Алёша

(Алексею Ивановичу Скурлатову,
прототипу памятника «Алёша» в Болгарии)
 
С судьбою в вечности не спорят,
Нельзя судьбу переписать,
Во время жизни, да и после
Нельзя на прошлое влиять.
Стоит в Болгарии, в Пловдиве
Простой, советский богатырь,
Его из камня, всем на диво,
В горе воздвигли Бундаржик.
«Белеет ли в поле пороша...!
…иль гулкие ливни шумят!
Стоит над горою Алеша…
…в Болгарии русский солдат».
Стоит наш воин-победитель,
Несёт Болгария цветы,
Европы он – освободитель
И нашей Матушки земли.
Солдат Алёша – русский воин
С села  Налобиха в Алтае,
Он воевал, а после строил
С его и профиль изваяли.
Судьба солдата не порочна,
Он честно Родине служил
И в сорок первом добровольно
На фронт молоденьким отбыл.
Сибирский лыжный батальон
Повёл парнишку по фронтам,
А самый первый, смертный бой
В деревне Крюково принял.
Как в песне славной той поётся:
«Лежат солдаты на снегу»,
Домой их много не вернётся,
Алеше повезёт же в том бою.
Свинцом  пропитан был мороз,
Земля и небо – всё горит,
Никто не думал там, всерьёз,
В аду, что смерть он победит.
Он смерть товарищей увидел,
В глаза и сам ей заглянул,
Но дома маму не обидел,
«Живой!» в письме тогда черкнул.
Но фронтовых пути-дорожки
Вели Алешу сквозь года
И тело каждый день безбожно
Свинцом война ему рвала.
Весь в орденах, а дома слёзы,
Две похоронки уж пришли,
А он сквозь лето и морозы
Ведёт с врагом свои бои.
Путь был далёким до Софии
И брался с боем каждый шаг,
И там, в Болгарии, в Пловдиве
Был Алексей на плёнку снят.
Тот снимок сохранил фотограф
И скульптору в работу передал,
А скульптор Василу Родословов
В граните памятник создал.
Стоит Алеша над горою,
Солдат советский, молодой
И помним мы его с тобою
Для нас он вечности герой.
Война когда-то подружила
Бойца Скурлатова  с Митоди*,
Их дружба в вечности ожила
На горЕ Болгарии и в слове.
Алёшу воспевают все поэты,
Но песня-гимн в веках одна,
Она, как символ той Победы
В народной дружбе на века.
Стоял полвека без печали
«В Болгарии русский солдат»,
Но вектор жизни поменяли
И стал Алеша оккупант.
А сердце рвет, и душу мечет,
Ушёл из жизни Алексей,
За что же так судьба калечит
России преданных детей.
14.12.2019

Слов с песни выкинуть не можно,
Их можно лишь душой принять.
Понять сегодня не возможно,
Что памятник хотят убрать.

Алексей Скурлатов 
 «Русский связист-богатырь стал прообразом знаменитого памятника, сам не подозревая об этом.
Обычно люди ездят в Болгарию, чтобы покупаться в море, позагорать на солнышке и съездить на экскурсию или за покупками. Но знаете ли вы, что в Болгарии есть наш «Алеша»? Скорее всего, слышали. Многие граждане знают об этом памятнике, знают песню «стоит над горою Алеша», но мало кто знает о реальной истории, которая лежит в основе создания этого памятника.

Родился Алексей Скурлатов  в селе Налобиха Алтайской губернии в 1922 году. По словам Алексея Ивановича, точная дата его рождения неизвестна: мать запомнила только месяц, на который пришлись роды, но точной даты вспомнить не могла и лишь предположительно называла: 30 марта. Однако в сельсовете этой записи о рождении нет, а деревенский фельдшер настаивал на дате 9 августа.

19-летний Алёша добровольно ушёл  на фронт в августе 41-го. Из выносливых и смелых сибиряков «повышенной крепости» формировали лыжные батальоны, в один из них, в артиллерийскую разведку, и попал рядовой Скурлатов. В тылу фрицев засекал огневые точки, передавал координаты своим, чтобы вели прицельный огонь.
Первый бой – у деревни Крюково, под Москвой, Алексей Иванович вспоминает так:
- Многие там погибли. Всё произошло неимоверно быстро, это невозможно понять и принять. Только что смеялись и шутили, из одного котелка ели и пили, и через секунду моих товарищей уже нет… 

Потом воевал под Калинином, Ржевом, Осташковом. Был тяжело ранен, месяц валялся в госпитале. К маме на Алтай полетела первая похоронка на сына, потом - вторая. У деревни Верёвкино Алексея накрыло взрывом. Засыпало землёй так, что только ноги и лицо были видны. Заживо погребённый, пролежал сутки. Проходившие мимо санитары уже было решили, что он мёртв, но девчонка - санитарочка заметила, что глаз у «убитого» дёргается. Вытащили из-под завала израненного, контуженного. Оглохший и немой, он писал на родину: «Мама, я живой!»

