Леда превращается в леди

Надо было быть к себе строже
и не позволять себе плакать.
Что же я несла тогда, боже?
Развела ненужную слякоть...
Тоже мне: столичный Онегин,
Христофор Колумб в Новом Свете!
Вылепил себе образ некий,
взятый вне контекста столетий...
Говорю тебе без укора:
наигрались я в эти игры,
вышла из ненужного спора —
осень льет свинец в мои тигли.
Мне уже давно не семнадцать,
мне не нужно пошлых трагедий,
ты иди, а мне — оставаться...
Леда превращается в леди.
На весах лежат мои вздохи,
но вторую чашу наполнят
рифмами лукавые боги,
что живут в углах моих комнат.
Им от нас другого не нужно:
высекают искру из камня...
Замыкает циркуль окружность —
тишины, чернил, табака мне!
Каждая слеза отольется
в пулю золотую к апрелю...
Я в тебя не выстрелю, солнце, —
всё-таки в своих я не целюсь.


Рецензии