Смерть

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: зима 15-16гг


3книга:
Давно не писал, привык не писать и потому ощущения странные. Жду тупиков и каверз и прочей смерти. 
Буду морщиться, умирая и тут же, через три минуты воскресая.
Опасаюсь и тревожусь.
Надрываюсь!
Успокоюсь!
Как хоть какую-то жизнь, на кухне оставил газа синий огонек,
но то, что ящик письменного стола
перекосился, когда закрывал его одной рукой неловко, вспомните гроб Брежнева, это нехорошая примета – что не выжить писанине, опасаюсь…

1 книга:
Все, пока молодые, считают, что смерть приходит по старости, но ведь сколько же внезапных смертей и молодых людей, не думавших о ней и накануне даже. Вот ты жил, а вот тебя уже нет – без перехода.

Комм:
Жизнь – пылинка, но  с особыми свойствами, даже зерно… Главное – делать, что можешь, а умирать внезапно насколько  несправедливей, настолько  и легче…

ЦИТАТЫ, Дэкте:
мы, как деревья, умирали стоя, но и смерть была против нас,
и теперь уже нам ничего не стоит воскреснуть еще один раз,
земля давно ушла из-под ног, а мы продолжаем идти

Комм:
Что за тупость деревянная, не удивляйтесь, что смерть против нас…

Как деликатес, она кушает героев… Мясо вечно стоящих столь же паршивое, жесткое, как мясо козлов с членами? Но, возможно,  для смерти чем паршивей, тем лучше; жесткое будет смаковать дольше…

Если земля ушла из под ног, надо летать или плавать. Земля ушла из под ног, а мы как деревья продолжаем стоять… Земля ушла из под ног и мы, как деревья, продолжаем идти на корнях…

Инет:
Всякий человек, который столкнулся со смертью близкого, задается вопросом существует ли жизнь после смерти? В наше время этот вопрос приобретает особую актуальность. Если несколько столетий назад ответ на этот вопрос был всем очевиден, то сейчас, после периода атеизма, решение его более трудно. Мы не можем просто верить сотням поколений наших предков, которые на личном опыте, столетие за столетием, убеждались в наличии у бессмертной души человека. Мы хотим иметь факты. Причем, факты научные.

3 книга:
Может быть, новый тип писания спасет от смерти: смесь поэзии и прозы, поэзии и рассуждения. «Настолько вдохновился, дурачок, что и формально слова вдруг стали друг с другом совпадать – ложиться в рифму». Совпадать разово, мгновенно, по счастливой случайности,  а не от и до и от «а» до «я» - что, разумеется, выглядит нелепо в океане смерти…

1 книга:
У меня все, ну, почти все есть для дела; все и обдумано. Пора, пора, промедление именно смерти подобно, прокиснешь.

Комм:
Прокисание простокваше подобно; а смерть простокваши напоминает о твороге; а творог о сыре. Сыр же вечен почти! Может и 100 лет остаться в «живых» при надлежащем хранении? Затвердеет, как камень и будет храниться вечно… И оживет, если поместить его в воду…

Медлил всю жизнь, а теперь почуял запах смерти и хочу поторопиться, но будут ли слушаться ноги и весь остальной организм…

ЦИТАТЫ, Волка:
Я впадаю в наркотический транс,
Меня до смерти тянет к тебе.
Мои перстни потемнели от зла

Ком:
Даже злобная подыхающая наркоманка все равно будет хрипеть о любви, о том, что она на крючке у какого-нибудь обладателя члена… Сидя на этом крючке, она с удовольствием стала бы даже кусаться, но боится получить по роже… Она в ярости от того, что крючок работает далеко не всегда: «ты – тряпка» и прочее…

Инет:
Где вы встретите такой оптимизм, который в смерти хочет понять и до конца раскрыть смысл жизни? Это такое мужество и такой оптимизм. Ведь мы иной раз, будучи врачами и повидав не одну смерть, иногда пасуем и склоняем головы перед этим героизмом маленьких людей, которые в жизни вдруг проявляют такую красоту.

3 книга:
Я -  горемычный Кафка, что прожил только 40 лет. Здоровья мало, близких мало и денег мало – как тут пробраться по жизни далеко…

1 книга:
«Смерть Моцарта». Герои? - про них можно сказать только то, что они «добропорядочны». Кстати, даже и таких почти нет, больше всё приспособленцы, корыстники и прямо зловещие фигуры. Впечатление  достаточно гнетущее.

Комм:
Смерть от отравы  лучезарного кузнечика… А хоть бы и без яда… Эволюционировал кузнечик так, что пробрался в самые лучезарные залы, но там вдруг оказались зловещие фигуры… Непрожаренную котлету съел и его самого черви съели изнутри…
 
ЦИТАТЫ, Мэри:
Я называюсь POLYMARY SYNTHESTHETIC - для сложных смертных. А для простых смертных - MARY.

Комм:
Синтетическая полимерная Мэри бессмертна… Простая Мэри умрет, но она знает, что в тысячах сложных статуй она навечно останется; что всюду будет синтетика и полимеры и своей красотой они будут напоминать только о ней…

Инет:
Мы чувствуем, что душа у умершего вечна, что она жива, но с другой стороны старые и внушенные нам стереотипы о том, что никакой души нет,  тянут нас в пропасть отчаяния. Эта борьба внутри нас очень тяжела и сильно изматывает. Мы хотим правды!

3 книга:
Он силен, но он спит в берлоге, как медведь и идет туда, куда поведут, как лошадь – хотя иногда и свирепствует, как лев – а я от своей слабости постоянно сильно обливаюсь кровавым потом и иду на разрыв, на переворот, на смерть и воскресение…

Комм:
Слабые привыкают каждый день бороться за жизнь – и нередко проживают дольше, чем здоровяки, которых тот же сердечный приступ может свалить на раз, одним ударом…

1 книга:
«Смерть Моцарта» - пример того, как многочисленные огрехи с литературной стороны практически полностью скрываются за захватывающим сюжетом.

Комм:
Уже тогда я впечатлялся темой смерти, криминальными ТВ-передачами… Огромный сериал «Авиакатастрофы: за секунду до крушения» мной отсмотрен полностью (с нетерпением жду новых сначала крушений, а потом и серий?!)

И это при том, что в жизни не боюсь нападений, часто халатно не запираю двери, обожаю гулять в темноте, в глухомани…

ЦИТАТЫ, Зашифрованный:
И самое страшное, что меня будет мучить на смертном одре, так это то, что я так не постиг ВСЕГО ФОТОШОПА

Комм:
Уже второй десяток лет им занимаюсь, но так интересно уже освоенное, что до расширения познаний дело тоже не доходит. Это как с домом: невозможно – и ненужно – заселить в нем все квартиры сразу (а в одной большой квартире – все комнаты) Жизнь слишком коротка (чем ближе к смерти, тем больше буду торопиться?)

Инет:
Так давайте посмотрим на вопрос существования души через настоящую, не идеологизированную, объективную науку. Услышим мнение настоящих ученых по этому вопросу, лично оценим логические выкладки.

3 книга:
Но летом слишком тепло, чтобы не разнежиться так, как будто будешь жить вечно, а зима слишком сурова, чтобы не испугаться немедленной смерти. Особенно нежно теплое утро, особенно суров холодный вечер… Нежность делает тонким ангелом, но и расслабленным смертным, а суровость грубит до зверя, но и бодрит для борьбы за жизнь. «Тонко бодрый». «Расслабленно грубый». «Тонко грубил». «Шел расслабленно и бодро»…

1 книга:
Как почувствовал, что эта тянучка и рутина есть моя участь на всю жизнь - и без ног, и высунув язык - так и споткнулся, воспротивился. Как бы со стороны всю ситуацию со своим участием увидел. Ведь, в конечном счете, что престиж, благополучие и  более модные штаны перед смертью?!

Комм:
Да, «учебные заведения» таковы, что уже к 20 годам я жизнь свою проклял – а уж их и тем более (до конца дней своих буду проклинать как учебные, так и лечебные заведения! Всех хуже у людишек удается именно это? Или с этого их «добрый» брак и «успешный» мрак только начинается…)

ЦИТАТЫ, Зашифрованный-2:
там - на кладбище, смерть обнажает человеческую индивидуальность, и кроме шума далеких машин, ничто не мешает думать о боге

Комм:
При жизни почаще лежать на поле, раздумывая о Боге, обнажая свою индивидуальность и тут же ее приобщая к природе – чтобы после смерти, в земле уже не тянуло до срока проснуться. «Как приятно лежать на земле, на траве – и как плохо лежать под…» (настолько плохо, что я, конечно, выйду из тела – а людишки и с этим готовы смириться?!)

Инет:
Не наша ВЕРА в существование или не существование души, а  только ЗНАНИЕ  может погасить этот внутренний конфликт, сохранить наши силы, придать уверенности, посмотреть на трагедию с другой, реальной точки зрения.

3 книга:
В такую рань после часа писаний в голове появляется вата – первый признак смерти. Сухие губы, слабые пальцы, больная грудь – и до покойника уже совсем недалеко… Попросту взбодриться  или попросту поспать… Уже не прост, а выхолощен…

Комм:
Жизнь и смерть – два моря, и на них то штиль, то волны. Человек умирает-тонет, нахлебавшись в одну из бурь на море смерти, ослабев оттого, что долго не хлебал в бурях моря жизни…

Хотел обновиться с помощью писаний, но лишь чуть не загубил себя старый экземпляр. Писания и прочие занятия без пауз для моря жизни могут вытянуть едва ли не все жизненные соки…

1 книга:
Да, все поверяется смертью. Я думаю, многим смерть кажется недоразумением и чем-то лишним!

Комм:
Но как человеку достичь бессмертия, когда ему так легко можно оторвать голову…

Бессмертный начальник втрое ретивей собирал богатства и укреплял свою власть? А простые людишки втрое меньше боялись бунтовать? Невозможно представить, как бы изменился мир… (да и нынешний как еще изменится?! Может, действительно еще вернемся к лошадям – по Стерлигову… Вот только племянники по ящику смотрят на одних монстров и роботов – по сути, на американо-фашистские войны миров…)

ЦИТАТЫ, Тимусик:
 Дима стал глотать воду. И с каждым глотком он чувствовал приближение смерти. Он чувствовал, как жизнь машет ему рукой, идя вперёд спиной, лицом к нему. Он начал спокойно рассекать воду  телом-мускулом. Он начал дышать водой. Он нашёл середину – он  рыба.     Я, не я – не всё ли равно,   когда ты рыба? «Над» или «под»  - не всё ли равно, когда ты в воде? Верти! Верти! Крути! Крути  мёртвые петли.

Комм:
Да уж, люди нашли середину – как рыбы крутят мертвые петли. А что остается, если по воде ходить не можешь? Так ведь в нашей жизни вода не очень глубока – чуть выше головы – и потому «ходить» по ней легко: оттолкнулся от дна, выскочил головой на поверхность, сделал вдох и опять пошел ко дну без всякой боязни…

Инет:
Несмотря на то, что мы очень мало знаем о сознании, мы совершенно достоверно знаем, что мы его имеем.

3 книга:
Слушал раннего Высоцкого. Поздний от раннего отличается большей суровостью. «Шутки кончились – смерть приближается»…

1 книга:
Спящий напоминает мертвеца.
 Сон  - тоже проявление слабости человека.
Сон – это смерть на 8 часов, а бодрствование – это жизнь на 8 часов.

Комм:
Развешайте всюду фотки спящих себя и постоянно будете думать о собственной смерти…

Смотрение в экраны, в книги – это сон внутри бодрствования… С другой стороны, большую часть времени  «сна» человек сознает себя и раздумывает о своей жизни (в итоге, почти постоянно мы – призраки, рыбы…)

ЦИТАТЫ, Пропавший Граев:
Отец как-то, перед смертью, когда мы встретились и пили     пиво в какой-то забегаловке, рассказал, что когда он выходил    со мной гулять, нам частенько встречался писатель Довлатов на  прогулке со своим шпицем. Довлатов прогуливался со шпицем, вид  у него был мрачноватый, он курил трубку…

Комм:
Все уже померли – включая сюда и самого автора этой цитаты. Другие гуляют – тратя время впустую на конвоирование деток, а то и собак – другие и пиво пьют (там же и из тех же кружек…) Поэтому мрачноватость даже гуляющих вполне объяснима… Жизнь прожить все равно, что выкурить трубку, выпить кружку  или выгулять собачку… Некоторые в промежутке успевают написать книжку, но толку от того большого нет: следующие поколения вновь заняты сначала производством трубок, кружек и породистых собак, а потом их потреблением…

Инет:
Когда мы слышим, что вот человек, которого вы хорошо знали, умер, и сразу возникает вопрос, а как он умер. Вот второй вопрос, а от чего? Но главное как — легко, тяжело? Как он страдал? Каковы последние его слова — все это наиболее значимые моменты жизни.

3 книга:
Письма Толстого –  он  открыл для себя такую борьбу добра со злом, жизни со смертью, когда уже не делают карьеру и не проповедуют незыблемые «общечеловеческие» ценности  (людей  там – в религии, культуре - я  и не приметил). «Надрываться некультурно» – говорят нам кабинетные кресла, но кто каждый день не пачкает рук, у того не может быть настоящего вкуса к абстракциям и понимания смерти!

Комм:
Да, чем больше натуральной грязи было в твоей жизни, тем более пастозной будет твоя живопись (и жизнь!) И ты уже не будешь очередным геометром…

1 книга:
Что не дает жизнь, то, видимо, приносит смерть, только не сразу.

Комм:
Жизнь могла бы давать все, но мы сами застроили ее стенами, огородили заборами… Мы стали беречься, маскироваться, мы опустились до уровня стайных рыбок и стадных животных – и смерть на земле стала хозяином…

ЦИТАТЫ, Пропавший Граев:
Внутри нас живут дерзкие,  древние инстинкты, но суть не в том, чтобы подчиняться им, а в том, чтобы подчинять их себе. Играть с ними, приручать их, как диких зверей. Жажда убийства, жажда смерти (я вздрогнул), жажда секса (я покраснел)…

Комм:
Игры с собственным нутром?! Приручение диких зверей весьма относительно даже в самом лучшем, цирковом случае – обычным смертным и с домашними-то непросто справиться… (Но демоны – это те же герои… Демонизм и фашизм – это синонимы…)

Инет:
Если человек рождается в любящей среде, в своей семье, то конечно он и живет очень легко, и если он сам не испортил свою жизнь очень сильно, не потрудился над этим, он и умирать будет, наверное, тоже легко.

3 книга:
…А у БГ ныне в женах буддистка с короткой стрижкой и железной хваткой…
Иногда весь расхристанный, проповедует чуть ли не «наслаждайся любой ценой и будешь хороший плейбой». Гуру-подкаблучник…
 А Ван Гог, чтобы не метаться, хотел завербоваться в солдаты… Лечатся сначала уздой, а потом и удавкой…

Комм:
БГ живет как бессмертный, неженатый. Может, будет когда-то признан великим буддистским не только певцом, но и шире -  учителем; в буддизме смерти почти и нет – примерно, как и зимы в Индии. Вечное лето, вечный день, вечное перерождение – а если в северных странах не так, то пусть в помощь будет им деловитость и железная хватка. «В построенных нами аквариумах и теплицах жизнь будет не хуже, чем в Индии»…

Буддизм – это жизнь, но жизнь в пустоте,  не сильно  отличающаяся от смерти. Инерционное, исполнительное существо. Один вдох – когда что-то вбираешь в себя – а потом один выдох – когда выдаешь ответку. Почти предрешено что вдохнешь и что выдохнешь…

Странно, что Ван Гог хотел завербоваться в солдаты, странно, что имел оружие при себе. Ведь агрессивности и напора в нем точно не было, он интроверт и мог стрелять только в себя…

1 книга:
Собственно, мне больше нечем заняться, пустота.…Другого выхода просто нет, иначе меня ждет смерть от скуки.

Комм:
И за занятиями-то позевываешь… Когда включен один ум, наверное, задействовано только 3 процента организма. Все равно, что кирпичи весь день монотонно переносить по одному… 97 процентов остаются пустыми – и твои 3 только разрушают полноту…

ЦИТАТЫ, Пропавший Граев:
Из комнаты показалась Полина, бледная, как смерть. Она сделал шаг мне навстречу и вдруг стала оседать на пол, закатив глаза. Все бросились к ней, только моя мать шагнула ко мне и прошептала: «Держись».

Комм:
 Иное горе иных людей чудовищно разрушает. Могучие трагедии разрушат почти всех? Это как с пытками, которые нельзя перенести…

Инет:
Меня как-то интересовал вопрос, и вопрос очень запретный: «Как бы вы хотели умереть, если бы вам была дана возможность выбрать, свободно выбрать смерть?»

3 книга:
Как смерть отступит, ученый немец гоняет на велосипеде в своем университетском городке и развеваются его длинные патлы. Худое, странное лицо, лукавые улыбки и прищуры, тонкие брови и тонкие губы реагируют на все язвительности, усмешки, раздражения, слышатся и восклицания и проклятия, и бормотание и пение - он торопится жить…

1 книга:
Мне необходимо забыть о «дне возрождения», о  «великой очищающей ночи» и об этом самом «последнем понимании сущности» досмертного своего существования. Озарения не будет – это из книг. Что мне надо сейчас, то я и  знаю.

Комм:
Моя жизнь в тени смертной протекает без особых перемен – костер, который я развел, не любит перемены…. Жизнь – это, конечно, пологая горка: взбираешься с усилием, сбегаешь на ура. Великого очищения и последнего понимания действительно не будет, но идей и прочей мелочи у меня сейчас до фига… И каждая идея как озарение…

Что пропало с возрастом, так, пусть очень редкие, но все же удивительные состояния – что-то вроде кайфа наркомана, но без всяких наркотиков… Впрочем, если бы я хоть пальцем шевелил в этом отношении, стремился к кайфу, то он опять бы был со мной – изредка -  но мне достаточно постоянного присутствия нормальных состояний. (Сходи в баньку, созерцательно полежи или куда-то съезди, выпей рюмку коньяка – и вот уже в тебе зашевелится что-то… Все неженки - поэты и секси, сам оргазм спит с ними рядом…)

ЦИТАТЫ, Пропавший Граев:
Наслаждаться – вот  и все, что остается в жизни. Жизнь – сплошное наслаждение, и смерть – тоже наслаждение. Нет, не наслаждение.

Комм:
Вода – главное наслаждение жизни? (Свежий влажный воздух на втором месте, но более доступен… А еда на третьем?)

А смерть – это горе, а горе более всего сходно с пожаром…

Пожар – это мщение дерева за вечную эксплуатацию?! Минимальное горе вроде костра – без которого я и жить не могу. Вне тени смертной минимального горя жизнь на земле непредставима. Такое горе как соль или специи в пище… Т.е. в раю человек жить не может – он там преобразится в ангела…

Кстати, бывают ли богатые воры и убийцы не пьющими? Ведь рай имущества так иллюзорен, что их ад явно не греет… Имущество – для зависти, для игр, для деток - и баб, что от букварей с картинками тоже далеко уйти не могут… Да, помимо спиртного, чужая зависть и выигрыш в игре ублажают убийцу и вора…

Инет:
Иной раз до слез можно впечатляться такими словами, вот больной говорит: «Ничего мне на надо, бросьте пачку «Беломора» в гроб, больше ничего не надо». Это ужасает, насколько одинок этот человек, насколько  в нем сломана вера, надежда. Эта пачка сигарет «Беломора» или папирос фактически означает какой-то смысл ухода от жизни и абсолютную бесперспективность.
— Да, жуткая выжженность. Другой, лишенный всякой собственности говорит, что ничего тоже мне не надо, сожгите меня, похороните на участке под березкой, которую я сам посадил, никаких крестов не надо и прочее.

3 книга:
И у дохляка бывают приступы гнева или приступы похоти. Иногда могу и солгать, и украсть. И любовь приступами, и смелость. Несешься, как все любители быстрой езды, яростно выключая опасение смерти. Мозгляк раздутый, кровью и спермой налитый…

1 книга:
Дело думанья есть для меня дело любимое и потому могло бы быть чашкой кофе, но – натура проклятая: все так напряженно и неестественно,  что даже кофе в абсурд  превращается и  мучение смертное.

Комм:
Кофе (ячменный) пролил, может быть, даже немного обжегся – и уже сам себе напомнил о смерти.

У молодости есть свои проклятия… - а иначе бы мы не старели!

А теперь да здравствует округлая добрая тупость моя?! Ничего не воспринимаю остро…;  даже зубная боль у меня теперь тупая! Зато и не торможу, не цепляюсь своими шипами за все. Укатали сивку крутые горки – и стал он быстрым обкатанным колесиком… Одна сторона моего колеса – глаз, которым я хочу успеть все посмотреть, а другая – экран и картина, которыми я хочу все другим показать…

ЦИТАТЫ, Ах, Ахтман:
смертельно уставшая   женщина, одиноко царапающая плохим мелом на грязной доске бессмысленные  иероглифы перед вяло хулиганящим классом.

Комм:
Все мои учителя уже умерли? убиватели времени жизни под благовидным предлогом… Ей Богу, с таким же успехом нас все 10 лет могли «обучать» одному лишь китайскому языку… Впрочем, за счет сосредоточения на чем-то одном мог нас настигнуть долгожданный успех в пустыне тех грязно-зеленых досок! И я бы помер поддельным  китайцем…

Инет:
Я всегда восхищаюсь тем моментом, когда люди находят в себе силы попрощаться с близкими, оставить им какие-то заветы

3 книга:
Каким надо быть богом, чтобы не осатанеть на холодном ветру, не превратиться  в кусок мерзлого, вздрагивающего мяса…

Комм:
Сто лет не осатаневал на холодном ветру – меньше во мне сатаны, больше на мне теплой одежды… Меньше жизни во мне, но ближе я к раю. Или хотя бы к комфорту… Когда старики умирают, из них выпархивает маленькая бабочка…; а из старушек – стрекозы…; а кто был винтиком по жизни, тот будет мухой после смерти… (Но завтра же чуть ли не до жажды убийства – в комфортном кресле - меня  взбудоражит политика…)

Куском мерзлого мяса забегал, наконец, в дом – и так любил его, оттаивая, и размышлял о жизни… Впрочем, и магазины аналогично любил… Даже странно, почему мне так часто замерзать приходилось – каждый раз размышляя, конечно, о смерти… Например, автобусы приходилось ждать по полчаса и более… Почти вся базарная торговля обходилась без павильонов и там постоянно случались очереди… Свитеров была всего пара, тулуп надевать не хотелось - а куртка осенняя…

1 книга:
Смерть, если кровь не чиста. Напоминает  евангельское: «грех против Духа – к смерти».

Комм:
Чистота крови? это же не дистиллированная вода…

Грех против Духа, как грех машины против дороги. Это грех против логики, против геометрических конструкций, против скелета жизни – дух, ум, как математика, не знает не только прощений, но и любых душевных человеческих чувств… На уровне голого духа и ума жизнь и смерть существуют в качестве математической задачи… Жизнь – это икс, неизвестное по эту сторону, а смерть – игрек, неизвестное по ту…  Для души же смерть, приносимая духом – это провокация, побуждающая к росту и борьбе… «Дух – утешитель»?  - только в том смысле, в каком всякое ясное понимание и всякая окончательность успокаивают нас… (Я не умру, пока как удав я не спокоен… пока явно не закончена дорога… пока до конца не построена машина…)

ЦИТАТЫ, Ах, Ахтман:
На Вас смотреть? До смерти   надоело.

Комм:
Это еврейка ученикам своим говорит. Были и у меня такие… крысы, что сами отравлены и отравляют жизнь другим. Хорошего настроения и нормальной речи от них никогда не дождешься. Безнаказанные, накрашенные, в теле… Впрочем, такими бывали и мужики. Тоже с примесью?  тогда я не присматривался... Чужой гонор втаптывает тебя, а чужая язвительность разъедает душу; любая тяжесть пригибает, а хитрожопость обворовывает - «да ладно, авось» говоришь беспечно, уверенный в собственном бессмертии, но смерть здесь-то  приближается…

Инет:
Ну, конечно, идеальной является смерть Пушкина. Когда он узнал у врача, что положение его безнадежно, он позвал детей — благословил их, простился с женой, написал письма, лег под икону и стал умирать, ждать смерти.

3 книга:
Я оптимист, но  все же хочу сообщить вам про слабость человеческую – нас способен убить даже   холодный ветер…

1 книга:
Как можно быть довольным, не страдать и не искать, когда люди сходят с ума, не хотят жить и лишают себя жизни, которая, как признано – благо. Когда кругом калеки и старики, что уж одной ногой в могиле, трагедии малые и большие, и, наконец, зло и  смерть…

Комм:
Как можно выпускать буквари, попсу, моду и прочие китчевые тортики... Как можно самый гроб превращать в лакированную мебель…

Бабец и прочие подкаблучники норовят одеться в нейлон и прочую пластмассу и это, видимо, начисто изгоняет из них мысли о смерти… Причем, чем больше это им удается, тем более бессмысленным, курино-петушиным становится взгляд, тем легче, как стайные рыбки, они шарахаются из стороны в сторону под всяким воздействием рекламы и пропаганды…

ЦИТАТЫ, Алехина:
я иногда    представляю, что я на «Титанике». Как бы я повела себя там? Будь я одна, ни за что не стала бы пихаться локтями у шлюпки.  Я ушла бы в самый темный уголок и ждала там смерти. Но если бы  со мной был ты, наверное, я дралась бы и царапалась, чтобы ты попал в шлюпку. Потому что я – мама. Все мамы такие. Я хотела схитрить как-нибудь, чтобы ты оказался под стеклянным колпаком: выдать тебя за вундеркинда, трехлетнего полиглота;

Комм:
«Будь я одна, я бы вела себя как ребенок, но с ребенком я бы вела себя как мужик (и только с мужиком чувствовала себя женщиной)»

Утонув в воде, баба грудями  и прочими окружностями сольется с волнами, а вот тяжелый мужик пойдет на темное дно, превратится в вечного аквалангиста и водолаза, в исследователя дна и глубин… (утонувшие дети поплавками прыгают на конце рыбацких удочек, они чутко ловят рыбу – и поймав, забирают у рыбы жизнь, чтобы вновь превратиться в ребенка…)

Инет:
Священники создают  атмосферу, которая позволяет принимать смерть не как страдание, не как наказание, не как бессмысленную трагедию. Трагедия — это уже таинство. Когда приходит священник, сразу же смерть превращается в таинство.

3 книга:
Холодный ветер опустошил и заморозил, ослепил и обозлил – как выбрать любовь и смелость, а не похоть и гнев для полноты и теплоты жизни?

Комм:
Выбирается все, для чего есть слова.... Имей мы «свободу выбора», все плохое давно бы исчезло… А если частично и отгородишь себя от плохого, то выбору будет мешать уже сама загородка…

И любовь со смелостью, и похоть с гневом – вещи весьма непредсказуемые, спонтанные, время для вдумчивого выбора не оставляющие… Все  делается на лету, в полете между жизнью и смертью…

1 книга:
Вечная неуверенность – это тоже спутник желающего познать новое. Боишься что-то умертвить и не знаешь, на что ориентироваться. Ведь и никогда-то подлинно великий ни под одну систему не подходил, это признак. Система всегда мертва и   одностороння; и люди, с ней связанные, мертвы и оправдывают смерть.

Комм:
Системы (измы), когда-то выработанные умом и духом, быстро перерождаются и подменяют собой ум и дух… И даже Христос превратился в систему! Распят в системе как чучело. Умер в системе с надеждой воскреснуть в каждом отдельном человеке (в каждой отдельной «овце», стайной рыбке)

Но неуверенность моя во многом прошла – ведь я знаю теперь, что двигаюсь медленно и влияние мое на других, как и ответственность -  минимальны…

ЦИТАТЫ, Барскова:
Я не покончу с собой
  Из брезгливости, от неуменья.
  Я надеюсь на милую смерть

Комм:
Сейчас много милых людей – путешествуют, щебечут в фейсбуке… Перелетные птички? Очень похоже, что почти ничего не умеют и очень брезгливы в своей Москве… Какие-то функции, какие-то кнопки при общей смышлености и общительности освоить ведь вовсе не трудно…
Я в молодости очень страдал, но и то собственная смерть казалась мне такой далекой, что даже и милой –  по сравнению  с комариным укусом или ожогом крапивы!
 
Инет:
Работая с умирающими, мы все время сталкиваемся с какими-то явлениями, ну, назовите это таинственными явлениями человеческой психики

3 книга:
Взрослый человек должен быть волевым – но не убей жизнь души, что изначально безвольна… Всё равно расти нужно не за железобетонной стеной, где так легко воображать себя рыцарем с забралом при настрое романтическом или Дон-Кихотом при настрое ироническом…

Комм:
Племянник за железобетонной стеной воображает себя роботом, воюющим с монстрами (людьми в мультах уже почти и не пахнет, борется меньшее зло с большим; иногда попадаются похожие на людей обликом, но выглядят и говорят они как сущие покойники)

Рыцаря за забралом от рыцарски настроенного робота и не отличишь! И чудаки в мультах тоже в изобилии…

Все же, с ужасом и тревогой смотрю за эдаким существованием, на своем примере знаю, что всю жизнь это будет аукаться, что собирает он себе первый рюкзачок со смертью в дорогу…

1 книга:
Безобидные вроде грешки. Безобидно и сюсюканье ТВ, которое смотришь, но все же есть над каждым и над всем миром черная тень смерти и потому вовсе нет ничего безобидного.

Комм:
Полосы света и полосы тени как огромные флаги двух Государств…

Представил кладбище в виде футбольного поля – и ворота стоят. В штрафной площадке вратарей хоронят, на одной половине – защитников, на другой – нападающих, полузащита по центру… Боюсь, можно заполнить уже много футбольных полей…

И в спортзалах тоже кладбища можно устроить: настил кладется на слой из гробов. И все ниже спортивная зала, но все выше играют спортсмены – да и получше, прогресс…

ЦИТАТЫ, Знаток:
Для справки штатная спиртовая канистра – 20 л. Это как минимум 40 литров водки и как минимум 200 стаканов, т. е. по 10 стаканов водки, или по 5 спирта (1 л) на лесоруба. 3 канистры – 30 стаканов. Среднестатистическая норма смертельной дозы алкоголя 5-13 грамм 96% спирта на килограмм веса, в зависимости от конституции и алкогольного стажа. При среднем весе лесоруба в 90 кг и при завышенной смертельной дозе до 20 гр спирта на кг массы тела. Каждый лесоруб мог выпить не более 1,8 л спирта (что очень сомнительно, я не очень слабый потребитель спиртного, но больше литра водки за три-четыре часа и при очень хорошей закуске для меня тяжеловато). Соответственно, после второй канистры, большая часть лесорубов должна была просто умереть.

Комм:
Для крепких алкашей это и есть главная норма: литр водки за 3-4 часа при хорошей закуске. Легендарных гигантов вроде никогда не встречал… (И без своего литра они рискуют «разморозить» все свои смертоносные  болячки)

Инет:
Когда из психологии были изгнаны понятия души и смерти, то это уже стало ампутированной психологией, не настоящей психологией

3 книга:
…Нет, он добр и бодр. Идеален, как огурчик – но в рассоле, в 3-хлитровой банке…

Комм:
Рассол – идеальная смерть; впрочем, как и сахар в  варенье… Всюду наряженная смерть, всюду обманы нарядами и жизнь в простом ватнике уходит в последний лес, где, однако, висит нарядная табличка «заповедник»… Перед тем, как умереть – исчезнуть в нарядном пакете - каждый рассмотрит  в бинокль и лорнетами как ты там грустным мамонтом бродишь, грызя свою кривую, не из «Ашана»,  морковку…

1 книга:
Жизнь вообще трагедия. Трагедия – то, что стареем и то, что размениваемся… да мало ли.
Трагедия – смерть близких. Трагедия – что мечты не сбываются, что жизнь «обещала большее».

Комм:
Я уже тогда знал про то, как многое не сбудется?! Ведь не был же премудрым старичком (худой и бледный, с запавшими глазами -  но с нежной и  веселой улыбкой; что, впрочем, делало еще и непонятным…)

И смерти близких я очень рано начал опасаться, слишком рано – они вона как, до 80 минимум каждый протянули; вот и верь после этого предчувствиям!

И без разменов никуда: есть такое время – разбрасывать камни, обозначая исследованную территорию, которая будет уже навечно твоей в этой кратковременной жизни… Я столько их разбросал, что теперь каждый день приходится  жить бегуном марафонским, их собирая в огромную кучу, наверное, гору…

ЦИТАТЫ, SZEMTH:
Начитался калифорнийских   писателей – стал чувствовать себя пакетом нулей и единиц,   бессмертным жителем киберпространства.

Комм:
Еще один еврей превращается в робота; причем, думаете, в Калифорнии евреи не живут?!

Инет:
В одной американской газете было помещено сообщение, что у одного 25-летнего водителя на автостраде кончилось горючее. Он стоял на обочине и знаками просил проезжающих остановиться. Так он простоял 11 часов и никто не остановился. Потом этот молодой человек сел в машину, достал пистолет и застрелился. Несколькими часами позже его нашла полиция. Рядом на сиденье лежала записка: «Я не выдерживаю холода, а они все проезжают мимо».

3 книга:
Закончив отповедь, приутих, призадумался без мыслей… Такие мысли тоже суета и смерть, тоже смертоносное дело, а не живительное думанье…

Комм:
Это мне сказал обелиск из тел умерших…; или из дел умерших…; из них же и дома и всякие машины…

1 книга:
Мне остается быть в себе и терпеть боль, которая убивает все неистинное; боль живой души – это настоящая молитва к Богу. Людям все это ни к чему, они на службе у смерти, кормятся смертью.
Боль обесценила все, чем живут люди; кажется, что все душнее, все чернее в мире; эти машинные, железные клешни – что против них человек? Никто не понимает: вопрос «устал?», «плохое настроение?» - максимум сочувствия. Всегда работает оправдание: «а что ты мне хорошего сделал, чтоб я тебе сочувствовал, ты не заслужил его, ты сам никогда никому не поможешь. И ты сам виноват».

Комм:
Мне остается преображать боль и смерть и  выплескивать наружу получившееся горькое лекарство…

ЦИТАТЫ, Три икса:
Смертельный номер: сотворение человека!

Комм:
Смертельный номер – сотворение потенциального, а то и явного убийцы (а хотя бы и ворюги-прелюбодея-лжеца). Зло в нас как земля у крестьянина?! Такое же черное - и такое же плодородное в умелых руках… Изведи все зло на добрые плоды и отдыхай на оставшемся от земли безобидном песочке…

Инет:
Однажды я увидел во сне своего больного — будто он пришел ко мне после смерти и сначала стал благодарить меня за уход и поддержку, а потом произнес: «Как странно - этот мир также реален, как и мой мир. Мне не страшно. Я удивлен. Я этого не ожидал». Проснувшись и вспомнив этот необычный сон, я подумал: «Нет, как же так, мы же с ним только вчера еще виделись - у него все было в порядке!» Но когда я пришел на работу, мне сообщили, что тот самый пациент скончался ночью.

3 книга:
Позвонила торговка: «вопрос с продажей – картин – решился отрицательно». Она мне, конечно, никогда не внушала доверия…

Комм:
Ушел я из глупой торговли – лучше жить беднее, но дольше, спокойнее, с большим количеством свободного времени – а умной еще не придумал… Кому смерть нужна, а не конфеты! Я и сам каждый день лопаю варенье, шоколад (Достоевский, кстати, тоже; думаю, что и Толстой сладкое любил… Мы втроем так горечь смертоносной  жизни заедаем – а иначе пришлось бы водкой запивать?!) Правда, в варенье у меня сладости по минимуму – это скорее яблочное пюре, а шоколад обязательно горький - но разве это горечь!

1 книга:
Холод смерти – и живым умирать трудно; видишь – ты в гробу - и с ужасом смотришь на самого себя, кричишь; гроб –  упаковка; и сколько уже вбито гвоздей; подземное царство много обширней; мертвецы слышат смех и топот, рычанье железных чудищ тут, наверху.

Комм:
Вот такая была молодость…

ЦИТАТЫ, Павловский-долбоеб:
Строительство журналов в России - это наш вариант феодализма: один замок выше, другой ниже, у болота, и как получится. Рубились насмерть за эти листики, шли под суд.

Комм:
Публикация  в журнале, ведающим «бессмертным» искусством – попытка убежать от смерти; попытка построить для всех своих «домочадцев», «домашних и диких животных» ковчег… Только за то, что считают бессмертным, насмерть бьются (понять бы всем,  что государства преходящи!)

Инет:
В наш хоспис к умирающему пациенту пришел священник, чтобы причастить его. В той же палате находился и другой пациент - уже несколько дней находящийся в коме. Свершив Таинства Причастия, священник направился было к выходу, но вдруг был остановлен умоляющим взглядом этого внезапно очнувшегося от комы человека. В то  время, когда священник причащал умирающего, его сосед по палате внезапно пришел в себя и, не в силах произнести ни слова, стал пристально и умоляюще смотреть на священника, пытаясь таким образом передать ему свою просьбу. Священник тут же остановился - сердце его отозвалось на этот отчаянный,  безмолвный призыв.  Он подошел к больному и спросил его - не хочет ли и он исповедаться и причаститься. Больной смог только моргнуть глазами в знак согласия. Священник снова совершил Таинство Причастия и, когда он закончил, на щеках умирающего блестели слезы. Когда священник снова направился к дверям и напоследок обернулся, чтобы попрощаться…. пациент уже спокойно отошел в иной мир.

3 книга:
Затаенно надеяться воскресить всех этих полуживых… - и не бояться убить их своей откровенностью…
 Сытые голодного не разумеют – и поэтому приходится сеять смерть и, может быть, уже только потом предлагать воскресение…

Комм:
Умирающие не испытавшего смерть тоже слушать не будут…

Откровенность  - замена критиканству… Откровенность предполагает готовность умереть самому, а критика – это избиение другого… Откровенность – это учительство собственным примером…

В чем сила апостола Павла, откуда его уверенность? – он был как те, кому проповедовал, знал их мир досконально; из таких во все времена получаются лучшие проповедники для неверующих (лучшие же проповедники для самих верующих – совсем напротив, должны не ведать много зла; они должны быть не столько миссионерами, сколько ангелами…)

1 книга:
Мириады снежинок летят к земле, и некоторые хотят полетать, посмотреть мир, и заглядывают в окна, но невидимая сила ни одну  не отпустит, ни одной не позволит подняться, всех увлечет вниз, на землю, на кладбище снега.

Комм:
Предельно нарядна снежинка, да и капелька дождя как лакированная блестит – а все птицы как трубочисты, но летают зато…

Привиделись птицы, закидывающие в воздухе сети для ловли снежинок и капель!

 Вообще, если жизнь на Марсе меня не прельщает, то жизнь на облаке – да… Жизнь на Марсе годится лишь как обманка – допустим, можно выбрасывать в космос контейнеры с убийцами, но говорить им, что их отправляют на Марс. И вообще, всех готовых лететь на Марс, лучше в космос безвозвратно отправить…

ЦИТАТЫ, Безымянный:
боги бессмертны, любые боги. Они могут стать  слабыми, почти незаметными, но они есть... просто спят   где-то... ждут, когда кто-то придет и разбудит их... или   просто - когда кто-то вспомнит о них...
 остался страж, точнее каменная статуя

Комм:
Все «боги» - это лишь части единого Бога; твоя проблема, что ты не видишь Его целиком и ставишь каменную статую, допустим, Его пальцу… Но с другой стороны, лучше Бог с частями,  руками, ногами и пальцами, чем Бог  как бесформенное целое…

Изначально Бог один, зверей бесчисленное количество, а человек – штучное изделие… Сейчас все рушится? (людей – без числа, зверей – по штукам… Очень бедные, слабые, мелкие люди, почти умерший Бог? Чтобы выжить, мы все уходим в виртуальность – там остается один лишь язык, а он последним умирает, он и у слабого человека бывает, ох, как силен и опасен…)

Инет:
Лежала у нас в онкобольнице  одна женщина. Прогнозы были неутешительными - жить ей оставалось не более нескольких недель. У нее была несовершеннолетняя дочь, которую после смерти матери совсем некому было приютить. Женщина очень переживала по этому поводу,  ведь девочка должна была остаться совсем одна. Что ждало ее девочку - детдом, улица?  «Господи! Не дай мне умереть сейчас, позволь вырастить дочку!»  - молилась умирающая, не переставая…. И, несмотря на врачебные прогнозы, прожила еще два года. Видно Господь услышал ее просьбу и продлил ей жизнь до того времени, когда ее  дочь стала совершеннолетней.

3 книга:
«Небеса? Вечная жизнь? – странно» - «А земля, вечная смерть не странны тебе?»

Комм:
И в итоге, на самой большой глубине, куда почти никто почти никогда не доныривает, мы не верим и в то, что живем на земле?!

1 книга:
В одиночестве лишь сознаю других и себя, душу свою и ее бессмертье…

ЦИТАТЫ, Дилу:
они встретились на дороге. Мама сбила папину ногу. Все  остальное было вне колес и мама, нервничая, не могла долго съехать с ноги, наблюдая как папино лицо искажается болью и яростью. Он был тогда американским гражданином.  - Но потом они полюбили друг друга? - Нет. Потом суд приговорил маму к смертной казни.   - То есть... Как это....???? - Не волнуйся. Мамин адвокат доказал, что папа сам перебегал дорогу в неположенном месте.  - А как же папина нога? Она хоть в порядке?  - Её отрезали сразу же после суда. Его показания были записаны  на пленку из больничной палаты.  - А как же это...Ты, все такое. - Перед тем, как папа умер, мама позвонила ему. Её мучали  кошмары - все время снились сны, наподобии рассказов Стивена Кинга. Он попросил её прилететь в Штаты. К тому времени, он  окончательно свихнулся - из-за отрезанной ноги его дважды  выгоняли со стройки, где он работал. Мама говорит, что тогда это все и случилось.

Инет:
Другая женщина боялась не дожить до весны, а ей так хотелось в те ее последние холодные и пасмурные дни погреться на ласковом солнышке….  И солнышко заглянуло в ее палату в те минуты, когда она умирала….

3 книга:
«В вечную жизнь-то я верю, но  боюсь верить в победу над смертью: надорвешься, с ума сойдешь, всем поперек дороги станешь, а не победишь. А без победы над смертью разве возможна вечная жизнь? Я не верю».

Комм:
Все эти тысячи лет жили люди, пусть и боровшиеся, но проигравшие в жизни? А выиграть нам все-таки надо? Кто-то когда-то начнет жить настолько правильно во всех отношениях, что смерть дрогнет, подвинется и, наконец, вовсе сбежит… Кто-то когда-то начнет плодить жизнь как Бразилия джунгли и черная земля смерти в семь слоев зеленой жизнью покроется… (Но пока проигравшие из себя делают бессмертные мумии; и кто-то когда-то в этом искусстве достигнет такого, что его хоть вместо манекена для демонстрации одежды в магазине поставь…)

1 книга:
Лицо у солдата было  безобразно грубое, вытянутое и  стриженное, а глаза выпуклые и, как шинель грязные…
Может, и мы внутри такие - но  снаружи подкрашенные. Сейчас все подкрашенное, а военным, видно, краски не хватило. Или  службе у смерти краска ни к чему, даже обдирают все, что можно ободрать?

Комм:
Не представляю себе живую, веселую, добрую армию – хотя по ТВ только такую  показывают. Тень смерти там на всем, хотя и иначе, конечно, чем в похоронном бюро (где, кстати, тоже часто работают очень живо и весело).

«Всеобщая воинская обязанность» – грустная и нервная тюрьма; «профессионалы» - веселые убийцы… (Не веселые, а повеселевшие, с одной стороны – и изображающие веселье, с другой…)

ЦИТАТЫ, Костюков-стихотворец:
в сиротстве бедных его вещей,
в каждой мелочи проступала смерть,
как когда-то из вод - твердь.

Комм:
Только грязные вещи действительно смертоносны; беднея, ты еще только слабеешь - бледнеешь…

Из вод болтовни с кандидатом в мужья и любовники, твердо выяснила баба бедность последнего – не говоря уж о старости…

Инет:
смерти сознания -  в том понятии, в каком мы ее себе всегда представляли - как таковой, просто не существует. Душа освобождается от своей оболочки и четко осознает всю окружающую действительность. Этому есть уже немало доказательств, это подтверждают многочисленные рассказы больных, которые находились в состоянии клинической смерти и пережили в эти минуты посмертный опыт.

3 книга:
Усталый, продолжаю тупо влачить своё серое достоинство. Скромный, спокойный, существующий - это не отнимешь…

Комм:
Ветерок как мираж времени протекает меж пальцев…

Влачит нас день сурка…

Тупости полный стакан в каждой привычке, традиции…

Спокойное существование без попыток прогресса плохо лишь тем, что потом его и не вспомнишь; все совпадающие страницы в книге жизни сольются друг с другом – и может получиться, что ты прочитал лишь брошюрку какую-то…

1 книга:
…Минутами мне хотелось стонать от невыносимой боли – а сейчас я обессилел и вовсе при смерти…. Везде люди, но они ничего не замечают… - и я их не замечаю тоже.

Комм:
Если б вы знали, как всю молодость у меня живот болел от не обнаруженного и не вырезанного  псевдо-врачами аппендицита… «Аллохол» мне прописали, собаки, чтоб вы сдохли все и отправились в ад…

ЦИТАТЫ, Вилье:
Оптика, как смерть,
Сродни многозначительным намекам.

Комм:
Наука как смерть…; смерть как лупа…; ум тоже как лупа, как скальпель хирурга, как смерть…; умная наука почему-то плодит все новую  материю, а не все новый ум; ум тонет в водопадах душевности – ведь бабы теперь всюду, даже в науке…; даже про ум Бальзака забыли…;  шум от водопадов такой, что даже апостола Павла не слышно…; какой-нибудь мокрый пупкин перед водопадом встанет ближе всех и кричит, какой-нибудь «эгрегор» проповедует…

Инет:
Сама жизнь заставляет нас пересмотреть наши взгляды на мир, на смерть и на все, что с этим связано.  Даже с позиции науки недопустимо рассматривать смерть, как нечто, что навсегда останавливает нашу жизнь, прерывая наше существование. Наши души бессмертны – информация может сохраняться в генах, и в каждом из людей течёт ручей, берущий начало от основания мира.

3 книга:
Взрослый человек должен быть волевым – но не убей жизнь души, что изначально безвольна… Всё равно расти нужно не за железобетонной стеной, где так легко воображать себя рыцарем с забралом при настрое романтическом или Дон-Кихотом при настрое ироническом…

Комм:
В железобетонной теплице я и моя Маша…; последний раз чай попьем в свои 80 лет, последний раз телевизор посмотрим, узнаем новости… А на воле только я и моя воля – Машка где-то внизу пресмыкается…; убивать ее, конечно, не буду – как и душу свою задубелую… А то, что я книгу пишу? Это не книга, а разговорник для рыцарей, путеводитель по жизни и просто очень опасный кирпич…

1 книга:
Жизнь и воля Бога настолько загадочны и неисповедимы, что допускают даже нелепые смерти прекрасных людей. А где тайна, там и страх перед ней…

Комм:
Но и жизнь конкретного человека настолько поверхностно посторонним известна, что о нелепости и прекрасности трудно судить… Насилие цивилизации – да и любых действий человека – порождает ответное насилие со стороны природы нашего мира; и человек  всегда предупрежден о возможной опасности…; можно сказать, что смерть выторговала себе право на внезапность – почему нет, когда таковое есть и всех контролеров, начиная с трамвайных…

ЦИТАТЫ, Волкова (может сменить фамилию):
во что бы то ни стало вырастить необычную девушку, которой бы не касалась вся людская грязь, вся низость человеческой души и быта - чтобы она сама не смогла кого-то смертельно ранить, в чем весьма преуспела ее мать.

Комм:
Характер человека передается по наследству? Ведь уже с детства он достаточно определенный – хотя и может быть развернут – уже в том же детстве -  как в добрую, так и в злую сторону…. Одни черты в человеке тугоплавки, почти неизменны, а другие похожи на флюгер, мягки и переменчивы как воск… Родовая линия – цепочка экспериментов с примерно одним и тем же материалом, составом – один «подопытный» умирает, рождается следующий, дубликат…

Инет:
Что нас ждет после смерти? К ответу, похоже, приближается английский врач из госпиталя в Саутхэмптоне Сэм Парниа.

3 книга:
Сноб и жена его Сдоба. Сноб всегда предельно, слоноподобно глуп, накачен глупостью, как подушка – и сколько ни ругай его, всё равно сноб скажет «лает  Моська на слона», потому что – предположительно – именно он является редактором толстого литературного журнала…
И велика  земля да вся вот такими слонами, в вавилонских конюшнях обретающимися, занята…

Комм:
Если присмотреться, то все наши страдания и смерти – от аллегорических слонов, львов, волков и прочих кусачих, рогатых или просто очень тяжелых животных…

Сейчас ни снобы, ни сдобы мне в глаза уже не бросаются – интернет всех демократизирует потихоньку? И по ТВ идут передачи про похудение…

1 книга:
Может, потому человек так мало думает о конце дней своих, что душа его живет со знанием своего бессмертия и ее этот вопрос не заботит.

Комм:
Сколько ни знай, в старости все равно озаботишься – хотя бы потому, что перед тем, как уйти, надо все начатое закончить, довести до ума, увести от абсурда…

ЦИТАТЫ, Волкова (может сменить фамилию):
ели и сосенки отправились в свои теплые морги - человеческие дома. ..."Эта развалюха портит наш ковер!" С елки срывают украшения и выносят, униженную, на помойку. "сценарий смерти!" - подытожил Теодор, который с четырнадцати лет не ставил у себя этих несчастных мертвецов...

Комм:
Есть люди с психологией выбрасывателей – чуть-чуть просроченного, зачерствевшего и прочего – а есть экономы вроде меня! Ни разу, кстати, не отравился…; а на завядшие цветы и осыпающиеся елки настолько насмотрелся еще в детстве, что возненавидел просто… - никогда не ставлю, чтобы не испытывать когнитивного диссонанса (матери  искусственные гладиолусы купил! Отличить от настоящих можно только по вызывающему бессмертью – я уже смеюсь над ними; они же как вивальди торжествуют…)

Инет:
Умер напавший на школу в Швеции мужчина с мечом.

3 книга:
Чтобы в мире смерти душой успокоиться, вырыл нору себе  писаниями и рисованиями… Будет только авангардная нора, цивилизация, прогрессирующая к первобытной звериности? …Или жить вовсе без норы: холодные выпуклости голой смерти, долбежка равнодушно твердых и мертвых пород. Согрелся долбежкой, но очень устал и отчаялся…

Комм:
Если ума и добра не хватает, можно очень быстро додолбиться до смерти; если только добра не хватает, то хотя бы из логики я избегаю теперь упорной долбежки. Избытка доброты от мужиков не дождешься, но я все же и жалею себя…

1 книга:
Что уцелеет от этих дней моих и этих записей, что не смоет чернота ночей? Жизнь вечно рождается и умирает и вечно рождается и умирает память – и новое часто оказывается старым. Мы равнодушны к спекшимся дням и лишь изредка осознаем потери смерти  и радости рождения.

Комм:
Мне по-прежнему дороги те мои настроения – хотя и случились они чуть ли не 4 жизни назад (у моего прадеда!)

ЦИТАТЫ, Ттигра:
На захватчиков Иерехона со временем надели белые одежды, неизвестное науке оружие,  а бойню записали в библейских "скрижалях". Интересно, если через пару сотен лет фашистские "подвиги" внесут в какой-нибудь талмуд, останется ли нашим детям во что верить? Ведь Бог, чьим именем несут смерть, мало чем будет отличаться от дьявола.

Комм:
Да, глядя на смертоносные современные религии, верить в Бога почти невозможно. Этот мир опять покидает тепло, очередные горячие обнимки с холодными истуканами закончились ничем. То политическую «Родину» они обнимают, то право, славного «Бога»… По сути, эти «веры» - долбежки…

Дьявол – это бог, чьим именем несут смерть… (и ролевые маски, маски…)

Даже в Америке уже не хотят профессиональных политиков избирать, надоел этот карнавал… Ведь даже папа Римский торгует аудиенциями, а умный Песков все равно напялил бессмысленные часики…

Инет:
По нашему впечатлению, ежегодно в вооруженных силах погибает и умирает порядка 2-2,5 тысячи человек.

3 книга:
Всякий, кто умен – добр и всякий, кто добр – умен, но, тем не менее, вот добрый, но он добродушно служит злу и вот умный, но как же он  раздражителен. Полу-добрый обманут полу-злом, а полу-умный в плену у него же. Добрый и умный смотрит в глянцево-черную поверхность нынешней жизни и  смерти и смутно видит своё доброе и умное лицо…

Комм:
Обмануты и распылены жизнью, пленены и убиты смертью…; кто успел распылиться, того уже не пленить? или  все наоборот, ведь кто распылился, тот потерял силы для борьбы с пленом… (снова смутно вижу! Но, кстати, интересно смотреться в глянцево-черные зеркала – да и в витрины полезно…)

1 книга:
Люди совсем не ужасны и часто только ничтожны. «Ну, что вы, разве мы в состоянии думать о жизни и смерти вообще, о сотворении мира, о Христе»…

Комм:
Бывают ничтожны и мысли о смерти… Хотя ее трудно умалить! Существуют ли ничтожные книги о смерти?! Существуют ли великие, захватывающие книги о сотворении мира?! Лишь о Христе такая книга существует – и поэтому все-таки люди думают о Нем… Кто не пишет о Христе, не толкует Его, не может быть интересен!

ЦИТАТЫ, Филиппок:
Маньяк перед смертью попросил тормозной жидкости. На его лице сложная гамма чувств: от откровенного отвращения к запаху тормозной жидкости, которую он собирается выпить, до нескрываемой похоти к конвоиру.

Комм:
Таких остроумцев в наше время пруд пруди – и поэтому «Шарли Эбдо» не стоит удивляться. У меня атеисты-экстремалы – которые еще посмеются даже над собственной смертью – не вызывают гнева. У них бесчувственность вечных игроков и кайфоманов, на своих диванах  они смотрят смерти в лицо как настоящие пираты… Ведь фальшь «соболезнований» слишком очевидна – ее и комментирует этот дьявольский хохот… Играя в дебильных дьяволов, они пытаются спровоцировать Бога хоть на какой-то ответ…

Инет:
Мы торопимся хоть как-нибудь засветиться, прежде чем сыграем в ящик.

3 книга:
Надломлен и клонюсь. Прислонюсь…
Ловко прислонился, не упал…
Мотается большое тело со сломанным
хребтом, а сбоку пробиваются
новые росточки…

Комм:
Еще и посильней меня потом сломало – те самые новые росточки,  по сути, сам же растоптал…

1 книга:
Впрочем, каждый считает, что он знает достаточно и что его знание истинно – люди переубеждают друг друга чуть ли не одновременно, но никто не желает слушать другого. Что ж, остается молчать и надеяться на торжество правды после смерти.

Комм:
И о надежде молчи, и о правде молчи, и о жизни после смерти…

ЦИТАТЫ, Девет:
Но каково расставаться с жизнью практически   бессмертному.

Комм:
Тоже еще не знаю, каково… (такие муки, что даже теряешь сознание)

Инет:
Если что-то идет не так, то «резать к чертовой матери»! Будь то аппендицит, отношения или пятый айфон.

3 книга:
«Ну, ты и спишь – как будто самосвал земли на себя опрокидываешь! Ну, ты и просыпаешься – как будто сквозь самосвал земли на поверхность пробиваешься!»

Комм:
Самосвал земли и смерти…; нет, обычно много меньше самосвала – я не такой силач; лишь иногда раскачивал силушку свою…; но с годами тьма легче не становится…; тележкой завалит, и уже не можешь встать (хотя и ссать охота)

Вечер и самосвал уже одеяла развозит… К утру одеяла – земля; или к утру они – простыни; остальное все выпито, съедено…

1 книга:
Как бы не были мы умны на словах, разве в силах кто-нибудь из нас, молодых думать о смерти и понять ее неотвратимость?

ЦИТАТЫ, Диас:
 Обрезиненные галлюционеры были подавлены смертью идиотствующего Германа, который оказался одноклеточным червяком."

Комм:
Смех «шарли эбдо» над литературным или театральным «Германом» (уж и не помню, кто это… - несколько раз знал, но раз вновь забыл, значит не стоит знать)

Инет:
А, знаете, даже если и выставить гроб у подъезда, то, похоже, никто не придет.

3 книга:
Прославили Христа за чудеса. Запаковали в высокопарные слова, молчком объехали все  смертные «крайности» и крестные «резкости» и – кушать подано, есть и вино и хлеб, сим алкоголем будешь пьян, а сею ватой – сыт. Сказка, а не Бог; чудесная покупка; разумно дорогая…

1 книга:
человек, осознавший  трагизм смерти, не сможет уже быть легкомысленным и  беспечным.

Комм:
Но много ступеней и сторон у осознания; осознание – это вечный мираж, виртуальность – а виртуальность любую беспечность в конце концов  допускает, если таковая была изначально в характере… Как не допустить, когда любое свойство непонятно где начинается; если оно – квант, то его скачок слишком внезапен, если оно – волна, то ее накат слишком незаметен…

ЦИТАТЫ, один из ****оболов…:
если бить, то до смерти, если молиться – то до кровавых  стигмат.

