Бар Бородино 18

Бар «Бородино»    18+
(присутствуют жаргонизмы)

- Скажи - ка кореш, ведь недаром
Вы похмелялись Солнцедаром,
Об этом помнит вся братва,
Как находясь, в хмельном угаре,
Почувствовав себя в ударе,
С пижонами сцепились в баре,
Чуть срок не получив едва?
-Да, были раньше алконавты,
Готовились как космонавты.
Найдя укромный уголок,
Чтобы с друзьями выпить вместе,
Примерно,  эдак, грамм по двести,
(Тогда - то было делом чести),
Под плавленый всего сырок
Ни то, что вы - никчемные пьянчужки,
С копыт слетая с пива кружки.
Лихие мужики, не вы.
Не позавидуешь их  доле,
Кто в дурке сгинул вскоре,
А кто уж на погосте в поле.
Агдама с водкою бойцы.
В тот день решили премию обмыть,
Пивка с креветками попить,
Пошли мы в бар «Бородино,
Чтоб всей бригадой вшестером,
Устроившись уютно за столом,
Побаловать себя пивком.
И водки выпить заодно.
Да, с нами были две шалавы,
Не помню только Зины или Клавы.
Их,  для поднятия позитива,
Наш забулдыга бригадир,
Известный бабник и  жуир,
В хмелю буян и дебошир,
Привел в пивбар для коллектива.
Сначала было все пристойно,
Вели себя мы мирно и спокойно.
Жужжал неторопливо разговор.
Все обсудили как всегда:
Футбол, рыбалку и дела,
Прораба старого козла.
Так продолжалось до тех пор,
Пока не появились те хлыщи,
Пойди, таких уродов поищи.
Приперлось десять человек.
В бордово - красных пиджаках,
В наколках и цепях,
И адидасовых штанах.
Мне не забыть их всех во век.
И шумно, стульями стуча,
За стол уселись гогоча.
Порядки стали наводить свои,
Как ненормальные орать,
Официанток без конца гонять,
Да к девкам в баре приставать.
Здоровые бычары – бугаи.
Сначала мы молчали
И терпеливо ждали
Команды бригадира.
И в ожидание, как могли,
Сжимали пальцы в кулаки,
От ярости играли желваки.
Ну что  замолк, ты наш задира?
Ну тут пижон, хоть был не в праве,
Подкатывать стал к Зине или Клаве.
Такого бригадир стерпеть не смог,
К пижону подскочил он враз.
И в корпус левой – раз,
Потом и правой точно в глаз.
Пижон свалился как мешок.
Переглянувшись меж собой,
На нас пижоны двинулись стеной.
Все закрутилось, замелькало тут.
В руках у них кастеты,
Бутылки, кружки, табуреты,
И страшные граненые стилеты.
На столик наш гурьбою прут.
Смешались в кучу мы, пижоны,
Послышались удары, стоны.
Вам не видать таких уж драк.
Трещали ребра, кровь хлестала,
От крови под ногами скользко стало,
Рука по мордам бить устала.
Прошло то время забияк.
Под звон разбитых кружек,
Под вой и визг подружек
Вели неравный бой.
Тут на меня насел мордоворот,
Хрипит как бык и рогом прет,
Руками машет, в тыкву бьет.
Ну, думаю: «Урод постой.
Ведь я тебе не фрайер».
Был у меня с собою фаер
« Я не поддамся на испуг»
Зажег и фаером ему в пупок,
Пардон, чуть ниже, между ног.
От боли завизжал  щенок.
Еще и в челюсть сделал хук.
А рядом Афанасий – штукатур,
Наш весельчак и балагур.
Двоим он хорошенько приложил,
Пошла у них непруха,
Так лысому ударил в брюхо,
Другому врезал с ходу в ухо.
Один согнулся, второй упал и заскулил.
Когда громить мы стали прощелыг
Раздался вдруг истошный крик:
«Атас, ребята, шмон!»
И все увидели в дверях
С дубинками и при щитах
И с касками на головах
Городской ОМОН.
Компашки быстро повязали
И в каталажку побросали.
Тогда считать мы раны стали.
Один с пробитой головой,
Второй с разорванной губой,
А тот со сломанной рукой.
Их, как могли, перевязали.
Тогда лихое было время,
С достоинством несли свое мы бремя.
Крутые были мужики – не вы.
Плохая им досталось доля,
Не будь милиции контроля
Не  отступили бы с поля боя.
Но многих нет уже, увы.
Так не забудем никогда
Про бар «Бородина»!


Рецензии