Пять веков исторический миф

 
ГЛАВА  I.   БОГ КРОНОС

Часть 1.
Олимп титанам – дом, чертог,
Где все, заботясь друг о друге,
Творили… Время – главный бог
О многом думал на досуге...
Ночь над Олимпом и покой.
С небесной выси светлячками
Звезда летела за звездой,
А Кронос их ловил руками
И отпускал опять в полёт,
Но звёзды, будучи бескрылы,
Летели вниз… Небесный свод,
Как будто замер с мыслью «…были!».
Бог Кронос так ночной порой
Считал секунды иль мгновенья,
Шепча: «Лишь с пламенной звездой
Постигнут люди смысл рожденья:   
Гореть, сгорая для других,
Для жизни одухотворённой –
Закон и цель людей живых,
Умом и сердцем просветлённых…
Звезду составят пять лучей,
И только пять, а не четыре!
«Пять» – связь Вселенной и людей,
Число «союза» в этом мире…
О звёздных, о пяти лучах
Оставлю в человеке сходство:
Пять пальцев на руках, ногах,
Пять чувств, в стремленье к благородству»…
Найдя пергамент и перо,
Бог Кронос быстро, безотрывно
Отобразил звезду… «Добро
Пусть будет пламенным порывом
Всех душ людских… И как во мгле
Звезды сиянье видит око,
Так я увижу на Земле
Стремленье душ быть возле бога…
Изображение звезды
Пусть люди назовут пентадой,
Иль пентаграммой… Высоты
В духовной жизни людям надо
Достичь, делами просияв,
Подобно звёздам - альтруистам», –
Бог Кронос видел, знал как явь,
Всю суть сиянья звёзд лучистых:
«В них: каждый луч из четырёх –
Своей стихии покровитель,
А верхний пятый – разум-бог,
Он всем стихиям укротитель.
Стихии: воздух и земля;
Вода и пламя – антиподы,
Но их единство и борьба –
В основе жизни всей Природы…
Пусть в золотом числе видна
Гармония живой природы.
«Пентада» – жизнь и лишь она
Явь бога и его свободы».

Часть 2.
Определил бог Кронос так
Значенье всех лучей пентады
На чертеже… И звёздный знак
Он бросил вниз,  к скале Эллады…
И век Златой бог утвердил
На всей Земле, ему подвластной,
Где каждый человек творил
На благо всех, а не для касты…

Однажды, близ крутой  скалы
Умельцы века Золотого
Нашли папирус, знак Судьбы –
Посланье Кроноса благого…
Звезду небес, но без прикрас
Отображал как вид зеркальный
Папирус… О звезде рассказ   
В рисунке повторён наскальном
Людьми, что жили не во зле,
Как дети Золотого века,
Они творили на земле
Для процветанья Человека…
Звезда по-гречески – «astron»…
И на земных просторах Геи
Мир Справедливый утверждён
Богиней с именем Астрея.

ГЛАВА II. ЗОЛОТОЙ ВЕК
    
Часть 1.
«О, Всемогущий Кронос бог!
Ты, Время, властвуя над нами,
Ни как отец, – как брат помог
Преобразиться нам делами
И стать подобными тебе,
Живя в гармонии с Природой,
Твой век Златой в любой судьбе
Талант нашёл как самородок…
Хвала тебе, о, Время-брат!
Среди людей царит согласье.
Все справедливо говорят:
«Твоё правленье – время счастья!»» –
Подобный древний монолог
Бог Кронос слышал ежедневно
Как властелин, Олимпа бог,
Кто сотворил людей без гнева.
И в этом мудрость,  не расчёт,
Ведь создан век Златой без спешки…
Знать, Время не любило счёт
И люди для него не пешки,
Когда в них есть черты богов:
Умом подобны им и статью,
И жили несколько веков,
Богам - титанам став, как братья.
Их разум – как в ночи звезда,
Что свет несёт не уставая…,
А в жилах у людей тогда
Текла кровь «божья» – голубая...
Не уставая от труда,
Идя вперёд дорогой знаний,
Блаженный люд, как никогда,
Умел творить, не зная маний.
И век не знал ни войн, ни бед,
И ни торгов, и ни обманов…
А женщины детей на свет
Рожали от богов-титанов.
И не было других богов,
И Кронос думал не о славе,
И люди жили средь цветов,
Не помышляя Миром править…
Что власть? Порядок и закон
Как на земле, где люди-братья…
Их смерть была как тихий сон:
Без болей, немощи, проклятья…
И Справедливость в этот век
Жила свободно в мире правды,
Где каждый: бог и человек
Считали землю царством равных.
 
Часть 2.
Блаженству не было конца,
Законы жизни – совершенны…
Но Зевс поднялся на отца,
Чтоб властелином стать бессменным.
Олимп узнал войны угар:
(Власть отбирают только силой)
Титаны сброшены в Тартар,
А Время темп свой изменило.
Олимп оставив для родных,
И отыскав приют в Пространстве,
Бог Кронос убеждал чужих:
«Жаль,  мир не ценит постоянства»…
А Зевс потопом смыл с Земли
Людей похожих на титанов,
Чтобы однажды не смогли
Побить богов на поле бранном.
И канул в Лету век Златой –
Век совершенных устремлений...
Он станет светлою мечтой
Для всех грядущих поколений.