Комм:
Мусульманские крестьяне и чернорабочие такие же; и на Западе было так же до белых ручек; наш север способствует суровости, но их юг способствует горячности – и то и другое помогает забивать до смерти…

(Буду писать эту книгу до кровавых стигмат, чтобы не осталась она виртуальным экспериментом?  Нет уж, пусть лучше и книга у меня не получится, и сам я выйду не русским. Откуда во мне столько вежливости и нежелания напора?…)
 
Инет:
автор "Сатирикона" Петроний. Император Нерон, который к 66 году новой эры уже обрел манию преследования вкупе с удовольствием присваивать имущество "изменников", обрек его смерти.
Обратимся к "Анналам" Тацита. Итак, Петроний узнает о своем приговоре.
"расставаясь с жизнью, он не торопился ее оборвать и, вскрыв себе вены, то, сообразно своему желанию, перевязывал их, то снимал повязки; разговаривая с друзьями, он не касался важных предметов и избегал всего, чем мог бы способствовать прославлению непоколебимости своего духа. И от друзей он также не слышал рассуждений о бессмертии души и мнений философов, но они пели ему шутливые песни и читали легкомысленные стихи".

3 книга:
Холодные сумерки, белый дом из бесчисленных кирпичиков, где  желтый свет и тепло не экономят, но почему одно окно совсем открыто и бухающий кашель оглашает пространство?…

Комм:
Кто-то уже так задыхается, что почти умирает? Кто-то и умирая почти, все равно настаивает на праве своем не беречься (и с гриппом ходить на работу)

Кстати, я помню тот вечер лучше позавчерашнего – хотя и не пойму, почему именно он оказался бессмертным в избранном миге…

1 книга:
Пороки все, как алкоголь, привязчивы; ТВ, еда, спорт, постель и прочее также засасывают и быстро становятся неотъемлемым свойством натуры – и человека уже почти невозможно захватить и заставить.
Не будь смерти и всех видов долгов, вытекающих из нее, не будь железной необходимости, род человеческий выродился бы мгновенно.

Комм:
Не будь смерти, человек бы выродился, но не будь вырождения, человек бы не умер; вырождения – это умирания в нас…

ЦИТАТЫ, ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЬ:
Закусив губы и превозмогая боль, повернулась к стене, так что лежать ей пришлось на больном боку. В мгновение ее смертельно-бледное лицо стало зеленовато-белым, она потеряла сознание и поникла, как мертвая, приняв прежнюю позу.

Комм:
Как вино, боль пьется – и я его много в свое время выпил; потом наступило длительное затишье – но что еще в старости будет? Правильные люди в старости сохнут, неправильные гниют и испытывают страшные боли…

Инет:
Плиний Старший сообщает, что перед смертью Петроний разбил мурриновый ковш за триста тысяч сестерциев, чтобы тот не достался Нерону. Он причинил своему убийце весь возможный вред, направляя удары трезво и не позволяя себе истерики. Обладая по всей видимости безупречным вкусом, злостью и чувством юмора, Петроний описал оргии правителя, назвав поименно участвующих в них распутников и распутниц и отметив новшества, вносимые Нероном в каждый вид блуда, потом приложил печать и отправил документ императору. А затем сломал свой перстень с печатью, чтобы не предоставить врагам возможность использовать ее в подлых целях.

3 книга:
Мертвое и злое хочется прогнать, но только когда ты мягок,  отрешен, любое зло бессильно и беззвучно. Иначе так: «моё добро слабее его зла, но зато моё зло сильнее – им и разрушу его зло, чтобы помочь своему добру». «Все рутинные дела исполнил, всех докучливых людей облаял – наконец, можно жить спокойно»…

Комм:
Ярость как бы благородна, а смерть как бы мгновенна – вот и длятся яростные войны людей, не очень боящихся  мгновения смерти…

«Только когда ты мягок, отрешен, любая бессонница бессильна и беззвучна» - нет же, разъярился; пришлось принять снотворное. Кстати, глицин советую для мягкости…

«Зачем живу, не знаю, поэтому пойду-ка лучше убивать и умирать»…

1 книга:
…Вот он, полет – единственный, первый и последний! Это полет после смерти - черное дерево для листа, что для человека – земля, и  листья как люди…

Комм:
Телевизора не было и я смотрел на черные деревья…

Не знаю, насколько боюсь  я смерти, но знаю, что не хочу годами умирать от рака. Рак словно преждевременный ад, словно метка отверженного Богом… (Хотя в реальности, может, и с ним бы сроднился! Ведь есть и немалые плюсы – легко, например, от всей суеты отрешиться в свои последние годы… Хотя я и так уже отрешаюсь – при первых же признаках старости…)

ЦИТАТЫ, Шварц:
                я как бы сама открыла дверь, и туда    ввалилась странная толпа каприччиоподобных существ, смесь астральных издевок и смертного холода.               
                Разговор с Калиостро               
                (Запись от 29 января 1970 года)               
                Вопрос: Кто ты?
                Ответ: Дух Иосифа Бальзамо, графа Калиостро.
                Вопрос: Хорошо ли вам живется на том свете?
                Ответ: Нет.
                Вопрос: А кому-нибудь на том свете хорошо?
                Ответ: О, многим!
                Вопрос: Почему вам плохо?
                Ответа не последовало.
                Вопрос: Ты не хочешь отвечать на этот вопрос?
                Ответ: Нет.
                (Непонятно, почему вопрошающий перешел на ты, но
                духу, кажется, все равно.)
                Вопрос: Будет ли война?
                Ответ: Коне... да.
                Вопрос: Когда?
                Ответ: 5... 4...
                Вопрос: Через четыре года?
                Ответ: Да.
                Вопрос: Погибнем ли мы все во время войны?
                Ответ: Да.
                Вопрос: Умрет ли кто-нибудь раньше?
                Ответ: Да.
                Вопрос: Кто?
                Ответа нет.
                Вопрос: Ты устал?
                Ответ: Да.
                Вопрос: Придешь ли ты еще?
                Ответ: Да.               
                от 21.50 до 22.30 (с перерывом)

Комм:
Будет ли война? (Буду ли я на нее со стороны смотреть со злорадством и  удовольствием?! Недавно видел, как сбесившиеся мусульмане забивают камнями собственную женщину, дочь – она жалобно хныкала под покрывалом… Удовольствия мало, скорее гнев закипает…; во многих он закипает по разным поводам от телевизора – и побуждает к войне…)

Инет:
Вокруг тысячи трупов, люди в отчаянии бьются головой об стенку, а тут с такими вот заявочками - "жизнь все расставит на свои места". Угу, жизнь расставляет все надгробия на свои места... Сколько ж надо было сил к себе приложить, чтобы пошлостями забаррикадироваться от жизни...

3 книга:
Пришел родитель. Закрыл сомнительные писания и открыл перспективные рисования (но рисование – явное и зашифрованное писание…)

Комм:
Писания виртуальней рисований? в них больше смерти? Рисовать бы соком плодов, будь те как их кожура окрашены… Бесцветная жизнь, крашеная смерть? Без смерти и плод не состоялся бы, остался призраком… Каждая краска – чья-то кровь, пусть даже и минералов... (камни с начинкой – камни с живинкой? А камни с трещинами – камни с морщинами опыта…; пожили, и как кремнии, терабайты информации в себе сохранили…)

1 книга:
Ты на вершине несущегося потока жизни, сейчас часы твоей жизни идут. Сколько отжило… - и тысячам из них ты обязан жизнью, как своим отцу и матери. Жизнь, я бы не в летах, а в секундах тебя измерял! Сколько людей даже здесь, в наших комнатах жили – ели, спали, хлопотали, говорили. На одной сцене разные группочки, совсем не артисты разыгрывают всё то же, но в чем-то неповторимое действо…
Душа бессмертна: я не знаю, в какой форме она существовала до моего рождения, но отныне она обречена на бессмертие во мне, как пространство и время.
 …Всё кончилось и  с неба, с невысокой высоты я смотрю на себя самого… - может и сейчас кто-то смотрит на тебя так, смотрит с надеждой – помни об этом и знай.

Комм:
Уже снесли мою старую сцену – совершили святотатство; на самом деле, дома, как наши надгробия, должны стоять вечно, только фотокарточки внутри, не снаружи… Я бы с вниманием смотрел на всех живших до нас на Волкова, 23… Представляете? – покинутый дом живописнейше разрушается (даже и с починенной крышей), а внутри сотни фоток, портретов жильцов разного времени с указанием времени жизни в нем, если уж не мемуаров и дневников…

ЦИТАТЫ, Дутов Казанский:
Стадо инфицировано, стадо погибает - смертельно больной волк вырезает     овец одну за другой. Режет и оставляет гнить - боится не успеть...

Комм:
Смертельно больной, уже неспособный к действию волк, пишет рассылку в инете: «к вам может прийти  больная заразной болезнью овца»

Инет:
Умереть, не умирая! Разлюбить, не полюбив! Встать лицом к воротам рая,  Не единожды убив. Видеть дождь на ясном небе, Слышать голос мертвеца...

3 книга:
Мои некрасивые «Цветы» - свидетельства моей некрасивости… Я скорее удивлен, что преобладают картины гармоничные и красивые. Всегда-то была вата в голове, уныние в душе, так что должны бы получаться одни отпечатки от упавшего тела… Пересиливал себя и удерживался падать, а повторить гармонию и красоту не так трудно, как открыть ее… Искал забвения в повторах, вариациях… Плюс музыкальный допинг. Бах нарисованный…

Комм:
Я - творец? Я – живой мертвец под музыкальным допингом. Или оплата деньгами -  допинг… Или снизу что-то подпирает – жизнь или , вот, тексты, которые я комментирую - или сверху допинг пробуждает видения и миражи… (А у кого есть и то, и другое, тому уже и не трудно…)

1 книга:
Смерть смерит, а слово словит. Слово – олово…

Комм:
Неужели так никто меня и не сменит? Будут мои «творения» по инету валяться, никого словить не способные… Смерть смерит слова и дела (если таковые еще при жизни не умерли)…

ЦИТАТЫ, Дутов Казанский:
Писатель - затасканное, как шлюха, слово. Каждый раз - новая жизнь.  Новая простыня, новая женщина - грязная, любого формата. А смерть меж тем   играет в догонялки с жизнью.

Комм:
Вот и до простых догонялок дошло…; помню я иные догонялки – страшно было, когда догоняющий был вдвое сильнее тебя…; но так она лишь на войне, в проигранном бою догоняет…

Инет:
Кто имеет обыкновение умирать сидя? - Монахи, - ответили ему. - Кто же умирает стоя? - спросил Чжисянь. - Просветленные монахи ...

3 книга:
В молодости в сравнении со страстями ничто обычное не имеет цены, и ты остаешься не включенным… - а в старости в сравнении со смертью (впрочем, я уже почти никогда не выключаюсь – слишком многими кабелями подключен к самым разным сетям – кипящим жизнью словно океаны…)

1 книга:
В цвете лет и сил шикует, ликует и цветет. Но вдруг смерть приходит так быстро, словно просто повернули выключатель. Словно кому-то так противно стало смотреть на это цветение, что у него кончилось терпение.

Комм:
Подробные примеры в студию? На самолете из Египта были же люди веселые, загорелые, насмеявшиеся и навосторгавшиеся вволю? Но если их смерть была мгновенной, если в оставленных ими делах не было ничего существенного, то все горе досталось лишь родственникам; горе – воспитатель; большое горе немного воспитывает даже всю страну… Ведь цветы на лугу мы тоже срываем внезапно… Если бы не было внезапных смертей, мир бы не изменился сильно? Ведь люди к такому никогда не готовы, никогда с собой не соотносят… В чем-то такая смерть аналогична смертям еще бессмысленных младенцев… И все это плата за риск – если даже садишься всего лишь в рейсовый автобус…

ЦИТАТЫ, Дутов Казанский:
Беги, беги, моя малышка. Смерть все равно догонит и трахнет тебя

Комм:
С малых лет женский пол приучают, что именно смерть будет их всю жизнь защищать: стены домов, вахтеры у входа и милиция на улице, законы в книгах и прочее и прочее. Из жизни оставлены цветочки, воздушные шарики, конфетки… Благовоспитанную, цивилизованную смерть потом они всю жизнь встречают с полным радушием (но когда сами умирают, все-таки ревут, как девочки? Или сохраняют чинность до самого конца?) А кто-то что-то понял, пытается из этой тени смертной выбраться – в объятья плохишей и трахальщиков…

Инет:
Когда умирающий, которого уже не спасти, спрашивает, умирает ли он, может ли тут быть правильный ответ? Надо ли лицемерно ответить «нет», для его – а в большей степени собственного – иллюзорного спокойствия или следует сказать правду?

3 книга:
Гигантские машины творят гигантские дела, и на долю людей остается только всякая мелочь,  стыковки и доработки – хотя каждая из них выше человеческого роста и корячатся с ними без  технологий по несколько человек – воюй как Давид с мамонтом…

Комм:
Уверен, в Америке построили небоскребы в рекламных и устрашающих целях. И какая свобода может быть в их окружении?! Правда, со временем ко всему так привыкаешь, что и небоскреб, и спичечный коробок уже на одной доске. Всю цивилизацию надо потреблять как пакеты – так она скорее сначала поблекнет, а потом и закончится…

Всю юность меня так запугивали, словно я прямо предназначен к трудной жизни без всякой благодарности…; сделанными мной мелочами, доработками можно набить поезд, горизонтальный небоскреб… (еще не скоро я подам ему сигнал к отправлению…)

1 книга:
Что с тобой сделалось, что, собственно, произошло, что ты так разбит после этого короткого бредового сна? И какие перепады:  еще два часа назад ты ехал на автобусе и смотрел в огромное белое окно с серыми силуэтами деревьев и людей, причем не мог сдержать победного блеска глаз, а теперь ты словно раздавлен, и выпотрошен, и чувствуешь, что здесь была сама смерть, и она налагала пальцы на твое горло и наваливалась на твою грудь…

Комм:
Достаточно было мелкого унижения, испуга, чтобы вдруг серьезно поскользнуться, разбиться, свалиться в некий холодный океан. Вокруг же ничего не грело…

ЦИТАТЫ, чайка по имени J:
Ждала я долго, но никто не приходил. В холодильнике было холодно. Я, конечно, быстро поняла, что ты нажрался и обо мне забыл. Я могла умереть, но смерть среди мяса была бы настолько глупой и пошлой, что я не умерла. Конечно, когда ты наконец явился, я расцарапала тебе рожу. Из всей моей свадьбы это был единственный момент,  который мне приятно вспоминать.

Комм:
Мало держали, раз была в силах царапаться. Причем, царапалась она и до – чтобы остыла, ее в холодильник засунули… (Ну как такая умрет?! Расцарапав,  сожрет сырое мясо и,  заправленная калориями,  станет согреваться бегом…)

Инет:
Мне было 17 лет! Я попробовала наркотик, вот только оказалось, что это крот для чистки труб! Я потеряла сознание в машине у друга, он принес меня домой и положил на лестнице, он дозвонился в дверь, где были мои родители и убежал! И тут я вдруг все вижу со стороны, как родители плачут, заносят меня домой, вызывают скорую! Видела как меня откачивают, моя душа сидела в кресле, потом они попросили покрывала из дома, а это делают к смерти, если кто не знал! Меня понесли на носилках в скорую, а моя душа шла сзади за врачами, когда они стали в скорой промывать желудок я резко вернулась в тело!

3 книга:
Земля лежала в горшочках и не знала, как ей собою комнату заполнить. Наконец, придумала: вырастила растение, которое, свесившись, стало ронять сухие листочки, лепесточки, семечки и прочий мусор – оставь всё так лет на сто и весь пол будет землей покрыт, так что и трава вырастет, если будет полив…

Комм:
Ни полива, ни отопления, ни света – наши многоэтажные пещеры без подпитки сразу превратятся в жуткие пустыни; и никакими буржуйками, ведрами с водой их не реанимировать. Для людей вернувшихся на землю они будут как скалы? Как склады? Как хранилища для мусора? Возможно, что утилизация нашей цивилизации будет главной задачей для цивилизации последующей (но может, их это только развлечет…)

Мы не знаем, когда кончится электричество (и интернет!). Мы не знаем, будет ли последующая цивилизация на порядок населенней, чем наша или же совсем наоборот…

1 книга:
Смерть на кресте мучительна - сутками умираешь…. Он на все пошел, лишь бы ты получил шанс.

Комм:
 Остроумные, просвещенные убийцы, эти бывшие римляне. Узнаю цивилизацию по почерку: убивать хотят, и весьма изощренно, а вот руки пачкать не комильфо. Им бы наши кнопочки понравились…

Христос не был веселым, дружелюбным, полным жизненной энергии парнем – мне кажется, он был полон внутренних напряжений, распятий...; впрочем, хоть Евангелий и четыре и есть послания-комментарии апостолов, все равно образ Христа остается смутным; не более явным, чем образ  Бога-Отца, как мы Его себе представляем; Он говорил о себе весьма отвлеченно – или не говорил вовсе; Он был интровертом?! Любитель удаляться в пустыни… В нашем мире Ему было совсем не уютно – примерно, как полярнику на своей станции в Антарктиде. Наши смертоносные нравы приносили Ему лишь страдание. Отсюда и неразговорчивость… Неприятное Бог дал Ему задание (и поэтому Он поскорее смылся?!) Но, кажется, все же есть место, где Он называет своих учеников друзьями…

ЦИТАТЫ, Душегуб:
началось все с  парадоксальных нелепых знакомств и двух загадочных смертей… и у меня есть веские подозрения! Судить – дело скотское, но это всего лишь рассказ/сказка/шутка… заспинные толки сам не  терплю, поэтому изменил имена… а вообще по этому ДЕЛУ № Х (не свадьбе) можно писать долго-долго… выворотить наружу всех предателей, ведьм и лесбиянок, подлецов и алкоголиков…

Комм:
Смерть и ее окрестности…

У каждой смерти есть свои неприглядные причины - даже у самой «естественной»…

«Из-за завесы наукообразной таинственности выворотить наружу всех врачей предателей, ведьм и лесбиянок, подлецов и алкоголиков…»

Шабаш предателей, ведьм и лесбиянок, подлецов и алкоголиков – и все такие родные! Так душевно посидели-поплясали, загадочно познакомились (и потрахались…)

Инет:
умирая, человек хочет верить, чтобы его жизнь имела смысл, что она не потрачена впустую, на ерунду. Очень давно это было, я только начинал работать на скорой. Автомобильная авария, женщина заблокирована в раскуроченном автомобиле, в него на большой скорости врезался другой. Состояние критическое. Пока пожарные пытались извлечь ее из машины, я подобрался так близко, как было возможно, чтобы начать оказывать помощь. Она сказала: «Я могла бы сделать в жизни гораздо больше». Не чувствовала, что оставляет какой-то след на Земле. А ведь из дальнейшего разговора я узнал, что в свое время она усыновила двоих детей, и в том году они должны были поступать в медицинский колледж. Благодаря этой женщине два человека получили шанс на лучшее будущее, и вот теперь они выучатся на врачей и будут спасать жизни других. Потребовалось 45 минут, чтобы вытащить ее из машины, но она умерла раньше.

3 книга:
…В несущественном и обычном мы все коллеги и только важное определяет вдруг брат тебе человек или враг…
Отречься от важного, потому что оно определило, что никто мне не брат…
(Но как отречешься от смерти?)

1 книга:
«По шоссе в машине ехало четверо молодых проповедников. Их нагнала  другая машина: сбоку толчок – и все кувырком отправляются в кювет. Все насмерть, только один остался жив. Он сошел с ума и кричит: «я падаю, падаю, самолет падает!»

Комм:
Про такие проделки гэбистов нигде не написано?

ЦИТАТЫ, Душегуб:
в детстве в песочнице я дрался кулаками, а вы наверно уже забивали друг друга лопатками насмерть…

Комм:
В песочнице кулаками не дерутся –  царапаются, устраивают кучу малу и бьют чем ни попадя сдуру – т.е. как раз лопатками…

Инет:
«Я убеждён в том, — говорит он, — что любой человек, который умирает по причине, которую мы можем устранить, в действительности больше не должен умирать. А именно: все жертвы сердечных приступов не должны больше умирать. Я должен быть очень осторожным, утверждая это, так как люди скажут: „Мой муж недавно умер, а вы говорите, что это могло не произойти“. Но факт в том, что с сердечными приступами вполне легко можно справляться. Если вы умеете правильно управлять процессом смерти, то вы заходите в сосуд, достаёте тромб, ставите стент, и в большинстве случаев сердце будет работать. И то же самое с инфекциями, пневмонией или чем бы там ни было. Мы могли бы сохранить людей, которые не реагировали вовремя на антибиотики, в течение более длительного времени (после того, как они умерли), до тех пор, пока они бы не отреагировали». Убеждение Парниа подкрепляется его опытом работы на грани между жизнью и смертью в отделениях реанимации и интенсивной терапии в течение последних двух десятилетий: он получил подготовку в Лондоне, в Guy's и St Thomas', и особенно в последние пять лет, когда были достигнута большая часть его успехов в оживлении людей. Эти достижения, среди которых наиболее значительное — глубокое охлаждение трупа для замедления разрушения нейронов, мониторинг и поддержание уровня кислорода в мозге — ещё не приняты к применению в медицинских учреждениях. Парниа поставил себе задачу изменить это положение. Одно, в чём можно быть уверенным в плане жизни каждого человека, — это то, что все мы в конечном итоге испытаем остановку сердца. Сердце каждого человека перестанет биться. То, что произойдёт в последующие за этим минуты и часы, потенциально будет значительными моментами в нашей биографии. В настоящее время, однако, есть большая вероятность, что в эти критические моменты мы окажемся в ситуации медицинского учреждения 60-х или 70-х годов 20-го века.

3 книга:
«Живи, как мы и помогай нам – нам что-то туго приходится» – сами тонут и меня своим мистическим спасеньем и реальным бедствием утопить хотят…

Комм:
Они наседали на меня, ездили на мне, но я еще очень долго оставался добродушен – слишком много во мне было жизни; и мы же, вроде, действительно должны помогать друг другу… (Не только целые классы, но и отдельные личности весьма эксплуататорски настроены…)

Впрочем, я и сейчас по мелочам предпочитаю не собачиться – от свар смерть умножается в геометрической прогрессии…

1 книга:
Схвачен и пронизан смертельной болью сижу, и в муке говорю, ослепленный и несчастный.

Комм:
Потом я справился, потом опять свалился, теперь вот опять на подъеме, но надо быть настороже… (не далее, как в прошлом году «общество» меня уже пыталось столкнуть…)

Если каждый день ходить по скользким или склизким дорогам, то все же не избежать падения? И если волна поднимается, то и опускание ее неизбежно? (Чтобы избежать падения, надо замедлить скорость, чтобы не свалиться с волны, надо заниматься серфингом… Я был слишком порывист и прямолинеен…)

ЦИТАТЫ, Заусаев, звать Николаем:
Наш бедный водитель маршрутного автобуса. У него семеро по лавкам кушать хотят. Проклятое государство ничего не платит. А  зарабатывать нужно. Он сознательно набивает свой неисправный  автобус до кумпола пассажирами-смертниками. Железный саркофаг   набирает скорость, с каждым скрипящим поворотом колеса,  прибавляя копеечку к семейному бюджету. Автобус постепенно   начинает дымиться. Вот из-под днища вырвалось пламя. Теперь он    уже летчик-герой, пытающийся дотянуть горящий самолет до   аэродрома.

Комм:
У меня и от водителей нынешних, и от продавцов противоположные ощущения – такая добросовестность вызывает желание жить…

Инет:
Кардиопульмональная реанимация, которая нам знакома по медицинским сериалам, — это усиленное прокачивание грудной клетки, которая укоренилась, по утверждению Парниа, со времени своего открытия в 1960 году. Оно остаётся процедурой, которая часто выполняется скорее с надеждой, чем с расчётом. Отчасти это вопрос связан с квалификацией персонала. Парниа приводит в холодное бешенство международный обычай в случае смерти посылать самого молодого врача «попробовать систему кардиопульмональной реанимации». Как если бы медперсонал отказался от надежды на благоприятный исход ещё до начала процедуры. «Большинство врачей проводят КПР в течение 20 минут, а затем делают остановку», — рассказывает он. «Решение о прекращении реанимации абсолютно произвольное, но оно основывается на интуитивном понимании, что после этого времени очень вероятно может произойти повреждение мозга и вы не хотите вернуть людей в продолжительное вегетативное состояние. Но, если вы понимаете все процессы, которые происходят в эти минуты в мозге, как это возможно сейчас, тогда вы сможете свести эту возможность к минимуму. Есть множество исследований, которые демонстрируют, что, если выполнять все разнообразные шаги по оживлению в совокупности, то количество выживших пациентов увеличится как минимум в два раза, и увеличится количество оживлённых без повреждения мозга людей».

3 книга:
«Дней слишком много, все не обманешь - и не продержишься»…

Комм:
Я пишу и все прочее делаю, чтобы таким, как я, в дальнейшей истории человечества было полегче (бороться со смертью…)

1 книга:
Ещё про поездку в Зеленодольск: опять таскал там еду с кухни, когда накрывали на стол и опять суетилась и  семенила     тетя Г.    Папа опять вел себя «по-простецки», т. е. очень вольготно. Ночью спал плохо. Посреди ночи тетя встала и стала звать Л-у, жалуясь на ноги. Боязнь была в её голосе. Наверное, все же думает о  смерти. Главная её забота – здоровье; всё время прислушивается к себе, блюдет режим, чуть что – беспокоится и нюхает какие-то флакончики…

Комм:
Папа в старости тоже очень блюл режим, но все же почему-то очень сдал, а когда сдаешь и мозги плохо соображают, совершаются всякие ошибки… Кроме того, душа-то вечно молода и не очень слушает боязливое дряхлое  тело…

ЦИТАТЫ, Заусаев, звать Николаем:
Одень я белую маску, встав на путь фальши, и на мне уже печать радетеля за  окружающих, за свой народ. Но черным маскам нет места на  празднике жизни. Ребенком я старался быть, как и  все. Осуждал, негодовал, хотя по большей степени даже не знал,  где находится та или иная бедствующая страна и что там вообще         приключилось. Просто требовалось топать ногами от возмущения.  А потопать нетрудно. Физкультура опять же. Наша вселенская скорбь напоминает обычные поминки. Высказав требуемые слова скорби, выпивают   три-четыре рюмки, закусывают, чем Бог послал и понеслось...   Анекдоты, свои проблемы, песни... Соболезнование выразили, со  скрежетом мозгов припомнили каким замечательным человеком он  был, а дальше...

Комм:
Когда вокруг столько фальшивой «жизни» - один спорт чего стоит – я из одного только чувства справедливости  с нажимом напоминаю о смерти… (Характер такой, насколько мягкий, настолько и твердый!)

Инет:
В идеальном мире Парниа способ, по которому оживляют людей, в первую очередь предполагает, что машины гораздо лучше делают КПР, чем врачи. Во-вторых, полагает он, следующий шаг состоит в том, чтобы «понять, что необходимо увеличить уровень холода». Во-первых, охладить тело, чтобы наилучшим образом сохранить клетки мозга, которые к тому времени находятся в состоянии апоптоза, или самоубийства. Одновременно с этим необходимо поддерживать уровень кислорода в крови. В Японии это уже стандартная практика в палатах экстренной терапии. При использовании технологии ECMO кровь умершего выкачивается из тела, проводится через мембранный оксигенатор закачивается обратно. Это в первую очередь экономит время, необходимое для установления причины, которая привела к смерти. Если уровень кислорода в мозге падает ниже 45% от нормального, то сердце не забьётся вновь, как показывает исследование Парниа. Если будет выше, то имеются хорошие шансы на восстановление. Потенциально этим способом время после смерти можно растянуть на часы, и результаты всё равно будут положительными. «Самый продолжительный период, о котором я знаю, был у японской девушки, которую я упоминаю в книге», — говорит Парниа. «Она была мертва более трёх часов. И её оживили за шесть часов. Впоследствии она вернулась к жизни, чувствовала себя прекрасно, и, как мне сказали, недавно у неё родился ребёнок.» Именно благодаря укороченной версии этого процесса оживили футболиста из Болтона Фабриса Муамбу, после того как он в прошлом году потерял сознание на поле в White Hart Lane.

3 книга:
Осень и весна – это время борьбы тепла и холода, жизни и смерти, то ветер теплый, то холодная буря. Вчера в моей душе была зима, а сегодня я включаю южный ветер и - непогода… (Но лето вполне доступно – надо только не отступать 3 месяца…)

Комм:
Не отступать никогда и смерти не будет…

Цивилизация – это выдумка смертоносного севера… Лучше бы югу распространяться на север, а не северу на юг. В этой связи у меня есть надежды на мигрантов (с севера на юг распространяются вещи, с юга на север – веселые знойные люди…)

(Говорят теперь, что грядет новый ледниковый период? Что ж, еще один слой утеплителя на свои дома присобачим…)

1 книга:
Чудо  Христос совершал лишь в крайних случаях  смертельных болезней, смертей и слепоты, хотя, наверное, немало было желающих и с прочими нуждами.

Комм:
Так смертью придавлен всю жизнь, что про чудеса даже не думается… (хотя, может быть, тоже какие-нибудь из них совершил)

Самый чудесный случай в моей жизни? – нет ответа… А ведь настоящее чудо забыть невозможно… (так, значит, все, что не забыто и было чудом, чем-то чудесным, необыкновенным, содержало в себе некое бессмертное зерно? Ведь иначе в чем секрет нашей памяти?)

ЦИТАТЫ, Заусаев, звать Николаем:
После школы я поступил в институт. К тому времени катаклизмы   начались повсюду. Страдающий народ со всеми садомазохистскими   признаками приникал к экрану телевизоров, с непонятной мне  радостью, ожидая новые авиакатастрофы, пожары, землетрясения.  Трагедия в Гондурасе - неплохо, но не так интересно. Лучше,   конечно, у нас. -Денис!-подбежал ко мне староста моей группы.-С тебя червонец.  Собираем семьям пострадавших при катастрофе самолета. Какой кошмар! Там были дети! Ужас!   -Не дам,- ответил я.- Скажи честно, ты действительно так  переживаешь?  -Да ты... Ты...,-задохнулся староста.- Ну ты и гнида! Пошел ты! В тебе ничего нет святого...     Так на мне еще прилипло клеймо и гниды. Потом, спустя пару месяцев я узнал, что собранные деньги никуда не ушли. Их  честно пропил наш староста вместе с предводителем профсоюзов  за упокой души погибших.

Комм:
После гибели самолета на Синае я в первый раз почувствовал в реакции хотя бы того же ТВ что-то похожее на настоящую скорбь. Может, просто успели отвыкнуть – отсюда и шок… Да и гадать пришлось много… Впрочем, даже самые гигантские катастрофы – типа таиландского или японского  цунами – очень быстро зарастают новой травой и новыми крушениями; уже через 5-10 лет о них почти никто не вспоминает…  Особенно, если картинок было мало – ведь только картинки и запоминаются…

Инет:
Парниа хочет гарантировать, что всё больше людей будут успешно возвращать к жизни после смерти и они будут рассказывать всевозможные истории.

3 книга:
Злые люди липнут, улыбаются, протягивают руки, но это они, а не ты, это они пытаются уязвить, унизить, принудить, а ты смотришь на всё со стороны. А если достанут, спасайся преображением доставшегося тебе зла: «на этом навозе вырастут прекрасные цветы».

Комм:
Да, убивает только смерть, не преображенная в цветы… (5 процентов я преображаю, а остальная так и висит на плечах? Или теперь проценты делятся 50 на 50 – причем мой общий объем уже уменьшается… Если еще через 20 лет почти все умрет во мне, но сам я к этому времени буду преображать 90 процентов смерти, то у меня будет очень долгая старость?)

1 книга:
Был недавно на выставке и там на бумажке каждый раз проставлены годы жизни художника -  он уже умер три года назад - и дата создания очередной картины. И вот я смотрю на дату смерти, роковую черту, которую он сам, наверняка, чертил  где-то дальше, не в 59 лет, и на даты написания картин и вижу, как все растет эта дата, все приближается к черте, а он все рисует, всё тиражирует найденную манеру, впрочем, два-три раза сменив ее – в попытке вырваться из невидимых пут и обрести истину – но потом  опять погружается в летаргический сон и тиражирует теперь эту новую манеру. Насколько я понял, он к концу жизни почти бросил живопись и  работал оформителем витражей в 16-ом отделении почты г. Пскова, славного г. Пскова, славного 16-го отделения связи! – причем, витражи у него банальнейшие, т. е. он сдался и, наверное, потому и умер в 59 лет, спиваясь и будучи очень несчастен. 10 мин.! 10 мин. – вот сколько стоит его «творчество» и нет во мне никакого следа - кроме вновь разбуженной тоски, с которой, всё возрастающей, я ходил и смотрел на разукрашенные холсты, а также на то, как ходит несколько мымр,  из себя очень культурных строивших.

Комм:
Схватив мужика за ***, бабы сажают его в разукрашенную клетку цивилизации – никому не вырваться…

Если по честному, все стены в «квартирах» должны быть  как плиткой выложены портретами  бесчисленных авторитетов – один к одному, без малейших зазоров, включая сюда, допустим, и пространство под ванной… (Как вариант, может разниться размер: у «великих» он, допустим, 10 на 15 см, а у «выдающихся» уже вдвое меньше. Обычных знаменитостей столько, что их портреты размером вряд ли должны превышать почтовую марку…)

ЦИТАТЫ, Заусаев, звать Николаем:
-Скажите, Александр, может на данный момент список жертв  пополнился?-с надеждой в голосе спрашивает ведущий новостей.  -Нет, к сожалению, пока все без изменений в этой жуткой  картине,-отвечает с пустыми глазницами корреспондент. У народа интерес ослабевает. Реакция на любое несчастье в нашей стране мне напоминает пиршество стервятников, слетевшихся на тушу погибшего   животного. Для средств массовой информации место трагедии,   все равно, что для волка поле, усеянное убитыми овцами.  Свежатинка, на которой можно делать часы, сутки эфира с  высоким рейтингом. Почему-то в большинстве других стран никто не  показывает окровавленные тела, отрубленные головы или  оторванные руки, повторяя с упоением эти кадры при каждом удобном случае. Достаточно одного вида искореженного железа  или разрушенного дома. И все понятно. Нашим нециничным людям этого недостаточно. Видимо, туповаты. Они одевают маски скорби и идут с  интересом, словно деревенские старухи высовываются из окон  поглазеть на провозимого мимо покойника. Что, если в этот  момент произойдет другая беда, может быть еще страшнее этой?  Донесут ли они цветы и венки? Видится жуткое - нет.

Комм:
Все охотно развлекаются смертью. А может и не развлекаются… Без смерти ведь жизнь пресна  - похожа на рай, в который мужики не хотят (бабы помалкивают!)… Хотя многие так по жизни задерганы, так у них измотаны нервы, что им добавки не надо (как бы самим не попасть в телевизор в качестве жертвы!) За весь  народ, в общем, ни слова не скажешь…

Инет:
«Недавно я проходил собеседование в учебном медучреждении в Нью-Йорке и мне рассказали, что, если поступает пациент, у которого происходит остановка сердца, и его перевезут в кардиоотделение, их похвалят, но если его перевезут в отделение интенсивной терапии, дежурный врач не поймёт этого. Он думает, что это просто займет койко-место и поэтому он этого не сделает. Я не смотрю на это как на пренебрежение именно потому, что до настоящего времени сверху никто не указывал нам, что это стандарт, которому нужно следовать. Но разумеется должны бы указать».

3 книга:
Включил кнопку, а она сразу выключилась – как будто кто-то не стал со мной  разговаривать,  сразу развернул и выставил за дверь. А со мной и так все плохо обращаются. «Низшие чины прослышали, что я не в милости у высших, и, как всегда, готовы перещеголять последних». Шеф может только что-то кисло мямлить, а его уборщица набросится без предисловий. Хотя есть и такие шефы, что грубы, как дворники (но у таких как раз убираются бедные, забитые тетеньки…)

Комм:
Моя кнопка жизни уже в юности активно стала выключаться… Не отсюда ли моя любовь к ремонтам не вполне исправных аппаратов и предметов, что я и сам таков?! И я со страхом думал, что, похоже, я не в милости у высших… Вообще, начальств всегда боялся, только сейчас чуть-чуть осмелел; ведь начальство – сила прежде всего смертоносная… Смертью воняет от любых учреждений, с одной стороны и компаний, с другой, просто в компаниях все мертвецы ходячие, а в учреждениях сидячие…

1 книга:
…Все же, странно и удивительно: комната полна людей, звучат смех и говор - преподаватель рассказывает о гражданской обороне от ядерной смерти /буднично рассказывает, сытый кот/ - а в тебе потоком несется совсем иное слово, причем не смутное только, но и отчетливое – от отчаяния отчетливое – и оно такое чужое им… -  как и сам я такой чужой им, Боже, такой чужой! Словно я не там родился, не в том мире и нахожусь по ошибке здесь и против воли; «не хотел я здесь родиться» –  в том монологе и это было…

Комм:
От Советского Союза стыла кровь в жилах, пьяниц в нем было полно именно по этой причине. Сплошная унылая оборона на морозе. Даже сейчас презираю свою страну за то, что не смеет разоблачать аферы США - с Луной и небоскребами во главе  - что  заискивает перед западной бабской цивилизацией. Наши только на войне раскрепощаются, да и то далеко не всегда…

ЦИТАТЫ, Кузнецов-наркоша:
И нельзя тараторить ***ню перед смертью

Комм:
И нельзя перед смертью так проблеваться, чтобы чистым уже умереть…

В последний раз всласть наругаться, всласть наболтаться, всласть нажраться.

«Ребята, у меня ощущения перед смертью самые необыкновенные – надо бы вам их передать»

Захочешь перед смертью что-то важное сказать, так не поймут, скажут, что ***ню тараторил…

(Захочу сказать про божественное наследство свое, так с сожалением посмотрят – мол,  в нем все еще полно самомнений, видимо, только могила исправит…)

Инет:
Всё это, я считаю, должно было сильно отразиться на собственном ощущении смерти Парниа. Удовлетворён ли он или же доведён до паранойи этой работой?

3 книга:
- «Канарейки, канарейки» - кричал мужик под Машиным окном» – из детской книжки. Птички, девочки, светлое окно – приятный мир детства, но ведь мужик работает до крика и хватается за всё, даже за дурацких канареек, взывая ко всем, даже к девочкам, даже через окно…

Комм:
В этом есть  шикарная идея: переложение слащавых детских книжек, обнаружение и в них всяческой смерти (народные сказки не имею в виду – в них обычно и без того творится всякая жуть)

1 книга:
Мы все между жизнью и смертью находимся – сколько-то в каждом из нас жизни и сколько-то  смерти; всякая болезнь,  слабость и немощь, всякое зло, непонимание и дефект – это дыхание смерти, которая в нас - но также и с жизнью.

Комм:
Неприятные ощущения в животе тоже пахнут смертью – годами собираюсь наслать на них смертоносное  голодание, но опасаюсь этой битвы двух смертей – такая муть поднимется -  хотя по идее, где-то между я мог бы выскочить с обновленной жизнью…

ЦИТАТЫ, Кафка:
После смерти нашей дорогой мамочки творятся какие-то нехорошие дела.

Комм:
Провели бы опрос среди населения: «творились ли в вашей жизни такие нехорошие дела, что вам становилось тревожно и жутко?» В моей, пожалуй, нет – только дурацких было с избытком. (Например, школа – крайне нехорошее дело; или спорт – но они же такие привычные. Как резка скота – а то и людей -  у крестьян-скотоводов…)

Инет:
 «В ICU я вижу, как ежедневно умирают люди, и всякий раз, как это происходит, часть тебя думает: однажды это буду я. Вокруг моей кровати столпятся люди, решая, оживлять или нет, и одно я знаю наверняка: я не хочу, чтобы только от случая зависело, будет ли мозг не повреждён или буду ли я жив вообще».

3 книга:
О дебилизме сказали «какая простота», а о непосредственности -  «наивность, незрелость, инфантильность – просто неприлично такое ребячество».
О закосневшем сказали, что он приобрел опыт, мудрость и выдержку, не мечется, а знает истинные, проверенные ценности. О безликом сказали, что он новатор, что он скрыто сложен и полон аллюзий, что он сдержан и скромен, не имея нужды в «дешевых эффектах»…

Комм:
Одна из важных причин, почему люди достойны смерти. У меня так точно гнев на подобные переложения. Фарисейство людей неистребимо, поэтому и приходится им самим умирать (или: их самих убивать). Причем, даже слезы по этому поводу не льются – брезгливое чувство, примерно, как к паукам с паутиной… Кто не ищет истину в словах, тот оскорбляет Дух-ум, их нам давшего, тот напрасно ими пользуется, а значит, напрасно и живет на свете. Отсюда и безнадежность иных «художников», любителей переложений и интерпретаций всего на свете – они себя возомнили безнаказанными богами, они все путают так, что остается только один выход:  рубить…

1 книга:
«Ба, а ведь нет старичка, и что-то давно уже я не видел его - вот здесь, на каменном крыльце всегда на стульчике сидел, как штык» – подумал, мимо проходя – «уж не умер ли?» И еще один старичок с нашей улицы вспомнился - почти сосед - разгуливал и был такой молчаливый и одинокий - никаких соседских тары-бары ни с кем  не вел –  он уже точно умер.

…Сидят и гуляют в ожидании смерти. Все закончили и ждут, когда за ними придут и на тот свет позовут - на чемоданах сидят. Любой срок проходит так же, как и один день: вот утро и кажется, когда-то еще будет вечер, но когда он приходит, то тебе уже кажется, что время испарилось и  пролетело, потому что ты ничего не успел и еще ничего не было.

Комм:
Если бы я был мудр как старичок – т.е. научен не только жизнью, но и смертью – уже с юности, то я бы никогда не умер, достиг бы божественной силы?! А так смерть мудрость свою показывает слишком поздно, когда уже ничего не изменить – она является лишь как преддверие загробного Страшного Суда… Она является лишь по мере ухода жизни и ее мудрости-радости (вот не смогу уже книгу «Радость» написать; разве что только молча собрать все истинно счастливые свои тексты…)

А старичков я помню – не столько  лица, как фигуры… Молчаливые, не улыбающиеся, одинокие… Они как несостоявшиеся боги; как дочиста обкраденные, до конца использованные… (И сейчас таких найти на лавочках нетрудно…)

ЦИТАТЫ, Шварц:
На третий день после смерти тети Берты, которая меня вырастила, мы прожили с ней вместе  тридцать лет, - я лежала на диване в отчаянии и легкой дреме и вдруг    увидела, что у входной двери стоит она, умершая, и зовет меня к себе. Но когда я уже хотела взять ее за руку... Она стояла там голая... Вдруг она стала превращаться в   страшного демона и сама схватила меня за руку.
С тех пор я научилась креститься во сне, если  мне там угрожала опасность.   

Комм:
Видения – признак детского сознания; видения – это образы без мыслей… Видения – это крылья, а мысли – это котомка за спиной (моя мысль в том, что надо прилететь в рай с котомкой, вроде как принести на тот свет гостинца)

Когда кончается детство, видения заменяет телевизор и прочие картинки… Все картинки крылаты, а недовольство телевизором от переедания и низкого качества птиц, просто невозможно переварить такое количество курятины на этой птицеферме…

Инет:
Наиболее жестокий и эффективный способ сделать самостоятельно приворот на смерть мужчины – закопать фотографию жертвы в могилу недавно похороненного человека.

3 книга:
«Зачем мне персонажи –  уже могу иметь дело с реальными людьми.
Зачем мне обычные штампы –  уже могу иметь дело с фантастическими чудесами»

Комм:
Года на два смерть довольно далеко отступила, и я понадеялся, что так теперь будет всегда…

Года два я жег очень большой костер, но потом пошел дождик и у меня стали кончаться дрова…

Реальность людей обернулась худшей иллюзией, чем даже была у меня, а фантастика съежилась до «калейдоскопа» - трубки со стеклышками…

1 книга:
Во мне уже нет легкости, звонкости, чистоты и здоровья – как в душе, так и в теле; я только машинально качусь к чему-то -  либо к смерти, либо к очищению через муку - в полусне своих  мыслей и видений, будучи не  в силах что-то изменить и предпринять. Будущее зияет черной пропастью, а я уже до того «отсутствую», что даже почти спокоен - равнодушие и вялость тут же заливают тоску. В общем, живу, как человек бесконечно усталый, который и самому ужасному исходу, кажется, готов радоваться, как избавлению.

Комм:
И все же, внутри меня была боль, но не смерть – стылая смерть была в окружающем мире. И она уже подло загубила моего брата…

ЦИТАТЫ, Шварц:
Птица, влетающая   в дом, приносит смерть. Это - зловещий и верный знак.   

Комм:
Кто выдумывает угрозы и смерть, они или я?!

Инет:
При обрушении стены в подвале Московской консерватории погиб рабочий. Спасателям удалось извлечь пострадавшего из-под завалов, но от полученных травм он вскоре умер.

3 книга:
Смертоносными подходами, приемами хочется взять темы жизни горячего сердца… Серый  день, шевелятся серые пальто и серые души – смотрю в окно, не видя, принюхиваясь, как гончая к темам жизни и смерти…
…«Я утомлен сегодня большой однообразно-серой нагрузкой…»

Комм:
С утра эту книгу пишу, принюхиваясь к запаху смерти, как гончая, но потом собьюсь, подустану, перейду к некоему однообразию, качество во многом заменить количество и я буду день уже доживать - утомленным…

1 книга:
Люди признаются в недостатках, которые не смертельны для них, но бывает, что мелькает такое подозрение о себе и своем, в котором ни за что не признаешься ни себе, ни другим – смертью оно пахнет; часто безобидно, но разрушает всё здание.

Комм:
Разрушенные здания и предметы я очень любил - видимо, видел в них свое отражение; возвращающиеся в природу и уже весьма живописные. Вся геометрия подлежит разрушению – иначе мы так и будем уже при жизни умирать… На фоне геометрии наши недостатки неуместны и неискоренимы, а на фоне природы все совсем наоборот…

ЦИТАТЫ, Шварц:
   Да, впрямь, у меня две макушки и незаросший родничок, но это  еще далеко не все, что требуется для габалы. При жизни подставка ейная должна иметь три свойства: 1) абсолютную    невинность, 2) умереть не насильственной смертью, 3) не убить ни единого   животного. Второе и третье не перевесят первого, я могу быть спокойна за  свою голову.
                Что до меня Антихристу? - думала я уже дома, насколько могла еще думать. Вдруг с полки слетел листок, это было мое стихотворение  "Предвещание Люциферу". Это стихотворение, мне казалось, должно было скорее льстить Проклятому,  поскольку там развивалась моя старая (и не только моя, но и Оригенова)    идея о спасении всех существ в конце концов (в самом конце концов) - даже   и Враг человечества спасется. Но прежде должен, говорится в стихотворении,   пролезть через ледяной зеленый крест. Мысли мои мешались. Насильственной   смертью я не умерла, животных не убивала, и кто знает, может, я и невинна.

Комм:
Очередной компот в башке, похожей на кастрюлю. Варит явно мясное блюдо, но хихикает про какую-то невинность свою… Не знаю, что такое «габала» - наверное, экзотическая капуста…

Инет:
Симфонический оркестр и хор Приморского театра оперы и балета исполнят последнее сочинение В.-А. Моцарта «Реквием», в память о погибших в результате террористических актов, произошедших в октябре и ноябре.

3 книга:
Способ найти другого в толпе, когда есть только точное время встречи: пусть поднимет некий флаг в это время…

Комм:
Пусть поднимут флаги те, у кого на нем есть белый цвет Бога и рая, красный цвет жизненной борьбы и черный цвет смерти.

Кажется, на государственных флагах все, кроме немцев, избегают черного цвета… (оттого и не философы, не ученые – и не настоящие фашисты!)

1 книга:
…Сейчас наш час – мы в красках, в жизни. Потом станем почвой – и из душ наших вырастут новые ростки…
Смерть есть распад некоего целого на элементы низшего уровня жизни, а рождение – наоборот…

Комм:
Да, но душа не распадается, не умирает. Она может только корчиться от боли, может быть ни жива ни мертва в рассоле какого-нибудь гребаного «искусства», может спать, в конце концов – причем, поместившись в малюсенькое зернышко… Достаточно помыться в бане (креститься водным крещением?!) и снова душою будешь как младенец и дитя… Поэтому  мне по фигу «элементы», хотя для других и стану почвой, из которой один возьмет одно, а другой другое – и никто не возьмет все, почему и не повторит меня… (Тем более, что во мне вовсе не все лучшие «элементы»…)

ЦИТАТЫ, Дин Кунц:
Они приказали Ему прекратить воскрешать людей.  В конце концов военные всадили в Него наркотическую стрелку и положили Его в сторонку, решая, что же с Ним делать.
В мире, населенном девятью биллионами человек, воскрешение из мертвых было запретным - да что там запретным, самоубийственным! - деянием.
Правительство успешно дискредитировало Ассоциацию Крионики и прикрыло производство сыворотки Мерсера, замедляющей процессы старения.
Тайная полиция Всемирного Правительства ликвидировала бессчетное количество исследователей, пытавшихся втайне открыть секрет бессмертия. Военные испугались сверхчеловека, способного перестраивать свое тело в соответствии с обстоятельствами.

Комм:
Крионика – сначала заморозить человека, а потом воскресить… насквозь обмороженным?! С таким же успехом они могли бы в рассоле человеческое мясо хранить. Или окунать в какой-нибудь жидкий силикон, с целью получения идеально герметичной пленки…

Инет:
Самым страшным способом смерти считается сгореть заживо в огне. Однако, некоторые врачи и директора похоронных бюро не всегда соглашаются с этим, на своем веку они повидали немало мучительных смертей. Страх каждого человека определит самый мучительный для него вид смерти. Например, одна мысль о том, чтобы упасть с высокого здания приводит в ужас людей, которые больше всего на свете боятся высоты, в то время как другие больше боятся утонуть.

3 книга:
Мир – океан свирепой демагогии: серое в белое, серое в черное, белое в черное, черное в белое, большое в маленькое и маленькое в большое, реальное в нереальное и нереальное в реальное.  Как размножиться среди этих пыльных бурь и этого безлюдства…

Комм:
Как размножиться среди этого ****ства… (Да хотя бы не сдохнуть раньше времени!)

В политике мир подошел к тому, что либо сдохнет Америка, либо – все остальные. Все должны объединиться и атаковать этого основанного уголовниками, укрепленного баптистами и извращенного евреями монстра – одни пусть, как собачки, за ногу кусают, другие, как оса, в спину жалят. Даже подобных воздействий окажется достаточно, чтобы этот колосс, внутри полный ****ей и извращенцев, распался на куски…

Мир всегда был крепок из-за огромного количества трудяг, а они сейчас упраздняются монструозными машинами. По сути, «элитам» обычные люди становятся не очень-то и нужны, поэтому с ними будут обращаться все более жестко и тоталитарно, их тоже уже жалят в спину и кусают за ноги (даже под предлогом лечений и образований)…

Если родину монстров, Америку не разрушить, они погубят все нынешнее человечество…

1 книга:
Ведь это в чем-то смерть, когда ты всегда можешь найти довод против самого себя.

Комм:
Смерть самомнения (впрочем, способностью всегда что-то найти можно гордиться!)

(Еще три оборота вокруг своей оси и станешь либо богом, либо у тебя вырастет хвост, чтобы было за что ухватиться…)

ЦИТАТЫ, Комар по имени Виталий:
В.К.: Интересно поговорить о природе того явления, которое мы назвали масками. В конечном итоге, оно связано с идеей бессмертия. Многие художники стараются, чтобы их имя, их слава пережили их, это желание возникает вследствие того, что многие стремятся стать аристократами. Желание посмертной славы – это перевернутый в будущее аристократизм.  Но если Вы постараетесь не быть избранным человеком, т.е. быть “как все” – менять маски, приспосабливаясь, пытаясь понять, что значит “быть, как все”, – это и есть желание бессмертия. “Быть, как все” подразумевает не только “всех” сегодняшних обывателей, но будущего мещанина, среднего человека. В этом смысле вы бессмертны, вы - часть человеческой массы, покрывающей землю во все времена.

Комм:
Мы все аристократы духовности и сливаемся со всеми в душевности...

Часто, конечно, мы выглядим как обедневшие, весьма потрепанные жизнью, даже нищие  аристократы…

За авторитетов мы ухватываемся как за образцы для своего собственного аристократизма…

Аристократ – это некто бессмертный, неуязвимый; правда, и он умирает, но это лишь маска, непосвященным непонятная загадка, ход гроссмейстера (жертва фигуры)

Люди весьма похожи на бутылки с жидкостью. Сама бутылка – это наш обелиск аристократизма, самомнения, а жидкость – душа (люди пьют алкоголь, чтобы наш аристократ расслабился и выпустил наружу душу погулять…)

Инет:
Еще в начале двадцатого века в Западных странах смерть имела особое значение. Когда человек умирал, его тело клали на диван или кровать в зале, а вокруг раскладывали различные блюда. Несколько дней члены семьи спали рядом с телом умершего человека. Они приглашали профессионального фотографа, чтобы тот сделал снимки всей семьи вокруг тела их любимого. Для этого умершему даже открывали глаза, чтобы создать впечатление, что он еще живой.
 Это все длилось обычно в течение нескольких дней, после чего тело хоронили. К телу покойника подходили и взрослые, и дети. Таким образом дети знакомились со смертью и несомненно были больше подготовлены к встрече с ней, чем современное поколение.

3 книга:
Вознесенский в «Часе пик» – вроде раньше бывал потаскан, но сейчас это просто невероятная свежесть. Для такого надо годами с курортов не вылазить. Ясно и уверенно собирается дожить, по крайней мере, лет до 90…

Комм:
Всего 77 прожил! Наверное, все же не мог на курортах усидеть, еврей неугомонный; кроме того, у него весьма сластолюбивый вид…

1 книга:
«Возмездие за грех – смерть» - аналогично карает и Система…
Что ж, риск всегда пахнет смертью.
Всё может кончиться еще быстрее и бесполезнее, чем то было у Ван Гога, потому что ты еще дальше зашел. Здесь дух насыщенней и напряженней -–он разрывает. Ты как Петр вздумал по воде пойти…

Комм:
Все писатели ходят по воде – а я то как раз не умею ходить по  головам «персонажей», умею лишь плавать вместе с ними, в общей душевной воде…

Петр вздумал пойти по воде физической и духовной…; духовная вода представляется в виде плексигласовых шариков! …Кстати, все моряки говорят о своих плаваниях именно как о хождении (хотя «сплавали в Африку» классно звучит!)

Я бросился в совершенно незнакомую воду – примерно, как первый человек, вошедший в Тихий океан… Он с самого начала был весьма грозен – и угрожал именно смертью…

Можно и попроще сказать: я бросился в воду, не умея плавать, полный неизбывного желания изобретать новые способы контакта с водой (кроме хождения!); хотя боялся и смерти и превращенья в дельфина…

Жаль, «Письма» Ван Гога тогда мне не удалось прочитать (только биографию Дмитриевой) – они бы уже тогда могли сделать меня человечней, т.е. умелым, гибким пловцом… Смертоносный схематизм – упирающийся в авторитеты, в измы – владел мной под влиянием школы…

ЦИТАТЫ, Меламид:
А.М.: Тема “смерти и бессмертия” очень важна. Если человек не верит в христианское бессмертие, то для него смерть становится бессмертием. Для художника его “героическая смерть” в каждой работе есть истинное бессмертие .

Комм:
Не видел ни одного героического художника! Откуда эти мифы?! В конце концов, любого ремесленника или, шире, трудягу можно назвать героем, творцом и борцом со смертью (иначе бы не было удовлетворения от труда)

А большинство «мыслителей» - опирающихся на традицию, блат и  «дипломы» - пребывают в таком маразме, что у них смерть становится бессмертьем, а бессмертье смертью – подобная убийственная путаница по-прежнему процветает, отчего и становится возможным несусветный всемирный  Произвол…

Инет:
Для многих людей медицина стала козырем в игре со смертью, и вместо того, чтобы смело смотреть смерти в лицо, они обращаются к медицине, стараясь отсрочить свою неминуемую гибель.

3 книга:
«Меняй меня, но не бросай, никогда больше не бросай - как и смерть, я не ошибка и случайность»

Комм:
Люди как неправильные и сломанные вещи – легче, конечно, совсем не общаться, ведь иначе тебе предстоят бесконечные и столь трудные переделки и ремонты, что и сам ты можешь переделаться, сломаться… А родственники как семейные реликвии (призраки умерших  родственников живут на чердаках, потому что туда отправляют семейные реликвии)

Самого меня давным-давно все бросили – причем до сих пор предполагают, что без них я  где-нибудь загнулся или даже вовсе сгинул. Я действительно согнулся, но постепенно, год за годом выпрямляюсь и последние годы хожу  уже без особого наклона… Впрочем, эти сотни бывших знакомцев моих для меня тоже как мертвые; причем, уверен, что немалый процент из них уже действительно умер…

1 книга:
…Чтобы не быть уязвленным насмерть и не деградировать, ты должен жить сверхнасыщенной жизнью…

Комм:
Удивительно, насколько живы и актуальны такие мысли. Когда вокруг смертоносный холод, моей реакцией является не столько утепление, сколько согревающий бег… Бег автоматически вырабатывает радость! Бег к целям, с одной стороны, и будучи подпираем смертью, с другой – двойной стимул не помешает в условиях старости…

ЦИТАТЫ, Комар или Меламид? Меламид:
Проблема в том, как умереть? Умереть в доме для престарелых в Нью-Джерси или на баррикадах Москвы? Осуществляется выбор не между хорошей или плохой жизнью, а выбор между хорошей или плохой смертью. Главное - не то, как вы прожили, а то, как вы сдохли!