Вообще, война его «покусала» - будь здоров.
Один осколок прошёл по всей руке, по боку, ноге и вышел возле ступни. Всю сторону левую разворотил. Один из осколков до сих пор внутри. Вынимать врачи побоялись - опасно, слишком близко спинной мозг.
Из-за последнего ранения Алексею Ивановичу пришлось расстаться с разведкой и стать связистом. Когда советские войска осенью 1944 года вошли в Болгарию, он прокладывал связь от Софии до Пловдива. Здесь уже не было масштабных боёв, поэтому по вечерам молодые советские солдаты встречались со своими сверстниками-болгарами, общались, танцевали, пили виноградное вино. Восторг окружающих вызывала картина, когда богатырь-сибиряк усаживал на плечи двух болгар и танцевал.

*Особенно крепко Алексей сдружился с Методи Витановым, участником болгарского Сопротивления, работавшим на почтамте в Пловдиве. Именно Методи, восхищённый статью своего друга, сфотографировал передал его фото местному скульптору Василу Родославову, а потом узнал в возводимом на холме Бунарджик («Холм Освободителей») памятнике советскому солдату своего русского «братушку» и написал мелом на гранитном камне постамента «Альоша». Памятник был построен в 1957 году.
В 1962 году в Болгарии, и в Пловдиве в том числе, побывал советский композитор Эдуард Колмановский, который рассказал об этой истории поэту Константину Ваншенкину, которого она вдохновила на написание стихотворения, а Колмановский написал музыку. В 1966 году песня «Алёша» была опубликована и стала так популярна, что до 1989 года была официальным гимном Пловдива.

Сам «прообраз» о своей «монументальности» и не подозревал. Вернулся после войны на Алтай, женился, работал в МТС трактористом, комбайнёром, экспедитором. Работал Скурлатов так же, как и воевал, - с полной самоотдачей. Дома практически не жил: с ранней весны до поздней осени - в вагончиках на полевых станах. Вот почему песню «Алёша» услышал по радио много лет спустя после окончания войны. Удивился и сказал родным в шутку: «Может, это про меня? Я ведь там был…» Он даже предположить не мог, что через посольства и военкоматы, журналы и радио по всей огромной стране искали прототип того самого Алёши, «в Болгарии русского солдата». «Не мой ли это Алёша?» - писали матери и вдовы со всей России. Ошибиться было нельзя, поэтому, когда наверху, наконец, узнали про Алексея Скурлатова, живущего на Алтае, его досье чуть ли не под микроскопом изучали и в крае, и в Москве, и в Софии. Сомнений не осталось - он! Подтвердил это и Методи Витанов, посмотрев на фотографии Алексея Ивановича. Сразу же написал другу, который стал почётным гражданином Пловдива: «Братушка, Алёша, я тебя нашёл!» А было это так. В 1974 году Методи Витанов решил найти своего товарища и написал об истории памятника в журнал «Огонёк», обратившись к бывшим связистам военных лет с просьбой помочь отыскать настоящего Алёшу. Алексей Иванович, который тогда работал слесарем в селе Овчинниково, узнал себя в этой заметке, когда её прочитали на заводе, но его товарищи по бригаде ему не поверили. В 1980 году Андрей Усольцев, рабочий этого завода, поехал в санаторий города Белокуриха, где встретился с учителем из Свердловска, Леонидом Голубевым. Когда по телевизору заиграла песня «Алёша», учитель сказал, что давно со школьниками ищет героя этой песни, на что рабочий ему ответил, что работает вместе с фронтовиком, который как раз им себя и считает, но ему никто не верит. Голубев, наоборот, поверил и списался со Скурлатовым, попросил у него фотографию, а затем переслал её в Болгарию. В ответ на эту фотографию Методи написал: «Я нашёл тебя, Алёша!»

 Прошло много времени, и в 1989 году власти Пловдива решили снести памятник. Мэр города утверждал, что из памятника лучше всего сделать бутылку Кока-Колы. Алексей в это время с болью в сердце следил за новостями. Можете себе представить, что творился в душе у этого человека. Но нашлись добрые люди и граждане города Пловдива, которые день и ночь дежурили около памятника, чтобы его не снесли. Они одержали победу над властью.
Алексей Скурлатов прожил до 2013 года. Памятник до сих пор стоит на том же месте. Только вот около него все пусто и безлюдно. Даже бассейн с водой засох. Зато с такой высоты, Вы сможете насладиться красотами всего Пловдива.
Мы все надеемся, что местные жители Пловдива до сих пор помнят о том, кто такой Алеша.  А мы с Вами будем знать всю печальную историю этого памятника.»

Материал для составления статьи и фотография взяты из Интернета. Спасибо авторам.


Рецензии
Николай, спасибо огромное за это стихотворение! Я слышал про этот памятник и песню про него, но даже не знал, что у него есть прототип, реальный русский солдат.

Соколов Владислав   09.08.2020 11:06     Заявить о нарушении
Благодарю Владислав, за добрый отзыв!
С уважением, Николай.

Николай Шустиков   20.08.2020 17:08   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.