Военная баллада

 Июнь земной, пора супер блаженства,
Цветёт земля, жизнь нашу украшая.
И, постигая формы совершенства,
Резвится Юность, Бал свой созидая.
Всё, как всегда, логично получилось,
Взрослеет мир, меняющий окраску.
Несчетно душ приветливо открылось,
В себя пустив отраду, нежность, ласку,
Ещё, Любовь в оправе вожделенной,
Явление Любви – душой  желанно,
Конечно Маму, это – несомненно,
Ведь, Мама в нашем сердце, постоянно.
Бездумно бродят пары, больше стайки
В ночи своей, безудержно весёлой,
Ведут себя свободно, без утайки,
Уже прощаясь с незабвенной школой.
Стихийно, песни льются на просторе,
В дали небесной, где-то, замирая.
Веселье кружит на советском створе.
Всю чёткость бытия отображая.

Ничто ещё беду не предвещало.
Туман стелился в поле, шаловливый,
Заря прекрасной девицей предстала,
Её кортеж – изысканно красивый,
Сопровождаясь песней соловьиной,
Блаженствует над родною округой.
Певец Любви, над лесистой долиной,
Понятно, увлечён своей подругой.
И Юность планы строила. Задачи
Поставила, на уровень значимых.
Предполагала, Юность, дар  удачи
В делах больших, людьми особо чтимых.

Страна жила задумками большими,
Жила достойно, Юность поощряя.
Гордились Мамы родными своими,
Глазами, мокрыми слегка, сияя.
И вдруг – удар, рассчитанный, коварный,
Сознание, «не верить!» – приказало.
Порушился порядок, элитарный,
Дышать, казалось, невозможно стало.
И небосвод, как шторою, закрылся,
Сокрыв от нас вселенские просторы,
Негадано, на землю опустился,
Сминая Души, омрачая взоры.
Свершилась подлость, высшая на свете,
Противно разуму, во славу самомненью.
Так, самый светлый праздник на планете
По воле Зла, подвергся униженью.
 
Тартарары похитили задумки,
Мечты умчались, разум покидая,
Так подло поступили недоумки,
О здравом, вовсе, мысли отвергая.
Безумие – к Сознанью подступило,
Опершись на пиратские каноны.
На разум светлый вето наложило,
Опровергая Совести законы,
Опровергая целеустремлённость,
Порядок зло срывая с пьедестала,
При этом прилагая изощрённость.
И Юность сразу, сразу взрослой стала.

Безумие, от зависти мрачнея,
Злобясь, наглея, вся перекосилась.
Мозги в плен захватила ахинея,
В утробе жёлчи, слишком, накопилось.
Слуга её, фашизм, как плющ ползучий
В сознанье обывателя врастает.
Вся Нация, с энергией кипучей,
Идею маньяка приобретает,
Грозит бедой, огнём и блеском стали,
Ей факельное шествие – по нраву.
А вот и «Хайль» – Пророк на пьедестале,
Он действует по собственному праву.
По сути, Демон в образе цивильном,
Мечтая, лишь, о мировом господстве.
Ум сатанинский, в образе мобильном,
Велит ему «трещать» о превосходстве.
Безумным откровением страдая,
Считает он себя непобедимым.
Капитализм, открыто помогая,
Снабжает его всем необходимым.

Без тягостей прошёлся по Европам,
Поправ границы святости, каноны.
Хотел пройтись по всей Руси галопом,
Но не учёл каверны и препоны.
Громада шла, в расчёте на внезапность,
Удар был мощен, небо запылало,
Таилась в этом главная опасность –
Дань панике, и Армия бежала.
И откатилась до самой столицы,
На фронте западном – до Ленинграда.
Юго-восточней – Армия ютится
У волжских берегов, у Сталинграда.
Провалы, величайшие потери –
Согнулась Часть Шестая Земной Суши.
Для бед, несчастий приоткрылись двери,
Окаменели, словно, наши души.
Нужны, конкретно, экстренные меры.
Нельзя бросать Судьбу свою, больную,
Не подвергать воздействию Химеры
Народ свой, и Отчизну дорогую.
Народ уверен, что Мессия нужен,
Назрела его очередь святая
Не барышами, действием загружен
Он должен быть, страну нашу спасая.
И он явился, милостию божьей.
В момент критичный, чрезвычайно острый,
Посыл изрёк, на просьбу больше схожий –
«Товарищи! Гражд!ане! Братья, сёстры!...»
Обрисовал, детально, ход событий.
Не поддаваясь хилому настрою,
Издал приказы, в логике наитий,
Непопулярно жесткие, порою.