Комм:
Выбор между смертью с понтом и  комфортом и смертью с двойными понтами…

Инет:
Мы все ходим по лезвию ножа, и, постепенно поднимаясь вверх, мы доходим до острого кончика, который символизирует смерть.

3 книга:
… «Этот всё время висит на мне. Сосет и сосет потихоньку сок – ведь часами и месяцами висит. А как недомогание случится у него, так он и ляжет на меня, предлоги уже и на это неоспоримо тянут.
 … А для того я только случайный посетитель и проситель. Предугадав, что  на нем желаю повисеть, он стал форменной стеною – мол, лезь на стену, бейся лбом…

Комм:
От людей всех больше умирают не только на войне. С людьми надо быть как лоцман в шхерах или как горный проводник, чтобы преуспеть – или хотя бы как обычный водила, чтобы тебя не задавили… (и все равно ранения и аварии и ежедневные холостые пробеги почти неизбежны)

1 книга:
Слоняясь в тоске смертельной, глянул в зеркало в прихожей и чему-то поразился в нем. Есть что-то такое в лице твоем, чего нет ни в одном! Сразу подумал: «Нет, не буду принимать присягу!»

Комм:
Еще и какой-то «присягой» с двух сторон меня пытались прищемить; слава Богу, что я себе искусственные проблемы уже редко придумывал – их и так было выше крыши… (А лицо мое нынче уже совсем обеднело – но в ситуации внутренней полноты и богатства это меня совсем не волнует: легче жить невидимкой, меньше праздного любопытства…)

ЦИТАТЫ, Кащей:
Могильщик - человек, который роет другому яму профессионально.

Комм:
Все профессионалы роют своим ближним могилы, просто добросовестные их роют более добротно и с верой, что делают благое дело – настолько глупы…

Инет:
На этом пути перед нами появляются своеобразные «телевизоры», в которых мы видим все, что происходит вокруг нас. Некоторые люди предпочитают смотреть только в этот телевизор, не смотреть наверх и не думать, что их ждет дальше.

3 книга:
Сам человек, каким бы он и его творения ни были, ничего не может доказать. Если он нов, кто в нем будет разбираться? Кто его, песчиночку, заметит? Куда его, таковского, девать и где пристроить?
Нет, как все, выбирай традицию  - классическую или авангардную. Хотя любой конъюнктурщик может причислить себя к первой, а всякий нахрапистый дурак  отнестись ко второй, но тут уж ничего не поделаешь – оставим суд Богу». – «А я и есть бог. Пришло время богов, понимаешь? А суд что – нечего и судить, просто отделить хитрецов от наивняков – отправляя первых в ада предбанник, а вторых - рая прихожую».

Комм:
Без смерти – и книги «Смерть»?! – никому ничего не докажешь. (А написать про смерть что? – к 50-ти просто отделить жизнь от смерти; и смерти уже столько накопилось, осмыслилось… Каждый мог бы такую книгу написать, если бы заранее подготовился, а в 50 не был уже обременен и определен и возвышен….)

Эта книга мной пишется едва ли не механически, но по убойной силе она должна быть как атомное оружие (запрещенное к применению?!)

1 книга:
А как же быть с «возмездие за грех – смерть»?

Комм:
Возмездие за недостатки – грех, возмездие за грех – смерть, возмездие за смерть – ад (бр-р-р – лучше и не начинать «возмездие» - и даже  не бороться за «справедливость». Хоть я и «бог», как было сказано выше, но не настолько же!) Казнящий за грех прямиком отправляется в ад (это я к мусульманам и «демократам»  обращаюсь!), а укоряющий за грех умирает (это уже ко всем, и к себе)

ЦИТАТЫ, Кащей-морализатор:
Не то страшно, что смерть не умирает, а то, что жизнь не живет

Комм:
Я сейчас тоже хочу жить, даже и паразитируя на теме смерти?! Жизнь чистая, без смерти закончилась? что ж, возьмем ее и грязненькую… Раньше пачкал чистую, а сейчас, похоже, очищаю  грязную… Это как с глиной: не бойся, когда она как грязь, ведь именно тогда и можно из нее лепить бесконечные фигурки…

Инет:
Поскольку мы стараемся не задумываться о смерти, мы попросту тратим свое драгоценное время.

3 книга:
Мне всё понять нетрудно, ведь, похоже, что в познании в состав любого блюда входит пареная репа. И все, знаете, именно на репу и налегают! Сейчас мне даже кажется, что больше и нету ничего!

Комм:
В кулинарных передачах репа вовсе не встречается – т.е. они, кровь из носа, стараются от репы убежать - но это им не удается, ведь вся ТВ кулинария – это репа, раз ее в не ресторанных условиях применять себе дороже – если не хочешь всю остальную жизнь в репу превратить… Кулинария вместе с остальными разбухшими занятиями борются, кто из них будет процветать, а кто деградирует до репы, но в итоге, обычно всем достается какая-то свекла…

1 книга:
Плодороден поверхностный слой – слой трупов. Из их грудей цветы вырастают. Вот она, добрая сторона смерти, столь же добрая, как зла другая.

Комм:
Эту истину должны объяснять в начальных классах школы…; и вообще,  в школах  нужно обучаться не мифическим для деток наукам, а именно жизни и смерти. Все науки – это кукиши между жизнью и смертью, кукиши якобы помазанные маслом, а на самом деле покрытые химическим лаком…

ЦИТАТЫ:
Выпивая 0,5 портвейна - он внезапно падал жопой на пол и обвинял меня во всех смертных грехах.

Комм:
Двое выпили по 0,5 и один выдернул стул из под жопы другого…

Инет:
Гадалка нагадала одному мужчине что он умрет от сверла ....так он так боялся им пользоваться, что у него от дрожания рук сверло и вонзилось в горло. Если бы он не знал, что с ним такое может случится, то он бы и не погиб таким образом!

Комм:
Месть цыган: всем водилам пророчить смерть на дороге – вот уж жизнь будет отравлена…

3 книга:
К себе: «Пересохли все источники, вот и не пишется. Должны быть какие-то перспективы и предвкушения, какое-то наслаждение и органическое удобство, какой-то вкус – а когда появляется тягость, всё пропадает, ведь вода не штангист, полегоньку бежит и журчит»…

Комм:
Штангист – это тяжелая крепость, что может легко в воде утонуть. Вода их совершенно  не держит – если даже успеет отбросить железо, все равно камнем полетит на дно… Штангисту-водолазу не нужен тяжелый костюм… Если каменную крепость  облить водой, то, размокнув, она на какое-то время станет хлебной, поэтому под душем штангисты постоянно себя омывают… Иначе смерть штангиста возможна только под тяжелой железобетонной плитой для перекрытий… Ему надо не тренироваться минимум три года, чтобы ослабеть и размякнуть и стать обычным смертным человеком…

1 книга:
Пред лицом вечной жизни невечные плачут о смерти… - это вечное в нас ужасается невечности.

Комм:
Перед лицом вечной жизни я радуюсь, но перед лицом страшной смерти печалюсь – в итоге, к 50-ти я совершенно спокоен… Смерть других  - печаль и тягостные хлопоты, а собственная - досада и словно чужие досаждающие крики…

ЦИТАТЫ, Кащей-морализатор:
Если каждого человека, когда-либо пожелавшего смерти другому, упрятывать за решетку, земля мигом обратится в огромную тюрьму.

Комм:
Конкретным людям смерти желаешь редко и неявно, а вот с отвлеченными  общностями и народами дело обстоит иначе… Чтобы избавиться от желания войны и убийства,  посмотрите  всякие передачи и фильмы, где они конкретные и живые. Всякая война – от отвлеченности, от глупого незнания людей! Не существует никаких «террористов» - есть отчаявшиеся глупцы; и никто на 100 процентов не виноват ни в отчаянии своем, ни в глупости… На любой «теракт» (войну партизан) ответ должен быть один – подставь вторую щеку, т.е. дай второй шанс; шанс самый главный, ведь ты выказал великолепное милосердие. Если и тогда «террорист» будет злобствовать, то тебе надо поднять вселенский плач – это лучшая «информационная война» - но и тогда никого не убивать…

Инет:
Самая мучительная смерть это когда хотел покончить собой и принял пестициды (убивают всех паразитов), но дозировка была мала и потом гнил изнутри 5 лет с адскими болями, и никто не мог помочь.

Комм:
От наркоты тоже гниют годами…

3 книга:
Будучи же наполнен, ходил осторожно и, прощаясь с людьми, например, наклонял голову, но не сильно, чтобы не пролить содержимое. Можно слова уронить не хуже, чем корзину с яблоками…

Комм:
Бесполезно, смерть как вода всегда дырочку найдет; наполненным я более полудня, наверное, никогда не ходил; в основном дырявой шаландой, живу и смерть как вода всегда плескается под ногами; хотя с утра обычно трезв, чист и сух, совсем без смерти; да и в любое время мог бы сосредоточиться, все свои дырочки закрыть и опять наполниться «товарами», но и так уж слишком востребовано мое транспортное средство (правда, на гораздо менее драгоценных работках)

1 книга:
Я как сама смерть – Ван Гог и в башмаках «видел», а я ни в чем ничего не вижу!

Комм:
Подражание – это часто смерть; учителя часто учат существованию мертвым, путем подражания…

Подходил, смотрел на башмаки и отходил с отвращением! (хотя позднее и нарисовал какие-то полуботинки, причем не только в память Ван Гога, но и самой этой обуви – служила мне верно и  долго, с болью расстался, отринул… Не помню уж, как именно называлась ее смертельная болезнь и где они сейчас покоятся. Мой чердак – гигантское кладбище, хотя многому не удалось миновать и нашей уродской помойки, где вместе с вещами очистки гниют…)

Я жил с маской учебы и  под допингом футболов и потому только в 20 с лишним лет увидел, что ничего не знаю и лишен самой жизни…

ЦИТАТЫ, Нежинская, еврейкой с Киева была:
И что нам жизнь
когда есть смерть
она в конце
и на конце

Комм:
Член «концом» не случайно называют – вся жизнь и вся смерть уже в нем (мой член – начало и конец!) И похоть и любовь зарождают нового человека; от голой любви член не встанет, а от тотальной похоти должны рождаться монстры? Т.е. в похоти все равно всегда тоска по любви сублимирована… (а в убийстве - тяга к высшей жизни?!)

Инет:
Предположим, то мы все с Вами  несомненно попадем в него! В ад! И будем гореть вечно. Или будем вечно делать только то, что так любили делать в жизни, например, ругаться матом, только представьте: стоишь, шагу сделать не можешь, голову повернуть не можешь, присесть не можешь, а только стоишь и материшься - вечно.... год, два, три, сто лет. 1000 лет.

3 книга:
Фарисеи любили молиться напоказ, а сейчас помимо этого любят и петь напоказ и печататься… Все они весьма неоткровенны, а значит неправдивы, блюдут приличия, и, если ставят мины, то обязательно под фиговым листком. Всюду панегирики и прочие заасфальтированные широкие дороги – чтоб, не дай бог, не тряхнуло публику, а то так недолго и проснуться…

Комм:
Всюду замалчивание смерти, упускание ее из виду…  Смерть пробуждает, жизнь возбуждает; без смерти мы бы возбуждались прямо во сне…

1 книга:
На дежурстве. Такая смертельная усталость. Но сильно думается в таком состоянии, именно думается, а не задачки решаются.

Комм:
Бессмертие превратило бы  людей в идиотических бабочек? В кисель без границ – так что, мы бы потеряли и сами слова, ведь каждое из них ограничено своим значением… (Но в раю мы такими и будем? Наши жопы, пиписьки там точно ни к чему; да и зубы, например, мною уже безвозвратно потеряны…)

ЦИТАТЫ, Смирнов:
Я представил негуманную    эксгумацию, воображая почему-то старенький экскаватор, который ковыряется   ковшом в земле, оглашая селение смертоносным урчанием; милицейский козел расположился на въезде, и в  нем пьют из термоса, покуривая едкую дрянь;

Инет:
Вообще слово вечность меня пугает. Ведь мы не так просто произошли. И не так просто исчезнем.

Комм:
И на экскаваторы нам наплевать, и ментов мы уже не боимся…

3 книга:
Поднялся сильнейший ветер, и загромыхали жестяные панели на доме напротив. «Щас одна из них сорвется и, по ветру, как ударит со всего размаху меня по щеке» – мол, чем ты тут занимаешься? против меня пасквили пишешь?!
(Но я за стеной – а иначе б до ахинеи такой не додумался, потому как ветер трезвит и рот замыкает…)

Комм:
Это были чуть ли не первые панели из профнастила и их еще толком крепить не умели…

А шутить, дай Бог, я смогу и перед смертью – ведь она абсурдна, а где абсурд, там и юмор; пожар меня даже больше пугал, но теперь большая часть моего богатства – кроме шуток! – уже на электронных облаках (дай Бог им здоровья)

1 книга:
В той смертельной тоске равнодушно читал Эразма: «Боже, сколько всего понаписано – теряешься, как в толпе…. Мир, созданный для одного, разделен на миллиарды – этим я сам разделен и превращен в ничто».

Комм:
Мне бы на те вахты нынешнее изобилие – и нынешнюю свободу от авторитетов. Скорбно пастись на скудных лугах. Тундра была сплошная, безбрежная – отчего в последние 10-15 лет и не могу никак наесться. (Наевшись же, жить бы еще да жить! Сегодня, например, метель, но даже и в метель как приятно походить по улицам для разнообразия и просвежиться до последней косточки!  …Однако, походил немного и снова юркнул в дом, где прильнул к компу – дальше наедаться… Но хоть вспомнил, какие раньше были у меня походы…)

Мы разделены на то количество людей, которые имеют для нас значение – сейчас его не имеет для меня почти никто; весь мир кажется большой деревней, и вся его история вроде басни; в этом мире и истории все мной изучено и имеет твердую и незначительную цену…

И дай Бог, чтобы со смертельной тоской я больше в жизни не сталкивался! Чтобы она меня как вырезанный аппендицит покинула. У меня было два страшных кризиса в жизни – и третий я вряд ли переживу…

ЦИТАТЫ, Алена Дырявая память:
Он мне прочтет бессмертную строку,
  А я её сегодня же забуду.

Комм:
Я тоже явно не помню ни строчки, но если напомнить, окажется, что мы уже были знакомы… - на моей подкорке помещается целый интеллектуальный небоскреб… (Огромная могила? Корни, которые с собой на тот свет не возьмешь…)

Инет:
Самое страшное - неизвестность. Сидишь и думаешь, может, я неправильно живу и поэтому попаду в ад!!

3 книга:
Снова думаю о Д.: ищет вечное, и находит, но ценой потери жизни, почти полной потери…

Комм:
Его тоже смерть впечатляла? Кого смерть впечатляет, тот делает хотя бы тату (или, как я, увлекается рисунками майя)

Эстетика – это прекрасная, благоухающая смерть (начинаешь надеяться, что это прекрасный, благоухающий рай сразу после смерти)

Эстетика – это производство нетленных безупречных мумий…; любая вещь – это мумия по отношению к жизни…; материальные вещи оппонируют природе, а духовные – смыслам…

Перефразируя: так возлюбил человек мир вещей, что придумал гладко-розовую эстетику – по образу и подобию бабы стал творить их; Эстетика – это чисто городской роман с вещами… Черную землю там заменили черным асфальтом… Он, правда, тоже не совсем выдерживает напор жизни и  смерти – и только потому «прогресс» еще не кончен… Уход и от природы и от смыслов будет продолжен: природа ужасна своей грязью, корявостью, жарой и холодом – и зачем думать столь же несовершенные и беспомощные мысли, когда наконец все будет идеально?

«Раз мы подружились со смертью, то уж конечно с нами не случится ничего плохого после нее» - хотя сами люди не вещи, им быть эстетами никак не удается, удаются только видимости, маски…

Как и другие ремесленники, многие художники жизнь недостаточно ценят. Уже само то, что все они сидят в мастерских и корпят, меняют жизнь свою на производство картин, «вещей, способных украсить стены вашей личной тюрьмы» или, как алхимики, мечтают о невероятном свете от своих картин, или что они проломают в той стене окошки – все это мрак, химеры и смерть там, ухмыляясь, бродит…

1 книга:
Как в футболе, так и в жизни есть «выездная модель», т. е. игра от обороны с расчетом на ничью. Самая пассивная публика – всё-таки доминанта. Предохранительный закон естества, предохраняя  от смерти, попутно лишает и жизни.

Комм:
Живем уныло, от обороны; обороняясь от жизни, воздвигли сначала крепости, а затем и города (после чего захотели построить лучезарный живительный рай в этих насквозь мертвых городах и потратили на это гигантские силы, ресурсы всей земли, всей настоящей жизни…)

ЦИТАТЫ, Алена Дырявая память:
Любовь - всего лишь маска смерти. Ее слова - пустые звуки.   Но я запомню Ваши руки...

Комм:
Любовь – всего лишь маска смертоносной похоти…

Искусство (в том числе, и стихи) – всего лишь маска смерти, а вот любовь как раз и нет…

Инет:
Самая ужасная смерть, когда тебя режут как барана, и это ужас для любой жертвы

3 книга:
«Вы кто?» – «Вам  интересно, кто я, а мне интересно, на кого я похож из живых и умерших…»

1 книга:
«Да приидет Царствие Твоё и на земле, как на небе» – значит, будет это, а иначе не стоило и просить?! Вообще, Бог должен победить дьявола, а иначе получается странная и противоестественная картина. Хотя, с другой стороны, раз всё на земле родится на смерть, то и она сама, наверно, то же? Или смерть может быть и «чистым» переходом, не связанным с гниением и разложением.

Комм:
Да каждое растение, каждый сад побеждают смерть земли – и пророчат о пришествии Царствия… Если не райскую, то истинно царскую жизнь на земле совсем нетрудно представить! …Раньше и в городе она мне легко представлялась – как жизнь в библиотеке и катание на велосипеде по пустым улицам! – но сейчас понимаю, что то был сон и  мираж… (Впрочем, эти сны так прекрасны, что тоже еще пригодятся?! Пустые города будут стоять как огромные памятники и их, заросших деревьями, будут осматривать с таким же детским любопытством, как нынче осматривают средневековые замки или древнеримские развалины…)

ЦИТАТЫ, Перельштейн:
Слышишь, осень   скребется голой веткой по стене,   заходит за спину качельным звуком  пронзительным и листьев перестуком. Сижу на табурете в тишине   на нервов человеческих пределе. Гоню пинками мир потусторонний!   Впадаю в детство. Бывший пионер,   чего всего сильней боюсь на свете?   Ну, двойки. Тети Поли, например.   Хочу ужасно мира на планете. Детский сад на Терешковой -   поставят в угол пассию мою,   отнимут ледокол, фонарик новый.  пишу записку маме.   "Записка. Мы пошли за гаражи".Смерть пустырем легко идет за нами. Залезу в люк и спрячусь от нее.  И пусть во всю идет утечка газа.

Комм:
«Гоню пинками мир потусторонний, а от смерти прячась залезаю в люк» - все остальное шутовство и лирика…

Инет:
Я боюсь утонуть,  потому что я чуть не утонула в детстве; это большой страх, когда у тебя под ногами нету дна, поверьте мне

3 книга:
Сначала я разохочусь на дружбу, а потом разобью морду об один из барьеров, что наверняка есть между нами: «хотелось бы приблизиться, да боюсь, как бы в ответ не взгремела возмущенно вся эта ваша авангардистская жестяная посуда…»

Комм:
Разохочусь на дружбы, но потом обнаружу, что каждый уж слишком дружит со смертью. Дружить с обычным человеком не легче, чем ходить голыми ногами по полу, где регулярно попадаются битые стеклышки… (Есть даже такие «колючие» люди, у которых это стекло на каждом шагу)

1 книга:
Быть может, после смерти человеку будет всё открыто и он  испытает адские мучения только потому, что сам не открыл это - отчего и не жил, а лишь прозябал и грешил  на земле. 

Комм:
Адские мучения от закрытости истины с нами уже здесь, на земле… И всякий раз, как нам кажется, что мы что-то открыли, мы испытываем райскую радость… И истину очень легко нам открывает природа… Да и мысли, будь мы непредвзяты и настойчивы, быстро нам все объяснят… Только  ложные людские традиции прошлого и ложное нынешнее людское окружение сбивают нас, смывая в общий помойный океан…

ЦИТАТЫ, Троцкий Иудушка:
В тот период Бухарин был привязан ко мне чисто бухаринской, т.е. полуистерической, полуребяческой, привязанностью. Свой рассказ о болезни Ленина Бухарин кончил тем, что повалился ко мне на кровать и, обхватив меня через одеяло, стал причитать: "Не болейте, умоляю вас, не болейте... есть два человека, о смерти которых я всегда думаю с ужасом... это Ильич и вы".
Почти у всего старшего поколения революционеров сдавало сердце, уставшее от слишком большой нагрузки. "Моторы дают перебои почти у всех", - жаловались врачи

Комм:
И у Троцкого и у Ленина – и у Бухарина! -  была ужасная смерть

Инет:
Самая страшная смерть от венерического заболевания, а именно, от сифилиса - долго, мучительно и очень не эстетично - буквально гниёшь заживо.

3 книга:
…Отзыв в тетрадке для отзывов: «Всё очень понравилось. Большое спасибо за всё» – формальная похвала или человека охватило волнение и он, потеряв дар речи, не смог свои чувства более вразумительно выразить…

Комм:
Ладно, мужики, но почему умирают глупыши бабы и дети? Не иначе, как в укор мужикам. Вообще, лень умных мужиков преодолеть очень трудно, они по природе как дерево – а глупые трудолюбивы, но только  как дятлы, таким по зубам только самая мелкая «техническая» смерть…

1 книга:
Утешение смерти: «Тебе плохо, но сравни-ка себя  с самоубийцами и прочими жертвами смерти!»

Комм:
Годами реально утешало…

ЦИТАТЫ, Троцкий Иудушка:
На каком-то, кажется агрономическом, совещании Ленин подсел к Муралову. "Вы с Троцким частенько охотитесь?" - "Бывает". - "Ну и как, удачно?" - "Случается и это". - "Возьмите меня с собой, а?" - "А вам можно?" - спрашивает осторожно Муралов. "Можно, можно, разрешили... так возьмете?" - "Как же вас не взять, Владимир Ильич?" - "Так я звякну, а?" - "Будем ждать". Но Ильич не звякнул. Звякнула вторично болезнь. А потом звякнула смерть.

Комм:
Столько людей поубивали и реально считали себя людьми? Хоть один сошел с ума? застрелился? (хоть один был не сумасшедшим?! Они все застрелились и радовались, что все еще живы – по сути, уже после смерти…)

Инет:
Учреждена виртуальная премия, которая получила название «Премия Дарвина». Она является ежегодной и присуждается за наиболее нелепую смерть. Известно, что по мнению натуралиста Дарвина каждое следующее поколение должно быть более высокоразвитым, чем предыдущее. Этому есть другое название – «Выживание наиболее приспособленных». В связи с этой гипотезой и происходит ежегодное вручение премии. За самую нелепую смерть вручают премию Дарвина Можно назвать некоторых победителей этой премии разных годов. Так в 1992-ом премии удостоился Кен Чарльз Баргер. Этот сорокасемилетний мужчина проживал в штате Южная Каролина. Когда ночью он услышал телефонный звонок, то вместо телефонной трубки взял в руку «смит-вессон» и, поднеся его к уху, по инерции нажал на курок.

Комм:
Полнейший бред! С чего они решили, что он не застрелился? Просто загадал, что выстрелит в себя в момент звонка… (Все его достали?! Первыми-то, наверное, именно родные, звонившие таким вот дурацким образом интерпретировали его смерть – от таких дураков действительно можно застрелиться! Тем более, если они доставали его и ночью!)

3 книга:
…Мир потребил классиков и по их образцам великолепно выстроился и теперь ему творцы не очень-то и нужны – вот те униженно и рисуют всякий хлам, словно время на помойках проводят. Полная перемена декораций: раньше мир был сир, а художник прорубал окно в античное великолепие, а теперь мир великолепен, а художник брошен и словно выжил из ума. Я имею в виду художника искренно благонамеренного по отношению к миру. Судьба подлеца во все времена вполне благополучна - он сам, его подлость есть апофеоз трагедии, какие уж тут могут быть добавки.
…Или художники выживают из ума потому, что до них дошло, что авангард – по которому современный мир и выстроил свои огромные  небоскребы и маленькие приборы – это смерть, мамонт смерти, пришедший за нами…

Комм:
Все это великолепие все больше попахивает большим красочным целлофановым пакетом (вначале мы ему тоже очень радовались и даже изумлялись)

Думаю, рекламщики, декораторы и дизайнеры сейчас невероятно процветают…

А с черными приборами я сдружился не меньше прочих и ничего с этим уже поделать не смогу… Но пусть это и камни, превращенные в хлеба, изумляюсь им я уже не больше, чем простому хлебу… (Кстати, во всем мире идет возврат к сельскому хозяйству - которое одно время совершенно не ценили…)

(Тема смерти стала мной теряться? Закончились все страхи  и проблемы?)

1 книга:
Не спешу заявить о себе и не могу этого сделать – счастливое совпадение обстоятельств! Земная слава  легко приводит к душевной смерти. Иногда счастливы не могущие – так же, как не знающие.

Комм:
Да, душевная смерть от земной  славы меня миновала – в отличие от душевной смерти по причине земного равнодушия…

Может,   и повезло дурачку, что его никуда не берут, но по факту у него двойное несчастье…

К теме не относится, но опять вспомнил баб: соглашаясь «выйти замуж», она дает мужику свою жизнь, но взамен берет у него согласие идти вместе в сторону смерти, каковыми являются все ритуалы общества…

ЦИТАТЫ, Родионова (может сменить фамилию):
Как после смерти не бояться ада?    Мне, обреченной, бегать в нем и жить.

Комм:
Пусть будет ад в теплице, баба этот свой дом родной все равно не покинет, по-прежнему будет бегать в ней и жить, если на примете не будет теплицы другой…

Инет:
И даже на таком фоне одна смерть выделяется особой жестокостью. Её считают самой страшной в мире. Речь идёт о казни Дьердя Дожи. Дьердь Дожи умер страшной смертью на раскаленном троне Он жил в Венгрии в начале шестнадцатого века. Дьердя возглавил крестьянское восстание, которое со временем переросло в антифеодальное. Когда ополчение оказалось разбитым, их предводитель попал в плен, будучи раненым. Чтобы деморализовать последователей Дьердя, было принято решение провести ужасную казнь. Для этого раскалили добела железный трон, и посадили на него предводителя восстания. Раскалённая железная корона была одета ему на голову, а раскалённый железный скипетр – вложен в руки. Этим казнившие насмеялись над стремлением Дьердя занять венгерский трон. В средние века изобретали страшные и необычные способы смертельной казни Когда он, мучаясь, сидел на раскалённом троне, в зал были введены его сообщники, которых несколько дней перед казнью не кормили. На глазах ещё живого Дожи брат был разрублен на три части. Сообщникам было предложено откусить поджаренную плоть их предводителя. Всех отказавшихся зарубили. Тех же, кто откусил – отпустили. Современные учёные считают, что боль от ожогов - самая сильная из всех возможных.

3 книга:
«Это чудовищно великолепно!»
«Это восхитительно ужасно!»

Комм:
От избытка жизни добегаться до смерти…

От избытка смерти так увлечься искусством, что это продлит жизнь на годы и десятилетия…

1 книга:
Думай, думай, думай…; и ищи новых ощущений; и пусть они будут  потенциально смертельными.

Комм:
Да, я был по-своему бесстрашен уже в те времена. Классический случай – после неправильной юности мне тоже было уже нечего терять, кроме своих цепей…

ЦИТАТЫ, Фролова певчая птица:
Пришла ты душу обессмертить своим порывом к радостям земным.

Комм:
Бессмертны порывы только «диких» животных, а бабы слишком быстро становятся домашними… В комнатах все их порывы вянут, как срезанные цветы в вазе… (Дачи как форточки на волю, в правильную жизнь)

Инет:
Нелепой смертью окончилась жизнь опытного альпиниста, неоднократного поднимавшегося на Эверест. Он умер у себя дома – пытался заменить лампочку, упал и умер после удара головой о раковину.

3 книга:
Ван Гог, поздний Толстой, тот же Чехов и какой-нибудь «чеховский» художник Серов… - добро заявило о себе вполне отчетливо – прежде чем это сделало зло со сногсшибательной силой. С таким запасом старые интеллигенты смогли перезимовать…

Комм:
А сейчас новое легкомысленное лето? И люди ломают такие дрова…  Им надо бы подготовиться к новым наступлениям смерти…

1 книга:
Итак, значит, ничего нельзя сделать, ничего нельзя переменить. Конечно, армия – это, скорее,  перерыв к смерти, а не к жизни, но что делать!? Впрочем, до 1 августа у меня ещё есть 3 часа…. Ел яичницу  - последние два яйца; и Вова просил /да и какие-то права имел; хотя, конечно, не голоден/ - не дал. А настоящий-то обязательно бы поделился…

Комм:
Суета многих не оставляет и перед самой смертью – боюсь, со мной будет то же… «В виде протеста буду таким же как обычно»?!

ЦИТАТЫ, критик:
Розанов предельно искренен и героичен, особенно в отношении еврейства, выпады против которого всегда опасны и нередко заканчивались и заканчиваются "загадочной смертью" тех, кто совершает выпад.

Комм:
Как ни странно, но евреи, по-моему, избегают убийств. Они во всем как женщины… Женщины жестоки, но они сторонники убийств опосредованных…

    Инет:
Самой глупой можно назвать смерть мужчины, который, попав под колёса, остался невредим. Ради возможного получения компенсации, он тут же снова лёг под колёса и притворился пострадавшим. В это время машина тронулась и задавила его насмерть.

3 книги:
Кандинский сначала шел в правильном направлении, но потом не выдержал и самоликвидировался – остались только какие-то черные шары…

Комм:
Не знаю, как сейчас покажется, но тогда его творчество выглядело как иллюстрация самоубийства изначального реалиста и романтика…

1 книга:
…Дошло до края  –  то, каков я «в жизни», больше нельзя терпеть. Во мне странное для молодого человека ощущение ветхости - изгнил в повторах. Дал изгнить - бросил штукатурить и  латать. Осталось просто скинуть. Я - темно-коричневая статуя из глины, которая так трескается – становясь безобразной - что ее уже невозможно поправить. Безобразное стоит перед смертью, а прекрасное перед жизнью.

Комм:
Безобразное и смерть легче описать, чем прекрасную жизнь (она в описаниях совсем не нуждается?! Только на фоне безобразной смерти жизнь может показаться прекрасной?! Иначе проблема рая давно была бы решена с помощью обычного сахара…)

ЦИТАТЫ, критик, озлобленный на Галковского:
Когда фильм с записью саркастической речи Гитлера в рейхстаге прокручивали на Нюрнбергском процессе, то (ожидавшие смерти) подсудимые снова ХОХОТАЛИ, как они хохотали в рейхстаге.

Комм:
Фашисты умирают хохоча, а коммунисты с песней. Я бы тоже попросил, чтобы мне пели, пока я буду умирать (а вдруг не умрешь в тот день и выйдет, что  они напрасно старались?!)

«Свободу «Шарли Эбдо», свободу хохоту, свободу фашистам в нас!» - «Запрет на все, кроме свободы!» - а свободу и волю в городе не отыскать (только в постелях, разве, где есть свобода  выбора из нескольких дырок) -  поэтому и остаются одни лишь запреты…

Инет:
Если Вы только что потеряли близкого – отложите чтение этой статьи на несколько дней, пусть уйдет первая, самая острая боль от потери, немного утихнут эмоции, а разум начнет задавать вопросы: «Что же дальше?», «Как же я буду без него (нее)?».

3 книга:
«С одного проступка так переменился к человеку! Даже здороваться перестал!» - «На этом поступке  понял, наконец, его ко мне отношение…» Ведь отношения людей так формализованы, что ничего не поймешь. Одна бухгалтерия здоровканий и досвиданий…

Комм:
А с другой стороны, иные отношения так до самой смерти и остаются не выясненными до конца. Или выясненными, но что-то все же не сходится и остается надежда…

Сколько я «обламывался» (обламывалась надежда)… - и здороваться переставал едва ли не от онемения… 99 из 100 даже знакомых, в общем-то, по фигу, жив ты или мертв… (другое дело, что с 98 из них я уже давно перестал знаться!)

1 книга:
А ведь я пресыщен словом. Смертельное обилие - для жизни не нужно столько человеку; обилие, равное нулю. Пресыщен, утомлен и нахожусь  в недоуменье. Передо мной зыбкое море, на которое нельзя опереться. И не только словом – всем пресыщен. Повторяю путь многих. Пресытился, многого ещё не вкусив. Поэтому и пресытился - это,  как сухомятка, или одно единственное блюдо…

Комм:
Людям опасно нынче умнеть – сразу увидят, какие вокруг океаны. Лучше по-прежнему не видеть сильно дальше собственного носа… Я не захлебываюсь с большим трудом, едва-едва сохраняю хладнокровие (хотя множество моих проектов рискуют быть выполненными не больше, чем на четверть…) Смертельно большая для комнатных дурачков земля и мировая история…

ЦИТАТЫ, утенок Галковский:
Шестидесятники были крепкими ребятами, забивавшими железными копытами насмерть всех и вся. По сути-то - поколение победителей. Старшее - военное - было просто уничтожено, что создало неслыханные возможности для карьеры.

Комм:
Тогда все были крепкими ребятами. Это сейчас все так ослабли, что надеются лишь на бомбы с самолетов, а главными изобретениями стали вещи чисто виртуальные…

«Мой отец погиб, но он тоже победитель», «наша страна сожжена, но она победила» - тут уже широкий путь к виртуальности (и к спорту, например)

Инет:
Сразу ли Вы поняли и поверили, что Ваш близкий человек умер, что это навсегда? Возможно, вы автоматически набирали телефонный номер умершего, Вам казалось, что Вы видите его в толпе.

3 книги:
Тетка специализируется на реалистах: новый тип реализма, да еще от неизвестного парня? Наверное, лучше к авангардистам пойти…
Люди очень боятся сойти с ума и во всякой странности и непривычности уже видят угрозу. Так и таскаются всю жизнь с одной и той же экипировкой (и к старости, внутренне обтрепанные, начинают любить «решпект».)

Комм:
Мне уже тогда надо было писать книгу «Смерть»? Еще хотел жить, барахтался, выдумывал себе занятия (к которым так привык в итоге, что теперь и под страхом смерти невозможно отказаться)

1 книги:
Может, суть в том, что любое внешнее занятие,  длящееся больше некоторого небольшого времени обессмысливается и лишается жизни. Это похоже на клиническую смерть: только на несколько минут возможна остановка сердца…

Комм:
Интровертом жил в корнях, «в машинном отделении» - там было столько работы, что лишь на минуты наружу высовывал нос (обычно, чтобы пожрать и сходить в туалет) Всю бы жизнь вот так себя не беречь, не разменивать, не тормозить – и тогда сама смерть мне сказала бы «браво»…

ЦИТАТЫ, утенок Галковский (мог бы и галкой остаться):
Посреди оруэлловской олимпиады - смерть Высоцкого.

Комм:
Я уже был подсажен на спорт, а про Высоцкого еще почти что не слышал. В нашем мире дерьмо всегда подсовывают первым (сейчас это «мультики»), а все лучшее умалчивают или толкуют превратно…

Инет:
так называемая «мумификация». В этом случае человек сохраняет все в том виде, как это было при умершем, словно ожидая его возвращения. Родители сохраняют в неприкосновенности комнаты умерших детей, жены оставляют на местах вещи умерших мужей. Если это происходит в течение недолгого времени, это совершенно нормально, поскольку сейчас каждая вещь напоминает об умершем, существует иллюзия того, что он рядом. Но если эта ситуация затягивается на годы, человек как бы останавливает для себя время, отказываясь признать перемены, которые произошли в его жизни.

3 книга:
Молодые люди еще свежи и восприимчивы, но – только не к теме смерти, а старые стерты и глухи, но тему смерти всё-таки должны бы слышать… Без темы смерти ничего не объяснишь…

Комм:
Смерть огромными черными деревьями надо мной, молодым тогда нависала – и делала исключением из этого гениального правила. Хотя с другой стороны она меня слишком сушила, бледнила, жизни лишала, делала отшельником и  схоластом… Эклектики с одной стороны, схоласты с другой – хотя такой, как я, все же в единственном числе существует… Я жизнь впитывал по капле – наверное, с каждый съеденным яблоком (всего их мной съедены тонны, вагоны!)

1 книга:
Слушая «Chorale von verschiedener art» /а ещё читал о Дюрере и тогдашней жизни/: «Слова –  это что-то странное…; красивое и  загадочное…; звуки, знаки…; конечно, мы с ними по-свойски – а ведь это они так жестоки:  на основании их даже убивают – причем это сейчас смерть «гуманна» - пиф-паф - а раньше сжигали и  разрывали конями – и всё это не без участия слов…

Комм:
Я как пришелец: «раз вы  сами умираете и несете смерть другим, то позвольте вам все же не поверить; все эти ваши «слова» всего лишь странные звуки…»

ЦИТАТЫ, утенок галковский:
- За смерть Марата революции товарища Моисея Урицкого... и коротко, как удар хлыста... - По сволочам пли!

Комм:
Боюсь, сейчас снова  растет огромное количество абстрактных людишек, воспитываемых на компьютерных играх – и наше счастье, что у них пока нет большой идеи (такой идеей может быть лозунг «миром должен править компьютер – только он не коррумпирован!»). Впрочем, сейчас море крови разливается все шире и без больших идей. Заметьте, те же кровожадные мусульмане отличаются большой любовью к современной технике и компьютерам (про «демократов» и говорить нечего – это их единственная надежда и опора)

Инет:
Другой способ защитить себя от признания потери – отрицать значимость утраты. «Мы с братом не были близки», «Дед не любил меня», «Я не буду грустить по мужу, в последние годы мы стали равнодушны друг к другу». Кто-то проявляет поведение, противоположное мумификации: спешит избавиться от вещей покойного.

Комм:
Когда умирает потенциально хороший человек, а он в жизни даже не замечал тебя, то, поверьте, справиться с его потерей нетрудно – в отличие от обиды…

3 книга:
Я не буддист, но мир и всё, в нем происходящее, настолько безлико и запрограммировано, что поневоле начинает преобладать буддистское равнодушие и хладнокровие…

Комм:
БГ бы дать почитать… И провести бы опрос на тему (причем, в во всех странах): считаете ли вы жизнь яркой или безликой? Хотя, помимо запрограммированности, в ней точно случаются и неожиданности  - долго ли нас, букашек, напугать и заставить шарахаться…

А апогеем безликости жизни для меня являются поездки в автобусе! (Нет – посещения контор!)

Буддистское равнодушие настолько преобладает, что даже смерть нас не может расшевелить – тем более, что помирает, как правило, очередной  буддист…

У меня ощущение, что материальный мир становится ярче сам по себе, без участия людишек – у них ведь по-прежнему апатичные, ничтожные лица и все, что они могут сказать, очевидно запрограммировано…

1 книга:
Как жить, Боже, когда ты изгой в этом блестящим мире - в котором раньше и сам красовался, а сейчас побыстрее снимаешь замок на воротах, чтобы не увидели твою повязку дежурного проезжающие на автобусе или троллейбусе. Но я не уйду из жизни по своей воле, хотя бы меня и презирали, как должного уйти, я буду жить, если только меня не выметут и не убьют. Смерть это не только жнец, надрывающийся в поле спелых хлебов, но и дворник, метлой выметающий мусор.

Комм:
Смертельная острота переживаний… – «холерик»?

А ведь шла перестройка, все дороги, так сказать, были открыты… В тот момент я уже ничего не мог изменить – я ни во что в том мире не верил (от   Ельцина, например, начал блевать с самого первого дня). Мой максимализм поднялся настолько, что 3 года я вообще ничего не мог делать (развлекался хозяйством и ничтожной работкой). Зато потом, опустившись, минимум, вдвое, он же и делал меня плодотворным… (сейчас я его еще раз вдвое сложил? Для еще большей плодотворности…)

Кстати, травля Горбачева меня жутко угнетала – я и сейчас за него с любым полезу в драку, любого назову кретином или сволочью (на выбор)

ЦИТАТЫ, Ленин Владимир Ильич:
Именно марксизм, как идеология обученного капитализмом пролетариата, учил и учит неустойчивых интеллигентов различию между эксплуататорской стороной фабрики (дисциплина, основанная на страхе голодной смерти) и её организующей стороной (дисциплина, основанная на совместном труде, объединённом условиями высокоразвитого технически производства).

Комм:
Маркс – это смерть голимая (Ленин пытался это дело оживить, но только разбудил лихо)

Инет:
человек начинает «видеть» умершего в ком-то другом, идентифицируя двух разных людей и ожидая от живущего поведения, присущего умершему.

Комм:
Я матери хотя бы отчасти заменяю отца… (отчасти приятно, что приветливей стала) Да и я с нею мягче теперь – по понятным причинам преклонного возраста…

3 книга:
Никто не может повести меня вперед, но есть те, на кого  надеюсь, что они пойдут за мной, и эта надежда стимулирует меня идти-таки вперед…

Комм:
По-прежнему верю, что мои книги и все мое творчество, почти без изъятий, окажется бессмертным – а вся их «литература» окажется лишь экзотикой здешних времен…

1 книга:
Казалось бы, плохое настроение субъективно и преходяще, но все же проверка этой темнотой – это проверка смертью…. Что умирает – то, временно, а что выстаивает – то вечно. Так в ночи умирают все вещи и  дела, но не умирают душа и сознание наше.

Комм:
В молодости я любил лежать в темноте – сейчас у меня на это просто времени нет (хотя уже начинаю мечтать) – сейчас я люблю размышлять о смерти (эта тема совсем мне не портит настроение, когда я ее осмысляю! Если плохое настроение удается осмыслить, то оно становится хорошим! И позитив становится тотальным…)

ЦИТАТЫ, таинственный рецензент:
Был у меня один знакомый. Смертью в больнице работал. По ночам он ходил по палатам со старухами, страшно мигал глазами, и  заикающимся голосом сообщал, что он - смерть и, собственно  пришел за ними. Помолчав, он продолжал, что за определенную  плату можно с ним договориться. Бедные старые женщины охотно   отдавали ему последние деньги за отсрочку. Впрочем, он    предлагал свои услуги и тем родственникам старух, которые хотели избавиться от своих родственниц.

Комм:
В самом начале массового инета, в начале нулевых мне много попадалось людей родом из 90-х – от них сильно пахло уголовщиной и смертью. Шутили, резвились, не были чужды и амбиций…

Инет:
Если Вы понимаете, что не можете вспомнить голос умершего, или его внешность, или какие-то события, в которых Вы принимали совместное участие, и это тревожит Вас, мешает, Вы постоянно пытаетесь мучительно припомнить забытое – обратитесь к психологу или психотерапевту за помощью.

Комм:
К платному?! Поможет вспомнить, в чем мы  принимали участие!

3 книга:
Вовка наливал Женьке супа и вдруг у него в сердце закололо. - «Ой, в сердце сильно закололо». Я испуганно поднял глаза. - «Дим, нарежь ему хлеба сам, а?» - «Вов, эта фраза превращает трагедию в фарс!»

Комм:
Самый фарс – это мои недавние путешествия по анализам тоже в связи с сердцем. Ведь реально угрожали смертью, твари медицинские…

1 книга:
«Ты посмотри на себя, до чего дошел – какой-то зачумленный, ничем не интересуешься – просто опустился; на лицо своё посмотри – как смерть! это болезнь, боюсь,  как Женя кончит». /Последнее – реплика в сторону./

Комм:
Зачумленный написанием своей 1-ой книги…; чтобы что-то сотворить, надо все остальное опустить,  сосредоточиться…; надо умереть, а иначе всего лишь забава выйдет…

ЦИТАТЫ, Музиль:
Никогда бы он не подумал, что умирать так легко и просто; какая-то часть его существа уже упредила в смерти все остальные, он растаял, рассеялся, как разбредается содружество путников…

Комм:
Раз я с годами мучаюсь все меньше, то  умирать буду совсем легко? (Или это просто сейчас у меня такое настроение…)

Реально умереть во сне, вовсе ничего не почувствовав? Во сне же, на пальцах перед самых уходом  что-то объяснив…

Инет:
После смерти ребенка мать  может думать: «я рожу другого ребенка», подразумевая: «я снова рожу умершего ребенка, и все будет как и раньше».

Комм:
Не будь медицины, бабы рожали бы с большим запасом, подразумевая, что часть из рожденных умрет… (в итоге, живых детей было бы намного больше, чем сейчас)

3 книга:
Всего ужасней, когда ухо болит. От этой боли даже свет в комнате  становится синим и фантастическим…

Комм:
Ушную боль раннего детства сменила ужасная боль живота и ноющие боли конечностей детства позднего, юности и так далее…

1 книга:
«Я не боюсь смерти, а боюсь мучений». / «Ударили С., который когда-то был у нас на детском собрании –  помнишь? - сейчас ему 20 лет – по голове в армии ударили и у него расстроилось, а отца от переживаний недавно паралич сразил»./ Я с  мгновенной решимостью решаюсь на смерть, когда очень измучен!

Комм:
С инетом сейчас даже у некоторых инвалидов не жизнь, а малина… Некоторые, небось, радуются, что по ноге, а не по голове их ударили… А другие, несмотря на все старания и пилюли, подсластить горечь своей инвалидности все же не могут… Иные, напротив, в тем большем ужасе, чем больше возможностей видят вокруг… - умирают с голоду на пиру…

«Не надо меня на этот свет обратно вытягивать, лучше, напротив, на тот подтолкните, придайте решимости наконец умереть»… «Не обращай внимания, мы тебя не обратно вытягиваем, а утешить перед неизбежной смертью  пытаемся – да и себя занять стараемся»…

ЦИТАТЫ, Музиль:
…он никак не мог нащупать вторую ступеньку к выздоровлению.
…как будто эта болезнь со всей ее предсмертной лаской воплотилась в зверином тельце…
…тут еле различимый нимб, там мерзость нечистот…
в человеке это медленное угасание не показалось бы таким страшным, но в животном это было как очеловечивание.

Комм:
Смерть смиряет и тем очеловечивает, разглаживает; суетные страсти покидают и наступает покой… (А боли предсмертные уподобляют самому Христу распятому – их надо претерпеть, чтобы потом воскреснуть…)

Инет:
Загоняя свои чувства «вглубь», Вы продляете срок траура, поскольку своевременно неотреагированные, непрожитые эмоции рано или поздно нахлынут, а Ваше окружение может уже не оказать той поддержки и того сочувствия, которые естественны в первое время после утраты.

Комм:
Загнал своих чувств стадо… Хворостиной загонял или бичом?

Заложил кирпичами своих чувств стадо. Через пару лет разобрал кирпичи, а там, ба, несколько зверей еще живы, нашли себе какой-то корм…

3 книга:
Казалось бы, день достаточно длинен для того, чтобы его можно было запомнить, но всякий раз следующий день достаточно велик для того, чтобы вчерашнее  стереть… И лето достаточно длинно, но зима достаточно велика…  Ничего не помню, живу в настоящем. Не знаю, что будет завтра, не помню, что было вчера…

Комм:
Простой текст, а ведь до меня никем никогда  еще не был написан – хотя их дни, лета и были для этого достаточно длинны! Уже одно это может ввергнуть в недоумение и послужить достаточным укором всему бывшему человечеству. Чем вы занимаетесь, дурни?! Что за незримая  смерть вас сковала почти навсегда…

Мутная жизнь – не видно не только дна, но и вчерашнего дня…

Пока так мало в нас памяти, наша жизнь протекает в рамках забвения? Никого из тех, кто прожил под потолками, не увидят с небес?

1 книга:
Для дерева горение - смерть к победе, а тление - смерть к поражению.

Комм:
Мысль весьма спорная, но в ней сильно влияние героических книжек («горение») и Евангелия («тление»)

Тление – это наша победа после смерти, а горение – до…

ЦИТАТЫ, Шнитке:
…здесь произошел мистический случай. После четвертого номера поднялся и вышел из зала Апостолов. Это был секретарь партбюро Союза композиторов, многократно выступавший с "партийной" критикой Шостаковича. Все решили, что он вышел, как обычно выходят, протестуя. Но когда сочинение закончилось и публика вышла из зала, то Апостолов лежал на диване в фойе Малого зала, а около него стоял врач, значит, ему стало плохо. Потом Апостолова понесли вниз, он был еще жив и закрывал лицо шляпой. Шостакович несколько виновато шел сзади, хотя он ни в чем виноват не был. Получилось, что Апостолов почти умер во время этого цикла о смертях - и он таки умер по дороге в больницу.

Комм:
Вся классическая симфоническая послебаховская музыка весьма сильно пахнет смертью – от чего люди в конце концов и взбунтовались… Кстати, время смертоносных симфоний – время основного технического прогресса. Отсюда вывод – люди продали себя дьяволу техники отнюдь не из-за оптимизма, а напротив, насмерть отчаявшись. Т.е. оптимизм у них был, но уже посмертный – что и показал пик прогресса: наша революция – с оптимистами большевиками -  и две мировые войны – с оптимистами вояками и фашистами… Мертвым было не так страшно умирать…

Инет:
Кто-то может начать употреблять алкоголь или наркотики, кто-то станет «заедать» горе, как бы заполняя пустоту, образовавшуюся внутри, кто-то становится «работоголиком».

Комм:
За каждым пытающимся как-то забыться – какая-то смерть (и попытка от нее откупиться)

3 книга:
«Развейте вашу мысль. Пока не могу сказать, правильная она или нет – всё зависит от того, какие трансформации будет претерпевать при развитии...»

Комм:
Мысли жизни – это трава и листва, а мысли смерти – это сами деревья… А мои мысли – это мысли жизни, развитые до стадии кустарника?! И все они –  призыв к развитию травы до стадии кустарника, а кустарника - до настоящих деревьев жизни (для последнего мне еще одного земного срока не хватает). В любом  случае в этом мире господствуют смерть и слишком короткое мышление (быстро закоротив свои мысли, они зато потом бесконечно размазывают по тарелкам мещанские кисели беллетристики…)

1 книга:
Долгая ночь и муки смертные блуждающей души, из обжитого ушедшей в серое и темень. Весь мир: гуденье лампы, монотонный рык холодильника, тиканье и кряканье часов, ближний скрип и дальнее громыханье за окном. Она, душа застыла там, в моей дремоте на всю долгую ночь  и только дергается и тычется, ослепленная и потерявшая разум.

Комм:
Ночами и сейчас смерть, как борец, сжимает в объятиях, как океан, заливает, как ветер, шумит в голове… (собственно, ночь – а, допустим, не боль – больше всего помогла самой смерти подвигнуть меня писать эту книгу…)

И великое благо того, что сейчас лампы молчат, а холодильники всего лишь журчат, все равно не уничтожает еженощные муки смертные (от которых другие спасаются парой…)

ЦИТАТЫ, Кабан-поэт:
страусиные перья торчат из подушки,
как заповедные мысли о жизни и смерти..."

Комм:
У страусов мысли о смерти страусиные, у декадентов – декадентские…

Все стихи как заповедник с подушками. Теми подушками можно все заглушить – и удушить… Это как с юмором, который тоже любые проблемы заваливает, только не рифмами, а смехом…

Все стихи как безделушки, минимум, как статуэтки, максимум; они мертвы изначально… (Смерть на смерть  - жизнь статуэтки?!)

Инет:
Для женщины умерший мог быть собеседником, источником средств к существованию, советчиком, распорядителем семейных финансов, утешителем, поваром, сексуальным партнером, садовником, водопроводчиком… Для мужчины женщина могла выполнять роль заботливой подруги, хозяйки дома, домработницы, воспитательницы детей, повара, советника…

3 книга:
Вспоминаю прошлые годы – я был более убог; больше было разобранности и тумана. Эдакие неидиллические острова в океане, формирование суши…

Комм:
Однако,  спустя 5 лет я вновь был разобран на запчасти, ушел под воду, потерял всякое подобие идиллии. Наступила клиническая смерть, каторга (забыться помогали ЦИТАТЫ – книги…)

1 книга:
Думал о человеке, который умирал счастливо, испытывая умиление и благодарность. Его смерть была похожа на засыпание, только немного было дурно. «Говорят о чем-то тяжелом и страшном, а на самом деле такое я уже испытывал не раз». Он ослабел и у него не было сил сопротивляться - и он не думал о забвении и исчезновении, почему-то в нем жило ожидание.… Его уносило и он уезжал, но что-то другое мучило и не давало счастливо махнуть рукой на прощанье – что-то бы надо  додумать, сформулировать и сказать им, не знающим того, что узнал он в процессе своей смерти. Но времени уже не было…

Комм:
Боже, пусть мне на все хватит времени…

ЦИТАТЫ, Орлов-сплетник:
На литературные, а тем более на юбилейные, вечера писателей и поэтов в ЦДЛ сейчас мало кто ходит. Ни на почивших не ходят, ни на еще живых. От раза к разу, одни и те же «творческие старухи» и несколько десятков «стареющих юношей» из числа вечно пьяных, но подающих большие надежды. Смерть и уныние в Русской Литературе. Сам Дом Литератора, уже давно не дом, собственно, литератора, а банальный «club» для мелкобуржуазного московского мещанства с «художественными» претензиями. Выпить-закусить под портретом Пастернака-Бродского и т.д., и т. п… Bulgakov dream…Самих забулдыг-писателей-поэтов сюда пока пускают иногда, чтобы какую-то видимость профильной деятельности сохранять, но на дверях обильно—стращающие объявления, типа: «Писателю такому-то впредь, за пьяный дебош и недостойное поведение, вход в Храм запрещен!»… «Поэта такого-то….не пускать!»

Комм:
Да, крест поставил на этой публике и этой сфере – и очень жалею, что когда-то надеялся. В те же трудные годы эта надежда весьма отравляла и сбивала с правильных мыслей. Сдохнуть можно легко от «литературы». Туда въеду только на тракторе – и в основном для сноса… (Смерть нынче не с косами!)

Инет:
Вспомните, что утратили Вы, когда умер Ваш близкий? Добрые слова, эмоции, взаимоотношения – именно таких уже не будет в этой жизни.

3 книга:
Женские объятия обыкновенно означают не любовь как таковую, а любовь вешаться на шею. Просто хамство. Они и в очередях хамят.

Комм:
Как с бабами смерть справляется, непонятно. Есть у них свои слабые места, буквально провалы, ямы… Они как рыбы, что созданы вроде бы  вечно плавать, хвостами шевелить… Или как птицы, вечно махающие крыльями… Или как вечные кошки… Может, у женщин действительно существует перерождение? Или существует только одна женщина, только во множестве обличий, которые к тому же без конца сменяются – как сумочки, перчатки и носки…

1 книга:
Снова я в тоске смертной. Стемнело и намокло, и потухло, и похолодало – осень. Кругом виснет материя, не имея воли и презрев её. Тысяча лет за тысячью лет и день за днем  бессмысленно и  бесполезно длится земное существование и нет ничего, что изменило бы его к лучшему, кроме мечтаний и слов. Идущий пытается думать, он знает, что в принципе это возможно, но не знает, что пойдет дождь и всё окажется невозможно на деле. Только цветные пятна, линии и движения, только названия городов, в которых не был никто из знакомых моих и таких непонятных, словно  в них никто не живет. Человек – как одежды его, он неподвижен как вещи его, но неудовлетворенный взгляд тщится взобраться повыше - теряя радости маленького дела, считая реальное нереальным и ничего не дающим мне, как человеку. Я гол, и мой взгляд блуждает в холодной и безжизненной пустыне. Суровые края или убивают или делают сильным. Хорошо, конечно, что они лишают иллюзий, но только страшно обнаруживать, что всё в мире – и даже лучшее, и последнее из того, за что ты всегда держался – иллюзия, то, что умирает, оставляя не иллюзорные трупы.

Комм:
Нехилая смерть тогда меня посетила… Кстати, во второй ее приход  через 15 лет, я уже избегал плачей, подавленно молчал, злобился или же писал о комарах и автобусных билетах…

ЦИТАТЫ, политический Форум:
И к чему этот лозунг: "Да Смерть!"?

Комм:
Смелость фашиста: «убей другого, чтобы смерть не убивала тебя» Убей другого, чтобы встать вровень со смертью, сделаться братом ей…

Настоящий фашист предан голой черной земле смерти, где все плохо, но лучше быть господином, чем жертвой… (Как назовут тех, кто предан бетонно-стеклянным лабиринтам? Гомункулы? Призрачные крысы?)

Инет:
Если Ваша мама готовила Вам – Вы можете научиться делать это сами или воспользоваться общепитом. Если Ваш супруг чинил все в доме – подумайте, кто может починить кран, ввернуть лампочку, вбить гвоздь? Если у Вас остались друзья и родственники, попросите их помогать Вам хотя бы на первых порах. Если это по каким-то причинам невозможно, или неудобно – обзаведитесь координатами соответствующих служб быта.

3 книга:
Всё вспоминается страшная картина В. на выставке. Красный свет, семафорный запрет на жизнь. Обычно рисует хороший реализм, а тут вдруг  абстракция,  диаграмма души.

