Читаю в эфире передачи Студия Стихи. ру 31. 07. 19

7 июня 2019 года, в тридцатиградусную московскую жару, состоялась запись очередной телепередачи «Студия Стихи.ру». Мы с Полиной Орынянской читали стихи, дополняя друг друга и как бы «соревнуясь»...
Было немного волнительно, непривычно и страшно интересно. Передачу вёл элегантный Руслан Сушон. Премьера на сайте состоялась в последний день июля.
Для удобства зрителей я решила выложить на своей странице те несколько  стихотворений, которые в тот день прочла со сцены. Посмотреть передачу можно в конце моей авторской страницы  или  пройдя по ссылке:http://www.stihi.ru/tv/stud2019/5
Вот эта подборка...

О СЕБЕ


Мы шли заброшенной тропой... (На даче Сталина)


Мы шли заброшенной тропой,
Где резеда с крапивой спорит,
Где комарьё воздушный бой
Начав, выигрывает вскоре.

Где ветви тонкие сплелись,
А связи прежние распались,
Где мы ещё не начались,
Но с каждым словом начинались,

Где терпкий запах земляной
Таит листвы опавшей сырость...
Где ты впервые был со мной,
И нам впервые говорилось,

О книгах говорилось нам.
Мне так хотелось стать взрослее!
Ещё лежал в руинах храм
За тёмной липовой аллеей.

Вождя суровый постамент
Зиял отсутствием фигуры,
И, словно клочья чёрных лент,
Неслись ворон фиоритуры.

Как львицы, древние скамьи
Оберегали тень в шинели,
Надзора любящей семьи
В тот раз мы избежать сумели.

Белел щербатый парапет.
Ты дал мне курточку – не жарко!
И лил вечерний мягкий свет,
И лез вьюнок на постамент
В пятиконечном сердце парка.

23 февраля 2019 г.


Стихи без повода


Никакого нет повода для стихов.
Сизый дождь над Печорами зарядил...
В бывшем парке — стойбище лопухов
И люпина заросли средь могил.

Всё здесь рядом, рядышком, под рукой:
Супермаркет, кладбище, монастырь...
И в эстонской кирхе застыл покой.
И парковкой служит любой пустырь.

И сияет в славе Успенский храм,
В нём душа не слышит фальшивых нот.
Кто спешит к заутрене в синь и рань,
Кто — спросить копеечку у ворот.

Не сидеть в отеле, пойти пройтись...
Центр паломника, скверик, соседний дом.
Дом такого качества, что держись.
— Так живём мы, доченька, так живём...
На земле — фуражка.
— Возьми, отец.
(Только купишь после — понятно что...)
Помолись...
— Будь милостив к вам Творец!
К октябрю бы надо добыть пальто...
Вы откуда будете?
— Из Москвы...
— Как столица? Держится Пуп земли?..
— Вот опять весною: «Иду на вы!»,
А недавно — пенсии поднялись.

Это дождь над Печорами, просто дождь...
Небо серое. На' сердце пелена.
Здесь стоит нетронутым в парке вождь.
Вот такие, батенька, времена.

— А с работой трудно здесь, не найдёшь...
Попытать удачу — хотя бы в Псков,
И подале тянется молодёжь,
И не слышно свадеб-то на Покров...

 На Покров вернуться бы, говоришь?
— Да...
Зачем — не хочется объяснять.
Просто здесь ночами такая тишь,
И людей пытаешься здесь понять.

Это дождь над Печорами, звон дождя.
Тихий плен, и шелест, и валуны...
Звон обители, кирха, прищур вождя
Суждены мне видимо, суждены.

8 августа  2016 г.


Бабье лето. Дождь. Похолодание...


Бабье лето. Дождь. Похолодание.
Может, нам пригрезилась теплынь?..
Праздника церковного отдание –
на медовой ложечке полынь.

Липы на Тверском рядком и стайками.
Крохотной девчушки чистый взгляд.
Куртки так недавно были майками,
а теперь – обратный маскарад.

Старички с зонтами. Реже - парами.
Тихий свет над куполом Москвы.
Ярче разгорелось над бульварами
оперенье вымытой листвы.

Входит в силу магия осенняя,
и плывёт троллейбус не спеша
мимо стен Большого Вознесения,
и под своды просится душа.

сентябрь 2018 - 16 мая 2019 г.


Июнь


Покуда луг простоволосый
В ночной остуде не продрог,
Ведёт тропинкою белёсой
Цветочный синеглазый бог

К ромашкам, что бегут босыми,
Коленки вымочив росой...
И бродят молнии косые
За дальней лесополосой.

И жарит царственное лето
Румяный блин к поминкам дня,
И ходит смерть моя по свету,
Но не отыщет здесь меня.

