, если табак на Руси появился только в XVII веке, а крепкое вино начали делать и того позже. Странным предстает и прозвище Тараса – Бульба, если верить, что слово это означает «картошка», а картофель в России начали выращивать только в XVIII веке. Недоумение вызывал также язык обитателей Запорожской Сечи, которые без труда общались с поляками, и даже акцент не выдавал в них иноплеменников.
Одевались казаки на татарский манер: широкие шаровары с большим поясом, сабля, кинжал, люлька. Да и вообще внешним видом русские (по словам Гоголя) казаки очень напоминают татар. Вот какое описание казанских татар приводится в книге XVIII века: «Все почти Мугаметанские Татара бреют голову, оставляют только хохол да усы. Как прямые Казанские, так и вышедшие из них, носят холстинные рубахи, широкие штаны, кожаные чулки (тат. бахилы)... Подпоясываются же поясом или сабельной перепояскою... К поясу привешиваю нож, саблю и табашный прибор». Так что по внешнему виду «русский» казак более похож на татарина, чем на великорусского мужика.
При этом казаки – ярые исповедники христианской религии по греческому обряду, то есть – православные. Церковь для них – самое святое, что только может быть. Ради нее они совершают свои ратные подвиги, нещадно убивая и женщин, и детей, и стариков иного вероисповедания. Не только убивая, но истязая и мучая для устрашения и наказания неверных.
Не до конца понятным из прочтения остается образ казака как искусного воина, земледельца, ремесленника и отъявленного пьяницы в одном лице. Как может человек вообще (не уникальный, а усредненный) сочетать в себе столь противоречивые характеристики?
И главный вопрос, на который Гоголь не дает никакого ответа: кто же такие казаки, что это за народ? В Описании всех обитающих в государстве российском народов, составленном в конце XVIII века, дается такой ответ (далее, практически, цитата).
Когда Литва при Великом князе литовском Казимире Ягеловиче  в XV столетии соединилась с Польшей, тогда из Великого княжества Киевского было учинено воеводство, и вся Малая Россия разделена на поветы или уезды. Король польский Казимир IV учредил из тех же малороссиян в исходе XV столетия воевод, кастелянов, старост, судей и прочих урядников, а дворян или бояр всех честью и вольностью с польскими чиновными людьми и шляхтою сравнил, которые отданные им права и преимущества Ян Албрехт и Александр Казимировичи подтвердили и соблюли нерушимо.
Нужно упомянуть еще и о том, почему малороссияне тогда приняли образ такого одеяния и вооружения, которое называлось козачьим. А потому имела на себе имя козаков и вся Малороссия или древнее великое княжество Киевское.
Во время обладания татарского Россией, в 1282 году баскак, или губернатор татарский в Курском княжении, призвав черкасов из Бештау, или Пятигорья, населил ими слободы под именем козаков. Разбои и грабежи, причиняемые ими, произвели многие жалобы на них, для коих наконец Олег, князь Курский, по дозволению ханскому разорил их жилища, многих из них побил, а прочие разбежались.
Объединясь с русскими бродягами, они долгое время чинили по дорогам разбои, укрываясь от поисков над ними по лесам и оврагам. Много труда стояло всех их оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная их шайка, не обретая себе безопасности там, ушла в Конев (видимо, совр. Канев Черкасской области), к тамошнему баскаку, который и назначил им место к пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городок, или приличнее сказать острожек, и назвали его Черкасск, по причине, что большая их часть породою были черкасы, как выше о поселении их в Курске показано.
В сем новом жилище жили как разбойникам прилично, без жен и без собственности, а все имея общее и похищенное. По умножении числа их, живучи там, скоро они познакомились с окрестными народами и отворили свободный к себе вход всем удальцам, какого бы кто рода, закона и состояния ни был. Сии, заступая места выбывающих из них разными случаями, сделали общество свое без потомства непрерывным и, так сказать, бессмертным.