Комм:
Промелькнула как видение (а ведь, наверное, и сейчас где-то висит; или прислонена к стеночке…)
Законы и запреты – тут уже ограничение жизни с помощью смерти… Запрет войн  и убийств – это запрет   смерти? Но большее нельзя запретить меньшим. Смерти не воюют друг с другом, они только слагаются… Жизнь должна прорасти на земле смерти – и никаких запретов… Но сорняки убиваем? И мы убиваем некие микро-жизни с каждым движеньем лопаты? (Сорняки – недооцененные растения, цветы?! Не может быть вредных растений, как и вредной жизни… Ангел отбросит даже лопату?! Будем бабочками над нектаром летать, как в древности, заниматься одним собирательством?! Да, в бесконечных садах, полных яблок. Южане будут снабжать едой для тела северян, а северяне будут снабжать едой для духа южан…)

1 книга:
Л: «Сестру N.N. положили в больницу, но её там не только не лечили, а напротив; у неё заражение крови началось и ещё что-то. Когда врачам медсестра сказала, что  так и умереть можно, то они ответили: «пускай, умирает – она дочь антисоветчика». Но узнал ее брат, неверующий и он буквально ворвался в эту больницу и так им грозил – «я вас всех перережу, если сестра умрет, мне жизнь недорога» и т.д. /в моем стиле, кстати,  но куда уж мне на самом деле так вбежать/ - что те чуть ли не перемерли со страху и ничего, как миленькие, принялись лечить. А брат уверовал - опротивели, говорит,  мне все, разве это люди…. Да, но уже один против двоих – это смертельный номер;  по сути, от их доброй воли  будет зависеть, забить одного или нет. А против всех пойти  совершенно немыслимо.

Комм:
За жизнь отца, спрятанного в реанимации, как можно было бороться? Тем более, что сначала там вроде помогли, а потом вроде и обнадежили… Твари!

… Мог бы вести себя на порядок спокойнее, но предложить не только кнут, но и пряник…

ЦИТАТЫ, политический Форум:
НБП-Молодца!!! Так держать!!! Скоро я к вам присоеденюсь. Смерть обывателю! Вперед к яркой  жизни! Оптимизм! Позитив! Презрение к ложным ценностям!! Жизнь одна! Не будь Обломовым!! Все маргиналы,неформалы,скины,революционеры,панки,анархисты и просто психи присоединяйтесь будем куролесить, блевать и ****ить целлюлитную тушу этого смердного общества!!!!! Да! Смерть!!!

Комм:
Лимонов так рьяно выступает против украинского майдана, а ведь в России собирался именно майданить (но он умнеет с каждым годом! Да что говорить, жизнь сейчас такая сложная и злая, что даже Путину еще придется поумнеть…Костер всяческих войн разгорается и смерть рвется все к новым безумным высотам…)

Инет:
Если Ваша супруга убиралась в квартире и ходила в школу на родительские собрания – подумайте, сможет ли кто-то помочь Вам в этом или нужно пересмотреть свое расписание с учетом появившихся дополнительных обязанностей. Если Вы сможете выработать способы преодоления этих трудностей, Вы почувствуете, что потеря несет не только негативный смысл, но и открывает перед Вами новые возможности.

3 книга:
Противоречие между писанием и рисованием: набрал высоту на одном самолете, а тебе говорят: «продолжай набирать высоту, но уже на другом»!

Комм:
Нет, противоречие  в другом: писание и рисование как два крыла, но не было головы впереди. Ею раньше были размышленья темноте, а  нынче стали аудиозаписи, я обрел голос… Но: будь ты птицей или даже самолетом, среди стен придется без остатка отдать себя одним лишь виртуальным полетам; их сломать можно уже лишь снаружи… А тогда я едва ли не насмерть об стены разбился, порезался об разбитое оконное стекло…

1 книга:
Все делается с напряженностью дающей жизнь, но грозящей смертью…

Комм:
Таков всякий полет и всякое плавание… Меня напряженное отодвигание смерти держит в тонусе (но лучше выйти на волю и бегать!)

ЦИТАТЫ, Бренер-говноед:
  человек, как считают разные знатоки и эксперты,  обязан жить, и в этом мнении сходятся церковники (жизнь священна, ибо дарована нам Богом) и  коммунисты (нужно жить, чтобы исполнить свой долг  перед обществом), либералы (жизнь полна приятных  вещей, которыми можно поделиться с другими), и фашисты (жизнь должна быть спрессована из крови и почвы, а смерть такую жизнь венчает, как золотой венок). Согласна с этим и природа: чтобы привить нам любовь к жизни, она снабжает нас инстинктом  самосохранения.

Комм:
Я тоже согласен – но только смерть определяет размер твоей жизни…

Инет:
Иногда случается, что вместе с потерей близкого, горюющий человек ощущает утрату себя, собственного «я». Особенно часто с этой проблемой сталкиваются женщины, сделавшие смыслом своей жизни заботу о ком-то (муже, детях, реже — о родителях). Потеряв объект заботы, они теряют смысл своего существования, поскольку все их интересы были сосредоточены только на умершем.

3 книга:
Буддистские перерождения - это «смешались в кучу кони, люди». Хотя бедные всегда чуть ли не в обнимку со своей скотиной живут.

Комм:
Гениально просто (почаще бы мне такие мысли в голову приходили, больше бы хотелось жить)… Но для аборигенов это, наверное, самоочевидно….

 В Индии от природы и других существ нет смысла обособляться… - тем не менее, будут делать «как все»! И уже делают. И там не люди, а людишки живут. Нелепейшим образом вдалбливают в себя английский язык! – и строят «европейские» дома…

Кстати, только что придумал, как делать русские бревенчатые  дома: бревна нынче хилы, недостаточно теплы и слишком дороги, поэтому надо их распиливать вдоль пополам и между класть толстый слой утеплителя. Никакой отделки ни изнутри, ни снаружи! Никакой заботы о тщательной заделке швов! «Блок-хаус» по сравнению с этим выглядит жалкой подделкой, декоративной условностью… (В таких домах многим захочется жить, рожать, быть крепкими мужиками и бабами, а не призрачными, бессильными декадентами)

1 книга:
Снова и снова теряешь себя, когда  хотя бы на мгновение  с ними был в душе заодно. То же и дома - с утра за прозу, не устоял перед ТВ и т. д. Это, видимо, и называется прелюбодеянием. И  совсем не прихоть то, что  грех реально  рождает смерть - так что к настоящей  любви теряется возврат…. Легко упасть и мучительно возвращаться…

Комм:
Предстоит племяннику такая же расплата за неправильный образ жизни в детстве или у него все будет по другому? Смерть начинается со слабости и дурных привычек; смерть начинается с соглашательства с насквозь ложно устроенным миром; смерть начинается с запертости в комнатах, полных  соблазнов…

ЦИТАТЫ, Нель:
Кровь в  деревнях дело  обычное.     Нас  после  на бойню стали  брать.  Потрошить  помогать. За  это  мослы бесплатно  давали и копыта для  студня. Все  ходили. А  Глеба  уже  забивать допускали. Ему уж пятнадцать стукнуло. Высокий, сильный.
     - Я  их  не просто так, -  говорит,  - я их  судом  сужу. Справедливым. Подхожу к телку и говорю: "Именем народа! Приговариваю к смертной казни!". А уж после - колуном.

Комм:
Нынче воюют последние крестьяне, еще умеющие реально  убивать, с первыми горожанами, что даже скотину реально убить уже не сумеют, но зато научившимися с азартом нажимать нужные виртуальные кнопки… Крестьянам предстоит поумнеть, а горожанам испытать всю силу своей неожиданной слабости… Каждый крестьянин будет  хитрый партизан… Горожане будут взрывать этот мир с самолетов, а крестьяне – из подпола. Скорее сойдут с ума горожане (от вида разрушений) или скорее будет истреблен последний крестьянин?

Инет:
Не спешите говорить себе, что «жизнь кончена». Подумайте о себе. В чем Вы отказывали себе, в чем ограничивали, когда Ваш близкий был жив? Возможно, Вы не успевали бывать с детьми на природе, читать, ходить в театр, встречаться с подругами, которые из-за этого от Вас отдалились. Теперь Вы можете заполнить появившееся время этими делами.

Комм:
Умирая, ты освобождаешь место, вещи, должности – всегда найдутся те, для кого это будет благо…

3 книга:
«Не мир – с классиками, с цивилизацией – Я принес, но меч» – а меч для взрослых. Но люди не хотят взрослеть, они хотят молочко и кисельные берега, огромные гроздья винограда – двое пацанов едва дотащили одну…
И вся Его жизнь подтвердила  взрослость – Он кончил не игрушечными аплодисментами или смехотворной «непризнанностью»…

Комм:
Христос – это пик жизни и пик смерти (меч и крест). «На войне тебе придется  воевать мечом, а если тебя возьмут в плен, то тебя до смерти будут распинать» - умирать громко или умирать тихо – вот и весь выбор…

Смерть каждого заставить повзрослеть, сделать некие ответственные дела (т.е. дела, за которые потом придется отвечать), набраться некого опыта к старости, т.е. приобрести некий багаж для последующего Путешествия…

1 книга:
Когда их читаешь, то слова вибрируют и волнуют, и тебе кажется, что всё странно и прекрасно, но выходишь на улицу, в жизнь – и ничего не остается. Чего стоит такая «поэзия», если я насмерть ранен тоской и страхом при всяком – только вывеску прочел и представил, каково там – соприкосновении с казенным миром; поэты не замечают  его трупного запаха,  потому что они свои в нем.

Комм:
Сейчас я теплее, спокойнее отношусь и к этому миру, и к самой смерти. Меня теперь не продувает насквозь – я тепло одет снаружи, хорошо напитан изнутри. Устройство и мира, и людишек – ничему этому не обучают ни в школах, ни в институтах! – мне теперь хорошо понятно (а что понятно, то уже не пугает, а, максимум, печалит)

И жить будут долго?! (но не вечно – слишком многое требует расплаты…)

ЦИТАТЫ, Нель:
- А знаете, человека с дробовика  положить можно. Если шагов с пяти, не
дальше.  Человек не глухарь. Если издаля бить, только оспин наковыряешь. А с  обреза и того ближе надо.  Шагов с трех. Конус у обреза широкий.

Комм:
Да, мы наблюдаем как «прогрессирует» смертоносный человек… Бодрый шаг материального прогресса как следствие главной гонки - вооружений…

Инет:
Вот какой страшный приговор объявляет бог Гор осужденным: «Грозные мечи покарают ваши тела, ваши души будут истреблены, ваши тени – истоптаны, а ваши головы – изрублены. Не восстанете! Будете ходить на голове! Не подниметесь, ибо попали в свои ямы! Не убежите, не уйдете! Против вас – огонь змея, "Того – Который – Сжигает – Миллионы"!

3 книга:
…Спрятались за щит, чтобы можно было по-детски радоваться жизни.  – «А ведь есть люди с мечами, почему бы вам не бороться за запрещение оружия, смерти?» – «Так это же наши мама с папой, у них есть старые привычки и традиции… Да и как быть, в самом деле, в крайних случаях, не толстовством же, юродством заниматься, лучше вовремя провести какую-нибудь разумную хирургическую операцию…»

Комм:
Меня поражает, как можно извращать Евангелия и замалчивать и тоже извращать и хулить Толстого…  Хотя: все всех извращают и хулят... Как у воров, прелюбодеев, так и у хулителей, лжецов есть обычно длинный период безнаказанности и наказание случается обычно по теории вероятности и как гром среди ясного неба идиотизма… Если покопаться, то все войны – это войны воров и хулителей, «отстаивающих свои национальные интересы».

И на поле идиотизма смерти раздолье, и в хитросплетениях джунглей…

«Непротивление злу насилием» было еще как актуально в начале 20-го века – сотням миллионов предстояло быть убитыми и искалеченными насильственным способом (и 90 процентов из них над Толстым смеялись?) (Иная искалеченность хуже убийства – это как с пожизненным заключением и расстрелом…)

1 книга:
Как я буду в армии, когда даже простое лишение возможности думать и писать для меня может быть крушением; а это только так и может быть, сейчас стога сена не караулят, наверное. Поезд идет  и должен идти, остановка – смерть…

Комм:
Как для домашнего теплого существа, во внешнем  мире брежневской России все, кроме природы, для меня дышало смертью…. Я ничего не умел и не знал людей (обвиняю и родителей, и школу-техникум-институт)

И армия действительно оказалась Сумраком; очередным дурацким учебным заведением, но совсем уже мрачным…

Разумеется, мне надо было или уезжать на Запад или здесь становиться гуманитарием – но раз я выжил на более трудном пути, значит во мне больше силы и опыта… А там бы меня сковала двусмысленность? … Все-таки, если бы мне легко давался немецкий язык (и если бы он мне нравился!), я бы уехал… И воодушевить поступлением в гуманитарный, а не технический ВУЗ меня было легче легкого, я бы сразу воскликнул «эврика!». Но не нашлось ни одного сколько-нибудь внимательного и умного человечка рядом - и ни одного не технаря…

ЦИТАТЫ, игрек:
фары светят в глаза за секунду до смерти

Комм:
Я благодарен всем водилам, что терпеливо ждали моего пробега мимо! (уже миллионы, которых я уважаю!)

Инет:
Они <богини с ножами> зарежут вас, расправятся с вами! Никогда не увидят вас те, кто живет на земле!

Комм:
Ножом управлять не так просто – появись более легкий способ для домашних убийств и число их вырастет в геометрической прогрессии!

Мы – боги с ножами в штанах, а они – богини с ножами во ртах… (И хорошо еще, что книги писать не умеют)

3 книга:
В субботу Христос в синагоге у фарисеев был, а в четверг на «Синей корове» у поэтов – в субботу синоптики-догматики достали, а в четверг  всё корова сжевала…

Комм:
Шутка юмора, но она тоже про смерть. И всю жизнь меня доставали родители-догматики и сжевывали культурные эклектики…

1 книга:
Для душевного  элемент  познания смертелен, а для духовного  он необходим. Просто плоды надо есть, а из древесины надо строить – смертельно кушать древесину…

Комм:
При всем отсутствии жизненного опыта, знание смерти уже тогда чудесным образом вдруг дало мне настоящую мудрость… (Плюс немецкая склонность к порядку, анализу и русская близость к премудрой природе…)

ЦИТАТЫ, Шамфор:
досадуют, из себя выходят, мучатся, раболепствуют - и все ради самых ничтожных целей. Они вечно жаждут смерти своих врагов, соперников, даже тех, кого зовут друзьями. Вот уж тогда они заживут, вот тогда им, наконец, улыбнется счастье! А пока что они сами сохнут, чахнут и умирают, но до последнего своего часа не забывают справиться о здоровье г-на такого-то или г-жи такой-то, которые так еще и не удосужились отправиться на тот свет.

Комм:
Мне родная мать регулярно предлагает отправиться в ад – причем, судя по себе, предполагает, что я желаю ее смерти… (Но учтите, что в остальном и она полна улыбок, и я – света и тепла… Любимому сыну, моему брату, она ада ни в жисть не посоветует – хоть он, не в пример мне, и атеистический чурбан...)

Инет:
По одному из буддистских сказаний, Будда перевоплощался 215 раз и кем только не был (кроме, правда, женщины), прежде чем наконец стать озаренным.

Комм:
Я тоже кем только не был в этой жизни… Сотни совсем разных микро-жизней уже умерли во мне – но чуть ли не каждая, если умеючи, еще может воскреснуть…

3 книга:
Чужое может казаться более новым и интересным, чем свое – свои писания я же в душе во фрагментах, вариантах и намеках, уже миллионы раз прочитал. Но поэтому же убедительнее своё. Вот и живешь: уверенно и не ново. И так каждый (всего, не только писаний касается…)

Комм:
Стационарная жизнь – стационарная смерть; а прах странников или хотя бы путешественников пусть развевают по ветру…

1 книга:
Жизнь, беззащитная перед прикосновением, ударом и уколом слова и вида, запаха и звука, холода и огня, влаги и грязи, беззащитная перед любовью и ненавистью, победой и поражением, жизнью и смертью…

Комм:
Смерть – санитар леса… есть добрые санитары, старающиеся очистить помещение больницы путем выздоровления больных, но есть и злые, они грубо кладут тебя на носилки с колесиками и катят в морг, с остановками в хирургическом отделении и реанимации… (Нет, все зависит от больницы и страны: в злых даже лечат  мерзавцы, а в добрых даже на смерть везут, напевая «баюшки-баю»…)

ЦИТАТЫ, Аусма:
Моя бабушка вышла замуж. Ей 76 лет, а ему 78. Познакомились они на кладбище. Однажды, пока его не было, она взглянула на дату смерти женщины - 11 лет назад.  За праздничным столом народу было мало. Мой новый дед, Николай Иванович, поднял бокал "Пепси-Колы" - он вообще не пьет (мама еще сказала, что непьющего мужчину можно найти только на кладбище), так вот, он поднял бокал, все притихли, он пристально посмотрел на бабушку и негромко сказал:
- Аня, неужели ты меня не узнаешь?
Губы бабушки задрожали, она кивнула:
- Узнаю, Коленька, давно узнала.
Представляешь, Господи, они уже были когда-то женаты. Им было тогда по 18 лет. Прожили они вместе всего два месяца и разбежались. Он считал ее ветреной, она его - несолидным.

Комм:
Он считал ее ****уньей и прогнал – после чего она всю жизнь презрительно считала его голью перекатной. Но перед смертью уже не по****уешь – и деньги не имеют такого значения…

Инет:
таких счастливчиков, как Будда, который «всего» 215 раз перевоплощался, единицы. Удел же большинства бесконечность непрекращающихся перевоплощений.

Комм:
Мой отец был инженером, мой дед был кулаком; далее не знаю, но допустим, был такой ряд: кулак, кулак, кулак, военный, лавочник, лавочник, крестьянин, крестьянин (22 крестьянина), пират, военный (7 военных) – и т.д…. И от всех серьезно пахло смертью еще при жизни, от самих «профессий»…

3 книга:
…Меня тошнит, когда я встречаю в текстах, к примеру, «магию» или прилагательное «пленительный», а их так же тошнит, когда они видят  «крест», «страдание», «Христа»…

Комм:
Но моя «Смерть» им все же будет любопытна…

1 книга:
Листья под конец жизни удостоились стать подобиями спелых плодов – что изменило смысл их смерти-падения…

Комм:
Да будет моя старость подобна осеннему кленовому листу…

ЦИТАТЫ, Аусма глупая:
В течение последних 2-3 лет периодически попадаю в ситуации "на волосок от смерти".

Комм:
За всю жизнь меня, кажется, всего лишь пару раз чуть не покалечило…

Инет:
только пророки, особенно великие пророки, начинают говорить о том, что душа по смерти не исчезает, не умирает и даже не засыпает, но испытывает страдания или радость в зависимости от земной жизни человека

Комм:
Все же отоспаться на том свете тоже было бы неплохо… Отоспаться, пробудиться довольным в некой постели и начать всю свою жизнь вспоминать, осмыслять – не без горя и радости…

3 книга:
Я как дерево: вот уже вырастаю, и теперь буду стоять спокойно и неподвижно и плодоносить, плодоносить… - одним сортом «яблок».

Комм:
Сладость яблок – жизнь, кислота – острота столкновения жизни и смерти. Самой горечи смерти не бывает в плодах (только в грейпфрутах!) – но поэтому же они и лечить не способны. Лечит болезни только горькая смерть (которая, конечно, всегда может добить, а не вылечить)

1 книга:
Умирающий, узнав смерть и с высоты этого знания оглянувшись на толстую книгу прошедших дней своих, понял, что надо было прожить их иначе, существенней…. Т. е. ты будешь жить  сильнее, если лучше  поймешь смерть и допустишь, чтобы она была близко к тебе. Жизнь находится почти там же, где располагается  смерть, а ужасные ошибки иногда почти неотличимы от высших достижений. Очевидно, что настоящая жизнь – это трагедия. А комедия – это прикрытая пустота – осознание чего превращает комедию в трагедию…

Комм:
Самые безобидные с виду вещи – комедия, футбол, ТВ и т.д. – наиболее смертоносны? Разные виды оружия у смерти – есть мечи, пулеметы,  пушки и есть  сети, газы, уколы… В мирной жизни именно последние наиболее эффективны, ибо не пугают жертвы…

ЦИТАТЫ, Bak Bakuryev:
Хамуха говорил, что он взял бы всех морфинистов мира, поставил бы их в один ряд и расстрелял бы всех собственными руками... и себя в том числе; и заворачивал в кафе, где собиралась нарко-тусовка. Но однажды трое незнакомцев пришли в это кафе,  они поймали Хамуху, сказали, ты сука, ****ь, сказали, ****ая, и избили до полусмерти. А один из них потащил Хамуху в  какой-то угол, поставил раком и порвал как цыпленка. Все это       произошло из-за какой-то оплошности Хамухи в героиновом бизнесе. После этого он перестал говорить умные вещи.

Комм:
Полусмерть сильной болезни, четвертьсмерть обычной – и восьмушка будничной слабости…

 Инет, Агата:
Не жди его смерти, она будет долгой;            Бескровная жизнь не знает срока.

Комм:
Комп всем хорош, но его монитор все же похож на кусок льда, от него не дождешься настоящей крови…

Бумага принялась прогрессировать, но, как и обезьяне с другой стороны, ей никогда не стать человеком…

3 книга:
Старушки любят разговаривать по телефону – ведь голос молодой, одна хижина стара; душа вечно молода, старения не знает.

Комм:
А старики обычно молчаливы как могила (как осенний лес) Если честно, разговорчивые мне приятнее.. (приятнее разговорчивые старики и молчаливые старушки, но где ж их взять…)

1 книга:
Как с высот вечности прокручивается земная жизнь человека - этот малый кусочек? Вот рождение, вот рост и вот жизнь, ее непримечательные и незаметные процессы… - всё как у дерева. Достаточно рассмотреть два-три типичных обстоятельства и столько же пиковых – после чего следует главное: смерть и нырок в будущее.

Комм:
 Всегда боялся нырять – и сейчас боюсь, но один барьер уже сломан, с полуметра (плюс собственных 190см) нырнуть решаюсь, перед тем стараясь не рефлексировать, т.е. поглупеть; обмен ума на смелость… Себя извиняю: ведь моя голова как стационарный наблюдательный пункт! Может, стоит и дальше развивать ее «динамику», приучать к новым ощущениям?!

ЦИТАТЫ, Bak Bakuryev:
Ну ты видел  фильмы об оборотнях?.. Это ведь о наркоманах на самом деле:  тебя укусили один раз - и ты уже обречен кусаться до самой  смерти.

Комм:
Первородный грех: ты откусил один раз и обречен откусывать до самой смерти…

Человек не гладкий, как бревно, потому что где-то у него откусывали, а где-то кусал он и у него вырастал, допустим, животик…

Первый за день укус – он всегда как первородный грех, ведь теперь ты уже не удержишься, будешь кусать и кусать – а лучше было бы поголодать день, причем на старых запасах даже ничего не заметить…

Природные пейзажи имеют аналоги в духовном мире? Могут быть в нас овраги и горы? Причем, горы вероятно, возникают только в духовном мире горцев: «взрывной, гордый характер» - явно же горный…

Смерть как загадочное испытание испугом перед входом в иной мир – или перед выходом из этого. Зачем-то нужно оно… Проверка на прочность? Выявление веры и смыслов…; отсев миражей или же их умноженье в бреду…

Инет, Агата:
Вернусь я туда, где кушают смерть,
И черпают жизнь из хрустальных бокалов

Комм:
Вся еда – это сваренная насмерть жизнь. Все питье – это жизнь (тем более, если посуда искрится) Отсюда суп – чтобы меньше смертью давиться…

3 книга:
«Потребляй, ведь все плоды растут исправно; можно сидеть, как Будда, сложа руки – машины и люди, которым в этом рождении выпала прискорбная участь рабочих машин, всё сделают».
Не случайно на Востоке деспотии 40 столетий мертво стоят.

Комм:
Не будь смерти, я, при всем своем развитии, все равно бы зевая вставал, включал телик и принимался вкушать самую разнообразную физическую и телевизионную пищу… Я ведь жил так иногда – и, знаете, очень приятно расслабиться... (и на 90 процентов расслабухи, выдавать-таки 10 процентов каких-то собственных потуг и усилий…)

1 книга:
Ночью увидел десять белых дней, оставшихся мне…. «Десять дней воюют за меня, защищают толстой стеной от идущих взять мою душу. Как жаль, что они смертны, а убивающий их рвется взять мою душу…

Комм:
Я все больше прямо в постельке писал, только так ничто не отвлекало – и из постельки в армию, конечно, тяжеловато переезжать; тем более, что тогдашняя армия – это вещь объективно крайне невеселая была (жить в гробу немногим и труднее!)

ЦИТАТЫ, Bak Bakuryev:
Я, видишь ли, не в состоянии писать об этом, я болен. Но  думаю, что можно подать тему какому-нибудь хорошему человеку... - говорит мой смертельно больной друг.

Комм:
Живу в одиночестве – это ладно, но ведь придется и болеть и умирать точно так же… (но и умирать лучше одному, чем с чужими в главном, а родными лишь в мелочах – вроде аквариумных рыбок!)

Инет, Агата:
Моя кошка больна смертью
Моя кошка умирает.
Слезы кончились, нам скучно
Мы устали ждать финала.
Слишком долго мы любили,
Чтобы вся еще любить.

Комм:
Нам 3 секунды скучно, нам 5 секунд смешно, ну а в остальном нам грустно - и на мгновенье захотелось плакать, выступила слезка, гадина такая…

3 книга:
Лучше я так запыхаюсь, что одно дело будет наползать на другое, с нахлестом. А у нашего боцмана – я про БГ – поверхность океана стала гладкой и мирной лишь потому, что всё уже утонуло. Он теперь как «Летучий голландец», что движется только во время бури и лишь с ужасно тоскливыми песнями…

Комм:
Как раз от «наползаний» и нахлестов я чуть и не захлебнулся позднее – сейчас иногда благоразумно притормаживаю, чтобы не подорваться… Иногда весьма полезно не бросаться исполнять очередную свою  гениальную идею, а сделать паузу и скушать твикс, ведь шоколад помогает мозговой деятельности… Из 12 гениев, как минимум, один – иуда… (в фарисейском мире так и вовсе из 12 «гениев» 11 иуд…)

1 книга:
Мама сказала: «зря вы в баню не ходите – так хорошо в сауне; купила сыра и булок, всё в темпе…» – хорошее настроение у нее, но я очень мрачно подумал: «это же матери и отцы того самого благосостояния смерти, наступление которого грядет и в нашей стране».

Комм:
Я осуждал «благосостояние» и «мещанство» уже тогда… Откуда набрался только… Патриотизм в бедных странах… - при том, что сам имел невыносимо немецкий характер, желавший использовать все, что имеешь… Если в глубокой воде благополучия и можно утонуть, все равно это не повод в грязной луже барахтаться…

ЦИТАТЫ, Bak Bakuryev:
Парень сидит на унитазе и высирает   пенистую и жгучую вонючую жижу, И зябнет он. Ох, как зябнет. Он бы лег в  горячую ванну, но боится, что сердце не выдержит, как у Джима     Моррисона…
Его можно считать аксакалом героинового  мира; обычно парни умирают еще до того, как у них полностью  исчезнут вены на теле…
Ее парень с одним легким не сможет продержаться и двадцати часов без героина и в ломках умрет от удушья…

Инет, Агата:
Ползут фашисты в потемках, рыдают в преддверии смерти. Их ждут партизаны-подонки

3 книга:
Христианские религии говорят про жизнь на небе, буддистские – на земле, но в любом случае закон справедливости требует, чтобы «в следующем рождении» мы в смысле ума, доброты и прочих достоинств начинали с той точки, на какой остановились в предыдущем…

Комм:
Может, мы бы и в этом рождении могли бы жить как на земле, там и на небе, если бы силом не отнимали свою небесную жизнь в пользу удвоенной земной – наши детство и юность говорят об этом… Разве это правильно, что мы настолько заняты (как правило, никому, кроме нас, не нужным), что нам даже некогда выйти наружу под синее небо…

1 книга:
«Суета сует – говорит Екклесиаст – всё суета».
На понимание таких вещей у многих уходит вся жизнь, хотя бы они и каламбурили на эту тему еще в молодости. А каково понять такое перед смертью? Правда, переоценивая  жизнь свою, некоторые открывают, что все же было у них немного жизни – в том, что они совсем не ценили и не замечали. В ночи исчезает всё, кроме действительных источников света. Но у стариков уже нет сил, для того, чтобы использовать эту пришедшую к ним мудрость.

ЦИТАТЫ, журнальчик:
у Александра Розенбаума есть собака. Сначала с ним жил очаровательный бультерьер Лаки. Это был второй бультерьер в стране, его привезли на заказ из Германии. Лаки ездил с хозяином на гастроли и был ему больше, чем другом. И после смерти Лаки Розенбаум говорил, что теперь вряд ли снова заведет собаку.    Но любовь к четвероногим взяла свое. Сейчас с музыкантом живет американский пятимесячный бульдог Дон. Несмотря на серьезный вид, Дон, привыкнув к моему присутствию, лизнул мне руку.

Комм:
Еврейская любовь к бультерьерам и бульдогам – и прочим смертоносным вещам…

Инет, Агата:
Отличная ночь для смерти и зла.

Комм:
Да они все как на подбор – это дни для жизни бывают явно неважные… (но даже из неважных дней я нынче выжимаю максимум – тогда как ночью смерть спит, лишь иногда глухо ворочается…)

3 книга:
Бороться со злом не опасно: мы же вечные – пусть убивает.

Комм:
Нет, меня сейчас весьма многое держит на этом свете (настолько многое, что про баб даже и не вспоминаю почти – чего никогда в жизни не было; и это не только старость…)

Зло «борется», например, хлестая ветками тебя по щекам, когда ты прешь, не разбирая дороги – есть тонкие, узкие, вежливые, осторожные, деликатные, добрые пути следопыта…

1 книга:
Смерть как засыпание, т. е. ты отлетаешь как во сне, но не возвращаешься уже, а улетаешь всё дальше и дальше…

Комм:
Но если в этой жизни сам не пользовался раем и не вытаскивал из ада других, то этот улет сулит лишь забвение…

 (Опять в процентах все измерять? Очень маленьким буратино влететь в рай и одновременно огромной мясной тушей – в ад? Или разделиться на двух человеков? (Каждый из которых оборотень для другого) Если бы кто-то мог в таком разобраться, то жизнь как мы ее знаем быстро бы подошла к концу…)

ЦИТАТЫ, Розен и Баум:
можно на эту тему даже роман написать: человек узнает дату своей смерти и дальше начинает жить, зная ее. И можно бросать этого человека в самые разные ситуации: он лишний раз рискнет, спасет президента, женится на ком угодно без опасения заразиться смертельной болезнью…

Комм:
Еще бы узнать, не будет ли очень бо-бо, инвалидности и прочего горя…

Инет, горемычная Агата:
Мы выпили жизнь, но не стали мудрей.
Мы прожили смерть, но не стали моложе.

Комм:
Смелость заменяет мудрость; мудрость - она для боящихся; мудрость – это способ избавиться от боязней, когда изначально ты одарен умом, а не смелостью… Смельчак похож на  дерево топорщащееся ветками – такой начнет мудреть только после многих обломов…

3 книга:
Изначально у человека есть только душа. Её параметры заданы родителями с земли и неким Духом с небес… - и если мы передадим Духу и детям большее и лучшее, чем получили при своем рождении, то это и будет прогрессом…

Комм:
Мне точно есть что передать следующим поколениям и Духу…

1 книга:
Меня утешает и укрепляет только мой собственный внутренний голос. Я теперь не думаю о том, что он несостоятелен в жизни, мне достаточно того, что он делает меня определенным и открытым – а «неопределенный» писатель Онетти, скорее всего, полон равнодушия и эгоизма. Только этот голос – мой ближний; я неделю читал Онетти и забыл про него, про себя – почему и был зол, а сейчас почти умираю.
Впрочем, слишком много было уже таких умираний, со смертью надо бороться, она мне просто надоела. Хочу как выздоравливающий ощущать прелесть жизни.

Комм:
Отходняк после дозы – футбола ли, чтения муры ли… Загадочные писатели в красивых обложках, с манящими предисловиями – не только у футбола есть комментаторы и прочий антураж… И это типично: люди вечно всерьез влезают в ту или иную чепуху – и слишком несерьезно относятся к действительно важному (хотя о здоровье заботятся!? Но и здесь их подстерегают сплошные обманы, подмены, рекламы…)

И о внутреннем голосе ничтожно мало мы слышим разговоров – разве что о «совести», но совесть – это только малая часть внутреннего голоса – его самообвиняющая часть…

ЦИТАТЫ, Кравченко, хохловый историк:
Пах    вырвали, убили, закопали, вынули, четвертовали, сожгли, из пушки   пеплом выстрелили в сторону призрачного иностранного врага.     Реабилитировали посмертно.

Инет, подыхающая Агата:
Я смотрю на жизнь
 Глазами волка Я не буду
Я не буду медленно умирать

Комм:
Все путают жизнь и цивилизацию – как и религию с Богом… (От такой путаницы завоешь  волком; чем путаться, лучше все порвать – а если порвать не удастся, то лучше умереть…

3 книга:
Сытый голодного не разумеет – сытый вообще ничего не разумеет! И в связи с этим: нельзя ли Женьку голодом лечить?! Когда ему не даешь есть, он явно беспрерывно думает об этом. И это единственная здравая мысль, на которую он способен. Накормленный же, он благодушествует в своем хамстве и сумасшествии.

Комм:
Свински грязное благодушие и весьма мрачная смерть… (но с проблеском в самом конце…)

1 книга:
Однако, теперь я возвращен к тому, что было и даже возобновились «начала»; и вот – пишу; правда, немного хаотично и патетично, но я ничего не могу поделать с этим…. Нет, я не туда вернулся, откуда уходил в  метель и под звуки похоронных фанфар – на пустое место вернулся, во мне всё остыло и это остывание как смерть и на этот раз не придуманное схождение с ума. Теперь бумага не кажется мне греющей одежкой. Мир и жизнь перестали быть безобидно привычными. «Мне холодно жить» – всё твердил я…. но к черту тоску, просто ты живешь в слишком суровом климате, а дома, бумага и ручка пустыми не стали, ты слишком спешишь сейчас всё отвергнуть. Патетике и хаосу, холоду и пустоте хорошо бы стать только памятником, документом на память – как  стали  им тексты первого кризиса. «Дорасти до памятника – окостенеть в памятнике» – меланхолически я всё переливаю в уме эти бесчисленные магические пары…

Комм:
Тяжелейшая борьба со смертью шла годы и годы (она преобладала? Делила мою жизнь пополам?)

ЦИТАТЫ, Шамфор:
Некоторые африканские дикари верят в бессмертие души. Они не пытаются понять, что с ней происходит после смерти, а просто предполагают, что она бродит в зарослях вокруг селения

Комм:
Еще в 19 веке у европейцев тоже было воображение – и они представляли духов, домовых, всякую нечисть и ангелов (у них просто было на это время! и темнота…)

Инет, Агата, печалька:
Кровь падает на снег, завтра будет елочка. Мы вышли из игры, мы смертельно ранены.

Комм:
Я тоже вышел из игр в новый год, день рождения и прочие праздники – правда,  в основном, и не играл в них никогда  - только вокруг елочки, взявшись за руки, ходили, пытались что-то напевать (отца немецкого сентиментальная инициатива…)

Странно, кстати, что смерть и похороны так и не ввели в этот хоровод; могли бы придумать, что и это – праздник, очередная игра с куклой… (а то ложка дегтя портит бочку меда)

3 книга:
Двигаться бы легкими рывками и небольшими передышками. «Запои» же где-то усиливают, но больше уродуют меня…

Комм:
Двигаться бы ровно, с небольшими рывками и легкими передышками… Осмысленные проекты и без запоев уже никуда не денутся – и они так велики, что запоем с ними не сладить, зараз не исчерпать…

1 книга:
С обязанностями дело обстоит так же плохо, как и с любимыми занятиями – всё стало убийственно мучительным, чувствую, что я – лошадь, а не человек. Для действительно живого слишком многое смертельно: усиливается жизнь – усиливается и смерть.

Комм:
Усиливаешь попытки вырваться – сильней впиваются веревки. И слишком бушуют чувства, чтобы можно было вспомнить про мозги…

ЦИТАТЫ, Данилова (может бросить писать):
Она убегала от смерти. Нехотя и лениво. Она не боялась ее, но надо было
завершить столько дел, что приходилось убегать. Смерть была не страшная и не
такая, какой ее описывают. Она не была женщиной в черном плаще, скрывающем
бледное лицо. И у нее не было огромной блестящей косы, которой она сметала всех
на своем пути.
Ее смерть была сухеньким старичком, еле-еле поднимающимся за ней по бесконечным
лестницам бесконечных зданий, в которых она бегала. Этот старичок был маленьким
и на нем был потертый черный вязаный свитер, который часто можно увидеть на
пожилых людях. И почему-то он не знал, как она выглядит, и шел за ней словно
собака-ищейка - по запаху.
Наверное, от нее пахло смертью. Старичок это почувствовал и хотя безумно устал
выполнять свою однообразную работу и произносить бесконечное количество
однообразных слов всем убегающим от него (почему-то они все убегали, боялись
его, а он не мог понять почему), поплелся вслед за ней.
Это была его работа. Эта работа раздражала его: каждый день приходилось догонять
этих пахнущих смертью, а они каждый день убегали и прятались, думая, что смерть
здесь их не найдет. Но он находил. И вот теперь она убегала от него и он
медленно шел, зная, что все равно нагонит ее.
Она узнала смерть в лицо. Когда сбегала вниз по ступеням увидела старика и
поняла, кто он. Старик упрямо шел наверх, туда, откуда она только что ушла.
Запах вел туда. Или он просто давал ей возможность убежать? И она бежала,
раскидывая обещания, поцелуи и улыбки. Вдруг остановилась: зачем? Зачем убегать?
Она молода, полна сил и этот старик, очевидно, ошибся. Надо его подождать и
договориться с ним, пусть подождет. Ей еще рано.

Комм:
Старички Ротшильд и Рокфеллер…

Этот автор зачем-то бросил писать – такие самоликвидации случаются примерно с той же частотой, что и самоубийства…

Инет, сухопутная Агата:
Моряк, моряк, почему ты грустишь
Возьми папиросу, хлопни винца.
И песенку спой про сундук мертвеца!

Комм:
Сундук мертвецов – наследие цивилизации! Все наследия в сундуках, все сундуки похожи на гробы (все встроенные шкафы похожи на захоронения в пещерных нишах…)

Каждому жителю земли, вместо школ, надо выдавать по сундуку, где все следы человечества уже тщательно отобраны – осваивай, как хочешь, это твое богатство и другого не будет… (В наше время можно выдавать по внешнему винчестеру – брикету; по кирпичу мертвеца… Что мы, умершие, можем оставить, кроме сундуков и кирпичей…)

Кстати, после каждого из умерших, сколько находится в среднем  наследничков… В старые времена, когда детей было много, их вполне могло быть и 15… А так, конечно, речь идет о дележки наследства умершего пирата… - у пиратов перед боем  был повод не только для грусти, но и для бодрости! Они же, наверное, иногда были богачами, не имевшими возможности истратить награбленное…

3 книга:
Женщина занавешивает окно кисейной занавеской, а мужчина – непроницаемой шторой. Семейная же жизнь – за ними обеими сразу…
А, может, пусть смотрят в мою душу?! А то из-за этих кисейных занавесей цветов на подоконнике практически не вижу. Как будто это выставка – из одних гераней, так что неоригинальная весьма…

Комм:
Занавесками, как ветками, наш труп прикрыт… Как откроешься? – заглянут, а ты тут не живешь, а умираешь; причем, в одиночку – это же выйдет приглашение для хищников и  любителей падали…

1 книга:
Вдруг мелькнуло: жить не стоит ни ради чего. Мир так огромен, что ты в любом случае живешь мелочью. И всё абсурдно, потому как всё исчезает, что бы ты ни сделал, не превозмог, не прокричал. «Суета сует» – сказал Екклесиаст. Наше рождение – это только дань, которую Жизнь жизней выплачивает смерти. Только и стоит, что стучаться в двери иного мира. Не обольщайся: смерть просто любит нас помучить, вот и продлевает срок пребывания в камере тюремной. Вместо того, чтобы обрести свободу, мы бегаем от смерти, а это-то она и любит наблюдать.

Комм:
Не дай Бог, опять такое начнет мелькать – после какого-нибудь пожара… Или когда увижу перед смертью, что так и не сдвинулся в своем беге на месте…

ЦИТАТЫ, журнальчик:
Побывал в гражданском суде по обвинению в убийстве некоторое  время назад и Валерий Леонтьев. Правда, обвинили его в смерти не человека, а животного. в одном из дворов сбил собаку - ризеншнауцера по кличке  Марта. После наезда песик от полученных травм скончался. Причину смерти зафиксировали вызванные врачи-ветеринары. Дело  должно было слушаться в Тверском муниципальном суде города Москвы, но хозяева Марты и Леонтьев договорились - на первом же досудебном слушании было решено оценить жизнь собаки в $200. На том и разошлись: именно столько певец заплатил владельцам животного прямо в стенах храма правосудия.

Комм:
Я даже собак никогда не убивал… На моей совести разве что мыши, да и то, одна-две; я их даже не помню; котят тоже не желаю топить – лучше нашу кошку кастрировать, пусть это нынче и дорого…

Инет:
Мне никогда не забыть, как однажды по вызову наша бригада приехала к пожилому священнику, которого свалил инфаркт. Он лежал на кровати в тёмно-синем подряснике с небольшим крестом в руках. Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не просто спокоен, а АБСОЛЮТНО спокоен и невозмутим.
И в этом спокойствии не было никакой натяжки, никакой фальши. Мало того. Меня поразил первый же заданный им вопрос. Он спросил: «Много вызовов? Вы, наверное, ещё и не обедали?» И, обращаясь к своей жене, продолжил: «Маша, собери им что-нибудь покушать». Далее, пока мы снимали кардиограмму, вводили наркотики, ставили капельницу, вызывали «на себя» специализированную реанимационную бригаду, он интересовался, где мы живём, долго ли добираемся до работы. Спросил слабым голосом, сколько у нас с фельдшером детей и сколько им лет.
Он беспокоился о нас, интересовался нами, не выказывая и капли страха, пока мы проводили свои манипуляции, пытаясь облегчить его страдания. Он видел наши озабоченные лица, плачущую жену, слышал, как при вызове специализированной бригады звучало слово «инфаркт». Он понимал, что с ним происходит. Я был потрясён таким самообладанием.
Через пять минут его не стало...

Комм:
Нет, этот мужик просто верил в свою живучесть и при инфаркте; верил, что  привязанность к житейскому его на тот свет не отпустит; это был его протест против смерти…

3 книга:
Детям легко чудится и ужасное и прекрасное, но на самом деле в них и Бог и сатана – дитя…
Бог и сатана, еще не измотавшие друг друга, легко рисуют яркие картины…

Комм:
Да, мрак мне ныне уже не рисует яркие картины – но он по-прежнему достаточно настойчив – как постель ежевечерняя, как жуткая утренняя слабость…

1 книга:
Это было, как прыжок с огромной высоты – внизу есть шанс попасть на спасательный круг, поставленный для таких, как ты, но кто знает, насколько велик этот шанс, насколько хорошо ты всё рассчитал здесь, наверху, где бешеный ветер и страх…

Комм:
Страхи огромной высоты в весьма плоском мире…

Прыгаешь не в могилку, а в огромную пропасть; в этой же пропасти летают-парят спасательные круги – пролетая мимо, надо успеть ухватить один и стать парашютистом…

ЦИТАТЫ, скрылся под фамилией Платонов:
Как волна, Накрывает смерть. Однако,  Я с упёртостью сыча  Всё читаю Пастернака…

Комм:
Культура как религия, жиды как спасители…; самого Бога в бараний рог скрутили, распяли – может, и со смертью справятся? Нашаманят пастернаки и эйнштейны и станет смерть весьма относительной…

Инет:
Может, лучше про реактор,
Про любимый лунный трактор...
Нет желания писать о смерти. Тем более смерти собственной. Даже в наших православных издательствах и СМИ тема кончины и загробного бытия проходит по касательной (назовите хоть одну толковую книжку на эту тему). Куда интересней говорить о раскладе епископских кафедр, границах Церкви и нужности иконостаса вместе с церковнославянским языком. Здесь блещут искрометными мыслями, приводят громоподобные аргументы вкупе с цитатами, а страсти накалены так, что от тихого вопроса, который надобно задавать всем и каждому ежедневно: «Како мне умирати будети?», просто отмахиваются.

Комм:
Страшенные реакторы и трактора – «а сколько для нашей жизни сделали?» Страшенная техника все сильнее нас будет окутывать – смертоносные объятия… Тепличный призрак, деградант и его кнопки… Кстати, живопись прекрасно иллюстрирует деградацию нынешней цивилизации – она только в повторах крепка, а почти все ее новации – ужас… (или это только бесстрашие перед оным? Мужественное исследование собственного ничтожества, нищеты в богатстве?!)

3 книга:
Рыночная экономика и демократия всего лишь древние обманы… Вообще, эксплуатируются и самые высокие человеческие порывы – высокопарная демагогия – и самые низкие – «ночной» жизни. И всегда дается заем, «помощь» - крючок заглотить. (Впрочем, в лакированных журналах и военные интервенции выглядят великолепно, так что и они в ходу.)

Комм:
Это писалось в 97 году, когда  эти обманы еще совсем не многие раскусили – да и сами они еще   были не на таком полном ходу, как сейчас…

Миллионы людей умирают под машинами, миллионы – в локальных войнах националистов и политиканов, миллионы от обманчивой медицины, миллионы от голода и т.д., но у нас действительно широко трезвонят разве что о миллионах умирающих от алкоголя и наркотиков… (Машины все слишком нужны, голодают далековато, медицина слишком хорошо обманывает – а вот локальные войны так разгораются и приближаются, что тоже уже вызывают неподдельную тревогу за свои собственные жизни…)

1 книга:
А что «странно» или «тяжело», так это ничего, это не смертельно…»

Комм:
Действительно «ничего», раз я, ежедневно подобное испытывая, все еще не умер… Смерть рядом, но за забором ошивается. Совсем слабые «воины» у меня тут внутри, они не смогут дать отпора, если забор сломается, и смерть вовнутрь ворвется… Я просто лягу и пущусь на волю волн; или даже продолжу сидеть за компьютером! -  чтобы успеть доделать хотя бы самое важное…

ЦИТАТЫ, Филатов:
      И стоя в переполненном метро,
      Готовимся увидеть это въяве:
      Вот он лежит. Лицо его мертво.
      Вот он в гробу. Вот он в могильной яме...      
      Переменив прописку и родство,
      Он с ангелами топчет звездный гравий.    
      Случись мы рядом с ним в тот жуткий миг -
      И смерть бы проиграла в поединке...
      Она б взяла его за воротник,
      А мы бы уцепились за ботинки.

Комм:
Переменив прописку и родство,
      Он с ангелами топчет звездное метро

Инет:
стоя у гроба, невольно примеряешь его на себя

Комм:
Длинных хоронить не приходилось…

3 книга:
Бросить бы всё, что запуталось и начать заново, с чистого листа – но знания и опыт не желают просто так не только прибавляться, но и убавляться. «Комплекс» - это комплекс негативных знаний… это душевная зона беспрерывных поражений, т.е. в ней, вероятно, уже погибло всё…

Комм:
Странно, но кучи комплексов сформировались во мне в самую, казалось бы, блаженную пору. Зло ведь витало над головой и тогда – одна школа чего стоит – и оно зародило внутри пятна плесени. Я не был с детства завербован чем-то сильным и хорошим, и потому для разрастания плесени  было немало простора…

1 книга:
Кстати, врачи и хирурги иногда мне кажутся людьми зловещей профессии. В руках у людей в белых халатах и с загадочными химическими капельками наше здоровье, а то и сама жизнь. Они в человеке склонны видеть только тело. Они слишком часто общаются с болезнями  и смертью…

Комм:
Это как с евреями – где самое лучшее, там при почти неизбежном падении возникает самое худшее (цинизм и тех и других известен -  легендарен)

ЦИТАТЫ, Хазанов из кулинарного техникума:
У Пугачевой сегодня, я   абсолютно убежден, необходимость прорыва в другое измерение.  посмотрите, Образцова делает  спектакль у Виктюка – нормально. И     только у нас, на эстраде, найден раз и навсегда рецепт.   Кажется, что это гарантия. Это гарантия смерти творческой, потому что завтра и послезавтра ты начинаешь тиражировать  самого себя, клонировать себя самого, и выясняется, что ты  давным-давно умер.

Комм:
Давным-давно мертвы все - и Пугачиха, и Образцова, и указанный пидор… (пидор Образцову вряд ли воскресил)

Пугачиха с помощью Паулса когда-то изображала живую, хотя и была всего лишь паяцем… Паулс тоже сдох? Но, словно пытаясь что-то вспомнить, наигрывает на рояле все ту же пару мелодий…

Как не тиражировать «творчество», когда должны тиражироваться денежки, с его помощью зарабатываемые…

Инет:
Обратите внимание, что в Каноннике последование молитв на сон грядущий имеет разделение. После «Достойно есть» идет «Отпуст», а затем положена еще молитва свт. Иоанна Дамаскина. Там молящийся должен указать на место своего сна и произнести: «Неужели мне одр сей гроб будет...». Теперь вопрос. Как часто мы вдумчиво и серьезно совершаем это требование обязательной для верующего человека молитвы?

Комм:
Перед смертью  все скажут «неужели»… (и: «какая же у меня жизнь корявая была!» У меня она была жутко  корявая – с «помощью» родителей и общества…)

3 книга:
Когда кота гладишь по голове, он кайфует, как наркоман. Не надо делать его наркоманом?!

Комм:
Иногда кажется, что животные слишком хорошо знают про смерть – и потому только не хотят ничего говорить, как корой, покрываются шкурами и ведут звериную жизнь…

1 книга:
Смертельная беспроигрышность сюжетности

Комм:
И рифм, и измов… – и онанизма, в целом!

ЦИТАТЫ, Shrew:
Стал звонить частенько человек один..   Думала не станет больше меня беспокоить после того что было..  после того цирка что он устроил.. а цирк заключался в следущем     - Он прикинулся смертельно больным, придумал себе болезнь,  якобы опухоль в голове..и ему должны были делать операцию...и перед лжеотъездом хотел меня куда-нить пригласить.. это после моих многочисленных отказов до этого, съиграть хотел на жалости..        оказалось что врал.. а еще даже налысо побрился, операция же  на голову.. Мне реально было жаль его, искренне желала выздоровления...
Носил цветы... да как-то... не таяла..  Фрукты, когда болела..

Комм:
Болели оба и трахаться рискованно было – от напряга можно умереть – но уж слишком хотелось; мол, мы осторожно будем, потихоньку…

Пропотели оба – но один выздоровел, а другой все-таки умер… (одна не только выздоровела, но и родила… Правда, напряга родов уже не перенесла, слегла, а вскоре после подавилась фруктом и скончалась…)

Инет:
Практическая жизнь священника ежедневно и ежечасно прикасается к смерти. Нас даже воспринимают частенько, как напоминание о грядущем и неизбежном собственном отпевании. Кстати, именно поэтому и стараются загрузить несвойственными для священнослужителя неуставными делами социального и хозяйственного плана. Священник хозяйственник и строитель всегда более «выгоден» миру, чем тот, кто постоянно зовет к покаянию и твердит: «Ты о смерти подумал?»

Комм:
Город может жить тысячи лет – разве в этом нет посула такой же жизни и для его обитателей? Станем столь же каменными, изощренными, допингованными, ярко окрашенными, в конце концов – и для начала с помощью таблеток прекратим любые боли и мучения…

3 книга:
Совесть –  весть от Бога в нас. Но задубеть всё-таки можно…
Интроверты совестливее экстравертов?!

Комм:
А вот мои писания никогда не были корявы, они всегда побеждают смерть. Даже удивительно… Интроверт бездарен в «реальном» мире, а экстраверт – в «виртуальном»… (Хотя в инете сейчас процветают те же самые экстраверты – их просто в тысячи раз больше; они берут количеством, статистикой – и что они бездарны,  им просто некому сказать… Да и у экстравертов рот преобладает над ушами…)

1 книга:
Сильные факты легко представлять. Например, вот умер папа и лежит в гробу в зале. Выносить придется в обход, да и то можно на поворотах застрять – что случилось, когда мы в последний раз шкаф выносили. Такой ужас чувствую, словно этот гроб теперь вечно будет тут проходить – нельзя  больше жить в этом доме. Я люблю своих родителей, потому что жалею, что они приговорены к смерти.

Комм:
Реальность другой оказалась… Худо пришлось бы нам, если бы отец не в реанимации, а дома умирал…

Я всю жизнь страшился смерти близких, но сейчас этот страх почти  пропал – жизнь слишком бренна, и люди живут слишком неправильно, чтобы что-то значить…

ЦИТАТЫ, покойник Абдулов:
Мир Звезд: медики не говорят смертельно больному его диагноз.
- Говорят, и это правильно. Мне сказали, когда я лежал с ногами… Ко мне в
палату вошло человек пятнадцать, собрался консилиум. И врач меня предупредил:
Операция через сорок минут. Возможен летальный исход, позвоните родным и
близким. И они ушли. Я остался один в палате. И понимаю, что просто падаю в
обморок. Начинаю судорожно звонить. И ни до кого не могу дозвониться. Приходят
две девочки с каталкой: Ложитесь. Я: Как ложитесь? Я и пешком дойду. Нет,
ложитесь. Дальше меня везут по длинным коридорам. Я помню только потолок и
лампы… Лежу и не могу понять: Как так, летальный исход? Открываются и
закрываются двери… Меня везут. Лифт спускает меня вниз. Привозят в реанимацию. А
у меня все равно такое состояние, что ну не понимаю, не осознаю, что меня может
не быть. Мне еще говорят, что, возможно, будет больно, потому что нельзя делать
общий наркоз. И я еще на экране вижу, что со мной делают. Помню ощущение, когда
мне вскрыли вену: врачи стояли в зеленых халатах, а потом стали все в крови. И
меня повело… Когда закончилась операция, врач меня спросил: Что ты хочешь? -
Стакан виски. - Нет, стакан нельзя. Но грамм сто можно. А в это время Рустаму
Ибрагимбекову сказали, что я умер. Он все бросает, летит в центр, вбегает в
палату и видит картину: лежу я, справа и слева от меня капельницы, в одной руке
сигарета, в другой - виски, а сзади стоят два врача. Черный юмор.
Мир Звезд: Произошедшее заставило вас что-то изменить в своей жизни?
 - Нет. Меня другое изменило… Я до этой операции почти год лежал в
больнице, врачи не могли обнаружить, что у меня.  Если бы кто-то до этого сказал, что я могу год пролежать в одноместной палате, я бы назвал этого человека сумасшедшим. А так
было. Я только подходил к окну, открывал шторы: весна. Потом: лето. Потом:
осень. Потом: зима. Человек привыкает ко всему.

Комм:
Абдулов. Многих «звезд» знаешь так хорошо, что об их жизни и смерти можно не хуже, чем о том же у родственников думать (хорошо знаешь? нет, все-таки плохо – причудливыми пятнами, островами… Для каждого даже его ближний – полудохлый; видим надводную часть айсберга, да и ту лишь местами)

Инет:
Страх смерти верующего человека иной. Тут боязнь остаться вне любви Божией, то есть не наследовать Царство Божие.

Комм:
Вдруг не поверить, что попадешь в рай?! Вдруг не поверить, но потом все-таки в раю оказаться – и вдвойне обрадоваться, просто до безумия кайфовать, носиться как угорелый по какому-то пляжу… Или же железобетонно верить в рай, но после смерти оказаться на каком-то складе, среди железобетонных конструкций! Там неуютно, холодно, голодно – и даже работой согреться нельзя, потому как плиты огромные, предназначенные для подъемного крана. Да и сам такая же плита… Разве не как боги парят подъемные краны? Не менее сотни поэтов о том догадались, наверное…

3 книга:
Напротив нашего дома – больница. У больницы подъезд и автостоянка. На стоянке сейчас два «броневика»  и пяток обычных  машин. Остальные идут пешком, но более обеспеченные лучше одеты… Все, как положено,  по полочкам разложены – и все едут-идут в больницу…
Комм:
Раньше я думал, что по больницам почти никто не ходит – оказалось, там сотни людей (еще поздней обнаружил причину – помимо больничных, это  бесконечные анализы, их ныне шутя делают приборы-автоматы, но ты ходи, ходи, не вздумай раньше времени подохнуть, ведь для врача ты дойная корова, а анализы – его доильный аппарат…)

1 книга:
Жизнь обыкновенных людей не кажется мне жалкой и ни на что не годной – так почему же я так боюсь «ничего не совершить»? потому что только я съел яблоко, способное довести меня даже и до бессмертия.

Комм:
Сейчас я уже более бренный – и более бренную книгу пишу… Надеюсь, ближе окажется людям…

На самом деле, молодость только потому и молода, что верит в свое бессмертие; как только поверил в смерть, так сразу наступает старость…

(Но я по-прежнему самый избранный! Просто об этом, когда столько сделано, уже нет смысла говорить словами… Да и соседка - заурядность моя – очевидна…)

ЦИТАТЫ, Кравченко, хохловый историк:
Был схвачен, - но вот  милосердные времена! - не зарублен, а посажен в тюрьму на вечные времена.  не милосердие двигало крещёными братьями:   боялись серые, как бы смерть Всеслава не была столь же страшной, как и его рождение. Мало ли что могло произойти на эшафоте! Ты ему честно рубишь голову, а у него, например, из горла вылетает аспид крылатый и ну косить  честной народ, на дай бог - начиная с князей! Опасно! Лучше пусть сидит.

