бабушке Поле

Когда веселая вода
Журчит и ластится повсюду
Меня манит опять отсюда
Туда - надолго, навсегда.

Я вспоминаю старый двор,
Херсонский дом на Перекопской,
И воздух с сластью абрикосной,
Торговок громкий разговор…

Задорной «украинськой мовой»
Озвучено, лилось житье
Простое, детское мое,
И я печалилась, что скоро

Опять на Север уезжать…
Прощай, тепло, прощай веселье,
Любимый дед!
И что теперь я?

Бреду по питерским дворам,
Давно измученным стареньем,
А жизни южные мгновенья
Проходят мимо где-то там.

И жизнь рассована, как хлам,
Везомый в старых чемоданах.
С седой еврейской мамы мамой
Воспоминанья по ночам.

Эх, бабушка! Что вспоминать
Кто где как жил и что там было?
Ты все, что память сохранила
Мне так старалась передать!

Твой папа - Зуня, Ушнер – брат,
А тетя Ида («истеричка»)
Ступала Майе на косичку:
На кухне спали все подряд.

Как опустел Бердичев твой
И поезд эвакуационный
Кого успел – увез в вагонах
На тридцать восемь дней с собой…

Ты будешь долго вспоминать
Про брата Ёсю, маму Дору…
А мне осталось дни считать –
Ведь я уеду очень скоро.

И что там дальше говорить:
Меня опять зовёт дорога.
Попробуй  же меня простить
За то, что ты так одинока!


Рецензии