ГЛАВА III. СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

Часть 1.
Притих Олимп, и Зевс устал,
Осуществив свой план захвата.
Небесной власти пьедестал
Берут не в долг и без возврата.
Теперь пора главе решать
Вопрос о смертных и о вере,
Но век Серебряный создать
Зевс поручил богине Гере:
«Мне люди-боги не нужны,
Способные на бой с богами.
Какой нам ждать исход войны?
Вдруг – поменяемся местами?!
Запомни, Гера, мой наказ:
Для смертных сходства нет с богами!
Создай людей хотя бы раз –
Своими женскими руками,
Чтоб человечество само
Заботилось о пропитанье,
Чтоб  знало и добро и зло,
Чтоб смысл всей жизни – выживанье…
Так, Человечество пройдёт
Всего лишь  пять веков-ступеней,
У каждой будет свой исход,
Свои причины зарождений.
Отсчётом станет век златой,
Он – Человечеству начало…
Впредь век-эпоху (мир людской)
Я стану нарекать металлом…
Ну, силу власти, силу слов
Ты применить, как я, готова?...
Тебе, жена, так повезло!
Не будет случая другого
Примером стать среди богов.
Тебе судьбу людей вверяю…
А череду пяти веков
Я «пентаграммой» называю…
Как без хвалы людской нам жить? –
Изрёк бог раздражённым тоном, –
Во славу Зевса потрудись…
Ты, Гера, – гордость Пантеона!
И завтра к вечеру должна
Сама решить мою задачу…
Ты поняла меня, жена?»

Часть 2.
«О, да, мой Зевс, а как иначе, –
Волненье не сумела скрыть
Супруга Зевса, –  Чести  рада…»,
Давно желая воплотить
Век женщин – век Матриархата,
И нет желания ворчать,
И радостью светились очи…
Вопрос один: «С чего начать?!» –
Богиня размышляла молча,
А в голове – шум талых рек –
Идеи так неслись  у Геры…
На ушко ей шептал Гермес:
«Ах, жёны любят врать без меры…
Без лжи земная жизнь – не жизнь,
Но ложь – пустяк…, ну, будь не строгой,
И на меня ты положись:

Иллюстрация (САТАНА.  Автор – Густав Доре):


Я так хочу стать важным богом»…
Гермес лишь там, где есть расчёт,
Где выгода бок о бок с ложью,
Где потерявший  не найдёт,
Хоть сколько пой во славу божью,
Где слово, будто серебро
Звенит и обольщает слабых,
Где зло шагает за добром,
Где осуждают нищих, слабых…
Гермес вещал: «Ложь это страсть,
А мир в пороках – «человечный»».
Тут Гера, вспомнив Зевса власть,
Произнесла: «Ещё не вечер…
Пусть женский пол живёт сто лет
(Мужчинам жизни поскупилась)
Им – в поте добывать свой хлеб,
Прося богов: «Даруйте милость!»…
Женоподобный род мужской
На власть богов не покусится:

Иллюстрация (ОРЕСТ, ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ ЭРИНИЯМИ.  Автор – Адольф Вильям Бугро, 1862)
Мужчина  отрок – не герой,
А жёны станут словно львицы.
Жена – добытчица и мать,
Опора и глава семейства
В руках сумеет власть держать!»…
И Гера приступила к действу:
Эпоха странностей и зол
Сошла на Землю как девица…

Иллюстрция ( НИМФЫ и САТИР. Автор – Адольф Вильям Бугро, 1873) 

Мужскую особь женский пол
Держал в «ежовых» рукавицах,
И в каждом  видели  врага,
Не помня чар любви, лобзаний –
Мужали жрицы очага
От власти как от заклинаний…
Найдя рисунок на скале
Читали пентаграмму жрицы.
Набросок, сделав при луне,
Вращали, видя, будто птицей
Матриархат взлетал опять
(Пусть очертанья были тонки)…
Последний век под цифрой «пять»
Вернёт власть новым Амазонкам…

И век серебряный, второй –
Век только женского правленья:
Мужчины были под пятой,
Прося у женщин снисхожденья.
Растоптан был мужчина-«лев»:
Он – слаб, плаксив, почти ребёнок...
Как тяжко было на земле
Мужьям в эпоху Амазонок,
Когда в бесправность и в террор
Мужей ввергали жёны сами,
Когда для женщины – позор
С одним мужчиной жить годами…
Доволен хитрый бог Гермес!
Он, истолковывая вести,
Что посылал Олимп с небес,
Готовил люд к раздорам, к мести,
Лелея ложь,  вводил суды – 
Так утверждал своё господство
На бренном поприще страды
Крылатый бог без благородства.
Он, Зевса незаконный сын,
Душ проводник в Аида царство
Не враг себе, и для мужчин
В век женщин не смягчил мытарства.

О, это время женских зол!
Власть им давала оправданье.
Сынки за юбку, за подол
Держались  аж до возмужанья.
Юнцам ни самости мужской,
Ни разуменья не хватало –
Так примитивны, что порой
Жизнь смертных Зевса раздражала:
 «Я  –  муж  и  я – за домострой!   
От женщин в мире толку мало… 
У смертных жриц быть под пятой
Любым мужчинам не престало…
Мужья не знают слово «риск»,
Приказы исполняя фурий,
Чья логика – один каприз,
А в головах жриц много дури!
Ишь, родословную семьи
Ведут по материнской ветви.
О, Гера! Времена твои
Несут мужчинам уйму бедствий!»

Богиня отвергала гнев
Молчаньем и всей женской сутью.
Век женщин, многое успев,
Теперь стоял на перепутье…
Богиня мыслила: «Почин
Удался…, где же  благодарность?!»
Но Гера знала – у мужчин
Сильна мужская солидарность…
В себе обиду подавив,
Вновь Гера мысленно роптала:
«Дикарь мужчина, примитив,
А этого для власти мало.
Предвидеть не способен он,
И зрит лишь то, что видят очи.
Мне жаль – век женщин обречён,
Но он вернётся – так пророчат
Все жрицы много лет подряд,
Познав всю сущность пентаграммы:
Обнимет мир Матриархат
Объятием «железной» дамы»…
Но громовержца не унять:
(Тут Гера стала в мыслях кроткой)
«Я что просил тебя создать?
Ох, волос длинный – ум короткий!»

Коммуно-женский приорат
Был упразднён землетрясеньем –
Зевс стёр с Земли Матриархат
Мужским разгневанным веленьем.