Комм:
Уже детьми начинали казнить скотину, а натренировавшись и повзрослев, как не перейти на людей?! Скучно же…

Инет:
что может быть важнее для христианского сердца праведнической, безболезненной кончины христианина? А этим праведником и был покойный брат ваш.
3 октября, т.е. в воскресенье, брат ваш служил в Великой церкви; служил с ним и я. Не могу вам объяснить того чувства, которое я испытывал при виде его, воздвигающим во время херувимской песни руки свои горе: он представился мне тогда, несмотря на то, что ничто не предуказывало его близкой кончины, праведнейшим мертвецом; именно – мертвецом, а не живым и священнодействующим Божьим иереем. Но тогда на это впечатление моей души я не обратил должного внимания, а между тем это прозрение сердца через две недели осуществилось на самом деле.
Во вторник брат ваш служил соборную панихиду. Во время вечерни он в сухожилиях под коленями внезапно почувствовал боль. Боль эта продолжалась всю ночь по возвращении его в келью, а поутру она уже мешала ему свободно ходить; поэтому в среду у утрени он не был. Днем, в среду, он почувствовал упадок сил, особенно в руках и ногах; аппетит пропал и уже не вернулся к нему до самой его кончины.
В четверг был легкий озноб. Чтобы согреться, он, по обычаю своему, лег на печку, после чего у него сделался легкий внутренний жар. Все это время мы с ним не видались: я страдал от зубной боли, а он не придавал значения своему нездоровью, полагая его простым, неопасным недомоганием, и потому не давал мне знать. Только в пятницу вечером я узнал о его немощи.
Когда в субботу утром я увидал его лежащим на постели, то он вновь мне представился тем же мертвецом, каким он мне показался во время Богослужения. С этой минуты я уже не мог разубедить себя в том, что он не жилец уже более на этом свете.
В этот день прибегли к лекарственным средствам, чтобы вызвать в больном испарину; но он, вероятно, чувствуя, что это для него бесполезно, видимо, принуждал себя принимать лекарство только для того, чтобы снять с окружающих нарекание в недостатке заботливости.
С этого времени он слег окончательно пищи не принимал, и даже позыв к питью в нем сокращался, как и самые дни его.
В понедельник над ним совершено было Таинство Елеосвящения. Святых же Тайн его приобщали ежедневно.
Во вторник ему предложили составить духовное завещание, на что он и согласился, чтобы заградить уста, склонные к кривотолкам. Затем ему было предложено раздать все оставляемое по завещанию имущество своими руками.
«А если я выздоровлю, – возразил он, – тогда я вновь, что ли, должен всем заводиться?»
Я ему сказал:
«Тем лучше, что мы всю ветошь спустим, а что вам потребуется, то выберите в моей келье, как свою собственность».
«Когда так, – сказал он, – тогда делайте распоряжение, какое вам угодно...»
Со вторника истощение сил стало в нем быстро усиливаться. В среду я доложил о ходе его болезни митрополиту. Владыка посоветовал призвать главного врача. Я сказал об этом больному.
«Когда по благословению владыки, – сказал он, – то делать нечего – приглашайте!»
В четверг его тщательно осматривал врач и дал заключение, обычное в докторской манере: и да, и нет – и может выздороветь, и может умереть.
В пятницу больной после причащения Святых Тайн подписал духовное завещание и тогда же потребовал проститься со всеми своими сотрудниками и дать каждому из них на память и благословение какую-нибудь вещь из своих келейных пожитков. Я приказал собрать около кровати больного все вещи, предназначенные для раздачи, и сам, кроме того, принес из своей кельи сотни три финифтяных образков. И когда стали допускать к нему прощаться, то прощание это имело вид, как будто отец какого-то великого семейства прощался со своими детьми. Этот вечер вся братия лаврская, каждый спешил проститься с ним и принять его благословение. Я стоял на коленях у изголовья больного и подавал ему каждую вещь в руку, а он отдавал ее приходящему. Уже более часу продолжалось это прощание и я было потребовал его прекратить, чтобы не утомить больного.
«Нет! – возразил он, – пусть идут! Это – пир, посланный мне милостью Бога».
Только ночь прекратила этот «пир», и он им нисколько не утомился. Глубокой ночью он обеспокоился о нашем спокойствии и настоял, чтобы мы шли отдыхать.
Возвратившись в келью, я получил от вас депешу, с которой в ту же минуту прошел к больному и сказал ему, что я об угрожающей его жизни опасности известил вас, о. Исаакию каждый день сообщаю о ходе его болезни. Он тут много говорил со мной и благодарил меня за содействие к приготовлению его к вечности. Под конец он спросил меня:
«А знаешь ты Власову, монахиню в Борисовке?»
«А что?»
«Да вот, эту фольговую икону перешли ей. Ее имя – Агния. Этой иконой меня благословила ее тетка, когда я ехал в Оптину Пустынь, решившись там остаться. Икону эту я всю жизнь имел как дар Божий».
«Приказывайте, батюшка, – сказал я – все, что вам угодно, – исполню все так, как бы вы сами».
«Да, пока – только!»
«А что чувствуете вы теперь?» – спросил я.
«Да, мне хорошо».
«Может быть, страх смерти?»
«Да и того нет! Я даже удивляюсь, что я хладнокровно отношусь к смерти, тогда как я уверен, что смерть грешников люта; а я и болезни-то ровно никакой не ощущаю: просто, хоть бы у меня что да нибудь болело, и того не чувствую; а только вижу, что силы и жизнь сокращаются... Впрочем, может быть, неделю еще проживу...»
Я улыбнулся. Он это заметил.
«О, и того, видно, нет?.. Ну, буди воля Божья!.. А скажите мне откровенно, как вы меня видите по вашим наблюдениям?»
«Я уже сказал вам третьего дня, что вы на жизнь не рассчитывайте: ее теперь очень мало видится».
«Я вам вполне верю. Но вот досадно что во мне рождается к сему прекословие... Впрочем, идите же, отдыхайте – вы еще не спали».
«Хоть мне и не хочется с вами расстаться, но надо пойти готовить телеграмму Федору Ивановичу».
«Что ж вы ему будете передавать?»

«Да я все же его буду ожидать хоть к похоронам вашим: все бы он облегчил мне этот труд, если бы он застал вас еще в живых и принял бы ваше благословение».
И много, много мы еще говорили, особенно же о том, чтобы расходы на похороны были умеренны.
«Да вы знаете, – сказал я, – что я и сам не охотник до излишеств; а уже что необходимо, того из порядка не выкинешь».
«Да, – ответил он, – и то правда!.. Ну, идите же, отдохните!»
Я поправил ему постель и его самого, почти уже недвижимого, и отправился отдыхать.
Отец Гервасий пришел за мной в 7 часов, чтобы я его приготовил к причащению Св. Тайн. Он его уже исповедовал в последний раз. Когда я стал его поднимать, он уже был почти недвижим; но когда я его поднял, он на своих ногах перешел в другую комнату и в первый раз мог сидя причаститься. После причастия он прилег и около часа пролежал покойно, даже как будто уснул. С этого часа дыхание его начало быть все более и более затруднительным; но он все же говорил, хотя и с трудом. В это время к нему заходил отец наместник. Надо было видеть, с каким сердечным сокрушением он прощался с умирающим! Со слезами на глазах он изъявил готовность умереть вместо него... Потом я ходил просить митрополита, чтобы он посетил умирающего, к которому он всегда относился с уважением. Не прошло и пяти минут после этого, как митрополит уже прибыл к изголовью больного, который, при его входе, хотел сделать попытку приподняться на постели, но не мог.
«Ах, как мне стыдно, владыко, – сказал он в изнеможении, – что я лежу пред вами! Вот ведь какой я невежа!»
Архипастырь преподал ему свое благословение.
В продолжении дня многие из старших и младших приходили с ним проститься и принять его благословение, а мы старались, чтобы он своими руками дал каждому какую-либо вещь на память. Умирающему это, видимо, доставляло удовольствие, и он всякого встречал приветливой улыбкой, называя по имени. Заходило много и мирских; и тех он встречал с такой же приветливостью, а мы помогали ему раздавать своими руками, что было каждому назначено... Начался благовест к вечерне; он перекрестился. Я говорю:
«Батюшка! Что вам, трудно?»
«Нет, ничего-с!»
«А как память у вас?»
«Слава Богу, ничего-с!.. А что приходящих теперь никого нету?»
«Нет, все к вечерне пошли... Хороша лаврская вечерня!»
«Ох, как хороша, – сказал он со вздохом, – вам бы пойти!»
«Нет, я не пойду: у меня есть к вам прошение».
«Извольте-с!»
«Теперь, – так стал говорить я, – уже ваши последние минуты: скоро душа ваша, может быть, будет иметь дерзновение ко Господу; то прошу вас, друг мой, попросите у Господа мне милости, чтобы мне более не прогневлять Его благости!»
«О, если, по вере вашей, – ответил он, – сподоблен я буду дерзновения, – это долг мой, а вы за меня молите Господа, чтобы Он простил все мои грехи».
«Вы знаете, какой я молитвенник; но, при всей моей молитвенной скудости, я всю жизнь надеюсь за вас молить Господа. Вы помните, какие степени проходила наша дружба? Но последние три года у нас все было хорошо».
«Да и прежде плохого не было!»
«Позвольте же и благословите мне шесть недель служить Божественную Литургию о упокоении души вашей в Царстве Небесном!»
«О, Господи! Достоин ли я такой великой милости?.. Слава Тебе, Господи! Как я этому рад! Спаси же вас, Господи!.. Да вот чудо: до сего времени нет у меня никакого страха!»
«Да на что вам страх? Довлеет вам любовь, которая не имеет страха».
«Да! Правда это!»
«Вы, батюшка, скоро увидите наших приснопамятных отцов, наставников наших и руководителей к духовной жизни: батюшку отца Леонида, Макария, Филарета, Серафима Саровского [3]...»
«Да, да!...»
«Отца Парфения [4]», – продолжал я перебирать имена святых наших современников... И он как будто уже переносился восторженным духом в их небесную семью...
«Да, – промолвил он с радостным вздохом, – Эти все – нашего века. Бог милостив – всех увижу!»
«Вот, – говорю я, – ваше время уже прошло; были и в вашей жизни потрясения, но они теперь для вас мелки и ничтожны; но мне чашу их придется испивать до дна, а настоящее время ими щедро дарит».
«Да – время тяжелое! Да и самая жизнь ваша, и обязанности очень тяжелы. Я всегда смотрел на вас с удивлением. Помоги вам, Господи, совершить дело ваше до конца! Вы созрели».
«Вашей любви свойственно так говорить, но я не приемлю, стоя на таком скользком поприще деятельности, столь близком к пороку, к которому более всего склонна человеческая природа» [5].
«А что, вы не забыли отца Исаакия?» – спросил он меня. более всего «Нет!»
«Вот, бедный, попался в ярмо! [6] Ах, бедный, как попался-то! Бедный, бедный Исаакий – тяжело ему! Прекрасная у него душа, но ему тяжело... Особенно, это время!.. Да и дальняя современность чем запасается – страшно подумать!»
«Вы устали! Не утомил ли я вас?»
«Нет, ничего-с!.. Дайте мне воды; да скажите мне, каков мой язык?»
Я подал ему воды и сказал, что он говорит еще внятно, хотя и не без некоторого уже затруднения.
«Вот, – прибавил я, – пока вы хоть с трудом, но говорите, то благословите, кого можете припомнить, а то и я вам напомню».
«Извольте-с!»
Я подал ему икону и говорю:
«Благословите ею отца Исаакия!»
Он взял икону в руки и осенил ею со словами:
«Бог его благословит. Со всей обителью Бог его да благословит!»
Подал другую.
«Этой благословите Федора Ивановича, все его семейство и все их потомство!»
«Бог его благословит!» – и тоже своими руками осенил вас.
Я ему назвал таким образом всех, кого мог припомнить; и он каждого благословлял рукой.
«Благословите, – сказал я, – Ганешинский дом!»
«А! Это благочестивое семейство, благословенное семейство! Я много обязан вам, что мог видеть такое чудное семейство. Бог их благословит!»
Итак, я перебрал ему поименно всех; и он всех благословлял, осеняя каждого крестным знамением. Потом я позвал отца Иоакима; он и его благословил иконой. Братия стала подходить от вечерни; и всех он встречал радостной и приветливой улыбкой, благословляя каждого. С иеромонахами он целовался в руку.
Было уже около десяти часов вечера. Он посмотрел на нас.
«Вам бы пора отдохнуть!» – сказал он.
«Да разве мы стесняем вас?»
«Нет, но мне вас жаль!»
«Благословите: мы пойдем пить чай!»
«Это хорошо, а то я было забыл вам напомнить».
Когда мы возвратились, я стал дремать и лег на диван, а отец Гервасий остался около о. Мелетия и сел подле него. Скоро, однако, о. Гервасий позвал меня: умирающему стало как будто хуже, и мы предложили ему приобщиться запасными Дарами.
«Да, кажется, – возразил он, – я доживу до ранней обедни. Впрочем, если вы усматриваете, что не доживу, то потрудитесь!»
О. Гервасий пошел за Св. Тайнами, а о.Иоаким стал читать причастные молитвы. Я опять прилег на диване.
В половине третьего утра его приобщили. Он уже не владел ни одним членом, но память и сознание сохранились в такой полноте, что, заметив наше сомнение – проглотил ли он св. Тайны, – он собрал все свои силы и произнес последнее слово:
«Проглотил!»
С этого мгновения началась его кончина. Может быть, с час, пока сокращалось его дыхание, он казался как будто без памяти; но я, по некоторым признакам, заметил, что сознание его не оставляло. Наконец остановился пульс, и он тихо, кротко, спокойно, точно заснул самым спокойным сном. Так мирно и безболезненно предал он дух свой Господу.
Я все время стоял перед ним, как перед избранником Божьим.
Многое я пропустил за поспешностью... Один послушник просил на благословение какую-нибудь вещь, которую он носил.
«Да какую?» – спрашиваю.
«Рубашку!»
«Рубашки он вчера все роздал».
«Да я ту прошу, которая на нем. Когда он скончается, тогда вы мне ее дайте: я буду ее беречь всю жизнь для того, чтобы и мне в ней умереть».
Я передал об этом желании умирающему: «Батюшка! Вот, брат Иван просит с вас рубашки на благословение».
«А что ж, отдайте! Бог благословит!»
«Да это будет не теперь, а когда будем вас переодевать».
«Да, конечно, тогда!»
«Ну, теперь, – говорю, – батюшка, и последняя рубашка, в которой вы умираете, и та уже вам не принадлежит. Вы можете сказать: наг из чрева матери изыдох, наг и из мира сего отхожу, ничего в мире сем не стяжав. Смотрите: рубашка вам не принадлежит; постель взята у других; одеяло – не ваше; даже иконы и книжечки у вас своей нету!»...
Он воздел руки к небу и, ограждая себя крестным знамением, со слезами промолвил несколько раз:
«О, благодарю Тебя, Господи, за такую незаслуженную милость!»
Потом обратился к нам и сказал: «Благодарю, благодарю вас за такое великое содействие к получению этой великой Божьей милости!»
Во всю его предсмертную болезнь – ее нельзя назвать болезнью, а ослаблением союзов души с телом – ни на простыне его, ни на белье, ни даже на теле не было ни малейшего следа какой бы то ни было нечистоты: он был сама святыня, недоступная тлению. Три дня, что он лежал в гробу, лицо его принимало все лучший и лучший вид.
Когда уже все имущество его было роздано, я вспомнил: да в чем же будем мы его хоронить?.. Об этом я сказал умирающему.
«Ничего-с, ничего-с! – успокоил он меня, – есть в чулане 60 аршин мухояру [7]. Прикажите сшить из него подрясник, рясу и мантию. Кажется, достаточно? Они ведь скоро сошьют!»
Утром принесли все сшитым. Он посмотрел...
«Ну, – сказал он, – теперь вы будете покойны... Да, вот еще: вы бы уж и гроб заказали, кстати; только – попроще!»
«Гроб у нас заказан».
«Ну, стало быть, и это хорошо!»
Теперь я изложу вам о том, что происходило по блаженной кончине вашего праведного брата, т.е. о погребении его честного тела.
Тридцать с лишним лет были мы с ним в теснейшем дружеском общении, а последние три года у нас было так, что мы стали как бы тело едино и душа едина. Часто он мне говаривал, чтобы погребение его тела происходило как можно проще.
«Какая польза, – говорил он, – для души быть может от пышного погребения?..» И при этом он высказывал желание, чтобы погребение его тела было совершено самым скромным образом. Я дружески ему прекословил в этом, говоря, что для тела, конечно, все равно, но для души тех, которые усердствуют отдать последний долг своему ближнему, великая в том польза; потому и св. Церковь усвоила благочестивый обычай воздавать усопшему поминовение в зависимости от средств и усердия его близких, а священнослужители, близкие покойному по родству или по духу, – совершением Божественной Литургии по степени своего священства. Отцу Мелетию и самому такое проявление дружбы к почившим было приятно видеть в других, но для себя он уклонялся от этого, как от почести незаслуженной, по глубокому, конечно, внутреннему своему смирению.
Живой он удалялся от почести, но, мертвый, он не ушел от них: они его догнали во гробе!
Когда отец Мелетий заснул на веки, мы одели его в новые одежды, им самим назначенные на случай его погребения, а я распорядился послать телеграммы вам и в Москву. Отец Иоаким все это исполнил и еще мог написать отцу Исаакию и отцу Леонтию, а отец Гервасий – в Петербург. Когда принесли гроб, мы тотчас положили в него тело почившего, и я начал панихиду; затем – другую и третью с разными предстоящими и певчими разных церквей. Когда стали отходить ранние обедни, то все иеромонахи, наперерыв, начали служить панихиды, которые непрерывно продолжались до самого выноса, последовавшего в половине третьего. В 10 часов я с о.Гервасием ездил в Китаев выбрать место для могилы, которое митрополит благословил выбрать «где угодно». Мы назначили при входе в церковь, по левую сторону от передней двери, аршинах в шести, не более.
В три часа наместник с соборными иеромонахами и с нами начал вынос, что очень редко бывает. Несли его в облачениях предстоящие иеромонахи. Гроб с останками почившего поставили в Предтечевский придел [8], где я в понедельник служил соборне Литургию. Во вторник, в день погребения, по особенному изволению митрополита, тело было перенесено в Великую церковь. Такого примера в наше время ни одного не было; только преосвященного Иосафа, митрополита Филарета и князя Васильчикова отпевали в Великой церкви, да вот еще и нашего о.Мелетия, семнадцать лет и семь месяцев бывшего неусыпным блюстителем Великой церкви.
При переносе тела один иеромонах произнес краткую речь. На Литургии, после малого входа, труженик был поставлен посреди церкви. Божественную Литургию служил митрополит. На погребении был еще преосвященный Александр. Литургию пели митрополичьи певчие. Погребение начинали певчие, а антифоны пели лаврские клирошане, что придавало чину погребения необыкновенное величие. День был будний, но народу было как в двунадесятый праздник. Два иерарха со всем собором провожали гроб за Святые врата. Против моей кельи, в память нашей дружеской любви, гроб был поставлен, и была совершена соборная лития. В проходе крепости встретились две команды солдат, которые пред погребальным шествием выстроились во фронт и отдали честь усопшему воину Христову барабанным боем, а трубачи проиграли на своих трубах. Всех удивило это: точно нарочно войска были поставлены для отдания почестей усопшему... Нашлось много усердствующих нести тело до места погребения, но так как от Лавры до него будет 10 верст, то я на это не согласился, потому что уже было два часа пополудни; скоро должны были наступить сумерки и ночь, да к тому же на двух мостах по пути стояла страшная грязь. Поставили гроб на монастырскую катафалку, а сами сели в экипаж и со многими усердствующими поехали в Китаев. В Китаеве гроб был встречен преосвященным Александром с литией. Отслужили в церкви соборную панихиду и так предали земле вашего достойного брата, память которого не умрет: он послужил достойным и святым украшением вашего рода.
Просил я его перед самой его кончиной молиться за вас и за весь род ваш перед Престолом Божьим, если он будет иметь дерзновение у Господа. Он сказал:
«Надеюсь, надеюсь на благость Божью!»

Это были его предсмертные слова...

Комм:
Напомнило, как я холодной водой обливался – а мне, типа, не холодно, отлично… (По доброй воле трудно себя заставить – только на летней жаре легко – но если уж, решился, но чувствуешь себя прекрасно. Дай Бог, так же и перед смертью будет…)

3 книга:
Раньше я людей смущался, сейчас же смущаюсь, в основном, только своей иронии – мол, извините, это я так…
Когда были у Д., что-то такое почувствовал – не знаю, как он. Вел себя очень свободно и вежливо…

Комм:
При правильной жизни, если бы смерть и колхозное ковырянье не гнобили меня, мог бы быть весьма холеным аристократом… (а так моя утонченность весьма своеобразно мешается с грубостью)

1 книга:
Ненависть, ненавидящая даже любовь, любовь, любящая даже ненависть. Ненависть ненавидит, потому что любовь любит, а любовь любит, потому что ненависть ненавидит. Тут чудится мне некое равновесие смертельной схватки.

Комм:
Схватка вечной жизни и чуть ли не вечной смерти (если бы смерть была вечной, то дьявол был бы равен Богу? Он и так настолько равен, что нам иного и не видно – из каких-то крайне отдаленных миров донеслась к нам весть о преимуществе Бога и жизни; может, миллионы световых лет доносилась…)

ЦИТАТЫ, Кравченко, хохловый историк:
Первыми поняли опасность   дружинники-особисты: послал бы ты, князь, кого-нибудь заколоть Всеслава. Но проблема состояла в том, что в камере Всеслава не было дверей.   Они были то ли заложены, то ли заклёпаны насмерть - еду колдуну подавали в   окошко. Был вариант подманить Всеслава к кормушке чем-нибудь вкусненьким и  перекрестясь бить его копьём, но тут уж ведьмак смотрел в оба.

Комм:
Всю бы мировую историю вот так рассказать – с верой в дурное, без всякой значительности… А то исторический позитив не только ничему не учит, но сеет иллюзии…

Инет:
Вся наша общечеловеческая «духовность», все наши «достоинства», которыми мы кичимся перед животным миром и которыми так неразумно пользуемся, – всего лишь жалкие обломки однажды утраченного богатства. Догнивающий труп, сквернящий природу.

Комм:
Сейчас на духовность мало кто надеется – больше на попсу. Засахаренность тоже обещает вечную жизнь. Ведь все великолепие цивилизаций – это сахар; и что? – они прославлены и по тысяче лет стоят. Поэтому «евроремонт» есть жизненная необходимость – полное изгнание смерти из квартир; и насыщение их жизнью при помощи бурлящего ею телевизора… Всех умирающих вовремя в реанимации припрячем…  Помрешь? – превратишься в свой фотопортрет (ты ж плоским и при жизни был!)

3 книга:
Соблюдать тонкое равновесие между принуждением – ведущим к переутомлению и искусственности – и расслабленностью – ведущей к распаду и выхолащиванию…

Комм:
Подпустить таки смерть, но в совсем уж переносимых, безопасных количествах (с двух сторон подойдет, а насчет третьей ты не догадаешься и в итоге напрасно станешь трепыхаться…; или вдруг вырастет, как пузырь надуется…; или как-то иначе окажется маленькой, да удаленькой…; а иногда и вовсе непонятно, почему вдруг сначала занервничаешь, а потом и сбесишься…)

1 книга:
Волосы – это не только украшение, но и знак смерти - этакий слой земли, покрывающий живого человека.
Кажется, волосы растут и на разлагающемся трупе.
 
Комм:
Волосы – знак травы, что над каждым из нас прорастет; такой же знак власти над нами, как для мужика кепка, а для бабы платок…

ЦИТАТЫ, Кравченко, хохловый историк:
в бою князья гибли крайне редко - накрошат русских с той и с той стороны, а сами       потом поцелуются, помирятся да поделятся, и поедут накапливать свежее   Чувство.

Комм:
Вся история – сказки про смерть…

Инет:
Тело, хотя в большинстве случаев и обременительно для души, но оно не позволяет враждебным сущностям «тонкого мира», а проще – бесам, пожирать уже принадлежащую им, по причине нашей богоотверженности, душу. Временная, телесная жизнь – как бы отсрочка исполнения вынесенного приговора. Возможность обрести помилование.
Вот почему произвольное лишение себя жизни – суицид – категорически неприемлем и определяется Церковью как преступление против Себя, Бога и Жизни. Такой исход ставит душу в необратимое, неспасаемое положение. Фиксирует в Вечности ее крайний эгоизм. Страдание, которого желает избежать душа, становится ее единственным и вечным достоянием.

Комм:
Обратно мыслю: тело есть искушение для нашей божественной души, но на это искушение, как на испытание, мы и родились. Самоубийца слишком серьезно относится ко своим потерям – а значит, недостаточно ценит собственную душу, которую у него невозможно отнять…

3 книга:
…С одной стороны, скакал от занятия к занятию, мешая самому себе сосредоточиться, а с другой давил на одну и ту же духовную сферу, перенапрягая и истощая её…  И мой консерватизм – с трудом могу себя заставить сделать что-то новое и непривычное – просто следствие усталости…

Комм:
Революционность в возрасте как консервативная привычка! Есть ведь и такое консервативное занятие, как окучивание молодежи… (Лимонова вспомнил)

Перенапрягаться в моем возрасте  так же опасно, как болеть… И вообще, я давно мечтаю ложиться в постельку еще свеженьким, живым – для более приятных сновидений. (Не то же ли и с вечной жизнью?! Если помрешь утомленным, то после долго будешь охать, страдать, пребывать в бредовых кошмарах…)

1 книга:
Жизнь проходит под знаком Забвения – обречен, предан ему каждый миг моей жизни, всё, что было, есть и будет, всё, что думаешь, говоришь и делаешь. Почему-то люди не вполне отдают себе отчет в том, в какой ситуации они здесь находятся. Конечно, забвение избавляет от многих испытаний, ответственностей и страхов, но ведь и от смысла, радости и надежды.
Получается, что сначала у нас жизнь и только жизнь, а потом только смерть и забвение.

Комм:
И в провинции и в глухие годы забвение совсем уж явственно царит и парит (футбол и хоккей – живинка чуть ли не единственная… Когда, кстати, сдохнут сии абсурдные «профессии», на смену, видимо, клоунам пришедшие… Мне так кажется – пора… Сдохнут, когда всем уже ясно станет, что на футболах тренируются фанаты войн, а на шахматах или картах – излишне расчетливые люди…)

ЦИТАТЫ, Фещенко-Скворцова:
Небеса, заключенные в смертную суть Ремесла…

Комм:
Ремесло – любовь к вещам; с любовью сделанные вещи как ангелы?! (Устройте рай на земле и Христос явится к вам не умирать, а отдыхать…) Геометрические вещи всегда излишне рациональны для любви; они обманывают, помимо любви суля нам пользу… Каждая прочерченная по линейке линия в этом мире – убийственный меч…

Инет:
Разбойник, казнимый за действительные преступления, спасается, входит в общение с Богом и обретает рай.

Комм:
«Казни меня, чтобы я хотя бы себя пожалел – через жалость открывается путь к нежности и прочим добрым чувствам»

На том свете может оказаться битком набитый огромный вокзал. Все разговаривают на одной языке, но никто не понимает жизни друг друга: «православные?! Есть здесь православные?» Объявление диктора: «убитые в таком-то году, просьба всем собраться у 5 причала»…

3 книга:
На Западе-Востоке множество потребностей, множество деталей каждой потребности, каждого товара и каждой машины  удовлетворяется множеством людей-собственников. Какая же свобода при этом, если они наглухо связаны со всеми своими «смежниками» и намертво зависимы от «феодалов», владельцев крупной собственности в своей «производственной цепочке»? Возможно, собственность дается только настолько, насколько отбирается свобода. «Рынок диктует»!

Комм:
Какая же свобода от смерти при этом…

1 книга:
Человек бессмертен и в самой жизни! Мучается душой всю жизнь, но и виду не подаст, живет себе, как ни в чем не бывало…. Изматывают его работой, гноят по тюрьмам… - ничего, живет, хотя и бывает такое, что ему снятся кошмары. Должен, казалось бы, умереть от своей незначительности и от того, что ничего не знает о мире, в который явился так бессмысленно жить… или от болезней и напастей загнуться, но – отнюдь, продолжает жизнь его катиться лавиной.

Комм:
Надеются на коллектив, на общество, на государство. На человечество, в конце концов. На миру и смерть красна. Один ум хорошо, а миллион лучше – а миллиард и вовсе, должно быть, хорошо… «Муравьем растворясь в миллиарде, я умру совсем без затей» Или наоборот: среди миллиарда затей, я умру как на сказочном шоу. На меня, смертельно больного, будут такие потрачены деньги, что загорятся даже самые волшебные огни… (Планетарий – вот хорошее место для смерти)

ЦИТАТЫ, Звягина (в очереди стояла?):
За жизнь нам в конце концов придется расплачиваться  смертью, и лишь смерть вознаграждается новой жизнью.

Комм:
Бабам этот мир тоже не нравится, что бы они не говорили – иначе они бы рожали кучи детей, как бы всех в него  зазывали…

Но и раньше они рожали лишь из-за отсутствия контрацепции… Все наши истинные мысли столь же самоубийственны и смертоносны? Ведь и сам я радуюсь только «большим античеловеческим фильмам»… - на самом деле, антигородским; люди власть помещиков и прочих феодалов поменяли на власть города и капиталистов… - но свободная жизнь на природе уже стучится в двери! (Стерлигов не даст соврать!) Жаль, я не доживу…

Инет:
В следующие десять лет моей жизни, слава Богу, никто не умирал.

Комм:
Есть люди, что ни разу в жизни не болели – есть и те, у кого никто никогда на глазах не умирал?

Смерть Женьки на меня подействовала так же сильно, как его «сумасшествие» (убийство психиатрами) 30 лет назад… (Та трагедия сделала меня философом, эта – мудрецом?)

А то, что Вовка проживает свою жизнь как сущая солома, разве не меньшая трагедия? (и разве она ничему не учит…)

3 книга:
…Испугался: «вы так хвалите меня, как будто у меня уже всё позади!» (Ведь так не бывает, чтобы человек, добившись больших успехов, потом добился их ещё раз.)

Комм:
Бывает, и еще как, если начинаешь достаточно рано, а живешь достаточно долго… - но тогда я еще был одноразовым; первой ласточкой для самого себя; знаменем, зарей нового мира невообразимых чудес под самым носом…

Например, Толстой тоже  дважды добился больших успехов (причем, его второй успех явно больше первого)

1 книга:
На следующее утро, едва написав всё это, я уже в саду работал, громогласно наслаждаясь. Эти мироощущения правы, только тогда, когда живут во мне одновременно. Давайте наслаждаться до жизни и мучиться до смерти! Они переходят друг в друга так же легко, как разговор переходит в молчание, а молчание в разговор; как действие и бездействие, сон и бодрствование, день и ночь легко переходят друг в друга. Живи с такой силой, чтобы уже не ощущать себя!

Комм:
И пиши о смерти, чтобы дольше и сильнее жить…

У меня громкий, но глуховатый голос – громкостью я тоже побеждаю смерть? (но картинка-то нелепая…) Глуховатость моя суховата, зато шепелявость с картавостью мокроваты! – в итоге, норма?!

Боюсь, моя победа над смертью подобна иным продуктам моим, от долгого хранения потерявшим минимум половину своих качеств и кондиций, но, тем не менее, «спасенных», т.е. потребленных после некоторых несложных манипуляций… Впрочем, мне их спасать от позорной смерти сам Бог велел, ведь кто иначе? Родители – свиньи, и брат; не могло же «само» с такой силой в самую душу вдолбиться…

ЦИТАТЫ, Кириллов Кирилл:
Как говорилось в книге Бусидо: Смерть это   подвиг, доступный каждому.   

Комм:
Кстати, почти ничего не знаю про численность азиатов в прежние века – при их-то естественной жизни… И не слышал, про их эпидемии чумы или супергубительные войны… Может, в Индии или Китае и в древности было по миллиарду? Что этому могло помешать, когда им даже «великий кормчий» совсем не помеха…  А если миллиардов все-таки не было, то это верный признак, что люди жили там отнюдь не всегда, и размножиться просто еще не успели…

Инет:
Мама всегда относились к Церкви с уважением, несмотря на то, что была воспитанником советского времени. И Бог послал ей человека - соседку по палате, такую же больную. Она и оказала на маму решительное влияние, убедила ее в необходимости исповеди и причастия перед операцией. Пришёл священник, причастил её. Операция, к сожалению, оказалась практически бессмысленной... Дальше процесс пошёл по нарастающей. Настал последний день, когда мама с утра была ещё в состоянии разговаривать и сама передвигаться, а к вечеру скончалась.
 Я настоял на том, чтобы всё происходило дома, чтобы не отдавать маму ни в какие хосписы, ни в какие больницы, где врачи вколют обезболивающие, и человек спокойно в полудрёме отойдёт. Обезболивающие удалось достать самим, уколы кололи дома.
Какие-то вещи невозможно выразить словами. Почему-то вдруг я понял, что это последний день ее жизни, поехал в ближайший храм, взял епитрахиль, Дары, причастил её, пособоровал, а потом мама впала в забытьё, сознание отключилось и постепенно стало угасать - тогда я стал читать канон на исход души.

3 книга:
Зараз человек может держать в голове не более 3 вещей – поэтому-то он способен временно забывать даже такие фундаментальные вещи, что он, к примеру, женат, что только что было лето… - ведь фундаментальных вещей более 3-х…

Комм:
Память у меня не лучшая, заурядная, смертная (странно, но кажется, срок жизни от качества памяти совсем не зависит – так же, как и от физической силы…)

Два дня могу не заметить, что заболеваю: в число моих Трех не то что возможной жене, которой в реальности  нет у меня, но даже болезни непросто попасть (я и умереть могу для себя почти незаметно?! Спохвачусь минут эдак за 9 до смерти…)

1 книга:
Сначала ощутил свою гениальность, а потом – ее заурядность. Всё, что рождается, кончает смертью, а всё, что умирает, потом возрождается.

Комм:
Очередное пророчество, многократно сбывшееся в важнейших  обстоятельствах… Нет гениев без своей ничтожности – и смертности… (чтобы не забывали, что они лишь орудия, лишь человеки… За силу Бог наградит, но за слабость все равно накажет - по полной, без скидок; у Него даже слишком исключений и любимчиков нет…)

ЦИТАТЫ, Моев:
открытые глаза его обращались к тропическому солнцу, чтобы отдать на сожжение в себе все смертное

Комм:
На любой природе вся слабость городская выветривается на ветру, сгорает на солнце и в разгоряченной крови, выходит с потом… Но на пляже, если плавать не горазд, остается надежда на солнце – и мне это тоже знакомо… Прокалиться до бессмертия под таким же жарким, как настоящая работа и настоящие приключения, солнцем…

Инет:
То, что говорит Господь с креста: «Господи, для чего Ты меня оставил?» - наверно, это самая страшная вещь, которую может пережить человек и с которой он может не справиться.

Комм:
Одно это место говорит, сколько в Нем было человеческого, насколько прав Толстой и не правы все «христианские» (а на самом деле ветхозаветные, смертные) религии…

3 книга:
Как перенапрягусь разумом, отхожу от письменного стола и пытаюсь, шатаясь, делать всякие рутинные домашние дела, надеясь «отойти» или как-то иначе развеиваюсь...

Комм:
Пошатывает меня всю жизнь – и как только не уронило еще окончательно... (за счет спортивности и работы на дачах в первой половине жизни, плюс к этому гармонии и мирности – во второй)

1 книга:
Будучи 3 года назад на свидании с Женей в больнице, мог ли я подумать, что и сам окажусь в подобном заведении…. Тогда я был такой «блестящий», что, конечно, устрашился бы подобных перспектив, но я не знал о них и все сошло благополучно. Зная будущее, нельзя жить в соответствии с ним. Даже предвидение смерти и неизбежного появления трудностей, работ и  семейной жизни слишком сильно определяет наше мироощущение…

Комм:
Знай я, что умру через 3 года - даже и через 10 или 20 – я мог бы сойти с ума?!

Если почувствую в своей смертельной болезни нечто несправедливое, душе моей по любому крайне трудно придется…

ЦИТАТЫ, Фаустов:
После смерти отца Андрей вновь стал ведущим, а   Иван сопливым

Комм:
Смерть всегда тасует  карты…

Инет:
Я помню мамин последний вздох. Дальше нужно было делать какие-то технические вещи, звонить кому-то и куда-то. В этот момент эмоции берут верх над разумом. Хоть ты и стараешься их как-то сдерживать - всё равно голос выдаёт какого-то совсем другого человека, потому что ты меняешься в этот момент.

Комм:
Как ни странно, смерть отца меня не изменила; он отшагал свою дорогу полностью, протянул, сколько мог; все последние годы ничего не делал; ни грамма незавершенности (просто ничего и не начато!) Меня он не слушал никогда, и мне оставалось только развести руками…

Вернее не так: в первый момент меня его смерть застала врасплох и очень сильно ударила.  Просто впечатление от нее быстро завяло – ведь мне почти нечего вспомнить! Я жил с ним всю жизнь и мне нечего вспомнить!! Он был как прибор, отслуживший свое, никогда не выходивший за пределы программы, всегда подчиненный жене…

3 книга:
На данный момент Вовка отчасти дает мне возможность, а Женька отчасти дает мне право жить без зарабатывания денег…

Комм:
Женька лишил меня возможности создать семью, а Вовка – возможности как-то «раскрутиться». Потому люди и прах, что почти никогда по настоящему не помогают друг другу; обычно – мешают… Мне нынче  почти  не мешают, да и  раньше помешать не могли – и это уже великое благо и шанс…

1 книга:
Вот вырос позитив и породил свое отрицание… - но, убивая, отрицание выполняет ту полезную роль, что выявляет бессмертное в позитиве  – которое пойдет в рост в свой черед, когда исчерпает себя очередная волна отрицания…

Комм:
Даже Гегель из-за диалектики казался мне лучом света в темном царстве института (потом заглянул в него за подробностями и ужаснулся… Все философы – голимая смерть…)

ЦИТАТЫ,  Гутман:
Измена, потом что-то вроде свадьбы, две смерти, похороны, гроза, - этим все двигается, так все было и так я помню.

Комм:
Две смерти, одни похороны, да и те грозой разметало – что-то вроде похорон; причем, были изменники, что совсем не пришли (может, знали прогноз погоды?!)

Инет:
В реанимацию в том виде, в каком она есть, пускают родных, но ненадолго. Если человек лежит в сознании, это непередаваемый, на мой взгляд, ужас и страдание от одиночества. Потому что умирать-то страшно, потому что есть то, за что совестно или больно любому человеку. Человек лежит, утыканный трубками и катетерами, понимает, что всё, это предел. Ты один на один с какой-то чудовищной медицинской машиной, которая к тебе относительно равнодушна, потому что через эту реанимацию проходят в год сотни, тысячи людей. И я не представляю, что значит там оказаться не в качестве священника, а в качестве пациента, человека, покидающего этот мир. Поэтому родные стены, дом очень важны, хоть это и очень тяжело переживается.

Комм:
Отец, вероятно, очень на медицину надеялся; кроме того, он весьма терпелив; в ужасе я его не видел ни разу… Если он о чем и жалел, так это об отсутствии жены; но ведь еще дома он уже был в полубессознательном состоянии, у него отнялась речь…; мать переживала, но она уже тоже очень стара и потому в реанимацию к нему не рвалась и так еле держалась… Все религиозные люди со смертью неплохо дружат (чего о жизни не скажешь)…

3 книга:
Лабиринт издали – стена. Очень часто только кажется, что всё логично; сдается, почти всё возможно – столько у жизни вариантов; то вдруг тихий ход, то – дерзко-парадоксальный, то целая карусель закручивается на малом пятачке…

Комм:
По капле пишется эта книга, по капле делаются другие мои огромные дела – и вся эта жидкость потихоньку просачивается в этот мир-лабиринт как лекарство от смерти, как допинг…

1 книга:
В любой момент же  может что-то случиться, включая смерть и равное смерти.

Комм:
В любой момент Бог может выкинуть меня? На полпути может выкинуть любого человека? Какая Ему разница кто и когда какое-то дело доделает – общий ток времени с такими проблемами справится; понудит кого-то другого, даст задание, обнадежит, воодушевит…

ЦИТАТЫ, Уолкотт:
Большинство нынешних поэтов заявляют: "Мне необходима вспышка, необходим повод для написания стихотворения". Для Иосифа таким поводом является сам по себе любой день. Конечно же, тень смерти, больное сердце и тому подобное. Он поминутно хватается за сердце, но ненавидит тех, кто начинает при этом суетиться вокруг. Суета приводит его в бешенство. Это, в свою очередь, бесит его друзей.

Комм:
Иосифы не нуждаются во вспышках; сойдет и так; вокруг них  бешенная суета и столько растет сорняков, что при известной наглости за цветочки выдать несложно…

Инет:
Нужно ли говорить человеку о том, что он умирает или нет, сильно зависит от самого человека. Ведь есть люди, которые смогут пережить это известие и соберутся внутренне. Уж не знаю, покаются или не покаются, мировоззрения-то разные у всех. А есть люди, для которых просто откроется бездна, и они впадут в состояние, в котором нет ни воли к жизни, ни готовности к смерти.

Комм:
Как доказать справедливость смерти? Ведь, например, по старости смерть точно справедлива. Несправедливой смерти не существует! – но во многих случаях это очень трудно доказать… Если у человека нет конкретного Задания от Бога в этой жизни, то любая его смерть может считаться справедливой? «Что сделал ты, чтобы быть небезразличным Богу?»

3 книга:
«Актер прекрасно сыграл высокие чувства» –  это означает, что всё можно подделать, сыграть. Хотя я-то уверен, что на самом деле не всё было   прекрасно...

Комм:
Актерам на сцене приходиться чуть ли не орать, чтобы их слышали в дальних рядах – о какой прекрасности речь?! А кино – это и вовсе достаточно мерзкая индустрия, где актеры обычно лишь пешки… (Выход: снимать на камеру  «тихие», естественные спектакли? Кстати, и с декорациями при съемках гораздо больше имеется маневра… Получится что-то среднее между спектаклем и кино, золотая, при таланте, середина…)

1 книга:
«Смертельная усталость» - устал и чувствую смерть свою. Устал в смертельном состоянии души. Смерть – это только предельная усталость…

Комм:
Не реже, чем через день, смертельно устаю, еле-еле добредаю до кровати… Причем, пока делаешь, дело держит тебя, а вот как отвяжешься от него, оторвешься, так сразу хоть падай на месте…

ЦИТАТЫ, Скидан:
Персонажи Введенского существуют в парадоксальной несвершаемости, абсолютной невозможности смерти. Сосбственно, эта невозможность и есть “смерть”. Смерть это смерти еж. Что скрывает эта тавтологическая фигура, какой детонатор срабатывает, подрывая (ре)презентацию смерти (денотата)?

Комм:
Введение в Введенского ежа…; абсолютная невозможность избежать ежа…; абсолютная невозможность об него не уколоться…

Решил презентовать нам смерть в виде ежа (смешно?), но сработал какой-то совсем другой детонатор… Экспериментатор взорвался  сам прямо на лекции – всех студентов закидало ошметками…

Инет:
Хотя сама болезнь у людей, живущих в Боге, может быть тяжелой, например онкозаболевания. Но, тем не менее, праведники умирают, если можно так сказать, прекрасно. У грешников такая же болезнь протекает страшнее. Например, тот же рак у грешника протекает в более тяжелых формах, всегда с такими, не то что метастазами, ну, например, мясо выпадает из человека.

Комм:
Глухо, без подробностей знаю, но, похоже,  очень много  несчастий в маминой церкви случалось… - туда ведь часто  и тянутся потенциально несчастные, слабые…

3 книга:
Зачем думать, если нет проблем? Зачем возбуждать в себе чувства, если нет интригующей ситуации? живи себе спокойно, не мучься, в этом случае время вовсе не уходит «бесплодно»: плод – покой. И у покоя есть свои занятия…

Комм:
Расслабляться блаженно почти не умею – а значит, и спать при малейших неудобствах или тревогах (как, к примеру, на вахте) Это тоже к смерти ведет? Я просто вынужден беспрерывно работать, я ведь один на огромных полях (поле смерти лишь одно из многих; хотя, может, и главное…; жалко оставлять без внимания – тут такой чернозем…)

1 книга:
Победа будет за знанием, потому что знание вечно, а жизнь смертна?!

Комм:
Бессмертна вся Троица: Дух (знание), Жизнь и Материя… Жизнь беспрерывно проигрывает, но дальше победно журчит… Жизнь разгадать невозможно (не случайно прогресс «психологий», «философий» и прочих ее «изучений» совершенно ничтожен) – человек может ей только следовать, ею дышать…

ЦИТАТЫ, Скидан:
Чудо возможно в момент смерти - тогда литература, познав самое себя, испускает дух: вспышка трансцендентного света, ослепление... и никакого чуда в дальнейшем. Нужно умудриться проспать место истины,  как просыпают рассвет или работу (но не ломку). Нужно преуспеть в сновидении, в котором чудо обещано, а слух отключен.

Комм:
Есть литература «сплошное бодрствование» и есть литература «сплошной сон» - но я в обе смерть все-таки добавил; хватит уже попыток умудриться без нее… Хотя чудесны любые крайности – и бесконечное бодрствование и бесконечный сон… (и я о них мечтаю регулярно..; но чтоб не в книжках мне попались! это - чур! не тот уж возраст у меня, чтобы обманываться книгой…)

Инет:
Праведник умирает в терпении, хоть и в скорби, но, тем не менее, как-то кротко. А грешник умирает страшно. На моих глазах было – и матом ругается, и вокруг него все страдают, и тому подобное…

Комм:
Матом ругаться точно не буду, но вот черта поминать, боюсь, придется; не без этого…; ведь даже перед смертью Христа чертяки явно станцевали и хором спели песенку…

3 книга:
Христос: «Я – путь». «Я – путь из плена», «Я долгий путь домой»…

Комм:
«Я – путь из смерти в жизнь». Путь и долгий, и узкий, и тонкий -  трудный… (но жизнь всегда легка!)

1 книга:
Ненормальности и отклонения нормальны как падения, просто одни падают удачно, у других остаются шрамы на всю жизнь, а третьи просто разбиваются насмерть.

Комм:
Я пока почти не падаю; первый звонок в этом смысле пока не случился…; не стал, кстати, учиться на коньках кататься, чтобы не подвергать себя лишнему риску… (да и маршрут до катка неудачный, от одной езды можно насмерть разбиться)

ЦИТАТЫ, Скидан:
Он цепляется за поверхность листа, продуцирая и пожирая свою смерть, временность и беспредельный предел.

Комм:
Кажется, уже готова научная критика моей еще ненаписанной книги…; эта тень от выстрела, как палка из плетня - бьет не насмерть, но все же несколько ранит…; хочется вдарить по «науке» в ответ… – с самолета…, с того света… (с того света по самолету – ведь все важные лица летают на них…)

Инет:
все эти предсмертные болезни нужны как воздух. Это настолько в подсознание, а лучше сказать, в душу человека вкрапляется, что человек об этом будет помнить всю вечность.

Комм:
Всю вечность помнить, как умирал?! Уж лучше пусть каждое мое матерное слово обратится в камень – с тем, чтобы все, мною обиженные, к космосе ими швырялись в меня…

3 книга:
«…Но я не дам, не могу…»  С жестокой усмешкой: «А я беру?» Все не дают, но дать им на самом деле и нечего…

Комм:
Да, за копирайты борются, за сохранность личной жизни – и даже за место на кладбище вкупе с качеством гроба…

1 книга:
Все-таки безмерно удивительно место, в которое человек попадает после смерти, ибо находится оно под землей. Пока он полон красок и значения  и в голову не придет закопать такого – абсурд и ужас. Подумаешь, «мертвый» – разве может быть такой конец у жизни?! Поэтому я уверен, что закапывают только тело…. Представьте только, как он лежит там, а доски понемногу гниют и образуются щели и первый червяк ползет по зловонному месиву и сыпется разноцветная земля… - весь этот процесс тоже своего рода жизнь и ее можно представить с тем же успехом, что и жизнь у соседей.

Комм:
Любители посещения могилок всегда меня поражали – такие, по-моему, способны поверить, что умерший живет под землей! (а значит, и любому другому суеверию, а значит, и атеизму…)

ЦИТАТЫ, Скидан:
царь, властелин, он и есть двойник/должник смерти

Комм:
Были ли легендарно добрые цари? – а вот легендарно грозные были…

Царь словно бы себе две жизни забрал – да еще и вдвойне убивает…

Если к телу первого удалось бы присобачить голову второго, кто бы жил, первый или второй?!

Инет:
болезнь перед смертью нужна. Я убедился в этом на своем опыте. Она последний шанс дает человеку, чтобы очиститься.

Комм:
Каждый в этой жизни доходит до ручки – и только потому каждому необходима смерть как сильнодействующее лекарство, которое, губя тело, через шок способно сделать переворот в душе, при жизни погрязшей в привычках…

3 книга:
Вот решился совлечь человека ветхого, старого, расслабленного и малодушного и облечься в нового, вооруженного, собрав всё оружие, какое выковал за эти годы…
Но те же соблазны не упразднились, а только слегка постарели. «Ствол срубить легко, а вот ты выкорчуй корни».

Комм:
Соблазны как вода; вода как лом, против нее тоже часто нет приема… И стареют соблазны лишь в действительной старости… Я всю жизнь на радикальные меры не мог решиться и оттого с соблазнами вполне безуспешно боролся… С водой и невозможно бороться – лучше от нее убежать, отвлечь себя на сухое, здоровое место… (в написание увлекательной книжки, допустим!)

1 книга:
Просто смертная тоска – в ней чуждо и противно выглядит даже самое обычное. Всё гибнет во мне, как растения под иссушающим ветром.

Комм:
Между интересной жизнью и смертной тоской очень тонкая грань; интересная жизнь как тонкая нить, которую всегда можно порвать или безнадежно запутать…  (с годами и с опытом меньше рвешь и путаешь, но зато и сама нитка уже послабее…)

ЦИТАТЫ, Збруев (был актер, стал ресторатор – какая нелепая смерть):
Самое страшное осталось позади.   Смерть матери, например. Я в то время снимался в фильме "Опекун". Первый раз в жизни играл комедию. Снимали в Ялте. Я молодой, красивый, знаменитый, вокруг девочки, рестораны, белые пароходы.

Комм:
Смерть девочки, например…

Инет:
Она умерла, но поверьте, качество души у нее было прекрасное!

Комм:
И на этом свете очень нужны прекрасные души…

3 книга:
А по радио всё про репрессии, но не про те репрессии, от которых мои депрессии…

Комм:
Лучше один раз в концлагерь, что ли, съездить, чем сто раз по радио услышать. Ведь слушающие-то ничего не сделали, палец о палец не ударили по данному поводу… (И вся их «учеба» за партами такова же)

1 книга:
Противопоставлю гордости смирение, ожесточению – любовь, чтобы росли в смертельных объятиях. Раз жизнь кончается смертью, то, наверное, мы должны стремиться навстречу  собственной смерти – и, по крайней мере, не бояться ее. Нагружайте меня, испытания, меня уже нельзя сгубить, я  только сильнее буду!

Комм:
Этим своим довольно бескомпромиссным настроем горжусь. «Я собой не дорожу» (будь дела мои закончены, будь у меня одни повторы, я бы очень просто сказал «до свиданья» - и уже сейчас принялся отдыхать!)

ЦИТАТЫ, Шамфор:
главный недостаток трагедии в том, что она придает слишком большое значение жизни и смерти.

Комм:
Этот недостаток называется «пафос» (а еще есть недостаток, который называется «жанр»)

Инет:
Конечно же, мне бы хотелось, чтобы у меня и сейчас был жив отец, семидесятилетним или восьмидесятилетним. А он умер в 47 лет. Почему? Произошла трагедия. Лет за двадцать до этого его избили, отбили ему почки. Конечно, Господь мог бы исцелить его, возможно, он бы смог прожить до 80-ти лет, но…

Комм:
А мой отец вовремя умер – всего пару лет был действительно дряхлым, когда уже тяжко и без всяких особых болезней (с обычными)… Хотя, судя по истончавшим ногам, у него мог быть рак (от сучьих врачей даже после смерти нормальных объяснений  не дождешься… Избить бы их до полусмерти – пусть сами себя лечат… В кои веки у них появится не денежный стимул…)

3 книга:
Щедрый человек: даже для людей, которых видел по делам, случайно, разово, расставаясь, вероятно, навсегда, не жалел своей теплоты, говорил: «Будете чай?» И у всех внутри теплело…

Комм:
Лучше быть умеренно теплым в словах и умеренно теплым в делах, чем вдвойне теплым в одних лишь словах…

По собственной дурости мне самому всегда было в жизни прохладно - где уж кого-то согреть (тем более, что мало кому для этого достаточно чая…) Но очень надеюсь, что в старости все будет иначе – ведь и многим людям попроще такое тепло с возрастом становилось доступным (видимо, как награда за некие тайные заслуги) Да что там, оно вполне доступно даже моим любимым  продавцам! (изображать доброго труднее, чем быть добрым?! Долго изображая доброго, поневоле становишься добрее?! Или же становишься гениальным артистом?!)

1 книга:
Мои подъемы – это борьба со смертью, т. е. смерть, с которой осмелились бороться, а мои спады – это сама смерть, ее победа…

Комм:
Невыносимо было подыхать, поэтому совсем проигравшим я недолго оставался; впрочем, трепыхаться обычно было бесполезно – надо было переждать; задержать дыхание под водой поражения хотя бы на пару часиков…

ЦИТАТЫ, Шамфор:
У г-на д'Омона  где-то в провинции скончалась жена. Не прошло и трех днем после ее смерти, а он уже сидел в чьеи-то гостиная за картами. Д'Омон, - говорят ему, - это неприлично. Нельзя же играть в карты через день после смерти жены. Ба! - отмахивается он. - Я еще не получил уведомления о ее кончине. Все равно, это нехорошо. Полно! Я же играю по маленькой.

Комм:
Даже игроманы себе жен находят, а я вот не удостоился… Для баб ум вроде смерти с косой! С таким супругом они мирятся лишь по причине денежной выгоды… Мужской ум и бабская эклектика – непримиримые антагонисты, они люто ненавидят друг друга…(Семейная жизнь Толстого – прекрасная иллюстрация, лучший роман на эту тему…)

Инет:
Когда отец умер, у нас кардинально все изменилось в семье. В лучшую сторону, поверьте. Я из троечника превратился в отличника, брат изменился внутри кардинально, сестры… Моя мама стала вдовой в 37 лет с четырьмя детьми. Она, предав себя воле Божьей, воспитала хороших детей. Я не могу, конечно, про себя говорить хорошее, но я принял сан, сестра — супруга священника, другие брат с сестрой являются воцерковленными людьми, имеют детей и внуков.

Комм:
Да, трудные времена, болезни, смерти мобилизуют, помогают взрослению… Мое детство было слишком легким и это потом сказалось; «легко на тренировке – трудно в бою»… (недостаточная тренированность многих сторон, недостаточная снаряженность для жизни…; когда недостатков целые «комплексы», это делает неполноценным, хромоногим по жизни…)

3 книга:
На вокзале увидел усталую женщину со шваброй. Она мыла грязный пол на вокзале  и мытью этому не было конца – толпа на вокзале… Так не должно быть…

Комм:
Жизнь нынче легче, но сильней атакуют наркотической силы соблазны… Те же экраны могут быть ничем не лучше швабры! И на диване весь день в сотый раз провалявшись можно до полусмерти устать!

1 книга:
Фото Шнитке: исступленный полубезумный взгляд. Похож и на гения и на покойника; это отчаянно уцепившийся за жизнь мертвец; быть может, и не знает, что обложен смертью – так увлечен … чем-то.

Комм:
Кого только жиды не подсовывают…

ЦИТАТЫ, или Меклина или Володимерова:
гейские  семьи много спокойней лесбийских, которые чаще всего разрушает смерть, ревность, убийство.

Инет:
Отношение к Богу изменилось после смерти отца. Было реальное понимание, нужда в Небесном Отце, и обещание моего родного отца, который умирал и сказал: «Я ухожу, но у тебя будет Небесный Отец, к нему обращайся».

Комм:
Отец тела – Иегова, отец души – Христос, отец разума – Дух…

3 книга:
Он переутомлен, а надо проблему решать. Вникает-вникает, никнет-никнет своей головой…

Комм:
Я еще не проснулся толком, а надо уже проблему смерти решать…

Проснулся, но меня так шатает, что ясно – смерть рядом, хотя, по сравнению с вечерней, и поменяла обличье… Скоро уйдет, но надо ждать дневные ее варианты… (они как шпионы! – работают под прикрытием…)

1 книга:
Как мэтр, сел слушать музыку – мол, буду думать; и еще что-то мелькнуло насчет «купания в звуках» - подержу их в пальцах, как воду. Поза, поза, а не сущность! Да, именно так всё распалось и получилась только тина, не прикрытая практическим трудом. Посидел, походил, позевал, попил чайку и всё это в таком расслабленном, в шлепанцах режиме… - а потом снова стал думать про «смертельный» уход! В итоге, мне уже трудно воодушевиться, как бывало, я вяло равнодушен к тому, что думаю, чувствую, пишу, равнодушен к своей судьбе. Решимости нет, ничего нет? – всё равно, я отплываю. Бросаю и «конструктивность», смахивающую на рассуждения хозяйственника. Не знаю, что творю? А разве знаю? Всё время  не знаем, что делаем. Просто мне надо сосредоточиться на сиюминутном, так  как раз можно узнать, что творишь…

Комм:
Одних слов мало, чтобы не умереть (замереть?) – особенно, если твой опыт (опять же, из-за отсутствия дел) весьма ограничен…

Смертельный уход в слова? – «заново начать учиться говорить»… Смертельный уход в себя? - «вернуться в утробу»…

ЦИТАТЫ, Акутагава::
Отчего моя мать сошла с ума? Отчего дела моего отца окончились крахом? Отчего я так наказан? Я готов без колебаний умереть, когда встречаюсь не столько со смертью, сколько с чем-либо неприятным. Жизнь это нечто более адское, чем сам ад. Муки в аду организованы по определенным правилам. Муки, ниспосылаемые жизнью, к несчастью, не так примитивны. Вообще жизнь похожа на Олимпийские игры, устроенные сумасшедшим. Мы должны учиться бороться за жизнь, борясь с жизнью. А тот, кто не может сдержать негодования, видя всю глупость этой игры, пусть лучше уйдет с арены.

