Ахтунг, партизанен!

В качестве иллюстратива - картина Верещагина: Не замай, дай подойти!

Стёб над приверженцами официальной истории.
Как они там, в 1812 собирались воевать?

Под неправедной короной
Захотел Наполеон,
Чтоб Москва была сожжённой,
Чтоб пришли мы на поклон.
Налетели саранчою
Двунадесять языков.
Плач раздался над страною
Жён, детей и стариков.
Брови в инее густые,
И замёрзла борода.
Той войны дела лихие
Вспомним нынче, господа!
Вспомним, как зимой холодной,
По дорогам, из засад,
Супостатов бил народный
Партизанский наш отряд.
Атаман - Порфирий Доля,
Сельский сумрачный кузнец.
Положил французской воле
Окончательный конец.
Был натурой он кипучей
И собрал из мужиков
Боевой отряд летучий
Для защиты от врагов.
Как-то раз добычу ждали,
У французов на пути.
И друг другу все шептали:
Не замай, дай подойти!
Вот карета. Ближе, ближе,
И конвой - пяток драгун.
Партизан младой не дышит,
Зябко кутаясь в зипун.
Каски с чёрными хвостами,
Перевязи, палаши.
Разберёмся быстро с вами
В русской сумрачной глуши!
На дорогу ель упала,
И раздался крик: Пора!
А рука покрепче сжАла
Топорище топора.
Всё окуталося дымом,
Вспыхнув, в миг окончен бой.
Не летело пули мимо
Вражьей хари ни одной.
Генерал сидел в карете.
И визжал тот старый хрен
В свой последний миг на свете:
Ма пейзанс, же сви лю мьен!
Разноцветье всех мундиров
Из крестьян никто не знал,
И погиб граф Жорж Таиров,
Русской службы генерал.


Рецензии