ГЛАВА  IV. МЕДНЫЙ ВЕК

Часть 1.
И Зевс из  медного копья
Стал создавать людей могучих:
«Чтобы мужчины – все в меня!» –
Ревел Зевс, нагоняя тучи
Над присмирённою Землёй
(Чья память две хранит эпохи)…
Раскат …и  Медный век с войной   
Шагали по земле как боги.
Вселяя в женщин дикий страх,
Шли воины, насупив брови:
То – под щитом, то – на щитах.
И век  не просыхал от крови,
Где каждый воин – исполин:
Громадный рост, медвежья сила,
И каждый мнил: «Я – Зевса сын!
Владыки кровь течёт по жилам».
Что сила в людях без мозгов?
Созданья эти очень дики!
Еда их цель как у скотов,
Богов не различали лики –
Безверье выкормило их
Волчицей дикой и свободной.
И воин мясо за двоих
Ел словно хищный зверь голодный…
Когда труба звала на бой,
Маня победой и добычей,
То воин обладал порой
Не храбростью – упрямством бычьим…
«И ложь, и  хитрость – не для них, –
Гермес  себе твердил с досадой, –
Чему я научу таких?
Не люди, а большое стадо!»

Тяжёлый век – век «медных» лбов,
Что расшибались в дни сражений…
А справедливость, честь, любовь
Им не знакомы от рождений…
Что может силу обуздать?
Гуманность и призывы к миру
Не стоит бисером бросать…
А сила знает только силу!

Часть 2.
И в это время под луной
Среди разрухи обитала
Богиня Честности людской
И Справедливости.  Не знала
Ни дня покоя.  Даже с ней
Творенья Зевса не считались.
Она, устав от дикарей,
Ушла на гору и  осталась
Ждать перемен, иных эпох
И быть востребованной жизнью…
Людей с Олимпа видел бог,
Дивясь мужскому эгоизму:
«Пора разбой остановить!
О, как людишки агрессивны?!
Да…, их придётся  затопить,
И смыть с Земли нещадным ливнем!»
А Гера, верная жена,
Лишь улыбнулась громовержцу,
Подумав: «Власть мужчин – война,
Но у людей должно быть сердце»…
«Мне тоже медный век не люб, –
Богиня вслух сказала робко, –
Мужчина – примитивен, груб
И бесконечно глуп как пробка»…

И с неба хлынула вода
Неиссякаемым потоком
И затопила города,
И всех людей в мгновенье ока.

ГЛАВА V. БРОНЗОВЫЙ ВЕК

Часть 1.
Нет больше рода дикарей!
А кто в грядущем: люди-братья?!
Зевс думал: «Создавать людей
Совсем не женское занятье».
«Но из чего создать людей?
Чтоб «вес имели», «наполненье», –
Вслух размышлял Зевс… «Из камней, –
Шутливо высказала мненье
Богиня Гера… И супруг,
Приняв подсказку за основу,
Стал воплощать без тяжких мук
И новый век, и смертных снова.
«Люд бедный будет из камней…
Жизнь смертных  –  труд, нужда, скитанья…
Мы  далеки, но для людей
Герой – пример для подражанья.
От смертных женщин и богов
Родятся все герои века,
В них – благородство, честь, любовь
И справедливость человека.
Герои на земле – цари!
Им станут помогать все боги…
Ты, Гера, только посмотри:
Из камня прорастают ноги!»

Зевс воплощал «смешной» проект,
Назвав решение «находкой».
И по земле «четвёртый век»
Шагал тяжёлою походкой.
А люди, ощущая гнёт,
Искали в вере оправданий,
И с лиц стирая рабский пот,
Хотели больше благ, чем знаний.
Под гнётом  камня тяжело, 
В груди стучало будто в дверцу
Настойчиво и громко зло –
На что способно камень-сердце…
И твёрдой поступью войны
Шёл век, не думая о братстве,
Где люди-камни лишены
Тепла души…Их цель – богатства!

Часть 2.
А что   герои? Шли на риск,
Не зная в подвигах запретов:
Царь Менелай, «пастух» Парис,
Геракл, Персей и Андромеда…
Но светлый ум полубогов,
Их к справедливости стремленье –
Ничто для каменных голов,
Не знавших этих слов значенья…
«Да, всюду льётся кровь рекой, –
Зевс произнёс, – Век под угрозой»…
Гермес подумал: «Кто со мной,
Пусть льётся злато к ним в обозы»…
Война сменялась вновь войной,
Где мир считался передышкой…
Зевс наблюдал мир не смешной:   
«Жестоки люди, даже – слишком:
Из бронзы ставят обелиск
Не в честь меня, а в честь героя?!
Жизнь на земле, конечно риск,
Но и Олимп – не для покоя,
И   есть терпению предел»…
Тут Гера за его спиною
Сказала тихо: «Что хотел,
То и создал… Олимп с тобою»...
Гермес поблизости стоял
И в речи слышал он издёвку,
На Зевса глядя, размышлял:
«Им Гера управляет ловко».

И Зевс всю ярость неудач
При сотвореньи каждой эры,
Где: сам – творец, и сам – палач
Излил потоком вод без меры
На Землю, где четвёртый век…
А Гера утешала мужа:
«Ах, Зевс... Кто – смертный? Человек...
Ему и кнут и пряник нужен…
Власть женщин не сравнить с мужской,
Они  различны по природе»…
Зевс, ярость вмиг сменив тоской,
Взирал на Землю: «Сухо, вроде…

ГЛАВА VI. ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Часть 1.             
Пора мне пятый век создать, –
Зевс  перевёл свой взгляд на Геру, –
Часть власти можно жрицам дать.
А как назвать век новый?» «Феррум», –
Сказала Гера, проявив
Свои познания в металлах,
И Зевса этим удивив:
«Ты  поняла, что мне сказала?»
«Зевс, век железный – плод огня,
Он озарит умы людские».
«Что разум смертных для меня?!
Я контролирую стихии!»
Зевс утверждал, в руках держа
Железный посох высшей пробы:
«Вот – посох мой боится ржа…»
«Мир из него создать попробуй, –
Богиня подтолкнула мысль
(Ей важно – Зевсу быть полезной), –
С ним прочной, чистой станет жизнь –
Твой посох – эталон железный»…
«Сломаю посох!!! – Зевс изрек, –
Чтоб сбросить части как кометы,
И упадёт Железный век
На все четыре части света
Земли, дающей людям кров,
Когда я это пожелаю…
Войдёт железо к людям в кровь,
Цвет крови как и жизнь меняя»...

