Малоизвестные Мандельштамы. 1 ч. Юрий Мандельштам

Юрий Мандельштам родился в Москве в 1908 году.  В 1920-ом семья Мандельштамов эмигрировала из России и осела, в конце концов, во Франции.
Юрий окончил русскую гимназию в Париже и филологический факультет Сорбонны. 
Его стихи, критические статьи часто печатались в эмигрантской прессе, а после смерти В.Ходасевича Юрий Мандельштам возглавил отдел критики в газете «Возрождение». Жил в Париже вплоть до оккупации Франции нацистами. По неясным причинам, Юрий отказался уехать вместе с родными на юг Франции, где было более безопасно. Явился по повестке в гестапо, был арестован и погиб в концлагере.



СТИХИ
ЮРИЯ МАНДЕЛЬШТАМА


Когда свершу я будничное дело,
И на страницах будничных газет
Узнаешь ты нахальный и несмелый,
И непохожий на меня портрет, —

— Ты будешь плакать, ты проплачешь ночи,
Смотря в унылый лондонский туман,
Ты будешь памятью моей морочить
Доверчивых и строгих англичан.

Тебя твой муж утешит небылицей
И поцелует на ночь, не спеша,
А про себя поэтам подивится:
«Ведь, главное, не так уж хороша!»

Но что за дело мне? Меня не тронет
Твоя печаль — о, я не буду знать.
Когда луна блеснет на небосклоне,
По — прежнему я стану вспоминать

Лучи густые солнечного света,
Мистраля раскаленную струю,
Далекий остров, море, запах лета,
Твою любовь и нелюбовь твою.

              ___



КАКАЯ ГРУСТЬ НА ПЛОЩАДИ НОЧНОЙ!..»   

Какая грусть на площади ночной!
В угарном и безрадостном веселье
О чем-то горьком, как июльский зной,
Скрипят неугомонно карусели.

А в комнате беспомощный рояль
Дрожит и стонет под рукой неровной,
И жалуется душная печаль,
Прикрытая усмешкой хладнокровной.

И только там — на белом потолке, —
Где тихо бродят ласковые тени,
Нет ни упорных мыслей о тоске,
Ни медленных, назойливых сомнений.

                ___


Пред ослеплёнными глазами
светилась синяя звезда.      

Н. Гумилёв

 
Бывало – с полузвука, с полуслова
Рождалась музыка твоих стихов.
Ты вспоминал зачем-то Гумилёва,
Но был тебе не нужен Гумилёв.

Над островами солнечной пустыни,
Над радостью неопытных страстей,
Твоя звезда – ничем не хуже синей –
Тебе светила золотом лучей.

Как было тяжело с таким сияньем
Тебе расстаться. Наступила ночь
С отчаяньем, сомненьем и незнаньем.
Ты плачешь, но тебе нельзя помочь.

Теперь узнаешь ты, что боль напрасна,
Что есть любовь, но счастья нет в любви,
Что даже музыка не так прекрасна,
Как верил ты. И всё-таки живи.

                ____


Всё то же – люди, имена и лица.   
Неясный свет, обыкновенный свет.
Беспутная Лилит, почти блудница,
Какой ты можешь обещать ответ?

Ночной кабак, безлюбое веселье.
Тебе – угар, а мне – чужой позор.
Туманит отвратительное зелье
Поклонников неискушенный взор.

Но как проста пустая мелодрама –
Кто с этой мутной страстью не знаком!
Зачем ты уходила от Адама,
Чтобы вернуться в облике таком?

Я сам беспутный, но совсем иначе.
Тебе хоть блуд, а мне жестокий стыд.
В случайном счастье, в легкой неудаче,
Ты ничего не объяснишь, Лилит.

                ___


От ослепительного света
Граненых ламп застыв едва,
Как тело, празднично одета
Душа, вступившая в права.

А тело тает взлетом тайным.
Не потому ли так легка
В прикосновении случайном
Твоя прозрачная рука?

Но лампы гаснут от удара
По гулким клавишам, и вот
О горестях Елеазара
Певец взволнованный поет.

Рахиль! Уже во власти тленья,
Внезапно спутав имена,
Душа не твоего ли пенья
В любовной робости полна.

        ____

 
«Я внутри совершенно пустой…»

 Я внутри совершенно пустой,
Даже сердце как будто не бьется.
Только память о жизни простой —
— Как на дне векового колодца.

Так, наверное, новый мертвец,
В первый раз выходя из могилы,
Все не верит, что жизни конец,
Смотрит в небо и пробует силы.

                ____

«В папиросном дыму, за столами…»

В папиросном дыму, за столами,
Мы охрипли от скучных бесед,
Поражая друг друга словами,
Заметая потерянный след.

Так в порядке дискуссий и споров,
Позабыв удивленность и страх,
Мы вели без конца разговоры
О своих нелюбимых стихах.

А любимые прятали мудро
В глубине помутневших зрачков
За духами, румянами, пудрой
И обидой придуманных слов.

           ___

«Опять июнь, как год, как два назад…»

 Опять июнь, как год, как два назад
— И неуверенный и слишком скромный —
И вечерами в парке шелестят
Каштаны крепкие листвою темной.

И от пруда влюбленностью несет.
А там — за улицами, в стенах дома,
И те же радости, что каждый год,
И та же нежность, что давно знакома.

Полюбишь ты, а может быть и нет.
Что времени до мелочи любовной!
Наступит осень — и тяжелый бред
Покроет память пеленой неровной.

              ___


МИСТРАЛЬ

Нагрелись камни. Раскалились кости.
Деревья гнутся в яростной борьбе.
О, если бы и мне в напрасной злости
Лететь, лететь, не зная о себе.

Но далеко внизу ликует море:
К нему не долетишь с высоких скал,
И ветер разнесет большое горе,
Которое я столько лет искал!

Поет мистраль в неистовом блаженстве,
Кружатся волны радостней и злей.
Я плачу о моем несовершенстве
И о любви растраченной моей.


СТИХИ РОАЛЬДА МАНДЕЛЬШТАМА
http://www.stihi.ru/2019/09/25/7013


Рецензии
Обречены поэты миром этим на смерть среди жестокости людской. Чем ярче их талант невеждам светит, тем агрессивней сумрак роковой.

Архив Тимофеевой   24.01.2020 19:15     Заявить о нарушении
Почему-то вспомнилась чья-то фраза:
"Талантам надо помогать.
Бездарности пробьются сами".
А от рокового сумрака, Наташа, никуда не деться.
С ним столкнулось и в нём исчезло много талантов.

С уважением,
Яков

Яков Рабинер   24.01.2020 22:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.