Литожица

           А может быть реки просто не было? Может быть.
           Но как же она называлась? Река называлась.

             Саша Соколов. Школа для дураков.



           ***

Литожица впадает в реку Шоша.
Но это ниже, километров пять.
Я там бывал наверно пару раз.
И там она совсем уж не похожа,
на ту Литожицу, которая моя.
Моё хитросплетение, мой пазл.
Река здесь скрытно вьётся и влечёт
за свой неочевидный поворот.

Я в них не разобрался до сих пор,
я не запомнил эти все изгибы,
их слишком много. Если бы могли мы
сейчас открыть на месте гугол-мап
и посмотреть внимательно в упор
какой виток у нас перед глазами,
едва ли мы уверенно сказали,
что мы вот здесь. И в этом виноват


           ***

Ажарский лес. Деревни нет давно,
а имя для названья сохранилось,
передавая строгость и красивость
огромных сосен. С ними заодно
намешаны берёзы и осины,
растут грибы, орехи и черника,
малина и местами земляника,
есть папортник, поляны и низины,
и жуть с простым названьем чащарА.
И в чащарЕ запутавшись, ты рад
просвету слабому, на первый взгляд,
но постепенно набирающему силу –
ты вышел. Впереди тебя она,
Литожица, песочная река,
вода прозрачная, и дно без ила,
проворна, изворотлива, узка,
и максимум по пояс глубина,
а на прямых и вовсе по колено.
Разденься, искупайся, отдохни,
уйдут слепни, возникнет непременно
желание ещё в лесу бродить,
а если нет, то может проводить
Литожица, петляя, до дороги,
изменчивая Ариадны нить.
С купания легки и резвы ноги,
и километры кроешь незаметно,
орехов собиратель иль грибник.
Тебя всегда Литожица хранит,
собой пронзая лес наискосок,
перекрывая север и восток,
на запад лишь ты сгинешь в километрах,
если дорогу дальше перейдёшь...


           ***

С тобой я повстречался в восемь лет,
ещё не куплен мой велосипед,
звенит восторг, случившийся со мною,
трезвонит восхитительный момент,
везут на раме, а мне дела нет,
ведь бабушка пустила вдруг в ночное
с ребятами что были повзрослей,
бежит дорога средь льняных полей,
жизнь открывает новое, иное,
и хочется добраться поскорей.

Литожица. Купание с дороги,
разложен скарб, костёр на берегу,
на небе звёзды, вспомнить не могу
подробностей и очертаний строгих
всей кутерьмы. Я помню лишь еду:
лук, огурцы, печёная картошка,
в большой жестянке сельди Иваси.
Сумбур, веселье, комары немножко,
боясь костра, устраивают гул.
И можно петь, кричать изо всех сил,
и плыть свои пять метров по-собачьи,
девчонок с восхищением дурачить,
стащив коварно снятые трусы,
а после всем купаться голышом...


           ***

А время шло, я до реки не шёл –
уже купили мне велосипед,
и плавал через год я хорошо,
и жаждал восхитительных побед.
И в новых играх грань добра и зла
порой виляла с легкостью воды,
что весело Литожица несла,
за нами замывая все следы.


           ***

Мы викинги. Вид кроличьих одежд,
радикулит лечивших до поры ,
всех срубит без меча и топора.
Врагам не оставляем мы надежд,
мы гордо поднимаем топоры,
мы злые варвары. И это не игра.

Мы строим плот, мир захватить окрест,
под вздох берёз и уханье осин.
Сырые брёвна плохо держат вес,
Литожица – ты будешь наш трамплин.
Плот тонет, он не вынесет двоих,
намокший мех предательски полез...
Лес на неделю тягостно притих.
Не полетел наш гордый бригантин.

Растаял вместе с сохшими в траве
облезлыми остатками мехов,
лихой грибник наверно на заре,
отправил плыть до новых берегов.


           ***

Неповторимо. Сколько той воды,
испитой нами прямо из реки,
текло вперёд легко помимо нас,
стирая наши робкие следы,
добро и зло играя растворив.
Мир лишнего случайно не создаст.

И имя мир случайно не даёт,
проверено десятком новых рек,
в их именах начертано своё,
присущее, сокрытое как грех.

Медведица, и Орша, и Молога,
Тьма, Тьмака, Шоша, Шегра и Тверца,
закончившись, водой впадают в Волгу,
там продолжаясь и не ведая конца.

А если занесла тебя дорога –
играют мимо нас, помимо нас,
кому-то долго, а кому недолго.
Неповторимо и волнительно подчас.

Литожица, прости меня. Пока...
не получается к тебе добраться вновь.
Ты — первая серьёзная река.
Ты — детская песочная любовь.


Рецензии