А я счастливой и свободной
Стою и пью  стихи с листа,
И светит кровью благородной
Берёзы юной береста.

1 февраля 2019 г.


О ЛЮБВИ


Флажок


Влюблённость всегда стыдлива,
Не глянет в упор, дрожа.
Вздыхают чуть слышно ивы –
Полночные сторожа.
А двое стоят, бутонны...
Ладонь у её щеки.
Качается мост понтонный,
Мигают огни реки.
Что ж так голоса тревожны,
Так грустен туманный свет?..
Ведь путь их уже проложен
Сквозь толщу судеб и лет.
И кажется, что с экрана
Струится на них река.
Так тихо и странно-странно.
Но это – пока. Пока...
Все праздники их, все дети,
Разлуки и седина –
За всё не шутя ответят,
Заплатят за всё сполна.
Плывут облака-корветы,
И мысли, как сны, текут...
Но сердце хранит приметы
Неловких живых минут.
Ладонь у щеки, объятье...
– Замёрзла? Прости, прости...
И белое это платье
Мерцает флажком в пути.


5-7 сентября 2016 г.


Папе...


Уже сознание больного
коснулось берега иного,
иной неведомой земли,
когда за жизнь боролось тело,
и доктор, действуя умело,
сестре приказывал: «Коли!»

Там тихо было и привольно,
там выдыхать совсем не больно,
вдохнуть – как выпить из ковша
неизъяснимой благодати...
И только нянечка в халате
напрасно силится мешать.

И светят лампы прямо в душу...
Да, ничего с утра не кушал,
теперь другой он пищей сыт.
Ах, отпустите, не держите!
Он не жилец уже, но житель –
на мир иной получен вид.

Всё остаётся, вы не знали?
Цветы и ноты на рояле,
знакомой книги переплёт...
Но к той, единственной на свете,
Одолевая рябь и ветер,
Сейчас вразмашку он плывёт.

28 марта 2019 г.


Цикорий

                Алле Шараповой


Звезда моя цикорий* –
Платочек голубой.
Октябрь на Чёрном море.
Приморский день рябой.
Отброшена подушка,
Исписана тетрадь.
Остаток чая в кружке
Нет силы допивать,
Да голубь по перилам
Гули-гули-гули...
Да брызги, как бериллы,
Да в море корабли.
И синенький цветочек –
Святая простота.
И сызмальства у дочки
Горчинка возле рта.
Виной всему окраска
Неяркого цветка,
Да съёмная терраска,
Да взрослая тоска.
И год идёт за годом,
И всё не рвётся нить,
И чтобы быть с народом –
Народом надо быть.
И ночи на терраске,
Где мухи и мячи,
И верно для острастки
Ночной гудок звучит.
И синенький цикорий
Подмешан в лунный свет.
А море... море... море...
Шумит – и горя нет...


*«Звезда моя цикорий» – слова из стихотворения А.В.Шараповой «Длинная командировка».


Родина моя, в часы печали...


Родина моя, в часы печали
Я гляжу, как плавно над рекой
Голубыми вётлами качает
Среднерусский девственный покой!

Спит река, объятая прохладой,
Видят рыбы сны на глубине.
В тяжкий час душевного разлада
Тишиной лечиться надо мне.

Над речным туманом, над осокой
Чуть дрожит рубцовская звезда,
Так поэта вечер одинокий
В слове  отразился  навсегда.

Отчего-то странно тянут душу
Огоньки знакомых деревень,
Здесь поют на майские «Катюшу»
И с гармонью бродят целый день.

А когда засвищут в ночь Победы
Пойменные асы соловьи,
На побывку с неба, до обедни,
Отпускают воинов к своим.

Мужики хлебнут из мятой кружки –
Поминать убитых – не впервой!
И всплакнут, как водится, старушки,
Затянув «Платочек голубой».

Вот и мне, стоящей у осоки
На мостках в желанной тишине,
На душе уже не одиноко,
Только страшно думать о войне...


31 января 2016 года.


О МИРЕ


Журавлиная Родина


Они поднялись вожжой,
до здешних полей охочи,
над первой седой межой,
над Вьюлкой, Сестрой и Хотчей.
Растягом в широкий клин,
смешались с огромной стаей –
аминь, журавли, аминь!
Навеки ли мы расстались?..
В холодный поток ветров
вплетая тела и клёкот,
летят вожаки на зов
египетских рощ далёких.
Летят… и разлуки грусть
оскоминой сводит сердце…
Родные, счастливый путь!
Глядеть бы, не наглядеться…

Зато как ударит рань
лучом по низине топкой,
как выпустит цвет герань
в горшке на оконной полке –
как – вздохом одним! – весна
попятит снега к оврагам –
чу, звуков дрожит волна,
чу, в небе гонцов ватага!
Живём, журавли, живём
и что-то на свете можем!
Пусть горло слезами жжёт
и бродит озноб по коже –
такая сквозь душу синь
капелью стекает в вечер…
Аминь, журавли, аминь!
И – талой воды – за встречу!


