памяти Максима Шери

нас проклянут раввины и сатрапы.
наш дом теперь – хрустальный гроб.
мы выпустим на волю наши души
в карельскую тайгу.

в подлеске стаей их облепят,
как будто свечи в облаках,
зловещие мицены и весёлки.
так решено за нас.

под грохот темноты таинственно погаснет
огонь раздробленных стихов.
лишь сосны и кресты на побережье
залива нас запомнят сквозь туман.


Рецензии