8. Попугай Жорик и Соловей Бемолька

     Попугай Жорик жил в красивой просторной клетке, и хотя дверца этой клетки никогда не запиралась, всё же это была клетка. Когда никого не было дома, он очень тосковал. Он вылетал из своего домика, садился на окно, поближе к открытой форточке, и слушал пение птиц, которые прилетали к нему в гости и, усевшись на высокой берёзе, пели для него на все лады весёлые птичьи песенки. Больше всего на свете Попугай тоже хотел научиться петь.
      Жорик был очень разговорчив и, когда его хозяин Фёдор приходил домой, он любил с ним поболтать о ом, о сём.
- Федя, привет! Федя, привет! – приветствовал хозяина Попугай.
- Здравствуй, Жорик! Как день без меня прошёл? –интересовался Фёдор.
- Федя, дел было много! Я ел, спал, потом снова ел, потом снова спал…
- Только-то, ел да спал? - удивлялся Фёдор.
- Ещё я летал, за ушком чесал, пёрышки расправлял, снова немного поел и снова немного поспал…
- Ну вот, Жорик, Жорик, опять то ел, то спал… Ах да, ты ещё и летал…
- Ох, Федор, ну да, ел, спал, летал…  Я устал, почеши мне спинку… почеши… Почеши шейку, почеши… Ну всё, Федя, хватит… Лучше спой, а? – тарахтел без умолку Попугай. – Федя, спой! Федя, спой! Федя – молодец! Жорик – молодец!
      Фёдор садился за фортепиано и начинал играть, а Жорик усаживался ему на плечо и, слегка наклонив голову, замирал от удовольствия. Он очень любил слушать, как поёт его хозяин, вернее, его лучший друг. иногда Жорик и сам пытался ему подпевать, но у него это плохо получалось.
- Эх, Федя, есть у меня мечта, петь, как ты, или как птички, живущие за окном, а, может быть, даже лучше…
      Немного посидев на плече, Жорик перелетал на крышку пианино и начинал пританцовывать.
- Талант! Жорик, ты талант! – нахваливал его Фёдор.
- Да, я такой! Хороший Жорик! Хороший Жорик! Хороший! – соглашался попугай, но потом вспоминал, что, петь-то ещё не научился, и печально опускал голову.
- Не переживай, какие твои годы, ещё научишься петь. – успокаивал своего друга Попугая его хозяин.
- Мне тут птички нащебетали, что недалеко, за городом, есть Изумрудный лес, где живёт учёный Соловей.
- Ну, так это ж в лесу, это далеко, заблудишься. Да и как я без тебя? Жорик, не надо.
- Надо, Федя, надо!
- Я переживать буду, мало ли что может случиться.
- Не может, Федя, ничего не случится, научусь петь и вернусь. Ты только жди.
      На следующее утро, как только Фёдор ушёл на работу, Жорик, вылетев в открытую форточку, отправился в Изумрудный лес.
- Свобода! – прилетев в лес и усевшись на ближайшем дереве, громко закричал Попугай. – Свобода – это, конечно, хорошо! Только, что я буду есть и где я буду спать? И как я отыщу этого учёного Соловья?
- Это кому же тут понадобился учёный Соловей? - увидев Попугая, сладко проронила Лиса Люська. – спускайся пониже, покажу дорогу.      
     Спустился Жорик чуть ниже, но всё же осторожничает, мало ли что, места-то незнакомые.
- Видать, не больно-то нужен тебе наш голосистый певец, не спускаешься, не хочешь, чтоб дорогу тебе показывала.
Жорик спустился ещё на одну веточку вниз. Стала Лиса Люська на задние лапки, а достать не может. Тут мимо пробегал Волк Васька.
- Эй, приятель, подсоби, - обратилась Лиса к Волку, - подставь свою спину, я на неё влезу, да расскажу нашему гостю, как ученого Соловья отыскать в нашем Изумрудном лесу.
      Хотел уж было Волк свою спину подставить да вовремя спохватился.
- Э, нет, Рыжая, обманешь, схватишь первая эту птаху, съешь её, а мне ничего не достанется. – стал он ей на ухо нашёптывать так, чтоб Попугай не слышал.
- Чего это ты, братец, решил, что обману? – рассердилась Лиса Люська.
- Да тут и решать нечего, сколько раз уж обманывала, - уже громче произнёс Волк Васька.
- Кого обманывала? Меня? – снова забравшись на верхнюю ветку, встрепенулся Попугай. – Значит, меня обманули, нет у вас в лесу учёного Соловья.
      Тут, проходивший мимо Михал Михалыч, пригляделся, увидел хитрую парочку, Лисицу да Волка, и свернул к ним:
- Это кому тут мой друг Соловей Бемолька понадобился? – спросил он у Люськи и Васьки, ещё не видя Попугая.
- Это не мы… Это не нам… - боясь попасть под медвежью лапу, запричитали Волк да Лиса, зная, как Михал Михалыч любит слушать песни Соловья, и пустились наутёк.
      А Попугай, свесившись с ветки, тихо произнёс:
- Это я хотел найти учёного Соловья, петь хочу у него научиться.
- Да-а… - протянул Михал Михалыч, - когда-то и я хотел научиться песни петь, да только говорят, мне медведь на ухо наступил… надо же такое придумать… ну как я сам себе мог наступить на ухо…
     Михалыч ударил себя по бокам и стал смеяться. Подражая ему и Попугай захохотал, а потом сказал:
- А меня Жорик зовут!
- Ну, что же, Жорик, пойдём к моему другу, авось ты и научишься, тебе-то медведь на ухо не наступал. – всё ещё продолжая смеяться, но уже тише, предложил Михалыч.
     Пошёл Медведь вразвалочку по лесной тропке, а Попугай за ним летит, не отстаёт. Пришли они к учёному Соловью. Медведь поздоровавшись, стал объяснять:
- Тут я тебе, мой друг Соловушка, гостя привёл. Знакомься!
- Я – Жорик! Жорик – я! – произнёс Попугай, волнуясь.
- А я – Соловей Бемолка!
- Чего пожаловал?
- У меня мечта, петь хочу научиться… очень… - заскромничал Попугай.
 - Наука это сложная, что готов за неё отдать? – решил проверить Попугая Соловей.
- А что надо?
- Хочу все перья твои красивые, согласен?
- Согласен! – твёрдо сказал Жорик.
- Ну, что же, вижу ты готов!  - убедился Соловей. - Только оперение мне твоё не надо, я пошутил, мне и моё серенькое одеяние очень нравится. Можно ведь и одёжку красивую нарядить, и прихвастнуть талантами, а на деле… Ладно, беру тебя в ученики.
      Долго брал уроки пения Попугай Жорик у Бемольки. И вот наконец-то учёный Соловей сказал:
- Молодец! Закончилось твоё обучение!
     Попрощались они, обнявшись, и Жорик отправился домой. Соскучился за Фёдором. Залетел в открытую форточку, сел на клетку, и как только Федя пришёл с работы, его встретила весёлая песенка, которую радостно напевал Попугай.
- Жорик! Жорик, миленький! Вернулся!
- Ну что споём! – предложил Попугай.
      Фёдор сел за фортепиано, Жорик, как всегда, уселся ему на плечо, заглядывая другу в глаза. Зазвучали первые нотки, Федя запел, Жорик перелетел на крышку пианино, чтобы пританцовывая, ему подпевать. А когда песня закончилась, Федя произнёс:
- Жорик – ты талант! Пожалуй, нет, не талант… талантище! Жорик – молодец!
А Попугай добавил:
- Федя – хороший! Жорик – хороший!
                16.10.2019.
            


Рецензии