Зевс людям дал последний шанс –
Жить в мире добром от рожденья…
И разноцветный Ренессанс
Ступил эпохой Возрожденья
На Землю, новый мир любя,
Душе даруя перспективы,
Где человек, забыв себя,
Творил, чтоб сделать мир красивым…
Ещё не робот – человек,
Ещё – мыслитель, созидатель,
Ещё без скрежета шёл век –
Им любовался бог- создатель.

Часть 2.      
И Зевс, охочий до похвал,
Спросил супругу с нетерпеньем:
«Хороших я людей создал?!
Ну, каково твоё сужденье?»
«Как дети этот смертный люд:
Не знают бед, нужды, печали…
Пора и ящик, и сосуд
Открыть Пандоре для начала,
И выпустить на землю зло,
Как джина старого иль беса…»
Зевс думал: «Геру «занесло»»,
И всё же, слушал с интересом.
«Надежду дать им как залог
Гнетущих бедствий и болезней.
Что скажешь, Зевс, Олимпа бог?»
«Жизнь без надежды – бесполезна!»…
Гермес всё слышал, он то знал,
Что Гера высказала мненье
Его, Гермеса, …и молчал,
Мир, подтолкнув на измененья.
«Ещё посмотрим – чья возьмёт?
Зевс чистоту железа славит…
В железо ввергну  углерод
И ржа начнёт всем миром править, –
Гермес, глядя на мир земной,
Шептал как будто заклинанье, –
И только вечный не покой
Есть жизнь и смысл существованья!»…

Пандорой выпущенный бес
Манил людей на измененья,
И люди, двигая прогресс,
Меняли вид вооруженья,
Мысль напрягая… Рецидив
Держал в тисках войны планету,
Жизнь человеку изменив,
Где он – приставка к пистолету.
В вооруженье многих стран
Проникнет бес неспешно, робко:
Железно-ядерный «шайтан»
Не в ящик спрячется, а в кнопку…

Часть 3.
«Мужская власть – войны залог!
Одна, другая… Сколько можно?!
Олимп всё видит, слышит бог!
О, век последних – век безбожных!» –
Шипела Гера как змея
На Олимпийской горной тверди, –
Настала очередь моя –
Дам власть земной, «железной» леди?»…
Жизнь смертных для богов – игра,
Где люди – «пешки» иль массовка…
Земная власть отдельно шла,
Роль исполняя с подстраховкой...

Иллюстрация  (В ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ. Автор – Густав Доре)
http://az.lib.ru/img/m/milxton_d/text_0020/milton12.jpg

На Землю послан вновь Гермес:
«Богам лишь языками тренькать, –
Сказал он, глядя вниз с небес, –
Где льётся кровь – там льются деньги»…
Энергии людской поток
Вмиг захлестнул страну «всех Руссий»,
И коммунизм в отхожий сток
Был смыт без прений и дискуссий.
«Железный занавес» упал      
От влаги – ржа его сгубила…
Свободен власти пъедестал
Для новой неизвестной силы.

Часть 4.
Дождался власти женский род,
Пройдя эпохи ожиданий.
Теперь своё сполна возьмёт
Без битв и жёстких состязаний…
Матриархат не за горой:
Мужи сдают власть леди, дамам,   
И крутят дамы шар земной,
Как амазонки пентаграмму,
Желая пятый век продлить,
Последний век людей мобильных,
Способных этот мир купить,
Но вечность – нет, лишь – крест могильный…
И зависть к греческим богам
Терзает сильных, но не вечных:
«Вы дали власть и деньги нам!
О, боги! Будьте – человечны!»
Молчит Олимп… А век идёт
По миру не с сумой – с мошною,
Твердя, что деньги  любят счёт,
Что деньги – время, но  другое:
Там ржавчине указан путь
И в душу, и к железной воле,
И человеческую суть
Сгрызёт как мышь зерно на поле…

Гермес доволен как делец –
Ухмылку сдерживала строгость,
Он зрил, как «золотой телец»,
Стал для людей заместо бога.
Давно ждал этого Гермес –
Бог воровства, бог лжи, торговли,
Всё рассчитав, сошёл с небес:
«Мир к царству денег подготовлен».

Иллюстрация (ОСТАТКИ РАЯ. Автор – Густав Доре)


ГЛАВА VII. ПРОДЕЛКИ ГЕРМЕСА

Часть 1.
А кто Гермес среди богов?
Посланник Зевса, бог известий.
Он – виртуоз красивых слов,
И лжи переплетённой с лестью.
Из мира красок в мир теней
Гермес водил, дорогу зная,
Умерших только что людей,
Себя в Мирах послом считая…
Меж двух Миров – водораздел,
И здесь титан Харон рыбачил.
Смекнул Гермес: «Титан без дел,
А я на греблю силы трачу…».
Доверчивый  Харон рыбак
Сам к богу с просьбой обратился:
«Течь в лодке не убрать никак…
Дай денег мне… А расплатиться
Сумею, отработав долг
Не веришь?!... Сам купи канаты
И воск, чтоб устранить я смог
Течь в лодке  –  мне рыбачить надо».
«Ты ждёшь, чтоб я тебе помог?!
А души переправить можешь?» –
Спросил Гермес, подумав: «Бог
Быть перевозчиком не должен».
К Харону обратясь: «Друг мой»,
Расположив его речами,
Он договором-кабалой
Опутал «друга» как сетями.
Теперь на лодке сам  рыбак
Перевозил все души в вечность…
Гермес его встречал: «Земляк!
А договор наш – безупречный!!»
Харон как будто в лодку врос,
Желая долг отдать… И что же?
Трудился и бубнил под нос:
«Чем больше возишь – больше должен!»…
Гермес  «по доброте» своей
Титану предложил как брату:
«За вход в мир царствия теней
Бери, Харон, с усопших плату».
Стал ритуал важнее слёз:
В рот мёртвым клали по монете,
Чтоб души не как брёвна вёз
Харон на берег, где нет света.
В счёт долга забирал Гермес
Всю мелочь эту  до последней.
Харон от бога ждал чудес,
Трудясь, он оставался бедным…
Гермес водил усопший люд
В последний путь до брега скорби.
Те, сбросив тяжесть бренный пут,
Несли с собой (как в жизни) торбы.