Совсем не знаю, передать смогу ль я,
Значение посыла в нашей Доле.
День речи Сталина, от 3-го июля,
Назвал бы датой Разума и Воли.

Доверился Народ Мессии, в меру,
Поверил в свои силы и способность.
Обрёл свои Надежды, свою Веру.
Родное защищать – явил готовность.
И ненависть к фашизму запылала –
Была Отчизна доброй от природы.
Патриотичность – личной нормой стала,
Дух справедливости спаял народы.

Рванулась Юность в райвоенкоматы –
Стремясь на фронт, на поле главной битвы.
Себя вели достойно, как солдаты,
Им вслед шептали, мамочки, молитвы.
Со Сталиным Народ под танк ложился,
На дзот кидался, долг свой исполняя.
И на колени, нет, не становился,
С поднятой головой судьбу встречая.
Его сам Черчилль уважал всемерно,
В позиции, всегда принципиальной,
Хотя интриги строил планомерно
Против системы нашей, социальной.

Росло сопротивление Народа,
На территориях, захваченных фашизмом.
Земля горела под пятой Урода,
Связавшего судьбину с фанатизмом.
Случилось нечто, силы укрепляя,
Ментальность сконцентрировав в моменте –
Народ упёрся, Злу не уступая,
Даже в ничтожно малом компоненте.

И вот пришли к нам благостные вести,
Что над рейхстагом, логовом фашизма,
Взметнулось знамя Доблести и Чести,
Во имя справедливости, логизма.
Нам дорог этот штрих победный, славный
Свершилось то, чего так страстно ждали.
Мы всё поклали на алтарь Державный,
И, Боги нас, по-своему, поняли.

Заканчиваю. Тяжело, душевно,
Листать страницы Памяти державной.
Я - есть свидетель Сути сокровенной,
Народ, в которой, силой был, заглавной.
Война – урок Истории, Народу.
Нам не дано предать его забвенью.
Но преподать урок, судьбе в угоду,
Нам суждено под благодатной сенью.
Живуч фашизм в неистощимой злобе.
И Мир земной хранить ещё возможно,
Кастрируя фашизм, в самой утробе.
Такое обращение с ним – должно!

Порядок мирный – добрый, но беспечный,
Бывает, что главенствует сомненье.
Бег времени для Юных – быстротечный,
Срок восприятия – одно мгновенье.
Мгновенно юноша в себя питает
Доброжелательность, или дань блуду.
Впитав в себя, ещё не понимает,
К добру ли это будет, или к худу.
Пьёт информацию любую, не фильтрует,
Пока, в бездумье простота святая.
И в туалетах свастики рисует,
Свою оригинальность утверждая.
А на скрижалях – дед его, великий.
Погиб за то, чтоб внука жизнь сложилась.
Чтоб внука мир был чистый, многоликий,
И Гадина в мир этот – не явилась.

Ещё есть тот, кто Сатаной приласкан,
Кто рад увидеть горе, смрад, и слёзы.
Кто специально на порок натаскан,
В его активе «пряник», и угрозы.
А Юность – полигон для ухищрений
Со стороны злодейства, криминала.
Достаточно душевных треволнений,
С тем, чтобы Злоба дань свою собрала.

Всё бытие должно быть на контроле,
На вашем только, без альтернативы.
Иначе, нас ограбят злые Тролли,
Лишат Христовой инициативы.
Да, не проснётся разум их, отставший,
О реваншизме если он  мечтает.
Пусть нелюдь, над Отчизной меч поднявший,
Мать Кузькину на практике познает.
Порядок должен быть элементарный,
Быть безупречным, ко всему касаясь.
Пусть добрый мир наш, как бокал хрустальный
Звонит, вином Христовым наполняясь.


Рецензии
Господи, как же замечательно написано!
Как кино посмотрел.
Жаль на сайте не любят "длинные" стихи!
Поэма заслуживает большего внимания!
Впечатлил финал!!!!!

с уважением.

Михаил Евгеньевич Галкин   06.09.2019 13:11     Заявить о нарушении
Миша, как же не писать об этом, когда в наше жидовско- поганое время производится пересмотр истории не в нашу пользу. Разве ты, или я заслужили такой мерзопакости?!
С уважением

Виктор Жариков   06.09.2019 13:20   Заявить о нарушении
Согласен на все 100%!
Кулаки хрустят.
Смотреть на это ****ство уже нет сил.

Михаил Евгеньевич Галкин   06.09.2019 13:21   Заявить о нарушении
скоро и холокост на нас повесят))

Михаил Евгеньевич Галкин   06.09.2019 13:23   Заявить о нарушении