_________
*В Талдомском районе находится заказник «Журавлиная Родина» — единственное место в центре Европейской России, где на осеннем перелёте собираются серые журавли, редчайшие птицы Подмосковья. Это имя дал краю М.М. Пришвин.
** лететь вожжой (о журавлях) – лететь цепочкой.


В этой россыпи слов...


В этой россыпи слов – словно в груде старинных монет –
отыщи, что по сердцу, мой друг, неизвестный поэт,
ведь не все разменяли, не все на дешёвку спустили!
Надо сладить тебе с затопившей мансарду зарёй,
с горькой к миру любовью, с вошедшим в права октябрём
и с девизом из юности: «Плотники, выше стропила!»
Пусть на старой гитаре негромко звучит флажолет,
пусть ушедшей эпохи так мало отыщешь примет –
всё же ты эпигон эполет и родимого праха...
Вот и нервы сдают, но по краю выводит судьба,
там – колонну ведут, там – бульвары накрыла пальба
и кровит от креста на груди вышиванка-рубаха.
Где остались друзья, там аукнулись ныне враги.
Доктор Астров роняет пенсне, и снимает очочки Самгин,
И сорит золотыми в загуле погода-неряха.

Что осталось тебе? Лишь, рефлексии плен поборов,
сесть на поезд вечерний, чтоб встретить в Печорах Покров,
и в нетопленой кирхе услышать вселенную Баха...
Только сердце саднит,
и не отданы близким долги.
В искупленье обид
во спасенье ли – словом не лги
из Господнего страха.

июль, 2018 год


Октябрь


Печаль очевидности,
Праздник прощанья,
Пустой бутафорский алтарь.
Собрание мнимостей,
Блеск обнищанья,
Бродячего цирка фонарь.

Цыганского золота ворохи, груды…
Богатства калифа на час...
Сусальных берёз шепотки, пересуды,
Вечерняя измороcь, близость простуды
И стужи, пугающей нас.

И хоть полоснул небосвод синевою,
Да сумерек час у ворот,
И в выси тревожно зовёт за собою,
Кружа и колеблясь, как лодка в прибое,
Вожак свой крылатый народ…


Лето на Севере

             
                А. Болгову

Лето северных островов,
Час блаженства природы нищей.
Этот край к чужакам суров,
Для своих здесь – и дом, и пища.

Дедов остров* хранит вода,
Что не только на вид студёна.
Тащит Сухона лес, суда.
Баржа тянется вдоль затона.

Здесь по солнцу идут часы.
Здесь текут в Заполярье реки.
Над разливом, испив росы,
Облака повернули «в греки».

Здесь затихла моя тоска.
Чья-то лодка плывёт к причалу…
И верней не найдёшь куска,
Лишь его заслужи сначала.

Разгрузи от леща баркас:
Рыбу в вёдра, и вымой днище.
Здесь народ на улов глазаст
И спокойной воды не ищет.

Здесь, на острове долгий день
Над рыбацкой избой курится,
А рукав подлинней надет
Не к тому, чтоб складней лениться.

Ветерок поутру кусач –
Стылый пасынок океана.
Горький привкус от неудач
Выдувается покаянно.

Был на Троицу звон густой,
А к Успению – звон печальный.
Здесь на Божий взяты постой
Скит да пу'стынька изначально.

Здесь мошкой именуют гнус,
Здесь не жалятся, но жалеют,
А ненужная роскошь – грусть
Лишь под утро кольнёт: болею…

Здесь морошки наешься впрок
И забудешь огни столицы.
Здесь привычней свистит юрок
Голоска городской синицы.

Лето северных островов
Отцветёт по-девичьи кратко,
Но запомнится как любовь,
Всё отдавшая без остатка…


*Дедов остров – хутор в Тотемском районе Вологодской области. Расположен на острове посередине реки Сухона. На нём находится заштатный мужской монастырь Троицкая Дедова пустынь.
 


Рецензии
Зайдя на сайт через долгое время, посмотрела передачу с вашим участием (привлекли авторы и новый формат) и была буквально очарована вашей декламацией.
Бывает, что стихи живут как бы отдельно от автора. Здесь же – полная гармония поэта со своей поэзией – умной и утончённой.

Марина Чарина   20.09.2019 11:23     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.