О правилах и ограничениях

В любой творческой среде всегда найдутся отдельные индивидуумы, которые попытаются предложить авторам некий свод правил и ограничений, полагая, что все непременно станут ему следовать, поддерживать и исполнять. Цель этих предложений, как правило, объяснить никто не может, однако разговоры о всевозможных правилах и ограничениях продолжают вестись по сей день. И конечно же, больше всего споров и разговоров затевается вокруг правил рифмовки. Из этих разговоров можно узнать, что рифмы бывают новые и старые, сильные и слабые, глагольные, прилагательные и существительные, потрёпанные и затасканные и т. д. и т. п., как будто автор  стихотворения просто обязан подвергать свой труд тщательной научной экспертизе на предмет выявления позорящих его голову рифм. Людям свойственно придумывать различные законы, правила и ограничения,  встречаемые кем-то с одобрением, а кем-то с огорчением. Однако и в делах наших, и в творчестве мы, как правило, стремимся не к соблюдению условностей, а к таким результатам, которые удовлетворят наши искомые запросы и встретят одобрение других людей.
 Есть замечательное высказывание С.Я. Маршака:  «Конечно, богатая рифма лучше бедной, новая и оригинальная лучше затрепанной. Но оценки эти - вне строки, вне стиха - очень относительны. Нередко бывает, что самая бедная глагольная рифма оказывается сильнее (потому что нужнее) богатой и причудливой».
Замечательная поэтесса Надежда Князева восприняла критику глагольных рифм по-своему – взяла и сочинила стихотворение не только без глагольных рифм, но и без глаголов. Перечитав своё стихотворение, она призналась, что никакого душевного удовлетворения от выполненной работы не получила.
Для меня в стихотворении главным является его содержание и ритмическое звучание. Я никогда не рассматриваю рифму отдельно от строки стихотворения и не сосредотачиваю своё внимание на соблюдении кем-то и когда-то придуманных, а теперь всем навязываемых правил рифмовки. Когда я пишу стихи, я вообще не думаю о реагировании на мои строки литературоведов-филологов или просвещённых читателей, поскольку восприятие поэтического слова не зависит от уровня образования и просвещения человека, а зависит исключительно от врождённых качеств души человеческой. Читатель с любым уровнем просвещения выберет из моего творческого багажа то, что наиболее близко его душевным запросам. Что же касается рифм, то у меня есть стихотворение «Слова», написанное осознанно под впечатлением звучания глагольных рифм. Надо полагать, разгромная критика стороной меня не обойдет и кто-то подденет очередную жертву на острие пера. Ждем-с.


Рецензии