По взятии Киева в начале XIV столетия и по опустошении тамошней страны ханом Батыем, подпало Киевское великое княжество власти литовской. Многие из тамошних жителей, будучи угнетаемы насилием литовцев, а в Червонной России притеснениями поляков, оставляя прежние жилища свои, стали переходить к козакам черкасским. Холостые и бездомные входили в их сословие, а женатые подле городка их с условием некоторых им повинностей, находили в них надежных себе защитников.
Первые козаки (собственно – черкесы), переселившиеся из Курска, естественно со временем перевелись, а место их заступили малороссияне. Однако ж первобытное название черкасов при себе удержали и на всех живших под их зависимостью распространили. Равным образом и имя козаков стало быть наследственным и общим для всех, живущих в окрестностях Черкасска, ставшего столицею козачьих селений.
Первое имя черкасских приличествовало им по роду первых их заводчиков и по имени главного их города, а последнее, то есть козаки, по образу их жизни и вооружения (по версии автора текста, слово «казак» переводится с тюркского как «удалец; вольный, независимый человек; искатель приключений).
Время от времени размножаясь, переселенцы не вместимы стали быть в окрестности Черкасска, разнесли поселения свои далее и построили другие крепости для своей защиты и убежища на случай неприятельских нападений.
В XV столетии, когда досталась Малороссия полякам и тамошние жители несносным образом притесняемы от них быть стали, тогда многочисленными толпами переходить они начали к землякам своим. И в скором времени столько их умножилось, что до Буга и до устья оного селения распространили.
Вся сия область, многим числом городков, сел, деревень заселенная, содержала жителей вольных под именем козаков, кои все жили уже домами и питались земледелием и скотоводством.
Те же козаки, кои после назывались запорожцами, жили всегда особенным обществом, не имея ни жен, ни домов, и были надежным пристанищем для всех людей праздных и бездомных и школою молодым людям сей пространной области, которая от управления начальников их зависела.
Все жители сей области без исключения, в рассуждении частых набегов татарских и нападений от поляков, должны были быть всегда готовы к защищению себя и обороне и не иначе упражняться в земледелии, рыболовстве и других промыслах, как с оружием в руках. Таким образом, поневоле привыкши к ратоборству, все учинились воинами и в таком состоянии поставили себя, что те и другие, то есть татары и поляки, сделались им неопасны (конец цитаты).
Таким образом, мы теперь имеем представление, что казаки основали свою «республику» беглых разбойников в XIV веке. Первоначально этнический состав казачьего племени был смешанным из черкесов и русских бродяг. Затем почти полностью обновлен славянским населением из Киева. Однако внешним видом, то есть стрижкой волос, отращиванием усов и бритьем бороды, а также стилем одежды казаки остались верны татарским обычаям.
Непонятным остается вопрос с вероисповеданием: почему казаки столь ревностные носители православия и противники католицизма? И вообще, почему религия в их пиратской жизни занимает столь важное место? Возможно, приверженность греческой церкви в казачьи станицы принесли с собой уже переселенцы из Киева, который, как известно и был приемником вероисповедания по греческому образцу. Однако есть и другая точка зрения.
Черкесские народы и абхазы исповедовали христианский закон по Греко-Восточному обряду с древнейших времен. Нашествия татар и укоренившаяся на Кубани власть Крымских ханов способствовали введению в эти земли Магометанской веры.
В дальнейшем ни грузинские цари, ни российские государи, начиная с Иоанна  Грозного, сколько ни старались поддерживать христианскую веру между черкесами и осетинами, не имели в том успеха. Но, некоторые авторы уверяют, что черкесы всегда были наклонны к христианству, и доныне развалины церквей в некоторых местах почитаются как святыни.
У Броневского в «Новейших известиях о Кавказе» (1823 г.) читаем: «Из всех горних народов наиболее прославились в Кавказе Кабардинцы свойственною им храбростию, военными действиями их против Крымцов и властию, ими приобретенною у своих соседей. В российской истории они известны под именем Пятигорских черкесов, которое дано от Бештовских гор, по-славянски «пятигорие», по-татарски «Беш-тау», что значит также пять гор.
Приведенные источники были доступны Гоголю для изучения описываемого периода истории, и они хорошо согласуются с нарисованной им картиной, отчасти дополняя ее ценными подробностями и пояснениями.


Рецензии