Иллюстрация (ХАРОН. Автор – А. Литовченко, 1861) http://artpoisk.info/files/images/5448.jpg


Теперь Харон перевозил
Всех «пассажиров» в мир Аида,
Где каждый только тенью был,
Душой считаясь там для вида…
Другой речной водораздел
На бреге мёртвых – речка Лета –
Она всех мертвецов удел
И мрака вечного примета.
Здесь через сорок дней  пройти
Душа должна акт посвященья,
Что канет в Лету – не найти,
Земная жизнь уйдёт в забвенье:
Стиралась память о былом,
Испив воды из речки Лета, –
Так души превращались в сонм
Теней, забывших радость света…
Гермесу снова «друг»  Харон
Сказал, на лодку указуя:
«Труха летит со всех сторон,
С такой «лоханкой» я рискую.
Не «люди» в лодке – камни, груз.
Вот, если б сбросить что-то можно
На берег Жизни?» «Я возьмусь,
Коль это дело так серьёзно».
«Людей» разглядывал Гермес,
Глаза прищурив, подмечая:
Что сбросить как ненужный вес,
Чтоб лодка вновь могла причалить?
Бог деве длинные власы
Велел оставить  и… румянец:
«Аида мир не для красы –
На души не наводят глянец».
Тирану повелел Гермес:
«Всю спесь, богатство скинь на берег,
Плыви к Аиду так как есть –
Ты и без них в себе уверен».
Философ, старый демагог,
Глядел на бога, но с укором,
Готовый возразить, а бог
Сказал ему: «Оставь все споры,
И ложь с невежеством оставь, –
Тот бросил и мешок, и посох, –
Знай – мир теней не то, что явь:
Душа не зрит на душу косо.
Живым ещё сгодится ложь,
Как и невежество, и споры.
Ты душу этим не тревожь –
Ей жить в Аида царстве скоро…».
Тут спорщик, «оседлав коня»,
С досадой произнёс: «О, боже!
Возьми свободу у меня,
И смех, и благородство тоже!»
Но возразил Великий Плут:
«Поверь, без них в дороге  страшно,
Они от скорби отвлекут,
А вес их, как пера, – пустяшный.
Для жизни (я всем говорил)
Вещицы эти бесполезны,
Легко бери их в мрачный мир –
Среди теней они уместны».
Словам поверил демагог,
Впервые став сродни титану.
Победой наслаждался бог –
Бог красноречья и обмана.
«Как ложь мудра!! – Гермес изрёк, –
Любовь к словам тому порука…
На философию*  как бог
Я возложил венец науки!

Иллюстрация (Меркурий, коронующий философию. Автор – Помпео  Батони, 1747) http://smallbay.ru/images3/batoni_04.jpg

Когда для сонма всех наук,
Раскрыв моё мировоззренье
На сущность мира, мудрый друг –
Софи возглавила ученье»...
И больше не касался он
Земных наук, сам признавая:
«Их покровитель – Аполлон,
Ну, а моя стезя другая»…
                *Философия – греч. Любовь к мудрости
Всё ж, арифметику создав,
Учил людей делить и множить,
Слагать и вычитать, сказав:
«Без счёта торга быть не может».
И ссудный им введён процент;
Повсюду – деньги и продажи,
А долговых расписок плен
Стал для людей страшнее кражи...
Гермес как сеть набросил ложь
На Землю, где он покровитель
Наук оккультных, тайных лож,
Любой наживе бог- учитель.
Когда Гермес хитрил, то он
Брал псевдоним – завесу лика.
О, сколько он имел имён:
Агорий, Кадмий, Долий, Тихон ...

С рожденья, не стесняясь, врал
Гермес богам из Пантеона:
Ещё в младенчестве украл
Коров у бога Аполлона,
И убеждённо отрицал,
В ход применив «букеты» лести.
И Зевс… простил. А кто украл
Не повинился: «Много чести…».
И, Аполлона обхитрив,
Гермес (бог сделок) в деле прыткий,
Кифару на коров сменив,
Был с барышом, а не в убытке.
Гермес всей лживостью своей
Шёл ради выгоды на сделки…
Посланец Зевса – прохиндей,
Но Зевс не ведал о проделках.
Обман приветствуя в делах,
Гермес летал над облаками,
И смог он в собственных глазах
Себя возвысить над богами:
У Зевса скипетр украл,
У Аполлона – лук и стрелы,
Взял у Ареса меч, кинжал,
Но возвратил всё с мыслью: «Смел я
Украсть у значимых богов!»
И, не считаясь с их величьем,
Лукавил, не жалея слов,
И прятал за слова двуличье.
Он – покровитель всех воров,
Обманщик сам, бог лжи, лукавства
Любил неравенство богов
И люто ненавидел братство,
И часто людям говорил:
«…А цель оправдывает средства.
Кто не ловчил, тот и не жил
Как бог, я это понял с детства»…
Гермесу – фавориту краж
И лицемеру Пантеона
В главу пришла такая блажь:
«Взять жезл волшебный Аполлона».
И получил чего хотел,
На кражу времени ни тратя,
Он, смастерив одну свирель
Играл на ней,  прельщая брата,
И не скрывал: как дорожил
Своей свирелью-ворожеей.
«Что хочешь ты взамен, скажи,
Но из того, что я имею?» –
Гармоний бог, искусств, наук,
Сам попросил свирель у брата,
Что «паутину» как паук
Сплёл тонко и замысловато.
Гермес, довольный сам собой,
Ответил ласково-певуче:
«Отдай мне жезл волшебный свой
Взамен свирели легко звучной».
Бог Аполлон не устоял
Пред инструментом столь потребным...
Теперь Гермес в руках держал
Жезл Аполлона, жезл волшебный.
Бог сделок словно древний маг,
Чьё колдовство всегда обманно,
Вмиг превратил земной пустяк
В предмет волшебный и желанный…
Крылатый жезл – волшебный прут,
Где две змеи как чёт и нечет
Переплелись в единый жгут,
Способный счастье обеспечить.
Для крыльев жезла нет границ:
Подвластны все пути-дороги,
Такой свободы нет у птиц,
Её даруют только боги…
Гермес умел не только врать.
Как он завидовал Орфею?!
Который мог как бог играть.
«А я волшебный жезл имею, –
Сказал Гермес, – не уступлю…»,