Комм:
Со смертью он еще не встречался; он возопил, встретившись с неприятностями и стал прятаться; ушел с арены, но на бумаге стал вопить про глупость даже Олимпийских игр…

Это японский писатель писал – в Азии, как и во всей цивилизации, почти побороли жизнь – но с другой стороны, там еще сохранили непосредственность; по-моему, при таких раскладах, там действительно должно быть много и самоубийц, и сумасшедших… (и отличных фильмов!)

Инет:
Господь, значит, решил, что тогда отцу нужно было умереть, в 47 лет… Он избрал трагедию, даже зло! Это было зло – у отца были отбиты почки, его бандиты погубили, но даже зло Он сумел к добру направить.

Комм:
Бог избрал бандитов, даже дьявола?! Я бы на его месте все же больше думал, а то  может трагедия и по глупости случиться…; и больше бунтовал и бушевал – хотя научиться действенным приемам против кабанов-бандитов руки-ноги так и не дошли (а теперь уж поздно – придется смириться…)

3 книга:
Мальчонки играются за забором у туалета с буквой «М»: «Откройте дверь, это мужичок!»

Комм:
Жизнь – это туалет с буквой «С». К концу жизни ты ее расшифруешь… (Сейчас до конца эту книгу мне не написать? Я допишу ее в свой последний день…)

1 книга:
Я еще молод, но ввиду озабоченности жизнью взрослой и даже старческой должно быть переделываюсь… - глянь, а уже не юноша строчит за столом. Пока я молод…. Само прохождение времени не менее ужасно, чем смерть, чем труп. Максимальное утешение заключается в том, что из трупа приготовляют памятник. Пусть мгновение будет ничтожно, чтобы не жалеть о прохождении его!

Комм:
Пусть мгновение будет ничтожно, чтобы не жалеть о его смерти – «отдай себя и свои мгновения, чтобы не бояться умереть» Причем, всю жизнь так себя отдавай – тренируйся в потерях…

Сейчас я уже достаточно натренирован в отдаче, чтобы взглянуть в лицо смерти-забирательнице; придет время, смогу и жить с нею рядом (сейчас это было бы крайне тяжело…)

ЦИТАТЫ, покойник Мамлеев:
Между тем Федор  объедался;  во  тьме  у  него  -  после  долгих  месяцев безразличия - часто вставал член, и он не заметил, как стал  соединять  этот восход со смертию.

Комм:
Вставание члена – механизм такой же навязанный, как и смерть… Впрочем, нам и козявки в носу навязаны, и тигры в лесу и все остальное… (и собственное тело, и родители с родственниками, и человечество вокруг, и страна, и эпоха - и планета Земля)

Инет:
Помню, как мужественно умирала одна женщина. Она сознательно отказалась от всех обезболивающих. Как все люди вокруг нее вдохновились ее примером! Качество их души изменилось. Женщина вот этим своим подвигом сумела много пользы принести другим людям, которые сейчас болеют. Спустя уже много лет, некоторые из тех, кто за ней ухаживал, сейчас заболели и вспоминают: «Ох, как она страдала, терпела, а я не могу!» Воля мобилизуется.

Комм:
Может, боль – это как пружина: она после смерти распрямляется и ты дальше в рай улетаешь…

Или: чем больше страданий, тем больше закалки, тем больше зрелости и спелости – и вкуса. Умрешь недозрелым – и в загробной жизни это еще как скажется…

3 книга:
Общаясь, стараются не обидеть и не быть задетыми – вот и нет контакта. Из двух иллюзий – вражды и дружбы – выбирают, конечно, последнюю. Не лучше ли близко к драке и пьянке, красной роже подойти, но что-то выяснить…

Комм:
Не лучше ли близко к смерти подойти… (если уж нельзя быть от нее совсем далеко)

1 книга:
Снова читаю Онетти и уже почти нет впечатления. Наживается на смерти; пещерный, гнусавый пессимизм – каждая фраза пропитана этим – даже такая, как «иногда он замолкал и жевал колбасу и сыр». Всё равно в этом есть тенденциозность….

Комм:
К писателям баек нельзя относиться более серьезно, чем к бабкам на завалинке (Толстой подтвердит! Да и Достоевский – который из-за денег за месяц клепал свои «романы») Серьезен не сам писатель, а его блат!

Хотя и есть «бабки», которые мне весьма симпатичны – и я, так и быть, могу с ними пару дней «поболтать» (забесплатно, разумеется!)

Смерть  заведомо важнее любого писателя; а значит и собственная жизнь…(Наверное, и мне не удастся встать с ней вровень…)

ЦИТАТЫ, покойник Мамлеев:
…держался, чтоб кончить в тот момент,  когда  она умрет, на грань между смертью и жизнью.

Комм:
Мамлеев, как умиралось? С изысками?

Хотел, чтобы похоть убила смерть, а смерть убила похоть… Хотел смерть, похоть и все остальное сложить тесненько, стопочкой…

Инет:
Да, ты скоро умрешь, но зато, сколько ты сделаешь за это время! Скольких ты людей вспомнишь, кого ты обидел, кто тебя обидел. За каждого помолись. И человек с этой молитвой начинает забывать о своих физических страданиях.

Комм:
Человек с этими физическими болями начинает забывать о правильных молитвах, и ничтожными ему кажутся любые обиды; вообще, он начинает забывать обо всем, он глазами блуждает по белому потолку… (я бы старался беспрерывно разговаривать вслух; звук собственного голоса – лучшая музыка; собственные эмоции, остроумие, даже смех лучше всего уверят меня в моем бессмертии, в том, что я достоин лучшего и на том свете…)

3 книга:
…Во сне пытался объяснить, что кого-то я считаю банальным на 95%, а кого-то только на 85. «А вот ее всего на 65% …Да и сам я процентов на 40 такой же  пошляк». После продолжительной паузы девяностопятипроцентный ответил злобно: «пошел ты со своими утешениями знаешь куда?», восьмидесятипятипроцентный поддакнул, а шестидесятипятипроцентная отвернулась… (И я был очень пристыжен…)

Комм:
И смерть у всех прямо на лицах… У меня ее на лице с молодости процентов 75 – но как разгорячусь, так кровь смывает половину (а значит, я уже более жив, чем мертв…)

1 книга:
Итак, после долгого дня, похожего на нейтральную полосу и мертвую зону, остались: золото заходящего солнца и я, отсчитывающий последние минуты и настроенный не менее, чем космонавт на старте. Жар яростной атаки и странные творения ее пера! Встаешь и ходишь взад-вперед. Кругом разговор и тебе не избежать участия в нем. Тайно и незаметно стрелки приближаются к шести. Им неведомо, что сегодня, в отличие от предыдущих дней, я сойду с круга в заранее приготовленную комнату. Не знаете ни дня, ни часа. Как раз в эти последние дни я был разбит – то, что грех ведет к смерти, я ощущаю на себе буквально. Правда, я не могу сформулировать, что такое грех. Видимо, суть всякого греха в предательстве лучшего в себе. Но кто не грешит, тот, скорее всего, уже мертв и разрушен. Только для мерзавца не актуальны грехи. А многие желают только удовлетворять животные потребности и функционировать наподобие машины. Нет уж, лучше думать про грехи. Сам себя я обмануть не могу. Например, то, что я сбежал из армии, я не считаю малодушием; и то, что один раз меня заставили прочитать ругательства тоже могу довольно легко оправдать и простить себе – а вот иные включения телевизора и прочие многочисленные мелочи не имеют оправдания и потому разрушают меня…

Комм:
Еще чудес хотелось, еще в преображения верилось… В любом доме есть и твердые стены, и мягкая паутина – двухслойная смерть… Крупный кусок смерти может один раз в 5 лет ударить, а мелкой пылью полон каждый день… Причем, в ответ мы, разве что, на манер коровы, хвостом отгоняющей оводов, машем руками…

Зона моих грешков сузилась, но еще не пропала; причем, параллельно сужается и зона всех прочих эмоций (изначально мне их досталось слишком много для этого стылого края, заскорузлой, геометрической и механической жизни;  не случайно эти роботы еще не потеряли надежды и Марс своею «жизнью» осчастливить…)

ЦИТАТЫ, покойник Мамлеев:
"Ведь только что мне было совсем хорошо, я чудом выздоравливал", - застревал он на одной мысли. -  Наступает  пора  превращений,  -   злобно   произнесла   Анна   чьи-то предсмертные слова.

Комм:
Умирать неприятно – но, думаю,  большинству умирающих и жить тоже не очень-то весело. Иначе непорядок получается, преждевременная по причине вовсе не возраста, а жажды жизни смерть (сам я, повторяю, только о законченности своих дел буду беспокоиться)

Сам виноват, что не успел себя израсходовать, что не хотел себя загружать, что рай себе уже при жизни устраивал…

С другой стороны, к человеку с жаждой жизни болезни не пристают…

С третьей, трагическая смерть сильней влияет, действует как серьезное дело самим своим фактом…. (Я и сам готов в свою книгу брать все такие примеры …)

Инет:
Я когда хожу по больницам, всегда говорю: «Дорогие мои, не теряйте времени даром, вы здесь столько можете сделать!»
Вот мы реально, что мы можем в Москве? Мы бегаем туда-сюда, суетимся, а вы здесь целых 24 часа в сутки лежите. Я вам завидую. У меня нет такого времени, мне хоть бы час-другой выкроить, а вы здесь просто сидите.

Комм:
Там бегать по анализам приходится; и выпинывают оттуда достаточно быстро…

Представил миллионера, который на год в больницу попал и так проникся  страданиями, что всех там, насколько мог, осчастливил… (про такое даже фильмов не снято – родственников ведь нельзя огорчать; могут так огорчиться транжире, что перестанут ему помогать; или даже начнут отнимать и прятать миллионы…)

3 книга:
…И через 10 лет вдруг заподозрить, что кто-то лукавый тебя обманывает, заметить чью-то тень…

Комм:
Нас обманывают только потому, что мы сами обманываться рады. И мы умираем по этой же причине (если бы я по настоящему жизнью дорожил, разве бы не решился бы давно на настоящую чистку желудка голоданием?)

1 книга:
«Кто сохранит душу свою, тот потеряет ее» – в традиции. Исчезнет в мильоне. Как и смерть, людей это не пугает…

Комм:
Всякий, кто боится убить другого,  боится и сам умереть? «Знатный вышел из него сначала смельчак, а потом и убийца» (но палачом смельчаку не стать – ведь ему уже из себя романтику не вытравить; разве что, если бы можно было доказать  трусливость осужденных…)

ЦИТАТЫ, Мамлеев:
он хотел доказать в лице Анны  всем  этим  странным, взявшим на себя слишком многое, людям, что твердая вера в  Бога  по-прежнему является единственной крепостью человека посреди всего этого метафизического хаоса, среди этого листопада смертей, нелепых машин и выверченных мозгов.

Комм:
Твердая вера в Бога среди этих нелепых и выверченных религий,  листопада проповедей и чириканья художественной самодеятельности…

Листопад смертей превратил стройную метафизику в хаос, сделал нелепыми полезные машины, скособочил еще недавно исправные мозги…

Инет:
Скоро тоже хочу лечь в больницу и вот мечтаю, буду спокойно читать книги духовные и молиться.
Суета от человека забирает Божие, а болезнь дает Божие. Болезнь не приземляет, а к Богу приводит…

Комм:
Мечтает спокойно почитать книжки и выздороветь… Болезнь к более серьезным книгам приводит? Да нет, там тоже смотрят телевизор! Подыхать, но все-таки включать любимый сериал! «Чем кончится?» Или все так же включать «Уральские  пельмени», в поту вымученно улыбаться ебучим шуткам…

3 книга:
…Д. выживает в катакомбах, давно забыв, что такое яркий свет и яркий цвет. И не говорите больному про них, они его раздражают и утомляют. Веками и после нас будет только капать эта живая вода…

Комм:
Любой захиреет, чей дом как крепость. Чем лучше защищен от смерти, тем больше прячется жизнь – и ты превращаешься в призрака…

1 книга:
Полыхнул ветер огненный  подлинного неприятия своей писанины и не выдержало сотворенное, как дом, построенный на песке. Горят листы и сам спасаешься из пламени. Не любовь тебя ведет, а правильность – вспомни хотя бы все эти расчеты дней, недель, месяцев, времен года и годов! …Конечно, хочется влететь в летнюю радость, а не пребывать среди развалин своих еще горячих надежд, где приходится смотреть в их обезображенные смертью лица. Тело человека после смерти разлагается за 3 дня, а душа после смерти, думаю, мучится много-много больше…

Комм:
Душа, когда ты ей желаешь смерти, начинает послушно эту тему отрабатывать – но мучится-мучится, а умереть так и не может (это как с бессонницей! Бессонница у всех, кто свою душу убивает? Такому подумать надо, перемениться, а не спать…)

ЦИТАТЫ, Мамлеев (бредил при жизни, а перед смертью молчал?):
спасался от реального страха перед смертью или  неизвестным тем, что еще более разжигал этот  страх  в  себе,  разжигал  до  исполинских размеров, подтапливая его бредком.

Комм:
Если речь не об литературных, т.е. бумажных исполинах, то это верный путь к самоубийству и сумасшествию… (можно и всю округу спалить, превратиться в маньяка и в черта)

Вообще, можно даже каждое приготовление пищи «подтапливать бредком» размышлений о смерти всего живого (правда, можно закончить людоедством)

Инет:
Когда происходила агония у праведников, им легко удавалось уйти, они трепетали немножко и умирали как пташки, а у грешников агония — это вздохи, стоны, страшные видения, кошмары в последние дни, сутки перед смертью…

Комм:
Горе от ума – думаю, умным всегда тяжело умирать (и если имеешь тяжелый характер!) Кстати, смерть птиц часто тоже выглядит ужасно. И кошек (многие женщины живут как кошки). Даже щука тогда в раковине часами умирала…

И легкая смерть тоже может насторожить, ведь, допустим, и солома быстро сгорает…

«Я как айсберг, выведенный в жар болезни; большой айсберг и от меня еще долго будут отваливаться куски…»

«Когда я заболею, высадите меня на белоснежный айсберг с палаткой – лучше райского острова на этой туристической земле не найти; ни в каком другом месте от земного не смогу отрешиться»

3 книга:
Снились курочки, что облюбовали себе место под моим пальто;  дополнительно им укутывал, полы сверху запахивал. И вот выскакивала из этого куля сначала одна небольшая белая курочка и – шлеп яичко на пол, потом другая так же, третья… И я безумно  удивлялся, что яйца не разбиваются…

Комм:
Эх, сколько  и в жизни и в снах я всего разбивал; сколько было мучительных снов ночью, мучительных работ днем; настолько я делал что-то неправильно, что потом только диву давался… Явно смертный человек, гриппами за зиму болеющий в иной год по три раза (пишу эту книгу второй месяц - и уже заболел…)

1 книга:
А воспоминанья? – обнаружил, что не помню, что было на прошлой неделе, позавчера, сегодня утром. Вообще, прошлое всё время насмехается надо мной, унижает меня и уничтожает. Погрузившись в него, иногда с удивлением констатирую: «оказывается, я здесь, в этом времени!» Вот иду, шагаю куда-то, а потом вдруг обнаруживаю себя  в другом месте и шагающим в другом направлении – хотя тоже от себя. Обилие ошибок-уроков – с таким количеством мне просто не справиться. У нас много слов, но не в жизни, а около нее. Трудно передать, как всё осложнилось. В целом, тьма густеет и я на грани смерти. /Вспомнил, как из идеи самоубийства «пользу» извлекал./

Комм:
Трудно передать, насколько я тогда потерял веру в себя и стал жить вхолостую… Строительство и обустройство дачи – ныне заброшенной – мне тогда навязали в качестве «жизни»… (Но зато подружился с природой; открыл ее для себя  на порядок больше, чем раньше; она была таким контрастом с обычной тенью смертной городской жизни…)

ЦИТАТЫ, греховодник Мамлеев:
О  любви  она  впервые узнала - еще девочкой, в детстве - подсмотрев  соитие  умирающих,  затаенно, через окно низенького соседнего дома. Хозяин там был тяжело  болен,  недалек от смерти, но несмотря на это приводил к себе -  для  страстей  -  такую  же больную, обреченную, с которой познакомился в очереди у врача.

Комм:
Это очень по-русски – про других тяжелые гадости писать (говорить - тем более). Тут все потяжельше будет – но зато  не так жалко умирать. Сравни: человек живет в каком-нибудь Средиземноморском раю и, разумеется, из рая в рай переезжать ему нет никакого смысла. И необходимость смерти на пляже почти невозможно понять… Чревоугодничал? ****овал? И от этих невинных недостатков уже умирать?! (В общем, вся Россия злорадно смотрит на средиземноморских умирающих…)

Или там и смерть такая же легкая, как и их зима, но, будучи меньше нашего тренированы, они их воспринимают почти так же тяжело (было бы совсем  все тоже самое, но ведь знают про наш Север – и тоже злорадствуют и чужой болью утешаются…)

Инет:
Болезнь, страдания и скорбь очень важны для нас. Они — точка над «i», они венчают все, что мы в течение жизни собрали. Они помогают нам, наконец, объективно познать величину и губительность наших грехов и, вероятно, очиститься от части их. И, возможно, человек на каком-то уровне своего сознания успевает еще в этой жизни обрести категорическое неприятие греха, потому что он ведет к страданиям.

Комм:
Есть люди весьма упрямые – умирать будут, но привычкам своим не изменят. Таких очень много – и наш род, что по отцу, что по матери,  тоже такой. Это в генах и, значит, не грех? (Все привычки становятся «генами»? Или все «гены» оборачиваются привычками?…)

Упорным трудом убрал все камни с души  (априорно упорные)? Да, нынче душой почти не болею, но вокруг такие каменные громады настроены…; пока они лишь снаружи слегка холодят, но как бы опять что-то вовнутрь не засунули…

3 книга:
Еще снился двухэтажный деревянный дом с выбитыми окнами и выдранными внутренностями, перед которым рабочие вилами сено сметали в стога. Светило яркое закатное солнце и тихо было перед желто-коричневым домом. Каждая взлетевшая соломинка  звучала как музыка…

Комм:
В русской провинции у меня была бы одна жизнь, в столице - другая, заграницей – третья; так же мог бы успеть пожить ими всеми сразу… Однако, и в Казани я чем-то успел пожить, что-то хорошо рассмотрел на экранах, а что-то мне снилось…  - неохваченным вряд ли что-то осталось… Или же мимо всего проскользнул по причине рассеянности и ослабленной памяти?! Смертный вполне, проходящий по жизни не как хозяин – как странник… Листал без счета страницы и картинки на экранах – чем не странничество?... «Заведомо смертную пролистнул страницу». «Полна жизни страница, но закрыть ее все же пришлось»… Кинул ее в себя, как камешек в глубокий колодец. Что с нею там стало? Может быть, пропала она, утонула, умерла навсегда…

1 книга:
Для тела сначала жизнь, а потом смерть, а для духа сначала смерть, а потом жизнь и, значит, воссоединение тела и духа через смерть происходит – и ее надо перетерпеть, продержавшись всю ее ночь.

Комм:
«для духа сначала смерть» - школы и прочие отравы цивилизации. Из этого убийственного болота почти никому не удается выбраться; своими киселями, своей жижей все его только пополняют… «Просрался так, что образовалось болото. Высрал из себя столько, что сам стал маленький, как лягушка…»

ЦИТАТЫ, Мамлеев:
Ты знаешь, - прервав, начала Люда.  -  Одному  моему  приятелю  удалось съездить в Индию, и он встретил там Гуру. Учитель спросил его, что он больше всего боится в жизни. Мой приятель ответил, что смерти. В  ответ  индус  так захохотал, просто невероятно, он хохотал почти четверть часа, настолько  ему было дико, - что человек боится такой ерунды, такого простого перехода,  как смерть. «Лучше бы он хохотал не над смертью, а  над  жизнью»,  -  мрачно  ответил Леня.  «Да, непонятно еще над чем и почему этот индус смеялся» - заметила  Люда. Потому что другой индус, которого встретил там мой приятель, на  вопрос  о смерти только молчал, и серьезно так молчал, чтобы понятно было, что есть  в смерти какая-то «заковычка»...

Комм:
Давно замечал: у индусов явно головы на солнце перегретые. Опять же, и хохот по поводу смерти  в Индии мне очень понятен: тот край кишмя кишит и жизнью, и смертью… Да что там, и в России над таким вопросом вполне могут расхохотаться, как над надуманной заумью. Живи, пока живется, умирай, как придется! А «заковычки»? – так они, опять-таки, всюду! Не раздувай муху «заковычки» в слона философии и всемирной скорби! Крестьяне и убивают и умирают просто… (ИГИЛьские крестьяне даже бравируют этими своими умениями)

Инет:
Я видел человека, который умирал в тяжелейших страданиях от физических болей, но при этом с молитвой на устах, даже в бреду, в агонии, он кричал: «Господи, помоги, Господи укрепи! ». И видел другого, в такой же агонии, так там стоял трехэтажный мат, из этого человека летела скверна. У него волосы стояли дыбом, энергия смерти распространялась во все стороны.

Комм:
Бывают слишком схоластичны «праведники» и бывает сердитый, но не грязный мат… Лучше живенько ругаться, чем умирать в схоластике…; а, впрочем, это две стороны одной медали – и меня, как надоела схоластика, перебросило на другую сторону (стал так ругаться, словно не в келье, а в камере 10 лет просидел). Сейчас не горжусь ни тем, ни другим (но и других судить не спешу…)

3 книга:
Еще велосипедист ехал по бескрайнему полю и то я видел, что поле бескрайне, а его фигурка мала и ему никуда не доехать, а то, что поле бугристо и ему никуда не доехать, если даже ехать вдоль борозды – поэтому, я думаю, он просто летел…

Комм:
Все-таки  был молодой – как уж снам про жизнь не присниться… Велосипед мне много жизни добавил… Хотя нет чистой жизни здесь на земле без полета и плавания (да и те ведь всякий миг грозят обернуться падением…) Вдаль посмотришь – там опасная для существ ограниченных бескрайность, вблизь – ужасные бугры…

2 книга:
…Любезно скажут «подождите» или «пройдите» и ты не откажешься, и будешь умирать медленной крестовой смертью, войдя  и ожидая.

Комм:
В 20 веке так умирал тысячи раз, а в 21-м уже всего лишь десятки – и я, и страна сделали выводы… (И как я счастлив, что с «пробками» почти  не знаком!)

Смерть на кресте действительно ведь полна ожиданий… Во время ожидания меня всегда разрывало. Сотни раз хотелось бросить очередь! Тогда ведь не было ни музыки, ни дебатов в наушниках (я уж не говорю про целые фильмы прямо под носом…)

Сейчас жизнь у любого на раз, как сеанс в кино пролетает? Как футбольный матч, как концерт… - кому что нравится…; правда, и книг для запоя уже лет 200 хватает…: зато живут вдвое те, кому книг и прочего для приключений достаточно…; персонажам все риски…; а мы сами проснемся, разве что, если рядом западают бомбы маньяков, себя называющих «летчики»…

ЦИТАТЫ, Мамлеев:
Было такое впечатление, что весть о близкой смерти камнем  лежит  на  его сердце, но в то же время он как будто имеет еще какую-то заднюю  мысль,  или даже гипотезу, от которой только - осуществись она - сплошное веселие должно сотвориться на земле, если, впрочем, от нее  что-либо  останется... 

Комм:
Некоторые алкаши бомжеватые вспоминаются; есть ведь совсем мало изученные и мало понятные носители жизни и смерти…

Инет:
Один раз слышал, как просили помолчать, чтобы дать человеку спокойно умереть. И точно так, спокойно, все и случилось. Там в комнате было человек шесть, которые, услышав просьбу, немного отошли от постели умирающей, и она со словами «Господи, Господи» спокойно умерла в тишине.

Комм:
«Не зудите, дайте спокойно умереть» - сама сказала…

3 книга:
Парадокс – это поворот кругом. Поворачиваясь кругом в горизонтальной плоскости, я успевал убедиться в существовании мира, поворачиваясь кругом в вертикальной плоскости, я успевал убедиться в существовании Бога. Без парадокса – а значит, и столкновения – нам не достичь полноты, не высечь искру из кремня…

Комм:
Истинна лишь диалектическая, т.е. крестная философия. Крест смерти – это обязательная  распорка для колеса жизни!

2 книга:
Значимость высоты: листья-небожители первыми встречают солнце и последними с ним расстаются. Они почти не знакомы со смертным запахом земной сырости.

Комм:
Пахли бы покойнички хотя бы как прелая листва. А еще лучше – благоухали; все бы сразу поверили в рай…;  с ежедневным говном из жопы в него тоже трудно поверить…; мы не просто смертны, мы еще и воняем…; жопа как пророк, после каждого переедания нам ад обещающий…

ЦИТАТЫ, нетипичная Щербина:
Я пыталась задавать вопросы, волнуют ли их проблемы смерти, бессмертия, на меня  смотрели круглыми глазами. Это не волновало никого. Была непонятна сама  проблематика, будто это не то, что касается жизни любого, а какой-то специальный  философский вопрос. Есть некий порядок жизни: ты умираешь, жизнь продолжается в  детях, внуках, наследниках, это и есть бессмертие.

Инет:
Я слышал, как моя бабушка умирала от рака. Ей было тяжело, но она умерла в кругу родных и близких, и в самом конце она только встрепенулась и — все.

Комм:
«Во сне умерла» - может, всю ночь умирала, просто уже речь отнялась и не могла шевелиться… Чудовищным может быть такой ночной тет-а-тет…

Или: да, вокруг были родные, но такие далекие! Это насмешка…  «Может, мое умирание их приблизит ко мне?» «Не могут же они не выполнить мою последнюю волю?»
 
3 книга:
Всё, я отплываю. Оттолкнулся ногами от берега и вытянул тело. В теле блаженство. Берег, ты же больше досаждал мне, но теперь я тебя прощаю, будем считать, что это было недоразумение; пусть этой    ночью встретятся мои огоньки с твоими огоньками. Темно вокруг и тихо, но очень приятно и весело…

Комм:
Эта цивилизация вот-вот так опостылеет, что дачками и турпоездками уже не обойдешься – люди будут кардинальней отплывать…  Допустим, вместо самоубийства, будь у меня такие позывы, я бы лучше рискнул от цивилизации отвязаться побольше… (ад самоубийства выбирают выбравшие рабство, но потом и еще затюканные; двойная несправедливость как двойная ноша; это как если бы за твою работу тебя же еще и избили…; 95 процентов самоубийств, наверное, совершаются в состоянии аффекта…)

2 книга:
И ощущаешь: мы посланы в мир, как и Христос был послан. Крест, который Он нес, и мы несем – это крест жизни. Мир наш – есть точка превращения. Нам дано ровно столько жизни, сколько и смерти. Бог в небе и в нас. Тебя нет – ты точка борьбы Бога и дьявола, ты выбор. Выбери Бога и в твоей точке Он победит дьявола.

Комм:
Без смерти под ногами ты не сможешь оттолкнуться высоко…

Когда болею, я не противлюсь смерти, я ей покорен – но выбираю все равно жизнь. Я как безмозглая овца, когда болею…

Чем больше твой размах, тем сильней тебя, как колокол, слышно. И вот: раньше я оттягивал веревку колокола в сторону жизни, а теперь, видимо, буду оттягивать ее и в сторону смерти. У смерти больше силы теперь… (Хотя жизнь мне так мало дала, что у нее явно должок остался; раньше времени не стоит себя хоронить – многие старички и в 65 бодрее, чем я даже в 20 был!)

ЦИТАТЫ, Барин:
но в хрип гортанный скомкана пружина –
                в патронник вновь загонит смерть затвор,-
                не разбирающую - женщина, мужчина;               
                Осталось шевельнуть вихлястым, змейным
                крючком, что часто мокрый (пот простой)

Комм:
Автор - омерзительно вихлястый, потный, бесполый убийца? Похоже, у него оргазм, когда он с пистолетом… Змея подколодная…

Инет:
Эвтаназия совершенно не нужна. Она лишит человека  бесценного опыта своей смерти, не даст человеку перетерпеть страдания, чтобы смириться до конца.

Комм:
Но разве хотя бы женщины, хотя бы в прежние века не были смиренны?

«Смирись, сдуйся, а то в лодку Харона не полезешь…; а то в райские домики и автомобильчики не поместишься…»

Смирись, чтобы стать легким и обтекаемым – это нужно для полетов… «Гордыни выступы тяжелы как гири»…

Мой отец был бескрыл, но совсем не тяжел, а мать слишком гордо  бьет  куриными крылышками…

3 книга:
…Я уже должен плыть, но что-то не чувствую воду. Наверное, как всегда, погружаюсь, чтобы завтра проснуться на другом берегу,  и -  снова пересекай остров. Повернусь-ка я набок, раз так, хотя на боку  ничего не увидишь уже. Лягу на дне, среди коричневых. Законы физики: слишком трудно тонуть, лежа на спине...

Комм:
Ночью на боку уже ничего не подумаю, а днем после известных хлопот уже ничего не напишу…

Фашистская коричневая жизнь и смерть – не черная (демонически черный цвет дали полиции и охранникам, чтобы их хоть немного боялись?), но, конечно, и не белая с красным галстуком (ангельским облачением детишек обманывали, коммунизмом – взрослых…)

Большинство предпочитает коричневую фашистскую деловитость, но иные все-таки слишком романтичны и пафосны и ради красной жизни готовы пролить сколько-то красной крови… Это обычно молодежь…; но и каждая страна имеет свой период романтики (в Россию суровую она, конечно, пришла с опозданием)

2 книга:
Как гибнет подлесок. Взрослым становится лишь прошедшее отбор. Младенцы-ангелы –  их смерть для нас ужасна, но ангелам легче уходить из этого мира в тот, где они, быть может, и были и будут теми же ангелами.

Комм:
Как люди среди деревьев, Бог среди людей гуляет? В качестве столь же большого, но невидимого дерева… (и в Его мире мы все неподвижны)

ЦИТАТЫ, Тарасова:
Мне о жизни бы да о смерти...
И куда меня носят черти
На зелёных своих ногах?

Комм:
Да еще ведь достаточно интересных книг про жизнь и смерть не написано, вот людей и сносит с мысли…

Инет:
Представьте себе, что всю жизнь человек был грешником, и умер быстро и легко. Его не ждет ничего, кроме ада.

Комм:
Его не ждет ничего, кроме зависти одних и даже проклятий других?!

Вообще, грешником быть не страшно, страшно – преступником… (т.е. таким человеком, который делал зло большое – причем и другим, а не себе только) Я верю, что Бог грехи прощает – их даже Путин легко людям прощает! Это же лишь шероховатости! (Они, конечно, сильно тормозят,  много дымят, снижают КПД, обедняют, делают маленьким, мало полезным, сдутым шариком… - но ведь не более! Награды почти не получим, но и наказаны не будем – одни лишь сожаления совести…)

Думаю, богачи перед смертью  вовсю с наркотиками балуются, кайфуют… Да и не перед смертью – от кокаина, по-моему, раньше времени не умирают? …Кстати, Боливия с кокой должна быть жутко веселой, энергичной и умной страной?! Туда все должны эмигрировать с целью изучения местных традиций! По крайней мере, всем уставшим, выдохнувшимся людям надо ехать туда… Обычный туристический отпуск в какой-нибудь Турции мне бы  слабо помог… Разве продление жизни, повышение счастья, стахановский труд не оправдают мою «наркоманию»?

3 книга:
«Душа, я в тебе и ты во мне, душа; душа, давай поговорим; ведь все нас обижают, душа, только ночью и можно отдохнуть и даже легонько поплакать...»
Или: засыпая, лежал с напряженно-неподвижным лицом, смутно думал об отпорах, таил обиду, потом взрывался, например, так: «че?! че, ты сказал?!”
Или склонял разочарованно голову набок: «жизнь обещала - но что же я вижу? Я стоик на кресте;  себя жалею,  других жалею, но как печально, что все мы так жалки…»

Комм:
Обижен на смерть и вот уже слезы – вода из скалы…; достаточно усталости и вот уже слезы…; достаточно слез, и вот уже текстов цветы…

2 книга:
Смерть как взрыв, а внешне - хлопок; и: либо взлетает Светящийся ангел, либо, хлюпая, брызгая, опадает помойный осадок.

Комм:
Если облить помоями белого ангела, то он десять лет будет от них отмываться…; каждый пролет над помоями у него вызывает новый приступ болезни…;  также он может охрометь навсегда…; а смерть его действительно вспышка…

ЦИТАТЫ, Уэльбек из благоухающей Франции:
Я знаю одно: такие, как мы есть,    мы смердим, ибо насквозь пропитаны эгоизмом, мазохизмом и смертью.

Комм:
Чем лучше наши духи – и наша пресса -  тем больший смрад мы можем себе позволить, не нарушая приличий…

Инет:
Агония и болезнь при жизни, как наковальня, как жерло, могут помочь человеческой душе измениться при самом конце жизни так, как кузница меняет форму железа.

Комм:
Сильных, меняющих впечатлений при жизни не было, так, слава Богу, при смерти будут…

Смерть – это коэффициент, на который наша жизнь будет умножена…; думаю, больше единицы он не бывает…; речь идет лишь о том, как много мы потеряем из прожитой жизни… (но я ведь и так знаю, что в ней были сплошные потери и пустые места?)

3 книга:
Я мыл полы весь день - после работы  вымылся, выжался, вытерся насухо... - и теперь я вот эта половая тряпка. ...Это я засох; пересохло все, да еще и, конечно, с буграми, узлами; а тут порвано - был конфликт; а как по центру изношено, заметили? Мне теперь надо боком, надо ухитряться жить краями. Слушаешь разговорчивого собеседника, выражаешь заинтересованность, а сам незаметно край подставляешь. И льет его речь, как дождь ночной, стучит по жестяной трубе... Но как все же трудно жить с выжженным центром! Как трудно вставать утром! Расставляешь ноги пошире... Все делаешь осторожно и коряво, как несмазанная черепаха... Иногда махнешь рукой на все свои владения, притулишься где-нибудь в уголочке, бросив все остальные свои углы - ведь у меня и есть одни углы. ...Пытаешься задремать, расслабиться, но эти черные углы смотрят на тебя, пугают, дышат холодом... Иногда соберешься с духом и направишься туда, перебирая полуватными ногами и бодрясь деревянными руками - и, тем более, глиняным лбом -  войдешь, как ни в чем не бывало, включишь свет. Сразу закричит все здешнее запустение... Да и что делать? Красить стены, чтобы встречали меня все эти ядовитые радости, веселые как мухоморы. А сначала навести порядок... Зря пошел я в этот угол. Много ли человеку надо; мало ли что, что числятся за ним эти углы. Как теперь выселить всю эту обшарпанность? И каким яблоком  пустоту заесть? Свет-то  выключил и,  кстати, что-то дороги обратно не найду...

Комм:
Раньше даже углов боялся, а теперь и самой смерти - вроде не очень… И все выжженные места снова заросли, да еще и гуще прежнего (алкоголем ведь не выжигал молодые побеги…) И с запустением свыкся… (если оно вообще возможно в нашу информационную эру, да при путинском натиске…)

2 книга:
По сути, человек не воспринимает свое тело как таковое, а лишь как приложение к душе: причиняет оно боль душе или наслаждение. Живи, пока текут крови реки. Трудно видеть мертвое тело тому, кому трудно отделить душу от тела. Ты душевен, раз так боишься смерти.
Щупать свое тело как скатерть. Воспринимать тела других как страшные и прекрасные маски. Пришли в масках! Пришли в теле, как в водолазном костюме. Как марсиане.

Комм:
Низводить все: скатерть до одноразовой салфетки, тело до скатерти, дом до домушки. Огромное количество материи меня атакует, но мне нужны лишь сигарета и спичечный коробок…

Живи, пока ты нужен земному шару – сегодня здесь, завтра за тысячи километров -  или хотя бы экрану – тоже калейдоскоп… («Ветры сильней на планете задули – людей начинают сдувать» «В экранах калейдоскопы совсем сумасшедшие – лишь тренированные могут выдержать натиск»)

ЦИТАТЫ, разоблачительница Егорова:
После Андрюшиной смерти  Шура как-то сказал, что был его учителем - это же смешно, чему он мог его научить? Своему "таланту" плести закулисные интриги, охаживать глупых  женщин, эксплуатируя свое красивое лицо и использовать их в своих гнусных  целях. Как прозорлива и умна была Мария Владимировна, мама Андрея, называя Ширвиндта "железной маской",

Комм:
У всех евреев одни и те же смертоносные «таланты», инстинкты, манеры…

Инет:
В смертельной болезни ты начинаешь жить иначе: изменяется круг интересов, круг чтения, ты начинаешь другое смотреть, слушать, другое изучать. Изменяются и отношения с людьми, с близкими, с новыми знакомыми, с которыми сталкиваешься в жизни.

Комм:
Комики тоже умирают… И позитивисты…

3 книга:
Кто же это все городил, а потом забросил? Памятник он, что ли, себе ставил таким макаром? или тоже пытался что-то понять... Обнадежился излишне и отважился  строить. А потом сбежал; или сломило его; какая-нибудь балка упала, и хорошо, если не на голову. Он всю жизнь потом повторял: «хорошо,  не на голову!» - просто нарадоваться не мог. ...И не должен я ломать, ломать - не строить; да и куда мне, инвалиду, ломать; а тем более строить. «Согреть бы теплом все это, когда наступит лето...»

Комм:
Природа не провоцирует мысли о смерти – даже холод ее только бодрит, даже кора ее вызывает нежность. А вот дела вначале бодрят, а в конце часто ты не удовлетворен ими. «Суета сует» - знаменитая мысль, с которой уже помереть нетрудно…

2 книга:
«…А тот парень умирает. Рак. Он – слесарь и застудил, наверное, бок под автобусами. Мучается, не знает. 4 месяца высокая температура. Не проходит и всё, а болеть – пока ничего не болит. Слабость только, а был здоровенный. Исхудал. Стал раздражительный, не очень-то подойдешь. А что жена у него? – пустота. Скажет ей, ища утешения: «сядь рядом» – она сядет и сидит, молчит. «Что, нечего тебе сказать? Ну иди тогда» – уходит. …Я бы ему сказала, что есть грех, потому что есть сатана…» /«Какой грех! Разве об этом надо! Надо о том, что жизнь не кончается, что есть Бог!..»/
Предсмертье – это сильный шанс. Вот я понимаю, но суета жизни берет свое, а ему только скажи – и получится. Словно включили прожектор в ночи и высветили тебя, суетливо копошащегося.
…Но пойдет к нему не мой трепет, а мамино рвение, Бог грозный и сатанинские козни, и требование «смирись» /«смирис»/ - хватают тебя ухватистой крестьянской рукой за волосы и пригибают вниз.

Комм:
На лицо уже не помню… На нашей улице, наверное, уже все взрослое поколение из моего детства перемерло. Время – коварная вещь; терпеливая, с виду безмятежная, почти неподвижная; максимально незаметно подползает – как львица к антилопам…

Какое, все-таки, счастье, что Бог дал мне Дело! Неважно, что не помогают и не подхватывают – я-то знаю, что оно настоящее. А настоящее себе пробьет дорогу… - надо лишь посадку сделать.  Иначе перед смертью был бы жалок – в шлепанцах, в кроватке, в туалете на очке, с хныканьем и мелкими капризами…

ЦИТАТЫ, разоблачительница Егорова:
Голубкина на каждом углу кричит, что у Андрея было
      столько женщин, что одного их перечисления хватило бы на целую книгу. А
      как-то со сцены заявила: "Все знают, как он ко мне хорошо относился. 12-го
      числа в Риге я ему массаж делала, а 14-го он умер". Она же сама себя
      высекла, как унтер-офицерская вдова, он умер 16-го августа. Не помнить
      день смерти собственного мужа - грех. Ей просто на него наплевать. Плучек
      к своему юбилею приказал снять в фойе театра портреты Андрея Миронова и
      Анатолия Папанова. Был еще "друг дома" критик Поюровский. Мария
      Владимировна ему очень доверяла, при жизни назначила своим
      душеприказчиком, а после ее смерти он тут же переиздал книгу "Андрей
      Миронов глазами друзей", в которой совершенно необъяснимым образом вдруг
      появились статьи Голубкиной и Плучика. Я напомнила Поюровскому, что Мария
      Владимировна этих людей не терпела

Инет:
Когда человек болен, он перестает мыслить с позиции силы. Он ценит возможность хоть какой-то поступок совершить самому. Он лучше понимает, что состояние здоровья, которое мы считаем нормой, — это дар, это чудо.

Комм:
Ценит… - 3 дня? 2 недели? Научить душу страданиями так же трудно как высечь плеткой воду. Только почти беспрерывные, постоянно возобновляемые страдания в этом смысле могут помочь (причем, сильные – а то я про свой застарелый геморрой на недели забываю). Иначе бы и смерть была не нужна! Лишь в ее присутствии, на ее фоне человек жизнь ощущает как чудо…

3 книга:
«Ззадубел как подъемный кран. У нас, работяг, жизнь такая, что и после пол-литра не всякий раз отмякаешь…»

Комм:
Отмякать задубелому вредно – отмякают болячки и можно легко умереть. Легко жить либо в холодном (задубелом), либо в горячем состоянии – а тепленький должен прятаться в тепличках, постоянно следить за здоровьем, ходить по больничкам…

2 книга:
Возможно ли муравью  вместе со всеми не строить свой муравейник. Иду по улице,  как в затерянном пространстве /время уже затеряно/…
Позавчера читал про идеи /Эпштейн/ - и захватили идеи. Вчера узнал о смерти знакомого – и объяло её грозное дыхание, обновив мысль о жизни. Сегодня читаю историю – и растворился во времени. И всё до крайних степеней.
А ведь это и есть та профессорская модель жизни в убежище: вот мои книги и больше мне ничего не нужно. В нашу пост-эпоху это всё более и более соблазнительно. Может, всего-навсего, мешает твой жестковатый, негармоничный характер. Меня и в убежище постоянно корежит и заносит, достаточно какой-нибудь малости, вроде телевизора или газеты. Нет, важнее то, что у тебя не тихое убежище, а сумасшедший дом и просто нет средств, чтобы жить как хочешь.

Комм:
Сами смерти до поры до времени громыхали только в отдалении, но всей остальной бренности и болезненности жизни у меня и вокруг меня всегда было с избытком; и я даже думаю, что это норма, что сообщество каких-нибудь молодых лучезарных качков, «прожигателей жизни» - это нечто из сказок, реклам… Уж распри-то людишки обязательно устроят! Денежные проблемы у них обязательно будут! Как и похмелье или, допустим, растяжение мышц…

ЦИТАТЫ, разоблачительница Егорова:
Дети прочтут и проклянут эту  правду вместе с ее автором (Таней Егоровой), но у их родителей появится уникальная  возможность расплатиться с долгами при жизни, не таща с собой в небытие этот грязный скарб - грехов, предательств и вранья.
Таня Егорова такой же участник этого циничного   актерского карнавала, и в этой смертельной пляске она не жалеет себя и в  сотый раз повторяет - ах, если бы. . . если бы. . . если бы. . .

Комм:
Если ты точно будешь умирать, может, с тобой хотя бы кто-то из близких «расплатится», но если ты будешь только «сильно болеть» или тебя в реанимацию спрячут, то ты сгинешь на раз, два, три и даже не пикнешь… (тем более,  после инсульта или если альцгеймера схватишь…)

Инет:
если человек правильно судит о себе, то умирая, он начинает вспоминать, как он вел себя по отношению к другим людям. И понимает, что сейчас, вдруг, получает от многих людей, о которых он вообще забывал, тепло, поддержку, сострадание, помощь. Его это потрясает. У него появляется время проверить свою совесть. Его совесть говорит ему: «Ты ведь так не поступал, для этих людей ты не делал ничего. Они все это дарят тебе. Почему? Да просто потому, что они почему-то тебя любят, умеют тебе сострадать. А ты?» И ты, возвращаясь к себе, понимаешь свое недостоинство, и у тебя появляется благодарность не только к Богу, но и к людям, которые тратят на тебя время, пытаются тебе помочь. Это могут быть совсем незнакомые или те, о ком  ты даже забыл думать или сам с ними когда-то поступил плохо. И в этот момент такая  благодарность может избавить человека от всей гордости, от той позиции силы, которую он считал нормальной для себя, от невнимания к другому человеку. Чем более ты понимаешь, как ты можешь страдать, как ты не можешь владеть своим телом, тем больше ты к другому человеку исполняешься этими чувствами. Ты видишь помощь и поддержку со стороны других, причем среди них есть и те, кто болеют вместе с тобой и ещё хуже тебя болеют и страдают. Среди них есть мужественные добросердечные люди, которые вместо того, чтобы заниматься своими проблемами, здесь же, в палате, помогают тебе. Разве это может не изменить человека?

Комм:
Если я все сделать успею, клянусь, я буду умирать напевая и о избытка чувств всем больным вокруг примусь помогать…

А вообще, и болезней для подобного «воспитания» было бы достаточно – слабость, по крайней мере, точно смиряет, а боли поневоле делают мужественней…

3 книга:
Перед всяким мероприятием происходит собрание, где составляются и уточняются списки: «я в списке, товарищ, разрешите пройти» - «Пардон...»; «Вы в списке?» - «Должен быть, должен быть...»  - нервно потирая руками - «Щас проверим...»;  «Где списки? Постой, где списки, тут еще пять членов, куда они запропастились?» – «Я их видел у Марьи Иванны, но это было еще до последних согласований» - «Тьфу ты черт, обождите товарищи». «...Теперь только после обеда, возможно, даже не раньше пяти...» - «Как, ведь мы же в списке?» - «Тут все в списке, чего вы кричите, я-то при чем?!».

Комм:
И в больницах списки, и в морге… Как стать личностью, если ты еще не из всех списков выпал? Как стать волевым, если и живешь и умираешь за компанию… С виду покорно плыть в стае, но мудро усами шевелить… - я забыл, кто это был, но на меня с детства производили впечатление такие стариканы-мудрецы… К формальностям надо относиться прохладно-вежливо – так намного дольше проживешь… И  на приличия не стоит тратиться  - иногда ведь прямо рвешься, из сил выбиваешься, чтобы «соответствовать»! (или наоборот, чтобы через понты выделиться)

2 книга:
По соседству ломают старый двухэтажный бревенчатый дом. Оттуда доносится убийственный грохот и тревожные крики: «Назад! Назад!!» - «Держи!» Как будто близок смертельный несчастный случай.

Комм:
Ломать не строить - но и убиться легче…

ЦИТАТЫ, Мелихов:
Массовая культура — это дубина народной войны.  Там по-прежнему есть место подвигу, великой любви, побеждающей смерть,   великой ненависти, красоте... Все это очень примитивно, но это примитивные формы романтизма, вечного искусства, которое творит идеалы. И так их концентрирует, что они властвуют над умами дольше, чем любой реальный человек.

Комм:
В молодости великая любовь побеждает смерть, а в старости великая смерть побеждает любовь и ты с легкой усмешкой прощаешься со своей постаревшей подругой…

Инет:
Часто мы путаем тяжелые страдания, которые делают человека капризным вынужденно, и такой «каприз черствости», когда совесть в человеке почему-то не начала его будить. Я очень боюсь ошибиться между этими двумя вещами, потому что видел, как человек одновременно просит прощения и не может остановиться. Говорит: «Вы меня простите, что я такой». И тут же мгновенно начинает требовать, потому что ему очень плохо, страшно, тяжело, и он уже не знает, что делать с собой.

Комм:
Может, чьи-то жизни Богу настолько неинтересны, что он их, как книги, досрочно закрывает. «Книг слишком много – даже Богу  невозможно  их все целиком прочитать»… Чего обижаться? Разве мы так уж стараемся оказаться интересными Богу, чтобы Он нас, как ценную книгу, берег и защищал от несчастного случая?

3 книга:
…Потом это уже списки усопших, великих усопших, великих в той или иной области, в то или иное время, в той или иной степени. И усопших в том или ином кресле, в то или иное послеобеденное время... И в той или иной степени:  кто-то захрапел, а кто-то просто задремал прилично.... И всякий в списке знает, что между последним в списке и теми, кто вне его, дистанция огромного размера - это все равно, что расстояние между пассажирами и провожающими на вокзале, когда уже отходит поезд и самолет взлетает.... Но только провожают одни домашние, да и то многие из них в своих списках. А если и есть неудачники, так многие из них так прытки, что успевают вскочить в какой-нибудь совсем неизвестный, упущенный тобою список раньше, чем ты  отправишься на  этот самый заслуженный отдых... - в Ялту, на море. Так что пусто на вокзале, кажется, только один я никуда и не уехал. Ночь, запах мочи отъехавших; милиционер подходит, шутит: «бомжуем?»

Комм:
«Евроремонт и смерть» - великая была бы книга… Или: «Переезд после смерти в Европу». Посмертная реализация самых заветных желаний… Что бы я захотел?! Вечных купаний?! Возможности наконец-то пообщаться с умными людьми?!

2 книга:
Я  не хочу удаляться от людей /в некие «башни Духа»/, буквальное же общение в этом мире невозможно… Невозможно было и во времена Христа – и поэтому Он был обречен на страдания, непонимание и смерть.  К чему я, кстати, тоже не готов  - тогда как в духовном смысле готов и страдать, и терпеть, и умирать. Христос открыл человеку возможность стать богом для того, чтобы он  сумел сам справиться со своей душевностью.

Комм:
Просто духовные страдания мне более привычны – они же едва ли не ежедневны. А смерть духовная так же ужасна, как и физическая; меня именно как покойники ужасают духовно мертвые люди – и я явно лучше умру физически, чем стану таким же манекеном…

ЦИТАТЫ, злобноватый еврейский эмигрант Шленский:
Американцы не проливают над своими
замечательными благами вожделенные слюни и умилительные сопли, свойственные
нашей русско-еврейской эмиграции, не устающей рабски благодарить и славить
американское правительство за неслыханное колбасное изобилие. Посмотришь на
такую вот эпическую Сару Моисеевну, покупающую в “русском магазине” те самые
деликатесы её мечты, которыми коммунисты обещали потчевать её при коммунизме, и
становится тошно. А если подойдёшь поближе к этой выразительной очереди с
семитическими лицами и знакомым неповторимым акцентом, ощутишь желудочные
запахи, услышишь клокотание слюней, уловишь прерывающийся от гастрономических
восторгов тембр голоса, которым дожившая до коммунизма покупательница просит
отрезать кусочек того и шматочек этого, то непременно вспоминается Освенцим и
Бухенвальд. “Каждому своё”, как справедливо утверждает немецкая пословица.
Кого-то сожгли заживо, а у кого-то вся жизнь свелась к пусканию обильной слюны
на копчёности, солёности и прочие деликатесы. И то, и другое одинаково страшно и
противно, и непонятно даже, какая смерть страшнее для души - от адского огня
немецкого крематория или от запаха и вкуса американского колбасного рая. Разные
нации и государства истребляют евреев разными способами, кто как умеет.

Комм:
Навет на еврейские слюни… Они наоборот скажут: это вы, гои, к колбасе непривычны; клокочете завистью от того, что мы вволю покупаем лучшей колбаски… Но вообще это тема: как умирает «колбасный» еврей? Наверняка до последнего  рассуждает о возможности выздороветь – и запредельной науке (цена уже не имеет значения!) Звонит самым разным знакомым – и знакомым знакомых - врачам (и втрое глубже, чем я, роется в медицинском инете!) Принимает целые груды таблеток –  причем, о каждой прочтет целый том…Опять же, требует самой лучшей еды, любимой бранью и склоками себя отвлекает…

Инет:
Самая тяжелая навязчивая мысль — понимание того, что ты бесповоротно оторван от всех людей. Ты оказываешься в положении, когда происходит «поворот». Ты привык к тому, что вокруг тебя люди: любимые, хорошие. Они могут тебе помогать, поддерживать, утешать. Но если ты болен, и болен смертельно, — вот операционный стол, кто из этих людей сможет тебя избавить от него? Никто. Живём вместе, но умирает каждый сам за себя.
Вместе с тем, происходит не только разрыв прежних связей, но и образование новой связи — между тобой и Богом. В этот момент может произойти принятие Бога как отца, родителя, от которого в первую очередь зависит твоя жизнь, который тебя любит и все эти разорванные и потерянные связи рано или поздно восстановит и поможет тебе. Поэтому ты начинаешь молиться по-настоящему, когда никто не может тебе помочь, и чувствуешь — Бог всё ближе, ближе, ближе…

Комм:
Я и так от людей оторван, а с Богом связан… Мне даже кажется, что связь с людьми и оторванность от Бога – вещи  настолько иллюзорные, фиктивные, надуманные, внушенные! Просто об этом принято говорить, ведь внешне мы видим людей, а не Бога… Внутри мы видим только Его! (или дьявола) – а людишки там лишь как призраки и муравьи… Даже о тех, кто мне наиболее дорог, я не очень-то могу себя заставить думать в их отсутствие – и думать вообще… О себе-то не очень думаешь – только о своих делах, только в связи со своими делами и обстоятельствами…

3 книга:
…Сам-то Христос творил все эти чудеса без аллегорий, но с тех пор мир изменился, от грани мира физического подошел к грани мира духовного и теперь всё физическое есть аллегория духовного. …За этой гранью размножение христов, превращение их в целый народ  - «Я в вас»...

Комм:
В городском, с мертвой природой, материей мире, где люди уже почти перестанут рождаться физически, наверное, размножатся духовные сущности. Многие будут как я – жутко интеллектуальны и бездетны. Все как детей будут пестовать свои теории, фантазии, Миры – и те будут великолепны… (Или же примутся переселяться на землю – где сначала им придется воевать с комбайнами  не хуже, чем с танками… Война базаров против магазинов! Я точно буду за базары!)

2 книга:
Нужно знамя. Кстати, когда я читал про военные сражения мне всегда была немного странной значительная роль и даже само наличие этих детских игрушек. В драке они же немыслимы. Освященная знаменами драка, смерть как в детской игре, иступленная защита фикций, воодушевление фикциями, языческое божество, только и могущее, что заставить дуболомов  встать в шеренгу.

Комм:
Священная война, священная жизнь… смерти священной мешает стать боль, слабость, неприятные процедуры и запахи… И все же она святая, конечно, раз каждого делает  сначала отшельником, а потом и совсем не от мира…

ЦИТАТЫ, Богомяков:
Даже анархобиокосмисты Святогора, добивавшиеся права на индивидуальное бессмертие и бытие в космосе, предполагали, очевидно, какие-то комитеты, распределяющие очередность воскрешения из мертвых и отправки в космос без скафандра.

Комм:
Космос – это мертвые владения дьявола,  и Бог - это малыш, поднявший на нашей маленькой планетке бунт в этом мире безбрежной смерти… Если Космос Его задушит, то весь мир опять будет мертв абсолютно (Бог спрячется в какой-нибудь трещинке?! Как первобытный человек, будет собирать ягоды и жечь костры…)

Инет:
Это как те слова, что Христос сказал апостолу Петру незадолго до вознесения о его миссии: «сейчас ты идешь, куда хочешь, но будет время, придут другие люди, возьмут тебя за руки и поведут туда, куда не хочешь». Вот когда умирание происходит, то это такой же страх, как если тебя закрутили на каком-нибудь чертовом колесе, с которого ты просишь, чтобы тебя сняли, а тебя никто не слышит.

Комм:
Вынужденный поход на смертельно опасную операцию… Пока самая большая операция у меня – удаление аппендицита (кстати, было жутко – в операционной у предыдущего больного как-то неправильно текла кровь; и вообще там было как в морге; и мне стало дурно, когда во мне ковырялись… Я наверняка буду испытывать дурноту перед смертью…)

3 книга:
…«Нет никакого осуждения людям, живущим зимою духом, а летом телом»…

Комм:
Живя и телом, и духом две жизни проживешь и никогда  не устанешь - и не соскучишься даже в одиночестве, потому что будешь нов самому себе… (жены же – бремя; как и дети…)

Евреи и мусульмане делают своему члену обрезание – не пророчество ли это о том, что избранный народ будущего будет делать члену своему отрезание?! Евнухи наверняка не только прекрасно поют (тем более, если их не гнобить, а напротив, дать жить отдельно целым народом) А с другой стороны пусть будут многодетные семьи; только малодетные семьи – с абортами и сексом с презервативом – мерзость пред Господом…

2 книга:
Повторяю: я сам не стал лучше и спасаюсь только делом, трудом. Претерпеваю труд, как вериги «холодного» покаяния. Если бы было больше любви, то меньше было бы нужно труда. «И малейший в Царствии Небесном больше его», скрученного, уплощенного, мучительного. Если вы, делая, чувствуете радость и свободу, то вы не трудитесь, а творите. И, напротив, занимайтесь вы каким угодно «высоким искусством», но если это трудно, то это труд, а не творчество. Результаты труда всегда таковы же, как и он сам: столь же /много или мало/ скрючены, уплощенны и мучительны. Ещё привычка, штамп – это они дают «гладкие» вещи. Труд, если не стремится обрести легкость творчества, неизбежно приходит к легкости привычки, штампа, пустоты. Не может человек долго выносить трудность, просто нет у него на это сил. Терпеж, т.е. испытание на прочность - это потенциально смертельное испытание…

Комм:
Если справляешь с трудным – тешишь гордыню, если пробавляешься легким – имитируешь занятость. Т.е. так или иначе, но всего лишь растрачиваешь данный потенциал, молодые силы, атомную энергию своего внутреннего мира. Может ли бороться со своим затуханием пролетающая искра? Ей надо влетать во все более насыщенные кислородом миры… (Пока у меня именно так получается…)

ЦИТАТЫ, Малицкий:
Угадать со смертью как раз перед приездом племянника, чтобы не пухнуть тут месяц в пустой избе,

Комм:
В забытой деревне как на том свете… В одиночестве – после полувека общения – то же… Попытка общаться с другими людьми вроде эмиграции; учишь иностранный язык, ведешь себя смирно, как приезжий…

Инет:
А не возникает ли ощущение какого-то отдаления: семья останется, у них начнется своя жизнь, жена выйдет замуж за кого-то ещё, а я вот уплываю, — и некое охлаждение на этой почве?

