Трубач

Трубач, нежно и мелодично заканчивал своё соло, тем самым заканчивал и своё выступление. Весь зал был околдован и загипнотизирован его игрой, никто и никогда не слышал такой игры и такой печальной и светлой мелодии. И вдруг трубач резко сфальшивил, громко и нарочно. Все встрепенулись, как после долгого и глубокого сна, а некоторые ахнули сильно испугавшись. Мне захотелось подойти дать по морде трубачу, сам не зная за что, толи за то что он так вульгарно вывел меня из блаженства, или за то что он вообще ввёл меня своей игрой в это состояние полёта, полёта над головами. Прошла минута и я улыбнулся своим мыслям. От приглушённого света ничего не осталось и на сцену вышла группа, которая меня вынудила покинуть этот ночной клуб. Я шёл пешком по ночному городу и летняя ночь, заботливо утешала меня. Я шёл и вспоминал выступление трубача. Его музыка переполняла моё сознание и переливалась через край, но я нарочно сдерживался, что бы как можно дольше ощущать эту радость внутри себя. Редкие прохожие гуляли по улицам, немолодые пары обнимались и делали вид что влюблённые. Я сел на лавочку под плакучей ивой. Закурил папиросу и только теперь улыбнулся. Адреналин тут же судорогой свёл моё тело, и я сладострастно затянулся густым, ароматным дымом. Я зажмурился и почему-то вспомнил своё детство. То как давно-давно был на курорте с мамой. Тут же вспомнил утренний, курортный аромат, запах моря. Как же я был тогда счастлив. Блёстки моря, яркими золотинками лета сплетали в моих глазах чуть болезненные узоры. Я лежал на пляже и изнывая от жары, нарочно томился на горячем песке, как можно дольше, что бы потом, доведя себя от жары до полуобморочного состояния с разбегу упасть в прохладные руки моря.

Поймал себя на мысли, что раньше это никогда не вспоминал так ярко и с такой ностальгией.

Я открыл глаза. Ночь набирала обороты и прохожих стало ещё меньше. Вдруг из темноты вышел мужчина в руках он нёс кофр. Я узнал в нём того самого трубача. Он шёл неспешно и одиноко. Я встал и преградил ему дорогу. Он остановился и медленно поднял глаза. Уставшее и сонное лицо, ничего не выражало. Я протянул ему руку и сказал:
- спасибо!
Он пожал мне руку, сонно искренне улыбнулся и двинулся дальше своей дорогой. А я смотрел ему в след, пока его не поглотила ночь.


Рецензии