Иллюстрация (ОРФЕЙ и ЭВРИДИКА.   Автор – Арно Брекер,  1944)


Орфея видя с Эвридикой,
И с жезла оживив змею,
Он сбросил, крикнув: «Ядовита!»…
Ему казалось – он влюблён?! ...
Змеёю ревность укусила
Любовь Орфея… Поражён
Бедой поэт и смолкла лира...
Орфей – поэт и музыкант
Неподражаемых творений;
Все боги знали: он – талант,
А люди восклицали: «…гений!»…

Жену Орфея проводил
К Аиду, бог Гермес как должно.
В пути он понял – не любил,
Сказав: «Земные чувства ложны»…
Орфей, уверовав в любовь,
Что освещает жизнь земную,
Решил за ней в подземный кров   
Спуститься, чтоб вернуть  живую.
Но в царство мёртвых путь тернист,
Гермес не помогал Орфею:
«Он и душой,  и сердцем чист,
А  что я с этого имею?!»…
И в царстве Смерти и теней,
В том мире, где не до веселья,
Пел о любви поэт Орфей
Аиду – богу подземелья.
И с тёплым чувством в царстве тьмы,
Где холод бродит за разлукой,
Где даже тени не видны,
Аид сказал: «Верну подругу».
Как недоволен бог Танат –
Бог Смерти: «Разве ж это можно,
Чтоб душу возвратить назад?!
Закон для всех и непреложный!!!»
Аид, подземный царь и бог,
Свое, оставив в силе слово,
Ответил Смерти: «Как ты строг?!
Ну, что ж, добавлю я условье».
Свой богоцарственный указ
Растолковал Аид Орфею:
«Я отпускаю только раз
И слово дав, держать умею.
И за тобой в кромешной тьме,
Как тень пойдёт жена без лика.
Но горе, музыкант тебе,
Коль обернёшься  к Эвридике!
Её не выпустит Танат –
Законник строгий и суровый.
А ты в свой мир пойдёшь назад
Один, увы, с печалью новой.
Оглядываться воздержись...
Путь к свету бог Гермес проложит».
Танат – Гермесу: « Ты – возьмись:
Кто смеет, тот и сделать может»…
Гермес смекнул: «Я для теней
Бог-проводник и друг Таната.
А этот выскочка Орфей
За всё расплатится как надо»…

Цепочкой шли: Гермес, Орфей
И Эвридика за спиною.
Орфей вновь счастлив рядом с ней:
«О, Эвридика, ты со мною!»
Вдали виднелся белый свет:
Весна… Там птицы щебетали.
В счастливых думах шёл поэт…
А бог на крылышках сандалий
Назад неслышно пропорхнув,
Завис вблизи спины поэта,
«Орфей!» – Гермес ему шепнул…
Тот обернулся, крикнув: «Где ты?!
О, Эвридика, отзовись!!!»
Стояла тьма стеною зримой…
«Орфей, но у тебя есть жизнь».
«На что она мне без любимой»...
Гермес смотрел на белый свет
Прищурясь, искренне лукаво.
Где был – его уже там нет,
Как нет свидетелей расправы.

Иллюстрация (ОРФЕЙ  ТЕРЯЕТ  ЭВРИДИКУ.  Автор – Элси Рассел,  1994) https://pantheon.at.ua/_ph/57/2/979702472.jpg?1560694692



Орфею белый свет не мил,
И он искал уединенья,
Хотя как раньше не творил –
Талант питает вдохновенье.
Но он играл и под рукой
Все струны лиры сами пели
С такой пронзительной тоской,
Как будто чувствовать умели…
Без всплесков слушала его
Река, как будто понимая, –
Все звуки лиры – волшебство
Души Орфея, что страдает.
Заворожено слушал лес:
Листва готова для оваций…
«Талант», – зло обронил Гермес –
Бог лжи, расчёта, провокаций…

В день бога Вакха, в день вина,
Когда менады,   злые жрицы,
Пьют словно бражники до дна
И веселятся как блудницы,
Тогда Гермес, всё рассчитав,
Решил: «Талант загубят жрицы»,
Он, музыкантом сам не став,
Устал завидовать и злиться.
Менадам так сказал Гермес:
«Орфей всё по жене страдает,
В ней видя чудо из чудес,
А вас – за женщин не считает».
Как разозлились жрицы?!  Хмель
Границ не знает, и менады
Кричали дико: «Как посмел?!
Ишь, музыкантишка проклятый!»
Орфея близ реки узрев,
Хмельные яростные жрицы
В него швыряли камни…Гнев
Любой из них – гнев дикой львицы,
И смолк Орфей… Забив его,
Менады, плакать не умея,
В безумстве сбросили –   на дно
Реки, что слушала Орфея...