Комм:
У них начнется своя жизнь - но ведь тоже скоро закончится… И о потере «жены относительной» невозможно сильно жалеть…

3 книга:
Религиозным надо говорить о культуре, а культурным о религии для того, чтобы они стали шире и потенциально сильнее, но это задача стратегическая, ведь можно нанести вред, расширяя человека – он еще и с этой-то широтой не справился…

Комм:
Смерть – это целое измерение человека; без знания тяжелых болезней и  смерти человек никогда не будет объемным. Поэтому если рядом с тобой никто не умирает, то надо про смерть хотя бы правильные книги  читать, слушать рассказы…

2 книга:
Вовка отрастил бороду и усы и как-то вдруг изменился на внешность. Стало меняться и его поведение… Такой красивый, печальный, впалый семинарист, гуманитарий с печатью нереализованности и, не дай Бог, ранней смерти. Но его большой любопытный нос и сластолюбивый рот противоречат трагедии.
Всё происходит как-то вдруг: вдруг уезжает кто-то и вдруг сходятся, вдруг умирают и вдруг сходят с ума - но и вдруг испытывают озарение или хотя бы подобие прилива сил. Ведь все заняты собой, свою судьбу бы разгадать, где уж чужую, которая есть загадка двойной сложности.

Комм:
Расспросить бы его, на какие периоды он делит свою жизнь (и как вообще ее осмысляет?! Неужели никак…; неужели не скажет ни одной небанальности… В духовном смысле все технари – гробы, евроремонтно окрашенные…)

ЦИТАТЫ, Буццати:
Солдат чувствует тяжесть мертвого тела, непомерную, свинцовую тяжесть.
  Голова, лишенная опоры, страшно откидывается назад. Рот, хоть на нем и лежит ледяная печать смерти, чуть приоткрывается.
      - Поддержите ему голову! - приказывает он с глухой яростью, словно покойник - он сам.

Комм:
Шинели военных как саваны…

Инет:
Пушкин заповедовал своей жене: держи по мне траур столько-то лет, а потом обязательно выходи замуж, надо поднимать детей.
Брак навсегда заключается. Он мог бы сказать: ни за кого не смей идти, неси свой крест, встретимся на небесах и так далее. А он ей сказал: «Если умру, подожди несколько лет, помолись, а потом выходи замуж обязательно».

Комм:
«Год обо мне подумай, еще год нового мужа поищи»? Но ведь это все от характера и обстоятельств зависит. Тем более, что Пушкин очень походил на обезьяну и брак с ним наверняка хотелось поскорей забыть, «заесть». (Стихами он ее заманивал?! И был ведь ебарь, будь здоров ей расчесал ****енку… Слабо верится, что со своим Ланским она уже до брака не встречалась; да и с императором…)

3 книга:
Исчезли многие перегородки, размягчились многие предрассудки о том, как можно писать – и легче, живей потекла река…

Комм:
Десятилетие до нынешнего времени писательство мое протекало в весьма скудных местах, посреди смертоносной пустыни; всего ручеек оставался, и до смерти было два шага. Сейчас же вновь полноводность! Правильные темы и методы, опять же, помогли – и тема смерти как начало новой жизни… (Ты можешь умирать в 58 и прекрасно себя чувствовать в 75 – так и было с отцом…)

2 книга:
Тот мертвый, лежащий в морге ещё недавно лежал на диване, всю долгую жизнь лежал на диване и не думал о смерти – гибель с миллионной попытки – это ведь какая-то странная, непонятная людям игра. Ему говорят «всё!», а он не понимает: «как? о чем это?», ему кричат доверительно в ухо «всё! Всё, дед, собирайся, сам видишь, что пора, совсем ведь ты доходяга, пошли», а он всё качает головой, всё говорит «нет, я не понимаю, я не хочу понимать, вы ошиблись адресом, я не хочу, я ещё не готов» - «Совсем спятил» – улыбаясь, добродушно говорит смерть санитару. …Его проводят в операционную, там все в масках и скальпели держат в руках; «да вы не бойтесь» - звучит ободряющий человеческий голос, но кто сказал, непонятно, наверное, тот, что без скальпеля. Ему помогают взойти, взобраться на ложе, быстро покрывают белой простыней лицо. И делают «чик». Всё стало глухо, кто-то возится в его животе, как животное кошка Мурка и он чувствует, что она никогда не отцепиться и он никогда не вернется, и уже невозможно бороться, ведь ориентировка совершенно потеряна, лицо накрыто, а руки, наверное, привязаны, в ногах же силы нет, и разве под ними остался пол? «Будь, что будет» - думает старик и это была его последняя мысль в этой жизни до того момента, как он очнулся в незнакомом огромном доме, в незнакомой маленькой комнатке с невиданной белизны потолком. Тут уютно и сумрачно, как светлой ночью, и неизвестно, когда и каким будет рассвет…

Комм:
Да, в жизни как в морге после всех операций, что с нами проделают в детстве…

ЦИТАТЫ, Мамлеев  в интервью:
Цель этой цивилизации - уничтожить в    людях само представление о смерти. Вплоть до того, что даже похороны   близкого человека не должны занимать больше десяти минут, после чего  обязательно coffee-break. Почему? Просто потому, что человек, который   думает о смерти - плохой потребитель, он забывает силу денег перед лицом   силы, которая выше денег.

Комм:
Цивилизация строит рай на земле – и считает, что  ради охраны своего рая стоит устраивать ад всем остальным, убивать их с помощью приборов и кнопок министерства обороны. Ад – это другие, смерть – это другие – и эти другие, если по-честному, сами виноваты… Слышал, что в Японии уже собираются построить целый город для стариков – наверняка рядом с огромным крематорием… Стариковские премудрости, знание смерти уже никому не нужны – манекенам и дебилам оно служит укором…

Инет:
Мне кажется, во-первых, необходимо проявить мужество жить в этой ситуации так, как будто ты не умрешь никогда. Стремись, пока ты хоть какое-то качество жизни сохраняешь, не проваляться всё это время со своими проблемами на диване, а помочь людям и так далее, то есть дорого продать свою жизнь в самом лучшем смысле этого слова.
Это тоже часть духовной войны. Известно же, что некоторые люди, которые попадали в тяжелые ситуации в войну, все израненные, до последнего патрона отстреливались, боролись с врагом. Так и тут, наш враг — это эгоизм.

Комм:
Гриппуешь и воюешь – или даже у тебя воспаление легких, гангрена… – и думаешь: что скорее убьет? И кого я сам убиваю? Неужели здоровеньких?

3 книга:
Красиво умная голова, красиво добрая душа…

Комм:
К черту, я согласен и на некрасивые… Красив ли я? А судьи?! Красив ли старый пень? А в смерти какая уж быть может красота… Если смерть атакует, то ты как шахтер и черен, и покорежен – но если отходчив, то это пройдет после душа – или даже стоит рукой по лицу провести… «Я красив, но неприличен!»  Мне кажется, что иногда я бываю даже до неприличия красив – но  обычно из толпы лишь ростом выделяюсь…; и в гневе страшен, в духоте бледен и у меня от рожденья слишком крупный нос и запавшие глаза…

Кстати, болезни как собаки – а большинства собак я не очень-то боюсь… И раз я сам отходчив, то почему не быть отходчивыми и моим недугам…

Голова красива, когда аргументирует добро, а душа красива, когда по всем ее настроениям, как облака, пробегают легкие мысли (т.е. они обе красивы, когда дружат! И в одиночку красоты не достичь никогда…)

2 книга:
«Очевидцы и служители Слова» – ведь им действительно осталось только слово после смерти Христа. До них была материя, а теперь душа, и ее самоосмысление через слово.

Комм:
Сейчас после людей полно фоток остается (и видео с аудио), но насколько долго будут их хранить? Информационный океан быстро смоет, похоронит любую память. Люди нынче безымянны, очевидно, что им надо заново родиться и иначе проявлять себя… (Иначе их вновь всей массой на очередной войнушке уничтожат; да они и сами размножаться прекратят…)

ЦИТАТЫ, Летов (Сергей, а не Егор):
Курехин любил демонстрировать обнаженный торс на репетициях поп-механики. Умер от почти невозможной болезни: саркома сердца.  В середине восьмидесятых Сергей придумал такой трюк - он играл стремительный пассаж на рояле и ему как будто бы не хватало клавиатуры... Он падал из-за рояля (якобы плохо с сердцем). Мне помнится, как он просил меня и Африку убедить администратора Ленинградского Дома Композиторов, в том, что у него бывают сердечные приступы, и что, было бы здорово, если бы вызвали скорую помощь во время концерта или хотя бы расстегнули рубашку, побрызгали водой и т. п.
Цепь этих смертей не прекращается. Организатор первого фестиваля памяти Курехина Борис Райскин по окончания фестиваля покончил с собой (февраль 1997). В октябре 1998 года покончила с собой дочь Курехина Лиза, которая была очень похожа на отца. В прошлом году в день смерти Курехина 9 июля умер его партнер по «Аквариуму» и «Поп-Механике 1»  Александр Кондрашкин. Умерли некоторые музыканты, принимавшие участие в Поп-механиках», но я не хочу вспоминать дат и деталей.

Комм:
Не знаю, как сейчас, но раньше в конце декабря показывали длиннющие списки умерших за год  знаменитостей – многих знал, как родных, свыкся с ними, у многих на фото были лучезарные лица… (Курехина тоже помню – иронист-насмешник-атеист; типичный для еврея расклад; и внешность – умненький красавчик-парень; не хватало, по сути, только одного – честного отношения к гоям; это была обычная еврейская мафия…)

Инет:
В момент умирания таинственные вещи происходят в человеке. С изумлением обнаруживаешь, что у человека сквозь бред иногда проявляются духовные переживания. Он что-то видит, узнает что-то, чего ты еще не понимаешь. С ним продолжает что-то происходить, видимо, очень важное, только его уже трудно спросить.

Комм:
Сволочи-врачи спрятали моего отца в реанимации… А как они брата лишили головы… Ну и меня целый год мурыжили (это только из последнего…) По сути, люди, которым даны все средства, едва ли хоть раз реально помогли! Зато губили неоднократно… Врачи – это очевидные помощники смерти, а учителя – очевидные убийцы знаний о жизни… (Говорю все это сейчас, потому что перед смертью уже может быть поздно! Говорю это, может быть, в сотый раз, потому что с одного раза ни до кого не достучаться…)

3 книга:
Религиозным надо говорить о культуре, а культурным о религии для того, чтобы они стали шире и потенциально сильнее, но это задача стратегическая, ведь можно нанести вред, расширяя человека – он еще и с этой-то широтой не справился…

Комм:
И никогда не справится – разве что лом смерти (болезни, угрожающей смертью) поможет!

Мои книги тоже станут сильнее, когда на них тень моей смерти уляжется…

Живым лучше ничему не учить словами – живые не учат, а заражают своим примером – учат только болезни и  смерть стариковская… Моих поучений никто никогда не слушал – видимо, казался слишком живым! Никто не понимает, насколько у меня с молодости велик болезненный опыт…

2 книга:
Уже после смерти у них уберут престолы, и они сделают ужасное открытие, а у нас уберут дорогу и мы будем как тренированные спортсмены. (Так я был удивлен, взяв после тяжелых набивных мячей обычный баскетбольный мяч – обычно отнюдь не легкий.)

Комм:
Земля для тренировки, а на том свете будет игра? Или земля для тренировки, потому что на том свете еще труднее нам придется? «Рай» - это всего лишь конфетка для обмана ребенка? Но разве игра после тренировки не рай? (я прекрасно помню и такие ощущения)

ЦИТАТЫ, некто Васильев:
Тедди мрачно сжег вражеский истребитель, седьмой за сегодня, и огляделся.

Комм:
Компьютерные игры отвлекают от жизни?  Но в них убивают, и, значит, не отвлекают от смерти! И в них даже на редкость живут… И футбол тоже есть притча о жизни и смерти… Жизнь и смерть, в городах сжавшись до точки, еще дадут обратный ход и вновь «феодально» захватят планету… И даже  идиотские, гнусавые мульты, где все скачут как блохи, помешать не сумеют; это ж, может, неплохо – скакать…

Инет:
Сейчас есть очень много представлений о болезнях, которые якобы смертельны, при том, что они зачастую забирают людей, не потому что они совершенно неизлечимы, а оттого, что люди боятся лечиться, разувериваются, отчаиваются. Не нужно без борьбы принимать их как смертельный приговор, по которому не может быть апелляций.

Комм:
Часто не хватает ни сил, ни мудрости, чтобы самому правильно лечиться – но надежда на врачей только обезволивает, пудрит мозги и отвлекает от себя и от Бога… В инете послушаю двух-трех врачей, отзывы десятка больных – и послушаю свой собственный организм и опыт…

3 книга:
«Я прячусь, потому что если  появлюсь,  всем начну говорить такие откровенности, что  всем станет очень неловко и неудобно»!

Комм:
А придется и быть откровенным, и даже грубить – ведь эти людишки даже Толстого прокинули. И в смерть их надо тыкать носом; так тыкать, чтоб про любую политику забыли  - от «родины» начиная и «мировым правительством» заканчивая… (правда,  я и сам про все про это еще вовсе не забыл! Так я себя от других не отделяю! Себя первым, для примера, в смерть тыкаю…)

2 книга:
Петух орет, беспокоится в соседнем дворе, может, уже всех наседок убили, скоро его очередь; это ведь нетрудно почувствовать, то, что в этом дворе, в этой среде обитания ты надолго не задержишься, здешним нужно лишь твое мясо, даже не мясо, а сразу суп.
Представляю: вхожу к нему, в его потемки, он словно ждет и смотрит огненным взглядом, стоя боком ко мне. Я говорю «чего ты» и сразу задумываюсь, углубляюсь: он посланец, нынешний представитель бессмертного – не сваришь в супе – петушиного духа, некоего неповторимого племени. Только это может оправдать жизнь петуха, никто, имеющий душу не создавался специально для супа.

Комм:
Мы не только Бога, но и животных не можем разгадать. Все загадки целы, пока связаны; может, ключевая, главная загадка в  момент смерти разгадывается? А после нее все остальные сами посыплются – и эта тотальная разгаданность образует новый мир…

ЦИТАТЫ, Андерсон:
Когда  с  их  помощью  были  получены данные, подтверждающие существование цивилизации  на  Юпитере,  он  загнал себя до смерти, работая над проектом связи с ней.

Комм:
Сразу понял, что связь с Юпитером возможна только после смерти…

Инет:
Сказать что-то человеку, который проходит этот путь, я бы не рискнул, потому что я считаю, что этот человек идет путем крестным, и я недостоин. Это я должен узнать, что он, может быть, хочет мне сообщить, и что ему важно, чтобы я для него сделал. Есть такая фраза «Могу ли я что-то сделать для вас?» Она, в общем-то, очень правильная. А могу ли я что-нибудь для вас сделать? Если я могу, я готов.

Комм:
Да не очень-то знаем мы, какие пути проходим… И помимо правильных фраз есть еще и мистика, поэзия, крики. Весь неизрасходованный запас может рвануться на выход (кричу его, да все никак не могу весь выкрикнуть…)

3 книга:
…Сам немного неясен, они немного подслеповаты, вот и выходит, что люди меня «как дерево» видят. Поэтому приходится беспрерывно уточнять  себя – «это вот такое и такое дерево» – с тем, чтобы нарисовать им, в итоге,  живого человека, которого они и в глаза-то никогда не видели.
А так они, «средние», очень одиноки, потому что когда полуслепой смотрит на полузатемненного, он почти ничего не видит.
 Они и себя так же плохо видят – но на себя смотрят очень долго и в самых благоприятных обстоятельствах, например, в темноте, в которой всякий огонек виден.
 В общем, не жизнь, а тоска и мучение: тоскливо на других смотреть, мучительно – на себя. Поэтому развлекаются, работают – лишь бы не смотреть на племя человеческое…

Комм:
Индусы умерших вместе с деревьями жгут…

Пока уточнял себя, опять изменился – приходится беспрерывно уточнять себя – с тем, чтобы нарисовать им, в итоге, живого человека и путь его изменений… И смерть только фаза на этом пути… (На том свете я точно не буду писать-рисовать и записывать аудио! Хотя духовный настрой и природоцентричность свою сохраню…)

2 книга:
«Пронзить» – как смертельное ранение в сердце, когда что-то навсегда обрывается и навсегда запевает высокую ноту.

Комм:
Душа как земля привередлива – что-то прорастает в ней, что-то нет. Смертельное ранение в сердце зерна… И каждое растение запевает высокую ноту…

ЦИТАТЫ, Дивов (псевдоним?):
В космосе это неважно, а над поверхностью отклонение в десяток метров бывает смертельным.   в плотных атмосферах Земли или Венеры этакие фокусы вообще не проходят - сгоришь. А если идти на авиационных скоростях, то заметят тебя издали, просчитают траекторию и вполне успеют зацепить хотя бы по удаляющейся корме. Над атмосферными планетами умнее висеть невидимкой и постреливать с высоты километров в пятьсот. Выстрелил - отпрыгнул.  Пусть у их компьютеров мозги трещат в попытке догадаться, куда именно ты отскочил.

Комм:
Комочки живой плоти в огромных машинах, домах. Почти во всех механизмах бешено вращаются какие-то диски; во всех электричество, которое вообще-то с плотью совершенно не дружит; его, быть может, нам инопланетяне тайно завезли; и слишком архаична смерть - и могилы в этой древней земле – надо придумать новую разновидность электрического, мать его, стула…

Инет:
После смерти разложение тела более быстрое, до смерти оно медленнее, постепеннее, незаметнее; но для души это одно и то же, то есть душа существует и без тела, с которым она была соединена прежде

Комм:
Душа в старом теле, как вода в старом ведре. В какую реку выливается наша вода после разрушения ведра? – вот вопрос… Может быть, даже кто-то пьет ее?! Или, как Бог, плывет по такой реке, купается в ней – и, как мы знаем, даже ходит по ней… (Но мы можем купаться в душах друг друга уже при этой жизни…)

3 книга:
А когда двое полуслепых образуют семью, то их свобода еще более уменьшается: при всяком резком, незапланированном движении можно  потерять друг друга из виду.

Комм:
Намертво связанные супруги должны бы и после смерти друг друга не терять… Это катамараны… Хотя с другой стороны, я что-то не слышал озабоченных этой темой. Все эти «катамараны» обычно такие приземленные. Они похожи на двух инвалидов-половинок, вместе с грехом пополам образующих одного целого человека… Им лишь бы быть – а какими, не так уж и важно…

2 книга:
Угасло хотенье и вера в хотенье. Мои силы, мое войско мне изменило, но я ещё им руковожу, я ещё в силах заставить себя и их двигаться. Мне не жалко изменников и я их посылаю на смерть. Не властен, чтоб жили и побеждали, властен чтоб единожды умерли.
До боя ты как и все, «тух-тух» и так я его и эдак, а после боя ты -  зарево, сидишь, потому что подкосились ноги, в великом потрясении.

Комм:
Мое тело мне изменило, и я его на пол как тряпку бросаю; мой разум мне изменил, вернулся к первобытным звукам;  стоны,  вопли,  звукоподражание,  насмерть изжеванное слово – все слилось в предсмертном клокотанье…

ЦИТАТЫ, Кинг:
Роланд уселся в кресло, словно о продолжении спора (и перспективе мгновенной смерти) теперь нельзя было и помыслить.

Комм:
Кажется, многие опасно больные стараются выбраться из постели в кресло, как в более здоровое и безопасное место. Постель как могила… Как здоровые за счастьем, больные мечтают отправиться в путешествие в места, где нет страданий и боли…

Инет:
Икскуль, описывая момент своей клинической смерти, рассказал, что сначала он испытывал тяжесть, какое-то давление, а потом вдруг ощутил свободу. Но, увидев отдельно от себя свое тело и начиная догадываться, что это его тело мертво, он не потерял осознания себя как личности. «В наших понятиях со словом "смерть" неразлучно связано представление о каком-то уничтожении, прекращении жизни, как же мог я думать, что умер, когда я ни на одну минуту не терял самосознания, когда я чувствовал себя таким же живым, все слышащим, видящим, сознающим, способным двигаться, думать, говорить?»

Комм:
Это должны преподавать в школах…

3 книга (уже не подряд,  а на общих основаниях – только по теме):
Тальков – от него шел прямо жуткий запах смерти, как будто он жил в обнимку с ней. От ужасных догм коммунизма сквозь узость догм православия на свободу? Сильный, но узкий человек – это уже не человек, а оружие…  Самовоскрешение мертвого - как если бы наркоман перестал колоться, алкоголик – пить, убийца – даже говорить грубые слова…

Комм:
Да, было ощущение, что он в своем прошлом мог и убивать! Убийца, пожелавший стать праведником специфического типа… Хотя взять Высоцкого (или современного Корнилова; да многих блатняков) – их хрип тоже весьма угрожающ, а праведность весьма специфична. И про раннего Высоцкого я узнал много шокирующего – достаточно внимательно прочитать тексты его первых стихов и песен! Убийцей он не был, но без 5 минут уркаганом был! Просто в ситуации стремительного успеха эти певцы стали быстренько цивилизовываться, прятать коготочки… Обычная дорожка в эпоху первоначального накопления капитала… Раз какой-то капитал появился от песенок, зачем разбоем заниматься?  Просто выгодней себя приличней вести – как тем же современным продавцам…

2 книга:
Мысли о смерти уходящего в ночь сна: «нет, это невозможно, чтобы это прекрасное живое тело закопали – оно сияющий драгоценный сосуд. …Нет, только закопать, скрыть далеко это ужасное мертвое тело, как хорошо, что существует всепоглощающая земля, больше никому не справится с ужасным лицом смерти».

Комм:
Это отдельная тема – как во сне наслаждаться, оказаться в раю… Другая крайность – смертные сны, подземные, беспросветные, под плитой – наверное, могильной… (Такие сны – едва ли не главный сигнал тревоги?… Если во сне, допустим, мельтешение, то и в загробном мире у тебя будет такая же картина?)

ЦИТАТЫ, Кордвейнер:
Это ужасно  пройти через Сад Смерти и потом столкнуться с  тупицей  вроде  этого  докучливого зануды.

Комм:
Это ужасно, участвовать в войне и один раз даже в настоящей битве, а потом вернуться в мещанское болото? Или же напротив, с большим вкусом будешь наслаждаться миром… И то, и другое очень похоже на правду, но как стыкуется? (Так известно, что в целом вояки очень плохо с  мирной жизнью стыкуются – они и наслаждаются, и раздражаются слишком бурно; хотя их и выручает Большая деятельность, Большая вера, дети, правильная жена, друзья…)

Инет:
Один из реанимированных (лучше сказать, даже не реанимированных – этот человек без врачебной помощи вышел из состояния клинической смерти) рассказывал, что он слышал и видел, как родственники, едва остановилось его сердце, начали спорить, ссориться, ругаться из-за наследства.

Комм:
Он воскрес от возмущения!

3 книга:
Корни спускаются под землю, как в ад – в место тления, гниения, распада – и побеждают смерть, заставляют ее служить жизни. Но это удается только тогда, когда колышется крона.
На стволе теории всегда имеется кора смерти: «смерть на мне, чтобы жизнь была в вас, листве».

Комм:
Мне кажется, что уже эти вещи весят много больше, чем все официальные философы вместе взятые! Я как Давид, вот такими, взятыми из природы, камешками, побивающий  лбы всех голиафов… Весь мир переменится, когда люди поймут главного философа – дерево!

2 книга:
Мы луны, светим отраженным светом; тени на нас – это уже тени земли и смерти, не уберечься, не отмыться. Мы умираем, превращаемся, отдаем себя для последующего продолжения этого царства иллюзий.
Путь земли – это полностью путь смерти, путь подземный, кроме альфы и омеги, начала и конца, которые на поверхности, между землей и небом /мы живем не на земле, а между землей и небом/, а путь неба – это полностью путь жизни, кроме начала и конца. Мы – руки, протянутые вечной жизнью неба гибнущей земле смерти. Пока мы не откажемся выполнять эту миссию, земля не погибнет, не распадутся земля и небо. Смерть будет бороться, держаться за этот единственный шанс выжить, жизнь будет его предоставлять, несмотря на испытываемые страдания. Велик крик жизни от страданий, велик крик агонизирующей, вечно неокончательной смерти и это один крик, как одна и причина.

Комм:
Нынче я ближе к смерти, но дальше от  трагического восприятия жизни. Тогда я был на переломе; решалось: пробьется ли мое зерно или сгниет, разовьется ли мой росток или загнется, обрастет ли плотью или зачахнет. Плоть мне дали занятия…

ЦИТАТЫ, Платонов Андрюша:
опуститься и лечь он не хотел, тогда бы он снова приподняться  уже  не  смог,  и  так  оставался  сидячим  постоянно  -  то бдительным,  то  дремлющим,  пока смерть не  склонила бы его вниз или пока любой  ничтожный зверь  пустыни не  кончил бы  его  одним ударом маленькой лапы.

Комм:
Будучи не живы, не мертвы, в нынешнюю эпоху люди невероятно много сидят – но лучше уж сидеть, чем неправильно стоить и бездумно лежать – мы должны «пройти» сидя этот крайне трудный переход от мира физического к миру духовному…

Инет:
Он начал реанимацию пациента, находившегося в состоянии клинической смерти, – с помощью обычных в таких случаях механических действий, то есть путем массажа пытался заставить работать его сердце. Таких случаев за всю его практику у него было много. Но с чем он столкнулся на этот раз? Причем столкнулся, как он говорит, впервые. Его пациент, как только к нему на несколько мгновений возвращалось сознание, умолял: «Доктор, не останавливайтесь! Не переставайте!» Врач спросил, что его пугает. «Вы не понимаете? Я в аду! Когда Вы перестаете делать массаж, я оказываюсь в аду! Не давайте мне туда возвращаться!» – последовал ответ. И так повторялось несколько раз. При этом лицо его выражало панический ужас, он дрожал и обливался потом от страха.
Роолингз пишет, что сам он человек сильный и в его практике неоднократно случалось, когда он, так сказать, усердно работая, иногда даже ломал ребра пациенту. Поэтому тот, приходя в себя, обычно умолял: «Доктор, прекратите терзать мою грудь! Мне больно! Доктор, прекратите!» Здесь же врач услышал нечто совершенно необычное: «Не останавливайтесь! Я в аду!» Роолингз пишет, что когда этот человек наконец окончательно пришел в себя, то рассказал ему, какие жуткие страдания перенес он там. Больной был готов перенести здесь, на земле, все что угодно, только бы опять не вернуться туда. Там был ад!

Комм:
Мне кажется, этот больной ранее был адом запуган! И, возможно, был уже ненормален; у многих скрытые ненормальности в экстремальной ситуации могут выйти наружу… Да и доктор-садист явно причинял истинно адские боли!

3 книга:
Хотел отделаться и напортачил, теперь уже не отделаешься, насмерть влип, не знаю, как и быть

Комм:
Хотел отделаться и напортачил, хотел как лучше и все равно напортачил…; и напортачил, и гениальностей наделал – и насмерть влип в отделение одного от другого… Что делать, приходится мириться и хоть немного отлипать – иначе от расстройства и перегрузок действительно помрешь и ничего поправить не успеешь (это как с долгами – которых я не случайно избегаю, раз и так  у меня выше крыши внутренних долгов)

2 книга:
Мертвецов так много, земля глотает их беспрерывно, захлебываясь, словно этот ночной дождь. Сколько их там, наверное, скопилось на предыдущем этаже. «Воспрянут мертвые» – и, конечно, их тела будут проблематичны, они пренебрегут благообразностью и приличием. Прорвавшееся с двухметровой глубины воинство непобедимо никаким ядерным оружием. «Мы с двух метров, а какова ваша глубина?» – спросят они. Кто легче, тот не выдержит вопроса и исчезнет  навсегда. «Ведь вам была предоставлена вечность – те тысячи лет, которые пред вами, под вами, а вы ими не заинтересовались, хотя обязаны были подвести итоги. Подведший, полюбивший вернет всему  прекрасность жизни, спасет тем самым самого себя».

Комм:
160 тысяч человек в день умирает, 360 тысяч в день рождается – обе эти цифры меня как бессмертную личность  ужасают… Впрочем, это все земная жадность моя: я ведь противлюсь смерти и каждой вещи; а каждой нарожденной вещи забочусь дать какое-то применение….

 Раз человек приобретает столь впечатляющие  знания, значит, он должен становиться еще сильнее, чтобы быть в силах с ними справиться… (обратный выход: махнуть на все рукой и отправиться в муравьи - с тайной мыслью полностью раскрепоститься… Чтобы на меня никто не налегал, например, когда я занят, я, не выпендриваясь, мудро предоставляю  всем право видеть во мне муравушку…)

ЦИТАТЫ, зеленый Уэльбек:
Два десятилетия спустя Брюно все  еще  по-настоящему  не  думал  о смерти; он начал сомневаться, что когда-либо о ней задумается.

Комм:
С каждым прожитым десятилетием смерть выглядит все более «по-настоящему». Этот Бруно, видимо, весьма требователен и еще не слишком много прожил…; да и почему бы не поверить, что у кого-то жизнь – сплошное веселое кино? точнее, сериал в 200 серий…; вполне возможно и умереть почти как в сериале, в шутку…; такое зависит не только от благополучных внешних обстоятельств, но и от счастливого характера…; впрочем, насколько все это «настоящее» тоже можно очень сомневаться…; если достаточно быстро помер, больше шансов, что за это время твое «кино» еще не кончилось, твоя игра еще жива… (умереть живым – сомнительная радость?)

Инет:
У нас и все больницы устроены по принципу сквозного коридора: "приемный покой - выписная комната". А где-то в сторонке - спрятанный от глаз паталогоанатомический комплекс, который и найти непросто. Такой победоносный коридор.

Комм:
У нас, когда я жил на Волкова, напротив было две больницы, одна детская, а вот другая серьезная – и с моргом как раз на нашу сторону (тут же был и весьма страшноватый – заросший -  овраг…) Сознательно мы им не интересовались, но на подкорке он, конечно, существовал – ведь был чуть ли не напротив окон, скрытый лишь парой домишек и сорняковыми кленами… Я даже думаю, что большинство и не знало, что именно находится в этой пристройке, мне кто-то случайно  вякнул в детстве…

3 книга:
«Нам доступны лишь подводные экстазы - наши таланты неизбежно зарыты». …А расстрелять этот рай не могут и оттого впадают в смертельную тоску. И палач, и жертва – оба беспрерывно истекают кровью. Искусство требует жертв…

Комм:
Искусство – это всегда отказ от реальности, а значит и от жизни; попытка возврата к жизни после изначального отказа от нее – часто это имитация. Попытка изощренного  оправдания – а нужно простодушное покаяние… В общем, смертельно опасная ловушка… (У рыбаков свои приемы для ловли, у дьявола – свои… )

2 книга:
Жизнь так коротка в сравнении с огромностью мира, что, несомненно, она лишь прелюдия к чему-то большему. Человек лишь начал что-то делать, думать, понимать и сотворять и уже поспешно ушел. Он ничего не докончил, ни во что не вник и он вернется, найдя в тени смертной зародыш новой жизни. Жизнь как день, смерть как ночь: сделал за день так, кое-что и надо отдохнуть.

Комм:
Чтобы что-то успеть, не трать время на телевизор… (да и на всем остальном изо всех сил экономь…)

ЦИТАТЫ, любовник смерти Акунин:
Вспомнила его вчерашнюю угрозу  разогнать  клуб  "Любовников  Смерти".  Интересно,  как  бы ему  это удалось? Соискатели ведь собрались здесь не по принуждению.

Комм:
Помирать, так с грохочущей музыкой…

Инет:
Есть гипотеза, что если бы мы доживали до очень глубокой старости, мы бы все умирали от рака.

Комм:
Меня все-таки  интересует тема «рак и диванный образ жизни»…

3 книга:
«Чем так, лучше бы ты и не приходил вовсе; и не родился вовсе, окаянный. Обижайся не обижайся, прямо тебе скажу»

Комм:
Где-то я реально встречался с подобной смертоносной бабой или мне это только снилось, рассказывалось? Вроде как я прямо отшатнулся от этих слов; онемел от обиды и быстрее ушел…

2 книга:
Труд – это будни и только это мешает нам четко осознать, что всякий труд совершается в состоянии агонии. Всякий, кроме привычного? Только рождается в агонии, только первые семь дней. Стресс – это и есть следствие всякой агонии. Вовка начинает и бросает, потому что не может вытерпеть этой агонии. Путь к жизни через смерть, он хотел сотворить жизнь, а сначала сотворилось 10% жизни при 90% смерти. Так творил и Бог: свет первого дня осветил только бескрайную, с пропастями пустыню смерти; лишь к концу третьего дня появился первый зеленый листок… Бог делил воду и по высоте, и по горизонтали, прежде чем появилась суша, место для жизни.

Комм:
«Под глыбами»…

ЦИТАТЫ, Акунин (грузинский еврей?):
Коломбина шевелила губами: молила  Бога, Судьбу,  Смерть  (уж  и сама не знала, кого), чтобы мальчику не выпала роковая ячейка.

Комм:
Смерть стала нашей судьбой в результате борьбы Бога и дьявола. Бог явно еще не победил – но и в победу дьявола верить не надо (хотя кругом под масками благих намерений нагромождены такие глыбы, что это и легко)

Инет:
По темпу наступления различают быструю и медленную смерть. При быстрой смерти агональный период либо вовсе не фиксируется, либо весьма укорочен. При медленной смерти агональный период может продолжаться дни и недели, отсюда и название медленной смерти — агональная.

Комм:
Придется принять любую… (с благодарностью? И где-то даже весело?! -  если все закончить успею…)

3 книга:
Дом как душа – мы много, до смерти должны стараться, чтобы он был нашим раем?!

Комм:
К старости стал терять интерес к обустройству дома. Я вечно склоняю голову к делам – в которых кругом ошибки и замах на рубль -  мне некогда обращать внимание даже на собственное тело… С другой стороны, я отдал обустройствам совсем немало…; в бедности и неумелости моей и не могло слишком много в этом плане получиться…; но если Вовка надумает строить, я этим делом снова загорюсь…; да и каждым летом  загораюсь…; но до рая жизни мне уже слишком далеко – до смерти ближе… - признав сей факт, я хотя бы встану на правильную точку, способную быть опорой, от которой можно в сторону того же рая оттолкнуться и заново пойти….

2 книга:
Несовершенное как свидетельство захватывающей борьбы со смертью, как документальное свидетельство проделанного тобой пути.

Комм:
О да, свидетельств много… Жаль, путь мой пролегает вдали от магистралей, им мало кто интересуется… (Эти «тематические» книги будут ближе и понятней?)

ЦИТАТЫ Абряров (убил в себе творца):
И смерть легка, как сахарная пудра.

Комм:
Как мука… - в муке  извалялся, чтобы было проще умереть. Белила смерти… Мука и сахарная пудра словно медицинские белые халаты…

Инет:
Быстрая смерть характеризуется резким венозным полнокровием внутренних органов, переполнением темной жидкой кровью правой половины сердца, кровоизлияниями под слизистые оболочки и интенсивными сливными темно-фиолетовыми трупными пятнами. При агональной смерти кровенаполнение внутренних органов неравномерное, в сосудах красные, белые и смешанные кровяные свертки, умеренные бледно-фиолетовые трупные пятна.

Комм:
Наука холодна как смерть, причем медицина – смерть в квадрате… (Мы надеемся, что смерть в квадрате – это новая жизнь?!)

3 книга:
Человек рождается лет за 70 до смерти с тем, чтоб она смогла к нему подкрасться незаметно, потихоньку…

Комм:
Самая адская боль тиха, пока ты орать не начинаешь… (Орешь? – становишься участником интересного кино. Всякая смерть - трагедия, всякая трагедия – высшая форма жизни, достойная показа хоть в театре, хоть в кино…)

2 книга:
Бывает изредка, что лежишь полностью бездыханным, не лежишь, а падаешь, проваливаешься, так что даже удивляешься затуманенным сознанием: как кровать-то держится и держит ли – совсем её не чувствуешь. Может, это душа выходит?! Не случайно покойники такие тяжелые.

Комм:
С годами к своей взрослой бездыханности привык?

ЦИТАТЫ, Егорушка Летов:
Покидая свое тело как пожарище в смертном бою
Наблюдая как тональность уходящую веру свою

Комм:
И радуясь, видимо, только ою-ою (поэты в прошлой жизни были птицами и рифмы – это рудименты?)

Инет:
Для суждения о факте наступившей смерти недостаточно ориентироваться только на отсутствие признаков жизни. Абсолютное суждение о наступившей смерти возможно лишь после появления несомненных признаков смерти. К ним относятся трупные явления (трупные пятна, трупное окоченение и др.), развивающиеся только в мертвом теле.

Комм:
Видел ли я пятна? А вот трупное окоченение брата сразу почувствовал…

3 книга:
Культура плавает на глубине 10 сантиметров. А религиозные откупаются строительством храмов – и речи там, скорее, про высоту. Итак, мы имеем напоминающий лужу или болото аквариум – квакай не хочу - и гигантский храм, в закоулках которого тоже сохраняется «маленькая жизнь» - не высовывайся ни разу до самой смерти…

Комм:
Зачем гробы гвоздями заколачивают? – ведь не знают, насколько мы будем всемогущи, когда станем воскресать…

2 книга:
Сон – это смерть жизни. По аналогии должна существовать и жизнь смерти!

Комм:
Функционируя, буду стараться спать с открытыми глазами… Умирая, настроюсь на красочные сны…

ЦИТАТЫ, Егорушка Летов:
Идет Смерть по улице, несет блины на блюдце

Комм:
Про цивилизацию сказка…

Инет:
Пример. Гражданин К., 78 лет, получил термические ожоги II-III степени нижней трети обеих голеней (менее 5 % поверхности тела), в течение полутора недель наметилась тенденция к заживлению Ожеговых поверхностей, на 11-й день от внезапной остановки сердца наступила смерть; на секции: атеросклероз аорты, венечных артерий, обширный инфаркт миокарда. Основную роль в генезе смерти сыграла сердечнососудистая патология, а травма была лишь неблагоприятным фоном, который можно было рассматривать как повод, усугубивший действие основной причины.

Комм:
Умереть можно выздоравливая – или на второй день после свадьбы, как некто Дремов из героического Донбасса…

3 книга:
Узнал про некий журнал и думаю: «Лучше шанса у меня не будет – очаровательная либералка во главе. …Пригрела Г. не только за либеральность, но и так, как всякая женщина пригревает источник сплетен…»
Через час: «Эк, хватил – это всё чисто московские дела, если и кухни, то знаменитостей». А я вот рыбу чищу и думаю: «мороженая рыба благодушно смотрит на смерть. Видимо, они там, в воде как во сне плавают, охотятся и размножаются…»

Комм:
Да, суета сует. Соломон хотел мудрости – и узнал про смерть… Если уж истинно царская жизнь  - сколько он одних только баб перетрахал - причем во времена расцвета государства – суета сует, то что говорить про остальных?!  Зачем, я, к черту, суетился?! Зачем мне эти дутые машины и дома?!

2 книга:
Всех этих великих философов скопом отправил бы в один общий дурдом, разбив его, к примеру, на два отделения: «материалисты» и «идеалисты».
«Вовк, твои представления можно представить в виде клубка перепутанных ниток, веревок и струн. Их целый год надо разматывать – чтоб наконец, вытянув их параллельными струнами, ударить по ним, чтоб они завибрировали  красиво параллельно, как волны!»
Теснины низколобости и никакая философия не способна снять эти оковы смерти.

Комм:
Да, все это технари… (Хочешь жить? – художника в себе открыть обязан!)

Но зато в технике у них все по полочкам разложено, коробок кладется на коробок до тех пор, пока вся пирамидка не развалится… Но не только порядок, а и общая психология помогает им понимать друг друга. Это как с юриспруденцией (пугающе безумной для любого художника; настолько пугающей, что он при всем желании ее не способен понимать – ему годами надо эту крепость штурмовать…)

ЦИТАТЫ, Егорушка Летов (Егорушка летом):
Моя мертвая мамка вчера ко мне пришла
Все грозила кулаком, называла дураком

Комм:
В России чтобы и муж и жена не бранчливыми были  - такого чуда почти и не встретишь…  (Их холод зимний слишком  злит, а короткое лето слишком торопит?!)

Инет:
В большинстве наблюдений удается определить какую-либо одну непосредственную причину смерти. Однако это возможно не во всех случаях по причине несовершенства медицинских знаний вообще либо недостаточных знаний и опыта конкретного врача. У умершего (или погибшего) могут быть выявлены два заболевания (либо два повреждения, либо повреждение и заболевание), каждое из которых могло самостоятельно привести к смерти. В таких ситуациях говорят о конкурирующих заболеваниях, конкурирующих повреждениях, конкурирующих заболевании и повреждении, то есть в итоге — о конкуренции причин смерти.

Комм:
Каждая болезнь имеет свой внутренний вид….

3 книга:
В общем, по земле смерти ступаю медленно и неуклюже, как космонавт по луне, по звезде. Вокруг изваяниями миллионы поэтов, звезду воспевающие с помощью легкого пара…

Комм:
И книга медленно пишется, словно я в скафандре по ее ступенькам шагаю…. (Вокруг изваяниями тысячи текстов – я их колупаю…)

2 книга:
Гляжу я на маму /читает Евангелие/, на её задубевшее лицо… Она будет жить долго, но до конца будет упорствовать в своих заблуждениях… А папа не столь прочен, истеричен, у него часто на лице смертельная слабость. Вон, он и в туалете пердит с пустыми пропусками, мучается запором.

Комм:
Те годы были крайне тяжелы для отца, чуть не помер – а потом оправился и цвет лица стал нормальным, гораздо лучше моего… (А сейчас и мать уже всегда смертельно бледная…)

ЦИТАТЫ:
Леннон:  (шепотом):  Этот разговор про Битлз надоел  мне до смерти.

Комм:
Трагическая смерть ему много добавила? Или как раз он мог что-то сделать и дальше? Причем, мог иметь и политический вес…

Битлы, Пушкины и т.п. не надоедают только тем, кто больше ничего не знает – многие по минимуму взяли что-то из культуры, на самом деле занимаясь и живя чем-то другим. Это их спасительный круг, чтобы, типа, быть в теме…

Инет:
Под осложнением понимают такие патологические процессы, которые являются вторичными по отношению к основному повреждению (или заболеванию), но по происхождению связаны с ним. Будучи всегда вторичными по отношению к основному повреждению (или заболеванию), осложнения могут стать ведущими в развитии травмы (или болезни) и играть решающую роль в наступлении смертельного исхода.

Комм:
Основное заболевание может случиться в неосновном органе, но дать толчок к заболеванию  органа основного…

3 книга:
Таскать не перетаскать плодов – как листвы полно. Хватаю-хватаю, а голова в ответ на эту острую, резкую лихорадку понемногу плавно начинает кружиться; опираюсь о землю уже и руками, и коленями. Скоро лягу; пособираю лежа, на сон грядущий, и всё, спать…

Комм:
Могу помереть от жадности трудоголика…

2 книга:
Два закона дано человеку: закон любви как подобию Бога и закон борьбы не на жизнь, а на смерть как подобию зверя.

Комм:
Любовь со всеми своими производными (включая, даже вежливость) должна помочь мне пережить  борьбу и смерть без ожесточения… (всякий раз, ожесточаясь, я устраивал погром в своем собственном внутреннем доме)

ЦИТАТЫ, Леннон в очках:
Отец объявился  только  тогда,  когда я заработал кучу денег.
Однажды я раскрыл "Дейли Экспресс" и вижу: вот
он моет посуду в  каком-то маленьком отеле,  где-то очень близко,
недалеко  от  Лондона.  я не желал его видеть, но он стал шантажировать
меня через прессу:  дескать,  вот я -  бедняк, мою тарелки, а мой
сын живет в роскоши. Тогда я не выдержал, встретился с ним, у нас
установились  более   или  менее   корректные   отношения.  Через
несколько лет он умер от рака.  Но незадолго до смерти, в 65 лет,
он  успел жениться на секретарше,  которая работала на  Битлз, ей
было 22  года,  и у них родился ребенок. Я даже думал, что теперь
этот пьяница и бродяга наконец-то заживет нормально.

Комм:
Леннон и сам думал, что наконец-то заживет нормально…

Инет:
Если у умершего обнаружены два повреждения (заболевания), каждое из которых в отдельности не могло быть самостоятельной причиной смерти, речь ведут о сочетанной непосредственной причине (например, атеросклероз и гипертоническая болезнь). Причем подразумевается не простое суммирование двух заболеваний (или повреждений, или повреждения и заболевания), а комбинированная форма, сущность которой сводится ко взаимному отягощению заболеваний, приводящему к качественно новому не совместимому с жизнью состоянию.

Комм:
На одной ноге еще можно прыгать, а вот когда две отказывают, третьей может и найтись уже…

3 книга:
Вот наступает вечер и слабая душа ложится в постель и в гроб и ему хочется женщину, и хочется писать свои мечты о ней. (Женщины пока нет, гроба тоже и вставать неохота; если встанешь, то ты – поэт, достаточно в тебе ретивого честолюбия, а если нет, то просто заснешь и про тебя всю жизнь будут говорить: «в нем спит поэт»).
«Дайте мне женщину в гроб, чтоб гроб превратился в постель, а смерть в сон». А женщине что, она не брезглива: не моргнет – ляжет в гроб с первым мужем, не моргнет – выйдет за второго и третьего. И тянет к ней умирающий свое заплаканное лицо и ласково она пытается его погладить (неудобно в гробу-то), и он рыдает и коллеги его выносят на свет небожий – где приступает к работе, начинает, так сказать,  «крутиться-вертеться»…

Комм:
Все мечты о бабах – сублимации члена? Просто твоя общая возвышенность успевает нарядить их в нарядные одежки (ну, а чего же боле? Без одежек член совсем уж непригляден…) В любом случае,  в отличие от мужика, истинно человеческое отношение баба должна заслужить…; это ее главная задача в жизни: стать полноценным человеком… (знаю ли хоть одну, кто ее решил?!)

2 книга:
Ещё сон: кто-то покрывался смертью, как гербом. Бегущий? Он наращивает усилия, делает ещё один круг в лабиринте темных предрассветных улиц, но как рак набухает  двуглавый орел. И почему-то совсем не светает.

Комм:
А еще очень легко скомкать меня – почти как бумагу… (Книга с пустыми страницами встала на библиотечную полку, чтобы там в тиши написаться!)

ЦИТАТЫ, Уэллс:
Черные фигуры,  по  двое  и  по  трое,  двигались, останавливались  и  снова  двигались,  растягиваясь  тонким   неправильным полумесяцем,  рога  которого  постепенно  охватывали  яму.  Я  тоже   стал подвигаться к яме.
      Я стоял и смотрел, еще не вполне сознавая, что это смерть перебегает по
толпе от одного к другому. Почти бесшумная ослепительная вспышка света - и человек  падает  ничком  и лежит неподвижно.  этот невидимый неотвратимый пылающий  меч  наносил мгновенные, меткие удары. По  вспыхнувшему  кустарнику  я  понял,  что  он приближается ко мне, но я был слишком поражен и ошеломлен, чтобы спасаться бегством. Я слышал гудение огня в песчаном карьере и внезапно оборвавшееся ржание лошади. Как будто чей-то невидимый раскаленный  палец  двигался  по пустоши между мной и марсианами, вычерчивая  огненную  кривую,  и  повсюду кругом темная земля дымилась и шипела.

Комм:
Основную массу людей на том свете не ждет ни рай, ни ад, ни перерождение в  других людей или зверей – это совершенно очевидно, ведь для этого нет никаких особенных оснований. Что же остается? Они превратятся обратно  в ангелов  и будут кружить вокруг земли, как птицы – время от времени пикируя на землю, вновь на ней воплощаясь в очередного человека – до тех пор, пока там не удастся победить зло… Я это буду или не я? Смешной вопрос, ведь «я» - это всего лишь привычка к себе; ведь все души  - это одна и та же субстанция; ведь имя «Дима» ровным счетом ничего не значит…

Инет:
Повреждение становится непосредственной причиной смерти при грубых разрушениях тела (отделение головы, разделение туловища на части, полное разрушение тела, например при взрывной или некоторых видах авиационной травмы, и др.) или грубых повреждениях жизненно важных органов (разрушение головного мозга при выстреле в упор из дробового ружья, отрыв сердца или разрыв аорты при падении с большой высоты и др.).

Комм:
Цивилизация приводит к гипертрофии государств, а гипертрофированные государства обречены на войны…

3 книга:
Вечер Гердта, этого наилучшего воплощения дьявола. Он говорит: «как вы добры! Какое счастье, что в стране большинство у добрых людей!», а я слышу: «Как вы добры к нам, бесам!»
…И несколько вдруг – огромный черный занавес. Слизнул  «юбиляра» и всех, его поздравлявших. Наверняка, это он сам придумал. Утащил всех за собой. «Лучшая сцена – это выход на сцену черного занавеса. Смерть великолепна, друзья мои, она бархатиста, атласна и шелкова…»

Комм:
Хорошо, что евреи, в общем-то,  запрещают себе убийства (если и идут на них, то неохотно и почти всегда убивают через посредников, нанимают исполнителей) – потому что иначе они бы чуть ли не все имели шанс превратиться в маньяков! От того же Гердта такой жутью веяло… (Их неприязнь к убийствам – как и любовь к обманам – проистекает из их обабленной  природы. Цивилизация – ими возглавляемая -  вся такова. Убивать полагается где-то в сторонке, с помощью кнопочек, специальными людьми и механизмами…)

2 книга:
У Толстого получилась значительная смерть. И этим превознесся  его последний поступок, не стал смешным, как было бы, когда бы его возвратили домой насильно, как малое глупое дитя. Он, всю жизнь бывший, несмотря на свою непримиримость по отношению ко всему миру, в каком-то смысле под каблуком собственной жены, всё-таки смог порвать эти путы. Дети уже выросли, а её пряники и кнуты потеряли для него всякое значение. Семья – это женское изобретение и женский предел.

Комм:
Бабы Толстого не любят за ссоры с женой, а Достоевского как слишком уж некрасивого писателя (но их преклонение перед авторитетами слишком велико, поэтому выдумывают «красоту спасающую мир» и носятся с романом про любовь «Анной Карениной»…)

Толстой, кстати, на мой вкус тоже весьма некрасиво пишет, по-мужицки… (Это были два супермужика! И «мужик должен быть лишь чуть красивее обезьяны»! Если мужики перестанут конкурировать с бабами в смысле красоты, то и бабы не станут рваться в мужские дела…)

ЦИТАТЫ, БГ:
Я избавляюсь не от смерти, не от тлена, я избавляюсь от своей дурацкой реакции, т. е. я знаю на самом деле, как все обстоит в мире, но знаю головой, а телом совершаю массу суетливых, бессмысленных движений, которые сводятся к тому же тлену, к той же смерти, т. е. для меня движения, совершаемые телом, несущественны.

Комм:
Избавляясь от бессмысленной массы, породит новую суету; лишь флегматики в этом смысле талантливы… И индусы – суетиться на жаре опасно для здоровья… (Впрочем, на морозе, в тулупах, тоже не сильно разбежишься в этом смысле!)

Пока тебя не парализовало, не обезнадежило, сама смерть – это просто чудовищная суета и нервотрепка…

Инет:
Нельзя тормозить смерть и нельзя ее ускорять. Что такое тормозить смерть? У каждого человека есть свои биологические часы. Можно всеми правдами и неправдами (я сейчас говорю об онкологическом больном, я не говорю о генерале Романове) продлить жизнь больного. Например, больному с раком желудка - переливая ему каждый день какое-то количество питательной жидкости. Что это будет за жизнь? Мы прекратим переливание - жизнь прекратится. Вот это искусственное пролонгирование жизни, когда часы уже останавливаются, идут к остановке, оно не приносит удовлетворения жизнью. Оно не дает жизни быть полноценной. Больной лежит под капельницей, практически без сознания. Около него стонут родственники, хотя все органы, все функции организма уже практически не работают. Понимаете, да? Или дочка очень любит маму, которая уходит из жизни. Она делает все, что только можно. Она и всех врачей перезвала, и всех консультантов. Она говорит маме, которая ее тоже безумно любит: "Мамочка, не уходи, мамочка как я буду жить без тебя, как? Не оставляй меня!" И мама дышит, и мама делает еще дыхание, хотя уже противоестественное. Часы стоят. Мама дышит. О ком думает дочь?

Комм:
Больной лежит в реанимации, куда родственников не пускают (тут есть простор для коррупции?)
 
3 книга:
Как случилось, что в заповедниках жизни, где растут прекрасные деревья и неслышными шагами ходит Сам Бог – вы, может быть, повстречаетесь с Ним лично! – поселилась смерть, похолодание, мясоедство, поселились мертвецы в городе с подземным бомбоубежищем?! Теперь живым  трудно догадаться, что это рай, а не крепость с толстыми стенами. …Посреди  площадей города на постаментах стоят каменные начальники и страшно скалят свои коричневые и серые лица, по улицам  ездит огромное стадо броневиков,  в которых неподвижно сидят мертвецы. Люди в городе то батрачат под землей, то императорствуют в домах, обделанных мраморной плитой…

Комм:
Ни разу не слышал ответа…

2 книга:
Неужели Толстой проповедовал отказ от идеи личности вообще – это немыслимо, противоестественно, именно это и означало бы смерть.

Комм:
Об этом выше уже было («личность – это привычка к себе»)

ЦИТАТЫ, БГ:
Нам и после смерти придется иметь дело с тем, что мы сделали и расхлебывать ту кашу, которую заварили.

Комм:
Вряд ли там наши каши сами по себе кому-то интересны…

Инет:
Вы знаете главную заповедь - "не лги". Не лги. Именно неопределенность, именно неправда и останавливает эти часы раньше, потому что человек очень много тратит времени и сил на то, чтобы понять, поймать, - кто лукавит? Где? Когда? Иначе - когда человек осознает правду. Другой вопрос: как подходить к этой правде. Как поверить искренности его просьбы: "Расскажите мне правду!" Но именно правда освобождает человека перед лицом смерти. Понимание правды освобождает от ненужных пут, лжи, неопределенности, лукавства, когда он слышит, как жена за дверью рыдает, а когда заходит к нему - улыбается. У него же сердце разрывается, а вот эту ложь они прервать не могут.

Комм:
Главные заповеди и в жизни очень помогают (и прежде всего – не тратить время на не главное…)

3 книга:
Смерть всегда на этой земле впереди черным квадратом маячит… - как и попытки ее в рай превратить – с помощью коммунистов, анархистов или же гурий…

Комм:
Смерть старого, сентиментального (Возрождение, романтизм, просвещение…) мира и порождение нового, смертоносного (в нем даже точки квадратны)… Сдохли иллюзии? ладно; но когда сдохнет сама смерть? Ее так и будет пучить?
За тысячелетия угнетений утомленный и обозленный народ без устали плодит диваны и войны…

2 книга:
Журналисты – это ширпотребовская интеллигенция. Мелкие грызуны. И кусачие. Интеллигенция, шныряющая вокруг большого тела народа-медведя. Жужжат ему в уши, что надо. Они достаточно умны  для того, чтобы заболтать любой вопрос и любую претензию в нашем мире, не имеющем ясных основ. Когда одни галдят так, а другие по тому же вопросу, галдят наоборот, то ясно, что это не может происходить совсем уж всерьез: либо игра, либо умысел и ангажированность. В заблудившемся мире смертельно опасно быть до конца серьезным. По сути, любой из них при большом желании мог бы погалдеть и за противоположную сторону.

Комм:
Да у меня просто силы духа не хватало быть серьезным – только слабым угрожают смертельные опасности…

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Когда столько писак расплодилось повсюду,
        Глупо бумагу щадить, все равно обреченную смерти.

Комм:
Да, глупо щадить, играть в поддавки,  в несерьезность (раньше пытался писать на «вкусные» темы…)

Инет:
"качественная жизнь до конца"?
Прежде всего нужно избавить человека от тех физически негативных факторов, которых человек не испытывает при здоровом, относительно здоровом, состоянии. Я имею в виду боль, эстетически некрасивые вещи, такие как понос, рвота, тошнота - прежде всего. Главное - это можно исправить. Больной не будет кричать от боли, он не будет пребывать в испражнениях, его рана не будет источать зловонный запах, потому что это все унижает человека.

