Мир Кино. Шон Коннери и Мишель Пфайффер4

   
      В предыдущей миниатюре я рассказал о своём участии в эпизоде фильма «Русский дом», снимавшемся на кладбище в Переделкино. Фильмы, в которых я принимал участие, я обычно не смотрел. Не смотрел я и этот фильм, но раз уж стал делиться своим воспоминанием о нём, я решил его всё-таки увидеть. Как оказалось, он хорошо представлен в интернете. И я не стал отыскивать лишь свой эпизод, а стал смотреть с самого начала. Где-то на 18-й минуте совсем неожиданно для меня этот эпизод, в котором Шон Коннери и Клаус Брандауэр беседовали у могилы Пастернака предстал совсем иным. В нашем случае, они снимались непосредственно у памятника Пастернака в процессе беседы друг с другом, а мы слушали стих поэта, который читала женщина.

      В фильме даже кладбище выглядело по-иному. Было немало крестов на могилах, а ведь даже в одном из роликов о могиле Пастернака кладбище назвали усыпальницей большевиков. Но самое главное, что меня поразило - стих, вернее лишь две строчки из него, прочел незнакомый мне мужчина. Рядом с ним стояла женщина и чуть поодаль двое мужчин. Их я тоже, по-моему, никогда не видел. Кадры с нашим участием в фильм не вошли. Когда был переснят этот эпизод, мне, конечно, неизвестно. Но вот ведь какая штука. Эпизод с нашим участием я, вроде бы, видел. Мне как-то позвонили знакомые и сказали, что видели меня в этом фильме именно в эпизоде на кладбище. Я до сих пор был уверен, что я тогда же нашел этот фильм, не смотрел его полностью, но свой эпизод нашёл, а сейчас его попросту в фильме нет. Мистика какая-то. Хотя с моим участием в фильмах такое случалось не раз и не два. В основном  в групповках. Это когда из массовки отбирают одного или нескольких человек для участия в каком-либо действии. В основном без слов. Большей частью я участвовал в основном в групповках, куда меня чаще всего и приглашали. Но очень часто кадры с моим участием в фильм не попадали. Я не сразу понял почему.

        Оказалось всё просто. Внешне я выделялся в своей группе, привлекая внимание зрителей к себе. Непроизвольно. А такое в фильмах режиссеры  стараются избегать. Это отвлекает зрителя, который ждёт появления такого человека ещё раз.
Но это меня, честно говоря, не печалило. Актёрская стезя меня не привлекала никогда. Я даже в своё время имел возможность поступить в ГИТИС, но не воспользовался этим, так как не был уверен, что добьюсь успеха в этой профессии.
 
     Неудачным было и моё участие в многосерийном фильме БиБиСи «Стрелок Шарп» с Шоном Бином в главной роли. Съёмки проходили у горы Демерджи неподалёку от Алушты, в Крыму. Там я играл в одном из эпизодов католического священника, который руководил хором церковных мальчиков. Для этого эпизода меня гримировали около часа. Делали лысину, гримировали обильно лицо, одевали в соответствующую одежду. Так вот эпизод в католическом храме вообще в фильм не вошёл, а лишь вошли кадры, где я иду к храму во главе небольшой колонны мальчиков, а снят я был лишь со спины.

     И ещё несколько слов об эпизоде из «Русского дома». В предыдущей миниатюре я упомянул о том, что могила Пастернака располагалась на возвышенности, и для того, чтобы идти к выходу с кладбища, надо было спрыгивать с уступа. Так вот, по указанию режиссёра для нашего удобства в перерыве между съёмками рабочие соорудили лесенку из ящиков для киноаппаратуры. Такое внимание к нам нас очень удивило. Но ещё более изумило другое. В следующем перерыве ящики были обиты яркой ковровой дорожкой. В такие вот чудеса в голливудской технологии киносъёмок. А вот в кадрах роликов о могиле Пастернака никакой лесенки до сих пор не сделано. И участок кладбища, где похоронены великий поэт и его близкие выглядит неухоженным. Очень жаль.
    (Продолжение следует)


Рецензии