Наука стройности и красоты Цикл I. OY

Фрагмент выступления
(семинар критики)

                Критика как искусство -
                и провести по безднам, как по суше...


По минным изгибам ловушек слова
Критик всякий раз попадается в безумную ситуацию взрыва:
Присвоить анализируемый текст (уловка),
Отыскать намёки на самого себя (прозорливый),
Вычитать, что хочется вычитать, используя безумие (прикрытие),
Пролезть, втиснуться между словами, образами произведения и читателем (с целью внимательности),
Внушить иллюзию, что достоинствами сочинения ткань обязана именно ему (и его уму),
Стремления шпионить за автором и покушаться на процесс творчества (фарфорового),
Вламываться в личное пространство художника (топча его ноженьками и кромсая ноженками),
Объясняя себе как будто необходимостью точного следования мысли (ведь он тоже смыслит),
Отчаянное стремление подойти к порогу бессмертия и открыть в него дверь (не ожидая читательских провер)...
Но всякий раз вижу взрывы минного поля -
С моря дующий ветер слизывает дым и гарь потуг,
Волна мерно глушит их шум, оставляя след шоркающей сгорбленной походки безумного вселения в чужое тело.
Мы сидим в квартире на Пикадилли, окна выходят в Грин-парк...
Звучит Концерт № 2 си минор для виолончели с оркестром, ор. 104 Антонина Дворжака...
Иоганнес Брамс говорит: "Почему только я не знал, что концерт для виолончели можно так написать? Я бы давно уже написал его..!"
Периодически Концерт прерывает Фантазия-экспромт до диез минор, op. 66 Фредерика Шопена...
 - И что скажете, Гильберт?
Вступает Оскар Клод Моне: "Невозможное - нарисовать свет... Я всё время борюсь с природой..."
 - Между сюжетом и фабулой всегда напряжённость узора: одно прячется в другое, всегда полупрозрачное и лежащее на поверхности...
 - Я знаю, что чтобы нарисовать море действительно хорошо, вы должны смотреть на него каждый час, каждый день в одном и том же месте, чтобы вы могли понять, как вы должны работать в этом конкретном месте, и именно поэтому я работаю над одними и теми же сюжетами снова и снова и снова, четыре или даже шесть раз...
 - Это всегда сознательное заманивание слушателя, зрителя и читателя, предлагающее самому увидеть находку, свет, образ, гармонию звуков...
 - Чтобы начать верить, надо говорить чужими устами; чтобы отыскать истину, стоит выдумать миллионы заблуждений, - продолжал Гильберт.
 


Рецензии