И на Олимп принёс Гермес –
Посланник Зевса, бог известий,
Печальную земную весть:
«Орфей убит…, убит из мести».

Иллюстрация (СМЕРТЬ  ОРФЕЯ. Автор  - Эмиль Леви,  1866)

И  громовержцу  Аполлон,
Вздохнув, сказал о музыканте:
«Орфей с рожденья посвящён
В мир звуков свойственных таланту».
«Да, был талантливым Орфей…».
Гермес подумал: «Как не правы:
Талантлив тот, кто всех хитрей,
Кто исподволь, незримо правит».
Да, богу лжи никто не свят:
Он мог залезть к богам в «карманы».
Что для него слова «друг», «брат»,
Коль он поклонник чистогана...

Геракла не манил престол –
Герой он, Зевса сын любимый.
Но честной славы ореол
Гермесу зрить невыносимо –
Не мил Гермесу брат земной.
Однажды бог воскликнул пылко:
«У Зевса сын Геракл – герой,
А я кто?! Мальчик на посылках?!»...
Во сне Гераклу он шептал:
«Что – подвиг?! Лучше – состязанье!!!»,
И путь к Эвриту указал:
«…ждут царской дочери  лобзанья!»…
Герой привык к земным трудам,
Ну, а в любви – невежда костный…
Но люди часто верят снам
И ждут свершений судьбоносных…
Считал Эврит (царь сватал дщерь):
«Закон гостеприимства вздорен! –
Геракла вытолкнув за дверь, –
Герой без денег – смехотворен!»
С царём согласен как с родным,
Гермес сказал: «Геракл – братишка,
Но мне претит родство с таким:
Бог силу дал, не дав умишка.
Эврит – богач, брат – без гроша
И утверждается геройством,
Нет, кроме славы ни шиша –
А это душ плебейских свойство».

С богиней Герой бог Гермес,
Общаясь, каждый раз лукавил,
И мастерски земную весть
Он с ног на голову поставил.
И распалил в богине гнев:
(Менады меркли перед нею),
В неистовстве она как Зевс:
«Гераклу досадить сумею!
О, этот пасынок, Геракл?!
Зевс восхищён им чрезвычайно.
Но, всё же, можно сделать так,
Чтоб с глаз убрать героя, тайно».
 
И вмиг Геракл покой забыл  –
Богиня Гера так хотела.
И он, герой, как зверь завыл,
Зато спокойной стала Гера
«Как царь прогнать меня посмел? –
Геракл, вспомнив дочь Эврита,
Не сдерживал себя ревел:
«Обида! Кровная обида!!!»
Герой как люди в гневе слеп,
Но знал, что гневу есть причина…
Геракл излил свой страшный гнев,
Убив царя Эврита сына.
И буйство в тот же миг ушло:
Герой спокоен, взором ясен.
«Но искупить он должен зло, –
Гермес решил, – Геракл – опасен:
Убил сынка царя, плебей,
Несдержан – в Зевса он породой…   
Продать мне надо поскорей
Геракла в рабство на три года».

В стране, где люди чтили зной,
Где труд не соблазнял на кражу,
Где всё решалось головой –
Велась на площади продажа.
Геракла приковав к столбу
С табличкой «раб сей безымянный»,
Гермес- бог слышал похвалу:
«Силён как Зевс!» «Раб без изъяна?!»
И как расчётливый торгаш
Гермес не отходил от брата.
«За сколько ты раба продашь?»
«За три серебряных таланта».
Богачка торг не повела:
«Цена раба – цена бриллианта
Беру», – сказала Омфала,
Отдав три новеньких таланта.
Жила одна –  ни для кого.
В богатстве быть одной негоже…
«Уж, не упустит своего:
С рабом она разделит ложе», –
На площади шептался люд.
«Раб с атлетической фигурой?!!»
«Он не отвертится от пут».
«И у неё губа не дура»…

Иллюстрация (ГЕРАКЛ и ОМФАЛА. . Автор - Francois Lemoine, 1724 г.) https://artchive.ru/res/media/img/orig/work/897/25669.jpg

Досаду не скрывал Гермес:
«А как же муки униженья?
Видать, не в ту страну привёз
Геракла я для искупленья.
Ох, я ж не делаю добра?!!
Что на земле за жизнь такая?»,
Таланта три из серебра
Держал он, в кулаке сжимая…
Вновь Гере весть Гермес принёс:
«Героя имя под запретом!»
А Гера задала вопрос:
«На что потратил ты монеты?»
Гермесу правду рассказать
Сродни великому проклятью.
В глаза глядя, стал восхвалять
Красу богини, ум и платье…
Он виртуозностью речей
Рядил событья в небылицы,
Их, сделав культом для людей,
Над Правдой,  смеющих глумиться.

Часть 2.
Богиня Правды мир людской
Покинула в слезах без гнева,
И среди звёзд нашла покой
Под именем созвездья «Девы».
И честность словно атавизм
Исчезла,  как и состраданье,
Из чувств людских и нигилизм
Стал главной мерой выживанья.
Теперь людской род одичал:
Жизнь – суета одна без толка,
А Век Железный, чтя металл,
Глядит на человека волком.
Увидеть каждому пришлось:
Взор хищный и клыки в оскале,
И люди, проявляя злость,
Друг другу словно волки стали.
И Солнца культ враждебен им,
Приятней ночь, и взор Селены
И тайный, виртуальный мир,
Обрёкший жизнь на перемены:
Культуры общность, правый труд
Людей, что не бывали лживы,
Исчезли, а Гермес   (бог-плут)   
Их убеждал жить для наживы:
«Уйди в семью, захлопни дверь
Перед народной общей целью»,
И человек рычал как зверь:
«Своя рубашка – ближе к телу».
И вторил рыку каждый двор:
«Что – Правда? Надо жить иначе…
Страна, история – всё вздор,
А умный тот, кто всех богаче!»
И возродился класс господ,
В их честь поётся «Аллилуйя»,
А слуги (остальной народ)
Шагают к пропасти, ликуя.
И в этом право всех рабов!
А демократии останки,
Смертельной хваткою волков,
Жизнь вы-вер-ну-ли  наизнанку.
Уже Гермесу  на земле
Возводят обелиски славы…
Добропорядочность – в хуле,
А на бесчинства нет управы.

