Геральдические гиперболы

(Тесты, сочиненные для городского вузовского конкурса на лучшее знание российской географии и геральдики) 

                I. Царское это дело

На сцене стоят два скомороха (или герольда) и держат развернутую карту мира. Под картой на стуле сидит сын Ивана Грозного и тасует колоду игральных карт, бормоча вслух: «Козыри... Черви... Бубны... Пики...»

Из-за его спины неожиданно выходит Иван Грозный, смотрит на сына и громогласно кричит: «А ну, поворотись-ка, сынку! Экой ты смешной какой!»

Сын Грозного вскакивает со стула, от испуга роняет карты, отпихивает их ногой в стороны и делает вид, что рассматривает географическую карту.

                Иван Грозный (подходит к нему):
Что, сынок, картишками балуешься? 

                Сын:
Нет, батя! Что ты? Как можно? Вот – карту изучаю...

                Грозный:
Карту, говоришь? А ну-ка, проверим. Покажи-кась мне на ней Казанское ханство, которое я покорил и присоединил в России?

                Сын (растерянно шарит по карте):
Ох, не видать что-то. Даже не знаю, куда оно могло подеваться?

                Грозный:
Ну, тогда покажи мне ханство Астраханское – тоже мое завоевание.

                Сын:
Не вижу и его. Мелочь, наверное, какая-то, – на карте даже не отмечено.

                Грозный:
Ах ты, негодник! Покажи тогда Сибирь, которую для меня покорил славный атаман Ермак Тимофеевич! Уж Сибирь-то не маленькая!

                Сын:
Ну что ты, батя, пристал со своей Сибирью? Разве я отморозок какой-нибудь, чтобы этой ледяной страной интересоваться?

                Грозный:
Ах ты, непочтительный сын! Так ты не хочешь выполнить мой наказ?

                Сын:
Нет, батя! Не хочу учиться – хочу жениться!

                Грозный:
Ишь, что надумал! Рано тебе еще!

                Сын:
Ничего не рано – самое время. Ведь ты, батя, уже в седьмой раз женишься. Так, пожалуй, всех невест разберешь, а мне и не достанется.

                Грозный:
Ах ты, дерзкий сын! Отца попрекать смеешь? Ну, погоди! Я тебя породил, я тебя и убью!               
           (Лазерной указкой колет его в висок, имитируя киллерский контрольный выстрел в голову)

                Сын:
Умираю!
           (Падает на стул. Его подхватывают скоморохи-герольды, заворачивают в географическую карту и уносят со сцены)

                На сцену выходит жена Грозного:
Что ты наделал, Иван Васильевич! Почто сына убил? Как тебе не стыдно? Давно уж пора тебе, Иван Васильевич, поменять профессию, а то сделался ты убийцей и тираном, – мне за тебя перед людьми стыдно!

                Грозный:
Молчи, женщина! А не то в монастырь сошлю. Что хочу, то и делаю! На то я и Грозный царь, всея Великия, и Белыя, и Малыя Руси государь! Ну, а насчет того, чтобы поменять профессию? Гм... Пожалуй, можно. Ну-кась, попробую...

Подбирает с полу уроненные сыном игральные карты, смотрит на них и начинает торжественно декламировать:          

Ох ты, гой еси, земля Русская!
Царство светлое, православное,
Изобильное и могучее,
Как и весь его христианский люд!
Лепота, красота, благонравие,
Верным подданным всем для радости,
Хищным вОрогам в устрашение!

Широко ты по миру раскинулась,
Русь великая и прекрасная, –
От студеного моря Белого
До Азовского и Каспийского!

Уж как я пораздвинул пределы твои,
Покорил для тебя ханства многие,
И Казанью пополнил, и Астраханью,
И Сибирью, богатством несметною,
Удалым Ермаком завоеванною!

Ох ты, гой еси, царство Русское,
Превеликое и преславное!
На гербе твоем – птица грозная:
То орел византийский царственный.
Мощно крылья свои раскинул он,
Смотрит зорко на обе стороны
Головами двумя, венчАнными
Золотою короной цезарской!

Как одна голова на Восток глядит,
А другая следит за Западом:
Нет ли где коварного ворога
На границах России-матушки?
Крепко держит орел в когтях своих
Царский скипетр вместе с державою –
Знаки власти всемирной, божественной!

А Москва – столица российская,
Златоверхая, белокаменная,
На высоких кремлевских башенках
Тем орлом с герба осененная, –
Словно древний Рим, возвышается.
И не зря говорят люди мудрые:
Было два уже Рима прежние,
А теперь Москва третьим сделалась,
И не быть уже Риму четвертому, –

Как не быть никому полновластнее
Самого меня, царя Грозного,
Государя Ивана Васильевича
Из династии славной Рюрика!

Нынче я меняю профессию –
Из правителя и воителя
Становлюсь для вас толкователем
Знаменитой русской геральдики.
И мой царский сан почитаючи,
Опасаючись казни лютыя,
Вы, бояре, меня признать должны
В этом конкурсе победителем!..
 
            

  II.  Ода в честь России

Друзья! Да здравствует Россия,
Как говорится – наша мать!
Поэты ей уж не впервые
Хвалу пытаются воздать.
Во время оно Ломоносов,
Ученый малый, гордость россов,
Ее одически воспел.
А вслед за ним старик Державин,
В литературном мире славен,
Витийством громко восшумел.

Но мы, их скромные потомки,
В своих стихах и похвалах
Отнюдь не будем пышно-громки:
Пусть правда скажется в делах.
Россия! Ты – всех больше в мире.
От вод Балтийских до Сибири
И до Японских островов
Раскинулись твои владенья,
Народам всем на удивленье.
Вот в мире образ твой каков!      

Ты всем обильна и богата,
Всё в твоих щедрых недрах есть:
И газ, и нефть, и угль, и злато,
И хлеб, и сталь, и мед, и лес!
Любых чудес в тебе не много ль?
Однако прав доныне Гоголь,
Заметив в давние деньки,
Что две беды твои в итоге:
Полуразбитые дороги,
А на дорогах дураки.   

Но это дело поправимо:
Кто не дурак, тот путь найдет –
И вместе со страной любимой
Достигнет радостных высот. 
В своей истории, Россия,
Ты знала времена лихие,
Но одолела всех в бою.
И в честь российского народа
Торжественной, высокой одой
Мы славим Родину свою.

9 ноября 2007 


Рецензии