Октябрь на даче

Дачи пустеют. Народ разъезжается по зимним квартирам.
Сжигают срезанные ветки, сливают в водопроводе воду, закрывают на зиму розы, укутывают молодые хвойники.
Недолгую минутку, перед дорогой, одевшись, сидят на старом диване, слегка вздыхают.
Дачный сезон закончился. Широкие машины забиваются под завязку яблоками, бесчисленными банками с огурцами, кабачками, черникой, грибами и пр.
С трудом влезают на заднее сиденье неловкие бабуси и внуки. Важные сыновья лениво выжимают сцепление и под рэповскую музыку крутят баранку.
Сыновьям нет никакого дела до дач. Скудных остатков сыновнего долга еще хватает, чтобы приехать. Но недовольство уже проглядывает на их деловых лицах.
Слава богу!- думают бабки на заднем сиденье. Долгие недели ожидали они того, чтобы их вывезли наконец в теплые городские квартиры.
Роптать на детей им и в голову не приходит. Они рады безоговорочно и пристраивают внуков поудобней.
  Всё. Народ уехал. На зиму.
 Но не весь народ.
В пяти- шести домах по вечерам светятся окна.
Дымятся трубы, топятся печи, закатываются в стеклянные банки поздние подосиновики и опята.
  На роднике уже нет очереди и вольно идти за водой в любой час.
Хорошо гулять на даче в позднеосеннюю пору. Как будто кроме тебя и природы вокруг ничего и нет. Последние лимонно- желтые листья слетают с берез, воздух легок и чист до необычайности. Мысли ясные, чувства спокойные, шаг размеренный.
Какое-то время сохраняется человеческое тепло у покинутых на зиму участков.
Как будто человек вышел на час и вот-вот вернется. Людей нет, но уют, обжитость и мягкость сохраняются вполне.
И лишь в самые предзимние дни проявляются у оставшихся одиночество и легкая грусть.












Поздний вечер. За окном льет и льет. Темно. Ничего не видно.
 В доме натоплено изрядно. Даже и душно.
Как там водосток? Выдерживает ли?
 В прошлую зиму здорово протекало под дом. Водосток перекрутило от снежного давления и на стыках потекло.
 Но не сейчас же в ливень холодный да в темень идти смотреть. Навернешься, да и рухнешь в самую лужу.
Завтра схожу. Думаю я. И ставлю на плиту чайник
. На подоконнике в кухне осталось чуть волгоградского меда. Очень даже приличный мед. Пыльцой пахнет. Согревает.
  ...Выбирал , выбирал подходящий для поездки денек. И выбрал! Январский ливень!
Сидишь в дому, как сыч. Наружу и нос не высунешь.
 А в дому- сырость. Два дня прогревать только надо.
Постепенно наваливается истома. Я долго сижу у окна в оцепенении.
Потом ныряю в прогретую электрической простыней постель и сладко засыпаю.
   Утром- стук в дверь. Вера стучится.
И, черт бы ее подрал, в такую рань.
 Темно еще.
 Накинув халат иду открывать.
  Вера докладывает  дачные новости, как будто я ее тут охранником поставил и требую отчета.
 Она рассказывает подробно и с неуместным оживлением. Суть рассказа в том, что все хорошо. Дом стоит. Ельники укутаны( и зачем в  теплую зиму я их укутывал?- сопреют!)
  Я угощаю гостью чаем с конфетами и медом.
 Вера говорит без умолку о неизвестных мне особах. О чьих то мужьях, сыновьях, любовницах.
 Не проходит мимо Ляли(соседки) и кроет ее почем зря. Хотя совсем недавно были они закадычными подругами. Не разлей вода.
Я Лялю не люблю, но слушать сплетни не люблю еще больше.
  Я не поддерживаю разговор, намекая что у меня и другие дела есть.
Отчего то делается грустно.
 Я неплохо отношусь к Вере. Есть в ней некоторая и душевность помимо прочего. Но я хорошо ее изучил. Чуть с ней сблизишься- начнет тебя просить. Обо всем на свете.  То огород вскопай, то хлеба принеси, то воды налей, то за грибами для нее сходи. А главное- разговорами замучает.
 Вера съедает все конфеты и уходит. С Богом!



На даче мало народу. С десяток разве по разным концам наберется. Не более.
И не виден он, этот десяток. А сидят по домам в тепле.
 Два-три ходока совершают моцион, проходят и по нашей улице Просторной.
 Но нет среди них у меня друзей.
 А есть лишь несколько знакомых.
 Та же Вера, да Зоя Васильевна, да Зои Васильевны приятельница, живущая так, что неделю в Москве- неделю на даче.
 Да еще соседка Ляля. О которой, при случае расскажу подробнее а не сейчас дабы не сбиться с мысли.
 Я приехал на дачу с несильной, но глубокой усталостью от московской жизни.  С усталостью от одних и тех же комнат и парковых тропинок.
 И еще от долгих лет тяжелой недушевной работы. В которой на минуты искренней радости приходились месяцы тесного, как не того размера рубашка, труда.
Труд приносил деньги, и всякий год откладывал я обретение свободы.
 И, таки, ушел.
 И сейчас ныло внутри.
 Как будто только только стала проходить заморозка и выступила боль.Боль, которая и не ожидалась.
 Глупому ограниченному уму казалось так: стоит только оставить нелюбимое дело и душа вмиг отдохнет, воспрянет и пойдет порхать птичкою.
 Нет, не порхает. Полгода прошло, а все болит.
Вот и занесло в самую зиму меня на дачу.


















   


Рецензии
Чудесная зарисовка! Всё очень точно подмечено: сыновьям эти дачи не нужны, со временем участки зарастут.
А гулять в позднеосеннюю пору чудесно! Спасибо, Юрий, за очень лиричное повествование. Елена.

Елена Каравайчикова   30.10.2019 23:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Елена! Рад, что Вам понравилось.С теплом и улыбкой,Юрий.

Юрий Богомолов 2   31.10.2019 09:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.