Часть 3.
На место Правды найден «бог»
Земными слугами Гермеса:
Он – Толерантность, в нём – порок
Непротивленья козням беса…
Уже смирения аркан
Наброшен на аборигенов,
А пришлый люд из разных стран
Вольготен – в этом суть подмены.
И, усмиряя дух борьбы
Народа за своё спасенье,
Трубят вассалы зла и тьмы:
«Ах, Толерантность – «бог» терпенья!»…
Не борется добро со злом,
И свет на тьму уже не зарит,
А век играется с огнём
И дым клубится, будто жарят    
Людскую совесть, братство, честь…
Лишь нравы прошлого – в колодках.
Мучений адовых не счесть!
«Нет сил терпеть? – Наркотик?! Водка?!» –
Так Толерантность как гарсон
Предложит «явства - утешенья»...
Но землю ждёт Армагедон –
Огонь для всех без исключенья…
Ну, а пока царит разврат
Среди людей в последнем веке,
Но в этом Зевс не виноват –
Гермес – наставник человека…
В Железном веке главным став,
Для тех людей, чья правда в фальши…
Гермес провозгласил: «…А прав
Лишь тот, кто прав имеет больше».
Как может Зевс об этом знать?
Послушав выдумки Гермеса?!
А на Земле (чего скрывать)
Бог лжи поработил и прессу.
Тот факт, что посох разломав
Зевс бросил вниз по небосклону,
Сокрыт…А в Дели, отыскав,
Чтят как «железную колонну»,
Одну лишь часть, но для людей
Она дарует исцеленья:
Прикосновенье Зевса к ней
Хранит потоки излученья...
Гермес старался, но не смог
Все части ржавчине подвергнуть –
Он только бог, Зевс – высший бог
И перед ним все силы меркнут…
Железо (плод людей труда)
Ржавеет – происки Гермеса,
Здесь не причём уже вода –
Земля во власти бога-беса,
Где как чума пирует ржа
Все разрушительной породы:
Предметы, кров людей круша…
А кто-то счёт ведёт доходам…
 
Скрежещет проржавевший век –
Бранит как может человека
За то, что Правдой пренебрег,
И стал душой своей – калека.
Ржавеет память у людей:
Забыто то, что чтили предки,
А век железный  у детей
Зрачки меняет на монетки;
А жёны – ратуют за блуд,
Друг не стоит горой за друга,
И деньги делает не труд,
А расторопная услуга…
Сомненье будто ржа в сердцах:
«Не уж то, Зевсу нас не жалко?»…
От веры суеверья страх
Ведёт то к магам, то – к гадалкам.
Интуитивное чутьё
Меняет логику мышленья:
И женщины берут своё –
Их возрождается правленье
И лицемерия пора,
Когда для женщин боги – горцы,
Когда паяца песнь, игра
Затмит всю славу полководцев…
Кто – жрицы власти? Слабый пол
Податливый на искушенья?
Они – Гермеса легион
Для войн во имя оглупленья,
Живущих на Земле людей –
Простых, доверчивых как дети...
Матриархат грядущих дней
Берёт правленье на планете.

Часть 4.
Не снилось это и богам…
Зевс подозвал к себе Ареса:
«Готовься, бог войны, к трудам…
Где прячешь огненного беса?»
«Он в кнопке ядерной, он – Смерть
Несёт, не прибегая к битвам,
И может всех людей «стереть»,
Не дав и мига для молитвы, –
Жестокость распалила речь
Ареса, жаждущего крови, –
Огонь дал веку жизнь, чтоб – сжечь!»
И Зевс от дум насупил брови:   
«Мне, громовержцу, не понять:
Как воин, рыцарь, меткий лучник
Власть не сумели удержать…
Что ни мужик, то – подкаблучник!»
Услышав резкие слова,
Сказала Гера, не краснея:
«Муж, как и прежде, – голова,
Ну, а жена, так…просто – шея»…
Богиня женщине сродни:
Когда муж – бог и повелитель,
Тогда ей друг Гермес – бог  лжи,
Словесным хитростям учитель…
Что понял Зевс? Что – бог Арес?
Не важно было для богини…
Но как смеялся бог Гермес?!!
С Земли смеялся он над ними…
              *       *      *
Теперь людей не убедить,
Что деньги – блеф, блеф грандиозный…
Что человек рождён – творить,
Как светят в небе только звёзды!!!
О, этот звёздный альтруизм:
Светить, не ожидая славы!…
А на Земле царит вещизм,
Людские души стали слабы…
Душа при теле – как балласт,
Её не кличут «недотрогой»…
Вдруг, человек её продаст,
Чтоб стать скотиною двуногой?…
Кто купит? Прагматичный Век?
Ответ не скажет даже логик...
Коль есть Душа, ты – Человек,
Способный поступать как боги:
Продажность из души изгнать,

Иллюстрация (ИЗГНАНИЕ ТОРГАШЕЙ ИЗ ХРАМА.  Автор – Густав Доре.

Как торгашей  изгнать из храма –
И век  людей-творцов создать,
Очистив мир без фимиама.
Жизнь станет  радостью… Хотя,
Железный век – железный  ратник…

Ужели  Человек-дитя
С Земли исчезнет безвозвратно?!
12 марта 2009 г.


Рецензии
Наталья, такое произведение! И нет откликов читателей? Я поражена.Восхищена Вашим творчеством. Тина Ненчук.

Виктор Павлович Захарченко   03.07.2019 17:46     Заявить о нарушении