Комм:
Всем наркотики, ароматизаторы и постели со встроенным туалетом (если уже изобретены таковые) Или же в теплых помещениях держать их в голом виде (ладно, в распашонках) на каталках по соседству со все смывающим благодатным дождем, т.е. душем… Я бы, кстати, на их месте из душа вовсе не вылазил…

3 книга:
А ведь я тоже был в ситуации Д.: успехи в учебе, причем учебе длительной, 15 лет учился, если считать и школу, а после – смерть и воскресение. Бросил всё…

Комм:
Многолетние учебы, если к ним неправильно относиться, любого доведут до ручки, т.е. поставят на грань жизни и смерти… Детство, юность, даже молодость там убивают всерьез… (Племянник – 4 класс - уже ходит с лицом как белая бумага – а ведь имеет сибирские корни…)

2 книга:
В каждый определенный момент жизнь человека по видимости бедна и вроде бы почти не движется, но в итоге, за всю жизнь в целом, всё-таки есть надежда на то, что создастся полноценный набор, и ты сможешь сказать: «всё в жизни было». Всё было: и горы, и женщины, и  писания, и дела, и смерти, и рождения.

Комм:
Мой набор и сейчас невелик; кому-то он покажется совсем куцым, но ведь  полноценность определяется не владением, а использованием… Кроме того, мой набор огромен с виртуальной стороны… Я духовный миллиардер, а вот физически бедняк – хотя все лета исправно использую по назначению… (Тем не менее, физических радостей у меня не меньше, чем духовных!)

Смерти близких, увольнение с работы, подозрение на собственную серьезную болезнь – это из последних пополнений моего Набора (а ранее еще и Разочарование в брате, Катастрофа в творчестве…) Я созрел и для серьезности, и для всяких грустных тем!

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Безумец, ступай, беги чрез суровые Альпы,
       Чтобы ребят восхищать и стать декламации темой!
       Юноше родом из Пеллы не хватит и круга земного:
       Он от несчастья бурлит в этих тесных пределах вселенной,
 Будто в гиарских скалах заключен иль на малом Серифе.
       Только когда он войдет в кирпичные стены столицы,
       Хватит и гроба ему. Насколько ничтожно людское
       Тело - одна только смерть доказует.

Комм:
Москва представляется чудовищным Молохом – как туда без знакомств можно стремиться?! Какие есть сильные люди – они бы и сейчас могли  открыть Америку или совершить кругосветку… (вместо этого будут, допустим, держать фотосалон на 4 квадратных метрах… - после чего и полезут в могилу двухметровую…)

Инет:
Это глубокое заблуждение думать, что наши обреченные пациенты, зная на пороге чего они стоят - на пороге смерти, только о смерти и думают. Они живут так же, как и живем мы. А еще ярче они будут жить, когда они уже поговорили о смерти, дали распоряжения нам или близким. Дальше они живут каждой минутой жизни. И единственное качество, которое они не имели, а обрели, которое мы с вами обретем, если нам будет даровано медленное умирание, так это умение ценить минуту, секунду, час жизни, а не строить грандиозных планов, не радоваться накопленному, - вот это качество они приобрели. Они свободны. Вот это качество, которого они действительно не имели в прежней жизни. Это качество приходит абсолютно ко всем.

Комм:
Где в Казани хоспис? Не будь у меня Дела, я бы, наверное, посвятил себя чему-то такому… (в школах не предлагают! Я только к середине жизни  присмотрелся ко всему…)

Пробил по инету: в Казани есть детский хоспис, а для взрослых его открыли только в этом году и он рассчитан всего на два десятка человек – дело это весьма дорогое… (а где деньги, там и бизнес – да и то в лучшем случае…)

3 книга:
«Из ада в рай не переходят» – это было до Христа (Христос пересказывал слова ветхозаветного ангела), до творчества… Христос, как раз, смог сделать проходимой эту пропасть и пустыню – по  «узкому пути»… Душа – это точка жизни и смерти, жизни смерти, смерти жизни, в ней у всякого наступает затмение, провал…

Комм:
Смерть в каждом зевке, жизнь в каждой улыбке…; но и зевок – это еще не самый малый камешек смерти…

Пишу эту книгу и ощущение именно такое: пробираюсь по узкому пути… (необходимость комментариев беспрестанно понуждает к движению – и каждый раз надо не ошибиться в них, не уронить тему…)

2 книга:
Если бы некий Кулаков /о котором Боровик сказал с  уважительной интонацией: вот, мол, фигура так фигура была/ из политбюро не ушибся до смерти, то Горби туда бы, возможно, так и не попал. Но разве это не закономерно, то, что хотя бы один из членов русского Политбюро ушибся до смерти?! Время, столь густо насыщенное человеческим материалом не допускает ничего случайного.
А как символична трагическая смерть Андропова от сиденья на гранитной скамейке. Пошел в лес, но и там гранит поджидает. Предпочел жесткость, а не мягкость, как Горби. И закономерно посидел на гранитной скамейке, глядя на печальный осенний лес…

Комм:
Китайцы оказались намного мудрее нас в капитализме… Но мы были помудрее в социализме?! Хотя социализм изначально глуп и преувеличен; нужны лишь профсоюзы, собес и благотворительность… И  дай Бог нам извести любую государственную и вообще гигантскую собственность;  она не «крупная» - не фиг обманывать!!

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Пусть не потерян смысл, - все равно схоронить вам придется
       Ваших детей и увидеть костер для любимой супруги,
       Урны придется увидеть и с братним и с сестриным прахом.

Комм:
Любимый брат по частям для меня умирает… (все равно надежда последней умрет; и пережить его не  очень-то хочется… Впрочем, он очевидно здоровей меня… - но ему больше угрожает внезапная смерть…)

Инет:
Моделей жизни создавалось много, а вот модели смерти у нас не разрабатывались

Комм:
Пусть нам помогут и модели, и музыка…

3 книга:
Реализм верит в Бога, потому что всюду видит Его жизнь в полноте, а авангард - потому что видит, что Он бессмертен, что Его не убить и  самой авангардно изощренной смертью. Реализм копирует Бога, но Он к этому почти равнодушен, а авангард убивает, но Он почти прощает, терпит боль - кто же из них, наконец, догадается, как надо вести себя с Богом, чем Ему угодить? Кто поймет, что дело не в слепой вере и не в голом познании, а в синтезе, дружбе главных качеств и стоящих за ними Богов...

Комм:
Жизнь и смерть неразделимы – но можно изжить смерть с помощью жизни и измертвить жизнь с помощью смерти…

Смерть поможет познать, жизнь поможет радоваться… Если потеряешь радость жизни, то одно лишь горе будет от познания… В случае же намека на собственное прижизненное бессмертие, немедленно расслабишься до скота, опустишься до всевозможных дурачеств…

2 книга:
Если смерть представляется тебе чем-то немыслимым, значит что-то – основное! – в твоих мыслях и представлениях совсем не так. Приятие смерти - это верный знак победы ожидающего рая, а страх перед ней – это верный знак поражения ожидающего безумия ада.

Комм:
Чего боишься, то и наступит; робкий не преуспевает ни в этой жизни, ни в той…

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Счастлив, конечно, кто смерть отложил до других поколений,
 Годы считая свои уж на правой руке, не на левой!
Сколько он раз испивал ежегодно вино молодое!

Комм:
Наверное, десятилетия, а не годы имеются в виду…

У меня сейчас главным самый большой палец – успехов ему! (указательный-то не очень преуспел…; преуспел средний, но ведь изначально  им только фак и показывать!)

Следующим будет опять большой палец, но уже на правой руке…; в общем, сейчас в бой вступили главные силы! Хотя, подозреваю, что тот «фак» мне уже не переплюнуть на бумагах! (Нет: тот бумажный «фак» не переплюнуть на нынешних экранах! Экраны лишь расширят и облегчат дело…)

Инет:
А что вы вкладываете в понятие «умереть легко»? Значит, сознательно или бессознательно вы полагаете, что умирать тяжело?

Комм:
Умирает же, а все равно залупается!

3 книга:
«Легче дойти до берега великой реки, чем в темноте вставить вилку в розетку. Впрочем, пока ты одевал обувь, я все-таки уже вставил» - «Все равно пройдусь». – «А передача интересная, т.е. обещающая» - «Вкушай до самого смертельного сна, в котором уже ничего не присниться».

Комм:
Учебу-мучебы оторвали у меня лет 15 и телевизор, наверное, столько же… И то, и другое сулило выгодный обмен, чуть ли не сверхжизнь…

2 книга:
Елкин, как магнит, выявляет и поднимает наверх подобных себе, так что это уже похоже на целый зверинец, который человеку не то что не  уничтожить, но и подойти к нему смертельно опасно. Они настолько злы и опасны, что и друг друга кусают – но нам от этого не должно быть большой радости: что бы ни сделали друг с другом пяток тигров, в итоге всё равно эта местность останется за ними, за кем-то из них. Просто ощущение: вот говорит депутат, и говорит умно, и даже зло, но всё равно видно, что он всего-навсего человек. А это уже не люди. У них нет никаких достоинств: обыкновенный бездарный алкаш,  по многим своим интонациям родственный, например, моему бывшему начальнику-милиционеру. Бездарей так много, что одного из них выперло на самую вершину.

Комм:
КГБэшник Путин железной рукой – пряник в другой – взял этих львов и аркадиев за яйца… (удержит?!)

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Всякому смерть суждена, но по смерти Приама супруга
 Дико залаяла, точно собака, его переживши.

Комм:
Вот она, примета древних времен, которую цивилизация покрывала еще не слишком толстым слоем?! Хотя от некоторых баб в любые времена можно всего ожидать. Бесы и одержимости, опять же… Она, наверняка и при жизни бесновалась… (Хотя и в этом нет ничего страшного - и даже надо пожалеть…)

Инет:
Каждый, кто приходит к нам в хоспис, тоже носит в себе этот вопрос: а больно ли умирать?

Комм:
Как на экзамен приходят?! Мандражируют; а с другой стороны даже радуются – ведь хосписов  мало, в них трудно попасть…

3 книга:
Папа: «Ты сам на себя всё это взвалил, всё выдумал…» – «Искусственное недолговечно. Помнишь в Евангелии: «если это дело от человеков, то оно скоро развалиться, а если от Бога, то кто мы, чтобы противиться Богу»» (Искусственное недолговечно?! – чисто искусственное вечно. И еще есть «прогресс»: пока одно искусственное разваливается, надоедает, обнаруживает отсутствие жизни, уже придумывается новый вариант. Жизнь как «движуха» между двумя смертями, старенькой и новенькой…)

Комм:
Без взваливаний - как и увиливаний – дело, конечно, тоже не обошлось… Любое самоподбадривание оборачивается движухой между двумя смертями…

2 книга:
Полтора суток было плохое настроение: усталость, подавленность. Но вот прошло – беспросветность не вечна! Главное, не заниматься бегством от себя.
День служит для роста плода, а ночь служит для роста неявного – для  удобрения земли.
Итак, после смерти наше тело уходит вниз удобрять землю, наш дух поднимается вверх удобрять небо, а наша душа движется вдоль – в потомстве физическом, после излияния семени физического и в потомстве духовном, после излияния семени духовного – удобряя этим человеческий род.

Комм:
Да, кризисы – наша земля, без них не будет плодородия… Плодородная, т.е. много умиравшая земля, помогает лучше от себя оттолкнуться…

ЦИТАТЫ, Ювенал:
        Был ты в здравом уме - и вдруг ты женишься, Постум?
        Хочешь терпеть над собой госпожу? Ведь есть же веревки
        Крепкие, окна открытые есть на жутких высотах;
        Вон и Эмилиев мост поджидает тебя по соседству.
        Если из многих смертей ни одна тебе не по вкусу,
        Разве не лучше тебе ночевать хотя бы с мальчишкой?

Комм:
Еще коварней мальчишки!

Откуда в те времена взялись окна на жутких высотах? Ах, да, там же горы. Хотя сам Рим разве тоже в горах? Впрочем, кажется, были и дома в 6 этажей - уже вполне достаточно, чтобы убиться…

Инет:
Опасность заболеть раком существует у каждого третьего-четвертого человека, и экономический кризис усугубляет положение.

Комм:
Опасность заболеть есть у каждого, но заболевает только каждый третий или четвертый.

Бедным болеть неприятней? Но и в евроремонте дико совсем. Тело – развалина, а вокруг сияют хоромы… («на выход отсюда пошел!» С заболевшими людьми в итоге будут поступать как с заболевшими вещами… А старых людей будут отправлять на огромные склады…)

3 книга:
Никак не хочет бюрократ выполнить предначертание судьбы – покончить с жизнью путем самоубийства; всё планы строит, прожекты чертит, резолюции пишет. По широкой, высокой лестнице он уже поднимался после смерти, как во сне… А коммерсант умирает от ожирения одних органов и дистрофии других. Поэтому мясо оказалось невкусным, почти несъедобным, ибо многие  внутренние органы   словно бы ущемлены железной рукой; там же нашли убитую крысу…
(Но иные коммерсанты ведут бюрократически правильную жизнь: ему скажут, чтобы съел только 10 грамм, причем ровно в 12 часов – он именно так и сделает, затратив на ожидание и процедуру целый час.)

Комм:
Ненависть – это какой-то дополнительный налог? На фиг, на фиг… (Да и не испугаешь никого страшными сказками)

2 книга:
«Народный» готов гнить в земле с такой же радостью, с какой ты стремишься на небо?! Твоё «я» переселяется либо в дух, либо в тело. Мы считаем, что это очень мало: подумаешь, вырастет трава и дерево снизу, прольется свет и дождь сверху. …Итак, в жизни мы, люди, на земле, а после смерти, чуть ниже и чуть выше.
Но это и есть  сохранение нас - в таком разобранном виде - до конца этих земли и неба – после чего будет новая «сборка»?

Комм:
Дождь – да, но свет из меня точно не прольется… Мы – мокрая, удобная для лепки, видоизменений и жизнедеятельности глина… Почему-то кажется, что на том свете не будет уже неба и земли – это же лишь площадка в космосе, выбранная Богом и дьяволом для Своего генерального (а, может, и местного, очередного) сражения. Мне кажется, нас ждет ночь, просто она будет очень приятной для приятных людей; она будет зеркалить весь выработанный нами на земле под небом характер…

ЦИТАТЫ, Уэллс:
Незадолго до рассвета он проснулся и опять стал размышлять о смерти.  И сейчас она уже не представлялась ему чем-то вне его. Она обступила его  со всех сторон.   Он  чувствовал  себя мерцающей искоркой жизни в  этом  мертвом  доме  с  опущенными  шторами  и запертыми  дверями.  За  две  комнаты  от  него   лежал   Раймонд,   лежал вытянувшийся, неподвижный, и он, Теодор, лежал так  же,  только  чуть-чуть шевелился.

Комм:
Чтобы к смерти  привыкнуть, вокруг должно умереть человек 20?

Инет:
Чиновники от здравоохранения тоже не имеют никакой охранной грамоты. Попадая в больницу, они убеждаются, что онкологическому больному нужно вводить такую дозу лекарства, которая ему помогает. Но с каким трудом это надо было доказывать! Сначала пришлось бороться с дозой Бабаяна — министерского работника, по расчетам которого выделялось на одного пациента в день не больше 50 граммов наркотика. Иначе, мол, он станет наркоманом. Но у больного наркотик не вызывает кайфа и привыкания. Доказано, что лишь один пациент на 10 тысяч может стать наркоманом. Наркотика на самом деле требуется все больше, потому что опухоль распространяется. Попробуй измерить боль и адекватную дозу лекарства. Нигде в мире максимальная доза не устанавливается: сколько надо, столько надо, пока помогает.

Комм:
Наркотик Богом предусмотрен для умирающих? Или это сама смерть предусмотрела все свои обезболивающие…

Или наркотик предусмотрен для испытания воли? Т.е. будут такие железные люди, которые смогут их контролировать себе на радость…

3 книга:
«Если Христос не воскрес, то мы несчастнее всех человеков» – если Христос не умирал, то мы глупее всех человеков: выходит, что Бог только спектакль разыгрывал! Ведь Бог не может умереть, Он бессмертен.

Комм:
Здравый смысл – здоровый смысл, а здоровье – это жизнь…

На земле никто не совершенен – даже Христос. Пятна смерти есть на всем - даже на солнце… (Моя живопись – это любовь к пятнам жизни и смерти)

2 книга:
Мы не боимся сна, а боимся смерти только потому, что ко сну  привыкли.

Комм:
Боюсь сильной боли и слабой дурноты… Как говорят врачи, «придется потерпеть»…

ЦИТАТЫ, Уэллс:
Он спустил ноги на пол и уставился в холодный мрак, окружавший  его.  А
что, если Раймонд, то, что осталось от Раймонда, некая сущность  Раймонда,
там, за две комнаты от него, делает то же?
   Но о том, что делает мертвый Теодор, было легче думать, чем  о  мертвом
Раймонде. Он выкинул из головы мертвого  Раймонда  и  продолжал  думать  о
мертвом Теодоре.  он полетит на зов? А может быть, он только захочет сделать  это,
но не  сможет,  его  не  пустит,  будет  держать  в  страшных  тисках  эта
окоченелость? Все что угодно было легче себе представить, чем ничто.

Комм:
Сам одинок, да вокруг несколько трупов – как тут крыше не поехать…; особенно, если трупы были людьми, реально избавлявшими от одиночества…

Инет:
А когда нет лекарств, приходится лечить собой. Думаете, отчего так велик процент сгорания медиков?

Комм:
На одного сгорающего и умелого праведника тысячи неумех и грешников…

3 книга:
Христос принес самую благую весть, но Он же принес и самую ужасную весть: это же я на Него опираюсь, когда называю живых людей мертвецами. «Если не мертв, то спасен, но если не бог, то несчастен».

Комм:
Христос мир усложнил и теперь его сложность почти равна его же смертоносности. До Него играли в шашки, а после – уже в шахматы… В простой игре у дьявола оказалось не выиграть. А ничьи, хоть и регулярно случаются, никому не нужны, они сильно наскучили. Там все ходы уже слишком изучены…. Нынешние дураки даже воюют, чтобы вернулись простые – «мусульманские» - правила игры, но тем лишь еще больше все осложняют…

2 книга:
Опять чувство опустошенности и потеря вкуса… Как земля пустеет и вымирает без солнца, так и душа без любви. Т.е. какое-то время после ухода солнца продолжается накопленная инерция жизни, автоматические реакции чувств. /А ведь размер этой инерции – это и есть вместимость наших душ!!! И точно таков же и предстартовый отрезок, когда ты  воскресаешь./

Комм:
Не похоже, что в моей старости будет много любви или хотя бы попутного ветра – тоже инерция?

 Экран помог мне изобрести мотор – без него я был как на веслах…

ЦИТАТЫ, Уэллс:
Дикарь стал добывать деньги поденною работой в Женеве, добытое пропивал, жил как
изверг и кончил тем, что убил какого-то старика и ограбил. Его схватили,
судили и присудили к смерти. Там ведь не сентиментальничают. И вот в тюрьме
его немедленно окружают пасторы и члены разных Христовых братств,
благотворительные дамы и проч. Научили они его в тюрьме читать и писать,
стали толковать ему Евангелие, усовещевали, убеждали, напирали, пилили,
давили, и вот он сам торжественно сознается наконец в своем преступлении.
Он обратился, он написал сам суду, что он изверг и что наконец-таки он
удостоился того, что и его озарил господь и послал ему благодать. Всё
взволновалось в Женеве, вся благотворительная и благочестивая Женева. Всё,
что было высшего и благовоспитанного, ринулось к нему в тюрьму;
Ришара целуют, обнимают: "ты брат наш, на тебя сошла благодать!" А сам
Ришар только плачет в умилении: "да, на меня сошла благодать!  И
вот покрытого поцелуями братьев, брата Ришара втащили на эшафот, положили
на гильотину и оттяпали-таки ему по-братски голову за то, что и на него
сошла благодать.

Комм:
У Достоевского вечно убивают каких-то стариков и старушек. И сам он в старости жить отказался…

Проповедовали Евангелие одни, а казнили другие – зачем передергивать? И против смертной казни они тоже боролись – давно там уже никого не убивают, лет на сто раньше нашего…

Инет:
Перед смертью все равны. Негуманно создавать лучшие условия для тех, кто может заплатить. Если родственники хотят оказать благотворительную помощь хоспису, они могут сделать это после похорон своего близкого.

Комм:
Деликатные намеки на то, что надо бы отблагодарить по окончании процедуры…

3 книга:
«Недурно наварганил, другому показалось бы, что очень много, да еще и  необычного, целый час бы восхищался, мне душу грел; но недостатки на самом-то деле, конечно, есть...; пойдет; даже на «ура» пойдет; чего об этом думать - я что, первый день варганю? Класс есть класс, классная идея - это лом, вечный двигатель, безотказный пистолет. И мощь уже есть. Правда, грубовато. И неясно местами - ничего, пойдет, забудем; к тому же новая модель уже в разработке; правда, тут дела пока неважно идут - того нет, сего нет, вечная песня; да, и сам пока не готов; столько нервов мотает, уж и не рад, что взялся - но нельзя же вечно на одной идее ездить; до смерти буду как простой, в сущности, работяга ломаться…»

Комм:
Чтобы не ломаться, только самое главное не сокращаю (эта книга сейчас всех важней). Ум  и опыт помогают сокращать, а доброта смягчает все углы (без углов какая ломка?)

2 книга:
Читал статейку про Ивана Грозного: был развратник, - как и его сын – и схватили они тогда ещё новую болезнь: сифилис. И стали лечиться ртутью, не зная, что это страшный яд, который действует медленно, незаметно и приводит сначала к нервным расстройствам, а затем к смерти. Вот причина его буйств, его подозрительности и т.п. И как замаливание, так и лечение приводили лишь к усугублению, к ожесточению.

Комм:
И царям выпадают ужасные жизни… Чтобы разложиться, любым богачам и царям нужно всего лишь несколько поколений… Потом они могут оправиться, но все уже в этом смысле хромые, залатанные…

ЦИТАТЫ, Федя Достоевский:
забыл даже где и прочел. Это было в самое мрачное время крепостного права, еще в начале столетия, и да здравствует освободитель народа! Был тогда в начале столетия один генерал, генерал со связями большими и богатейший помещик, но из таких (правда и тогда уже, кажется, очень немногих), которые, удаляясь на покой со службы, чуть-чуть не бывали уверены, что выслужили себе право на жизнь и смерть своих подданных. Псарня с сотнями собак и чуть не сотня псарей, все в мундирах, все на конях. И вот дворовый мальчик, маленький
мальчик, всего восьми лет, пустил как-то играя камнем и зашиб ногу любимой
генеральской гончей. "Почему собака моя любимая охромела?" Докладывают ему,
что вот дескать этот самый мальчик камнем в нее пустил и ногу ей зашиб. "А,
это ты, -- оглядел его генерал, -- взять его!" Взяли его, взяли у матери,
всю ночь просидел в кутузке, на утро чем свет выезжает генерал во всем
параде на охоту, сел на коня, кругом его приживальщики, собаки, псари,
ловчие, все на конях. Вокруг собрана дворня для назидания, а впереди всех
мать виновного мальчика. Выводят мальчика из кутузки. Мрачный, холодный,
туманный осенний день, знатный для охоты. Мальчика генерал велит раздеть,
ребеночка раздевают всего донага, он дрожит, обезумел от страха, не смеет
пикнуть... "Гони его!" командует генерал, "беги, беги!" кричат ему псари,
мальчик бежит... "Ату его!" вопит генерал и бросает на него всю стаю борзых
собак. Затравил в глазах матери, и псы растерзали ребенка в клочки!..
Генерала, кажется, в опеку взяли. Ну... что же его? Расстрелять? Для
удовлетворения нравственного чувства расстрелять? Говори, Алешка!
-- Расстрелять! -- тихо проговорил Алеша, с бледною, перекосившеюся
какою-то улыбкой подняв взор на брата.

Комм:
В каждом вояке сидит фашист? В каждом бойце даже, к примеру, боксере… Не все так горячи, но это от нас не зависит, дело характера; и по любому под руку лучше не попадаться…

Я бы дал генералу возможность покаяться, как Ришару. И даже казнить бы не стал – раз покаялся, будет искупать свою вину, насколько может… Надо преступникам всего лишь устраивать такую жизнь, которая не позволяла бы им забывать о своем преступлении…

Инет:
Первый хоспис Андрей Гнездилов пробивал вместе с английским журналистом Виктором Зорза, у которого рак отнял дочь. Умирала она в хосписе и была признательна за то, что здесь предупреждали каждое ее желание. Ей хотелось, чтобы о хосписах узнали как можно больше людей: «Я умираю почти счастливая».

Комм:
Она была счастлива, что ее отец занялся этой темой – жизнь проживет не напрасно…

3 книга:
Как Адам, язычники были обречены на потерю своего рая, христианства, не могли не соблазниться религией… Религии и цивилизации – это дом, похожий на пропасть, что перегородил дорогу от здоровья языческого к христианскому раю. На дороге не должно быть никаких домов, не надо строиться в пустыне – но дорога, по нашему малодушию, оказывается длинна. «Для блага путников построим дом, храм, переправу из язычества в рай» – но все остаются жить на этой переправе, говорят, что рая мы достигнем только после своей смерти! Они и проповедовать начинают не рай, а привал, т.е. свой дом, храм.

Комм:
Может, хотя бы в какую-то промежуточную эпоху проповедовали такое какие-нибудь монахи?

Не только против лома, но и против дома нет приема… К тому же, сейчас любым вкусам могут потрафить – от языческого бревенчатого до христианского обойного рая; причем, преобладает именно последний, такие шикарные варианты каждую неделю по ТВ демонстрируют, что любой царь и бог  обзавидуется… А движение можно и в доме устроить: ты-то неподвижен, зато предметы на экранах вовсю бегут перед глазами – чем не странничество? Да и те же велосипедные дорожки, если взять… (А иначе конечности начнут просто отмирать…)

2 книга:
А Христос при въезде в Иерусалим? Это было с одной стороны трагическое и нелепое  недоразумение – Он ехал на смерть, а они думали, что на Царство – а с другой, пророчество о невероятно далеком будущем, что-то древнее и пронизывающее весь путь – как вопиющие камни…

Комм:
Христос был пессимистом (Павел – оптимист? Люди обязаны быть оптимистами, ведь мы должны сделать все, что можем; как и страшный суд, пессимизм – это божественное право…)

ЦИТАТЫ, Артурчик Шопенгауэр (все вспоминал, Артур он или Антон):
Смерть - поистине гений-вдохновитель, или муза философии; оттого Сократ
и определял последнюю как "заботливую смерть"

Комм:
Причем здесь философия, это простая логика: раз о тебе заботятся, но ты все равно помираешь, значит, есть  кто-то еще более  «заботливый»… Это простая шутка…

Инет:
Наш стационар рассчитан на 30 коек. Это оптимальный уровень, больше нельзя. Больше больных — больше смертей. Это тяжело воспринимается и пациентами, и персоналом.

Комм:
Все больные, наверное, вспоминают школьный класс и начинают верить в хоспис, как дети верят в школу…

3 книга:
Есть только две серьезные темы: ад и рай, зло и добро, смерть и жизнь. Все остальное просто смешно, мыльный пузырь, шарик...; впрочем, вот шарик сверкает как рай, а вот  лопается и мне адски больно...

Комм:
Шарика достаточно и для того, чтобы человека убить и для того, чтобы человек на все жизнь заигрался…

2 книга:
Тирада вслух, после очередной политиканской гнусности, услышанной по телевизору: «Я весьма жесток! Я просто горю ненавистью, мечтой, чтоб, наконец, не добрые, а козлодои, сколько бы их не было миллионов, получили по заслугам! Мне хочется для этого добиваться власти!… Они и получают – тот же сталинизм – но думают, что это не они сами, что несправедливо. Я накажу их, показав, что это они сами своими руками творят свое наказание и полностью его заслуживают! Чтоб боялись впредь козлодойствовать. Чтоб постигли, что козлодойства – это смерть. Не «судьба», не злой чужой дядя и т.п., а всегда мы сами себя наказываем.

Комм:
Американский паровоз всех так впечатлил, что десятки народов сами побежали впереди паровоза – только  разрушив свои безколесные страны… Они не поняли, что Америка – это железный театр…

ЦИТАТЫ, Чарли  Диккенс:
Наконец, он заснул   безмятежным,  тихим  сном,  который мучительно нарушить. Если такова смерть, кто захотел бы  воскреснуть  для борьбы и треволнений жизни со всеми ее заботами о настоящем, тревогой  о будущем и прежде всего тяжелыми воспоминаниями о прошлом!

Комм:
Если таков сон, то можно жить и жить – пусть с борьбой, но явно без особых треволнений… Все познается в сравнении: когда на горизонте сама смерть, все местные тревоги  и тяжелые воспоминания мельчают…

Инет:
После тяжелого витка инфляции больные стали умирать быстрее. До 1998 года мы провожали в месяц семь-восемь человек, теперь не меньше двадцати. Люди не держатся за жизнь.

Комм:
«Зачем жить, когда колбаса так подорожала»?!
Обесценились у хосписных работничков денежки и они от расстройства своих больных забросили…

3 книга:
Людям в мире светло и тепло, потому что от них прячут смерть, эту черную бездну, в которой мы летаем... Им говорят: «жизнь –  праздник; да, он когда-то кончится - но только для того, чтобы продолжиться в другом месте; надо только перебежать через темную улицу».  ...Праздник – «изобильная земля и солнечное небо ликуют, нас обнимая» - но почему же тогда не рай? Временные трудности, недоразумения, таинственные дальние враги, какие-то пятна на рубашке, какое-то несварение в желудке, в душе и голове... - черт знает что, короче говоря…

Комм:
Ну, на севере-то полгода зимы, а на югах полгода жарищи - и какими надо быть дуремарами, чтобы все равно думать, что смерти почти и нет, что смерть – это другие,  играть в эти средиземноморские игры…
 
У баб две крайности: одни, в платочках, думают больше о смерти, а другие (назовем их ****унишками) больше о жизни в виде земных  удовольствий. Горбатых баб могила исправит!

2 книга:
Смотрю в зеркало – и вот моя жизнь: умный блеск в глазах и нежное, полное любви и внимательности лицо; а вот моя смерть: тени, взгляд исподлобный, корявый, смесь убийственной жесткости и безволия. То светит солнце на лице, этом щите объявлений, то роятся, копая борозды и ямы, тени…
Я некрепок и, если победит смерть, то я умру, в меня не вобьешь бетонные сваи для мертвой жизни.

Комм:
Я некрепок, но на хорошем вахтерском месте долго протяну?!

(Кажись, с лица уходит последняя краса? Или всего лишь забота об оной… Может, оно вступило в период очередных пертурбаций – и находится на пути к новой определенной красоте…)

ЦИТАТЫ, Джойс
Мистер Дедал повторил:
   - Задавленный попами и покинутый Богом народ!
   Он показал на портрет своего деда направо от себя, на стене.
   - Видите вы этого старика, Джон? - сказал он. - Честный  ирландец  -  в его время люди жили не только ради денег. Он был  одним  из  Белых  Ребят, приговоренных к смерти. В тысяча семьсот шестидесятом году он был  осужден на смерть как  белый  повстанец.  О  наших  друзьях-церковниках  он  любил говорить, что никого из них с собой за стол не посадит.

Комм:
Люди живут не ради денег, только когда ассортимент  товаров слишком мал; или  когда кругом каторги и войны…

Инет:
Реальная статистика суицидов среди онкологических больных гораздо печальнее, чем официальная, потому что в большинстве своем они анонимные. Никто не фиксирует, что произошло самоубийство. Зачем лишние проблемы врачу, родственникам, которые должны взять на себя ответственность за это? Объявляется заговор молчания.

Комм:
Клал подушку на лицо или не клал - не наше дело… Как беспомощный человек может покончить с собой? Съесть все таблетки разом? Но даже в этом надо разобраться с чьей-то помощью…

3 книга:
Я родился в лесу и был спокоен в дремучем лесу, пока  в просвете не увидел голубое поле, на котором рос невероятный светящийся цветок. Я стал искать чего-то и ходить по лесу - многие видели, как я мелькал среди деревьев тут и там. Я нашел только направление, в котором лес был менее дремучим и более нежным, но это, может быть, обман. Кто избавит меня от тени смертной леса?..

Комм:
Стань более дремучим и менее нежным и лес перестанет угнетать тебя… Соответствовать лесу не смертельный  грех, ведь человек как орех и внутри него, как в танке, еще много чего помещается… (да и наружу, дай только повод, обильно листва прорывается…)

2 книга:
Реальность такова, что Христос, т.е. сам Бог, спустившийся на землю, потерпел здесь видимое сокрушительное поражение и при Своей жизни, когда Он имел просто жалкую кучку последователей  и был хладнокровно принесен в жертву религиозным и политическим страстям, которые владели обществом того времени, и после Своей «смерти», когда из Него  сделали повод к новой религии. Как Бог-Отец поражал нас своей силой, так Христос поразил нас своей слабостью…

Комм:
Я еще слабей Христа! (меня нервирует – если не пугает – любой начальник) Так что, слабость тоже может творить великие дела – даже и на ниве победы над смертью…

ЦИТАТЫ, Джойс:
Никто из мужчин нашей  фамилии давно уже не умирал своей смертью. Женщинам же не удавалось    сохранить ясность рассудка.

Комм:
Буйные, что ли?

Инет:
Я провел неофициальный опрос среди врачей, работая в одном из онкологических институтов. Спросил, как они поведут себя в случае страшного диагноза, пойдут ли по тому же кругу лечения, по которому отправляют своих пациентов? 70 процентов опрошенных сказали, что принимали бы лекарства до тех пор, пока они снимают боль, а потом покончили с собой.

Комм:
90 процентов врачей – атеисты и циники…

3 книга:
Что-то беспрерывно отмирало и нарождалось. «Ответственные  вещи - смерть и рождение, как бы не заблудиться непоправимо», но я уже набрался смелости...

Комм:
Духовно я – мамонт из будущего; но первый мамонт, как и первая ласточка еще не делает весны -  по крайней мере, в мире, где тысячи небоскребов и миллионы домов в 20 этажей…

2 книга:
Ирреальность реальна, реальна и повсеместна смерть – глава ирреальности. И именно она, словно соль, дает вкус, остроту, подлинность – жизнь – реальности. Смерть – это не только возмездие, но и награда. Возмездие для проигравших ей, награда для победивших её. Не надо бояться смерти – исчезнем не мы, а труд, а освободится и вознесется наслаждение. Исчезнет, сгорит вся мякина – огромная, тяжелая, а останется легкая, летучая, почти невидимая суть. Здесь, на этой земле мы воплощены в мякине, в глине…

Комм:
90-ые – глава ирреальности… (телевизор 90-ых – глава ирреальности!)

ЦИТАТЫ, Джойс:
Я не понимаю, почему человек, столько     претерпевший, чтобы правильно сложить свою жизнь, боится смерти. Ведь   только там, за горизонтом, его усилиям дадут настоящую цену.

Комм:
Претерпеть всегда хорошо, а вот правильности складывать – это еще под вопросом…

Инет:
Жизнь без болезни — жизнь, но жизнь с болезнью, даже со смертельной — тоже жизнь. Спрашивают: а какая перспектива? Вообще-то у всех перспектива одна и та же.

Комм:
Да, умирающий для всех ведет обратный отсчет; типа: «ну, этот еще лет 7 проживет – пролетят как неделя»… Если смотреть назад, 20 лет умещаются в месяц, а вся жизнь, заведомо – в год…

3 книга:
Стою перед водопадом, сомневаюсь-решаюсь, вдруг вижу, что мне к ногам гири прицепляют, а в штаны дерьмо кладут... Фигушки: «теперь  точно полезу. Хотя бы отмоюсь. А может, и гири отвалятся. В бою и смерть  красна» ...Смерть всегда сначала черна, потом красна и, наконец, опять черна....

Комм:
У меня не было особенно больших красных ран. Хотя всякие операции делали…

2 книга:
У папы есть состояние смертельной усталости – не оно ли предтеча моей экзистенции…

Комм:
Да, я всегда выделял это в нем. Такое состояние вообще-то могло быть предтечей мудрости – и он вроде бы даже и стал мудрецом, но – смехотворным по причине своей подкаблучности. Обычный такой немецкий мудрец с главным тезисом «как бы чего не вышло»…

ЦИТАТЫ, Елена Молоховец. Подарок молодым хозяйкам:
Вот еще полезные сведения: распознать по вкусу смертельно ядовитую бледную
      поганку совершенно невозможно. То есть вкус у нее отличный: приятный, без
      всякого подозрительного оттенка, необыкновенно нежный. Первые признаки
      отравления проявляются нескоро, поганка дает еще пожить всласть - кому
      восемь часов, а кому и двое суток. Римский император Клавдий успел за
      отпущенное ему после первой дегустации время издать дворцовый указ, чтобы
      к его столу подавали отныне только эти, самые вкусные грибы, с нежным
      женским именем Amanita.

Комм:
В Италии растут такие же грибы? Ни  одного итальянского грибника не видел! У всех поганок вид отвратный! и даже запах… - неужели действительно вкусна? И много их таких из общего продуктового ряда исключений? (вид отвратный за счет эстетического налета как раз!  Королям это ближе; да и многим – то-то я удивляюсь, как люди умудряются грибами отравиться – их, как и во всем, влечет любовь к эстетике…)

Инет:
Как детство предопределяет жизнь, так смерть является завершением круга.

Комм:
Все сделать и, как после работы, вымыться и с наслажденьем в детство впасть…

3 книга:
«Кувырок назад через голову с двух ног сможешь сделать под угрозой смертной казни?!» Сколько хочешь попыток дается, но и ежу понятно, что тут либо смог, либо расшибся …Не смог, расшибся, но т.к. умирать не хочется, всё равно стал прыгать: «Сам себе шею сломаю! До бесчувствия буду на уши прыгать! Пустите меня, я прыгать хочу!»

Комм:
Все, отпрыгался…
Внезапно меня стали казнить, не дали подготовиться? Кроме того, это же была мечта моя – научиться по всякому прыгать. У меня с детства были большие проблемы с гимнастикой – и даже чувство ущербности… Да, даже перед смертью и  казнью мне может захотеться что-то невероятное сделать… - но и невероятное малодушие тоже можно ожидать…

2 книга:
Ничто ценное не умрет навсегда. Всё ценное захочет воскреснуть /оно уже сейчас не хочет умирать/. А то, что погружает нас в сон, то умрет навсегда. Воскресение не более удивительно, чем просыпание. Сон и смерть – это черный космос, куда мы сваливаем весь свой мелкий и крупный мусор. Так и летает он там или перерабатывается и растворяется?! …Вот идешь ты во мраке и во мраке сознания пытаешься представить, что же в тебе осталось неубитым, что тебе позволяет утверждать, что ты вроде бы существуешь. …Притча о десяти девах: не спите после смерти, иначе уснете навечно. А может наша земля – это тоже место обитания после какой-нибудь смерти?

Комм:
Сейчас я в своем существовании уверен, а вот в их – не совсем…

 Но смерть – это все равно маленький ад и, может, предвестник большого…

 Подбадриванием можно только насмешить умирающего… - что ж, пусть улыбнется…

ЦИТАТЫ, Крысота (вот это женщина была!):
А вообще я крайне довольна, насколько качественный у нас с  Крысом секс. не знаю...может ли быть лучше...Вот даже если когда-нибудь с кем-нибудь у меня случится ебля еще покруче,  чем с Крысом, то я тогда тут же скончаюсь от удовольствия. И пущай напишут мне в посмертную бумажку - "Скончалась от ебли".   

Инет:
Во всем мире врачи хосписов пользуются большой популярностью. Отбор идет самой жизнью. Если ты не подходишь, то можешь умереть на этой работе.

Комм:
В морге труднее  работать, но там все скромные, соловьев нет…

 И в морге все сдвинутые и палачи все сдвинутые и даже в хосписах лучше держаться за крышу…
 
3 книга:
На постаменты взбираться – тут свой альпинизм.
Бюст – ради славы на смерть пошел, будто тело для головы худшая подставка!

Комм:
Писать про жизнь и кончить каменным бюстом?! Во всех памятниках мне всегда виделось что-то чудовищное…; это же какое-то мрачное наказание, а вовсе не награда! «Ты как каменный» - разве это похвала? А одиночество? А холод, дождь, жара? А голуби, в конце концов… А отсутствие глаз, а негритянский цвет лица?! А неузнаваемость?! Идешь и вдруг возник Он – а кто, ты и не знаешь, их ведь чуть ли не кому попало ставят, причем даже цветные живописные портреты лишь относительно похожи, а эти так и вовсе как каменные тени… Ленина хоть по протянутой руке и кепке можно опознать, Маркса по бороде и  здоровенной роже (можно спутать с Толстым?! нет, у нашего нос картошкой и лицо худое,  а Маркс как на убой кормился; наверное, и пузо было будь здоров – не случайно же его в полный рост не делают…)

2 книга:
Кто работает и привык лишаться своих сил, тот не болезненно относится к вопросу о смерти и о том, будем ли мы «на том свете» теми же, кто мы есть здесь: знаешь, что делаешь, делая, знакомишься с миром и видишь, что он устроен мудро и справедливо и потому, усталый без сопротивления засыпаешь.

Комм:
Боже, дай мне умереть без горечи в душе, именно как хорошо поработавшему (а если не так, то чтобы хоть не рвать на себе волосы!)

ЦИТАТЫ, Крысота:
Объект №5. Самец репродуктивного возраста. Приемлемой  внешности, довольно ухожен, одет не вызывающе. Важное  замечание: один в обществе не появляется!! Оно и понятно – в  нашем обществе с преобладанием молодых непоебанных самок  такому виду одному появляца опасно – заебут до смерти, не  меньше)

Комм:
Модельная прическа и модельная одежка – это для баб визитная карточка; но и после знакомства они будут ждать от тебя сугубо модельного поведения (что особенно трудно исполнимо после женитьбы – ведь видишь друг друга уже все 24 часа)… Модель – это такой оживший манекен; не человек, а образ; большая кукла… С другой стороны ты можешь быть сущей обезьяной, но с деньгами. Обезьяны трахаются хорошо, а деньги нужны для той же модельности, а так же машины – с машиной легче завести себе модельного любовника…

Инет:
Кризисное состояние, которое испытывает больной, распространяется. Боль, если ее не снимать, приобретает тотальные формы: от больного — к родственникам и персоналу, от них — к обществу. Боль охватывает общество, которое умалчивает эти тяжелые проблемы.

Комм:
В  больнице все больные – врачи, разбираются…, а все врачи -  больные (этот – так точно). Все друг друга заражают… И в школе ведь все ученики – учителя, объясняют друг другу…, а  все учителя как ученики по уровню развития… Иначе не будет контакта - а контакт важнее науки, это центр жизни… (Правда, многие учителя лишь тарабанят программу как роботы – показывая, что их совсем не интересует  жизнь – только денежки за «работу»)
 
3 книга:
Или сохранять немного смерти, немного стен, немного контура – чтобы был дом? Чтобы они не пугались, не видели, как картина снимается со стены и птичкой вылетает в окно?!

Комм:
Оглядка на других, попытка подчеркнуть «птичек» чуть было все не погубило. «Немного смерти» породило настоящую гангрену (рак!)…

2 книга:
Им  угрожает смерть от ускорения, приводящего к вырождению в простейшую функцию, амебу…

Комм:
Любой труд развивая в одном месте, вырождает в остальных…

ЦИТАТЫ, Володимерова:
Моя любовь к Амстердаму отнюдь не взаимна.  Королевство меня выгоняет, к эмигрантам оно все строже, а закон тут  имеет обратную силу. Русские разобщены совершенно. Я вспоминаю одиночество в толпе, которое могло возникнуть, скажем, на Невском  или в Манхэттене, и понимаю, что сейчас не более одинока - с видом из окон на Рейн. Я чувствую, что несу в себе пропасть и высоту,  мужчину и женщину, жизнь и смерть, - это дает силы писать и не требует впечатлений извне.

Комм:
Видел я этот сраный Амстердам… Казань – весьма холодный, бесчеловечный и безликий город, но все же родина. Только родину можно хоть как-то любить, только родина хоть немного греет, только на родине пусть чуть-чуть, но уютно. Мою настоящую родину в Казани, правда, снесли – и я это никогда не прощу…  - но переезжать и основывать новую родину можно только с деньгами и обеспеченным будущим…

Инет:
Когда человек рождается, так важно, чтобы его приняли любящие руки. Еще важнее — уйти на любящих руках.

Комм:
Младенцу нужно окружение рук, чтобы обстановка снова стала похожей на материнскую утробу… А умирающему не до чего – но важно слышать любимый голос, если есть таковой…
 
3 книга:
«Душа моя скорбит смертельно» – словно Он не только о смерти думал, но и том, чего лишается в жизни; не просто: «маяте конец – гора с плеч». (Хотя вернее другое: видел, что люди – чудовища, и таким же чудовищным будет и их «христианство»…)

Комм:
Чего Он лишался в жизни?! Думаю, что Ему у нас настолько не нравилось, что Он все же поторопился свалить. Наспех сделал свое дело! Настолько не обстоятельно! Всего 3 года посреди тысяч лет и миллиардов людей! Умереть на кресте или как-то иначе всегда бы успел… И в любом случае сполна бы помучился…

2 книга:
Валяться ничего не должно, как не должны  валяться трупы!

Комм:
Мать всюду оставляла и оставляет плошки, кастрюльки с чем-то гниющим…

ЦИТАТЫ, Г. Вайнер:
меня угнетают смерти моих знакомых. Исчезает целый круг общения.

Комм:
Вайнера угнетали смерти знакомых евреев…

Инет:
Время умирающего человека нередко самое важное в его жизни. В этот момент он начинает осмыслять, зачем рос, жил, работал. Перед ним возникает глобальный вопрос: есть ли смысл в жизни, если существует смерть? Происходит суд человека над самим собой. Он понимает, что жизнь дана не для удовольствия, а как урок.  Истина, открытая в последний момент, остается истиной.

Комм:
Пусть это мое время начнется хотя бы лет на 20… нет, на 30  пораньше -  т.е. сейчас… В этой жизни умирать можно всегда и сколь угодно долго – полное раздолье… (Вот для жизни трудно найти основание и причину – но, сколько мог,  я пытался, трепыхался и бодрился)
 
3 книга:
Ван Гог умер не сразу после выстрела в себя – думаю, что в этом разе можно говорить не о самоубийстве, а о смерти от несчастного случая…; и он был спокоен в последний день, не метался…; и не стал добивать себя, раненого. «Я не убил себя, а только ранил, а я и есть раненый душой, пусть, может быть, и смертельно раненый…»

Комм:
Одиночество в полях, причем со странным для всех окружающих занятием – особенно, если учесть отсутствие заработка - такое любого приведет в отчаяние, сведет с ума… Если бы картины продавались, если бы у него была способная поддержать жена, ничего бы не случилось… (С бабами всем бродягам совершенно не случайно не везет – максимум, к ним пристанет проститутка…)

2 книга:
После своей смерти мы узнаем, что было с нами до нашего рождения. Нынешняя жизнь в силу своей фундаментальной душевности совершенно беспомощна, в том числе ничего и не помнит.
Существование по имени «жизнь», характеризуемое затмением памяти. Сознание – это рак на безрыбье…

Комм:
Земля – это место, где пачкаются ангелы, ослабляются боги… Пафосной болтовней и «решениями на государственном уровне» в этом ничего не изменишь…

ЦИТАТЫ, Г. Вайнер:
помню, как был у Святослава Федорова в гостях, и он показывал, как выжимает гири. Помню, как меня поразило, когда я увидел по телевизору Олега Ефремова незадолго до его смерти. “Господи, - думаю, - если он так выглядит, то кем же я стал!” Ведь он никогда не был стариком: всегда - парнем. Пьяницей, бабником, игроком, веселым, азартным, заводным, талантливым парнем.

Комм:
Умереть как с горки скатиться…; подвернулся ребятам овраг… Я, кстати, тоже вечный парень (и тоже выжимаю  гири)

Инет:
Как ни прискорбно, до 20 детей за год в Приморье умирают от этой страшной болезни. Они уходят не так, как взрослые: сгорают в несколько дней.

Комм:
За что бы им долго мучиться? Чему в них долго гореть?…

Далекое Приморье, далекая страшная смерть, далекий год… Тают лица всех 20-ти, почти уж забыли, как звали…
 
3 книга:
Эстетика -  вечная жизнь мумии: некий спирт, которым пропитывается тело и эфиром заполненный склеп. Эстетика убивает, украшая, лишая  «суетности». «Быть бы статуей Аполлона после смерти» - вот их голубая, но не небесная мечта, ведь Аполлон воистину «живее всех, так называемых «живых»». Они все заворожены зрелищем этой великолепной, прочной, сияющей смерти. «Что жизнь - жалкая авоська с кефиром, пальто залоснившееся, лихорадка и озноб - какие уж тут могут быть перспективы...»

Комм:
Эстетика – это красота снаружи; она пытается проникнуть и вовнутрь, но глубоко не заходит; человек от нее становится стеклянным. Снаружи вроде жизни нет, откуда же они свои Законы взяли, в каком Эдеме нарисовали первую колонну? Видимо, все это побочные эффекты от бега голышом…

2 книга:
Мы – я и Вовка – не умрем, потому что слишком длинные – в гроб ладно не влезем! Это был бы слишком нелепый гроб, нелепый труп – абсурд, фантастика, а не реальность. И жизнь, и смерть требуют компактности… Я не влезаю в «обычную» жизнь из-за этого же.

Комм:
Такой стеснительный, что и в гробу побоюсь причинить неудобства?! Заранее, еще перед смертью все «пожалуйста», «спасибо» и даже «извините» скажу; и: «не тратьте деньги на меня, забудьте, где могила»… (другое дело – тексты; особенно, в эпоху, когда никто книжек не читает; тут будет обратный разговор: «если что, прокляну, и с того света достану…»)

ЦИТАТЫ, Шварц:
Ехать дальше нету силы,
Смерть насквозь изъела жилы,
Жизнь куснула щеткой жал.

Комм:
И рифмы на месте, и образность – неужели настолько красиво помирать собрался?! (Всегда они, поэты, в важном  врут – и рифмы в том порука, они их как детектор выдают…)

Инет:
Больше всего дети боятся перевода в палату интенсивной терапии. Тогда в отделении траур, все всё понимают, переживают.

Комм:
«Искусство»? «Культура»? Нет, «Перевод в палату интенсивной терапии»! Статуэткам, например, надо запретить подниматься выше, чем на 10 сантиметров (многие придерживаются)
 
3 книга:
БГ: «женщина воскресит даже мертвого, а мы уж не настолько эстетичны, чтобы считаться мертвецами...» - «Вот именно: убежал от смерти, значит, и совершенства не достиг. Скажет про вас Аполлон: что это за парочка вокруг меня крутится? ведут себя неприлично; холодно и голодно им, видите ли - в пьянстве и разврате хотят забыться...»

Комм:
Смерть говорит: семья – иллюзия совершенства; любой костер когда-нибудь кончается, потому что  дрова в округе медленно растут…

2 книга:
С любовью ты неистощим и, значит, бессмертен, вечно мягок и свеж, изворотлив в обращении и плохих обстоятельств себе на пользу.

Комм:
Да, иногда на меня такая вежливая и сияющая любовь нападает, и таким изворотливым становится ум, что и помереть можно совсем образцово… (Или все-таки лучше совсем израсходоваться? – и даже залезть в крупные долги…)

ЦИТАТЫ, Шварц:
"Я выпью, а закусишь ты", –
    Я кошке говорю,
    "Пусть плачущие будут как не
    Плачущие – кто, кошка, так сказал? Не Петр?"
    Она не отвечает мне,
    Упорно, молча гложет шпроту.
    От мертвых нет вестей, а странно:
    Из смерти ль трудно вырыть лаз?
    Она, понурившись, мурлыкнет,
    Но зорких не отводит глаз.

Комм:
Как шпрота этот стих или как водка? – вопрос открыт. Рифмы любую водку в воду превращают – и любую воду за водку выдают… Лаз – глаз, блин – сдохли твои собутыльники, с кошкой водку жрешь и без закуски. И водка зло, и кошка зло, и собутыльники – и вряд ли Бог поэту даст по человечески поплакать…

Инет:
— Ребенок знает, что умирает?
— Нет, об этом мы ему не говорим.

Комм:
А он все знает! Дети – любопытники и  сплетники… И настроения других они уже лет в 5 – а то и раньше -  прекрасно понимают…
 
3 книга:
«Представь себе, что мы оба гибнем - некие смертельные тучи над нами собираются и уже ударили первые капли смертельного дождя - пока еще мимо... Что будешь делать? Психовать, забыв обо мне? Мол, мы оба равно гибнем, тут каждый сам за себя... Расколет эдак-то смерть все твои благие намерения, а?!» - «Убийственна сила лишь падающих капель - обниму и своим телом накрою тебя,  с тоской заглянув в твои глаза, полные паники и неверия»…

Комм:
Благодатный дождь не пролился, и брат сделал мне ручкой, пошел ванну отделывать…

2 книга:
В «Воскресении»: «Катюша» – это, конечно, обращение старика к внучке. И любви не случайно так и не вышло. Спасение в объятиях социалистов – бррр! Вообще, сначала была какая-то жизнь, а потом, когда начался этот «этап», всё словно  ушло в подземный тоннель, где были одни социалисты. Желание Нехлюдова переменить жизнь похоже на причащение перед смертью, хождение по тюрьмам – сама смерть, а путешествие по этапу – круги ада после смерти.

Комм:
Социализм – это любовь к государству, но государство – это бюрократы, а бюрократы – это тоннель (тоннель – это просторная могила)

ЦИТАТЫ, Шварц:
Напрасно мною выстрелит метро
    В пустое сердце мокрого проспекта,
    Меня не видно, я никто, ничто,
    Я выпала из радужного спектра.
    Напрасно мною выстрелит метро.
    В его стволах ружейных мчась напрасно,
    Я раню жизнь, царапнув только рот,
    Но это не смертельно, не опасно.

Комм:
Убойно – о царапине… Рифмы все так закругляют, что даже царапаться не можешь (летишь ядром средневековым, но за время полета оно всякий раз превращается в мяч…)

Инет:
— Бывает, что семьи, потерявшие детей, распадаются?
— Да, такое случается. Близких людей разводят болезнь и смерть.

Комм:
Смерть – здоровенная трещина в семейной идиллии…
 
3 книга:
Распял цветок, сказал: «букет». Смерть мученическая – но разве в вазе лучше? Ведь вода там лишь в детстве свежа и прохладна…

Комм:
Мученическая смерть моих детских рисунков…

2 книга:
На примере Дали видно к какой красоте имеют слабость умные циники. Они питается падалью.

Комм:
Я тут не питаюсь падалью случайно? И кстати: неужели ты еще досыта темой смерти не наелся? (Не бесконечна ли она? И как воронка, все в себя вбирает – хоть другие книги не пиши…)

ЦИТАТЫ, Володин:
Нас потом бросали на танки в расчете на то, что они поскользнутся на нашей крови.

Комм:
Жуков и прочие русские и немецкие генералы в сапогах вышагивают по кровавому месиву – похоже на распутицу, которой нет конца… (Но вместо мозгов у них камень, иначе нельзя…)

Инет:
— Есть надежда, что во Владивостоке будет открыт хоспис для взрослых, умирающих от рака?
— Для этого нужен человек, болеющий этой идеей.

Комм:
Для умирающих – болеющий…

3 книга:
Крест над всем миром висит – смерть то есть. Можно английскую лужайку завести или  небоскреб построить, но креста этого не срубить, не заслонить, не украсить; его не исправить, с ним не подружиться – и о нем не забыть. Лезть надо на него, всерьез бороться, как с крепостью...

Комм:
Лезть готов, вот только конфетки докушаю (отказаться от конфет всяческого вида не готов! А нужно две готовности, а не одна…)

2 книга:
Страдающий уничтожает зло /«смертью смерть поправ»/, а смакующий умножает его.

Комм:
Самый лучший пример смакования – секс. Ведь он так короток и лаком… (Накрыл свою толстую подругу покрывалом, оставив лишь саму дырку…)

ЦИТАТЫ, Володин:
Друзья мои говорили: “Саш, ну что ты рвешься? Ты посмотри, что происходит!” На фронте знаете как, чуть-чуть отклонишься от чего-то, подладишься к начальству, тебя куда-то не пошлют, это значит, ты себе жизнь получил, а смерть положил на другого.

Комм:
Про войну книг не стану писать – и даже компилировать цитаты… Хотя, думаю, мог бы дать и по этой теме полную картину… Лучше пусть другие по моему примеру поработают…

Инет:
Я молилась за дочь до операции в коридоре, спрятавшись за огромными кадками с цветами, чтобы меня никто не видел. Это можно было сделать не так часто, как хотелось. И сосредоточиться во время молитвы было трудно, потому что мимо ходят люди и обрывки разговоров, смех отвлекают, мешают настроиться. Несмотря на это, я продолжала молиться, надеясь на благополучный исход операции. А затем – операция, страшный диагноз: рак головного мозга и - как приговор – «жить не более одного года». Тогда я поняла, что «земля уходит из-под ног» - это не образное выражение, придуманное, чтобы украсить нашу речь, а реальная вещь, которая может произойти с любым человеком, испытавшим шок от тяжелого известия.
После операции у дочери была парализована правая сторона, долго не свертывалась кровь на швах, глаза «разъехались» в разные стороны, речь стала невнятной. Каждый день мог стать для нас последним. Дочь не отпускала меня от себя ни на шаг, говорила, что пока я держу ее за руку, смерть не приближается. Поэтому приходилось молиться здесь, в узком проходе между койками. Я молилась, не замечая, что в шестиместной палате лежит двенадцать человек; не замечая посетителей, которые приходили к больным, медсестер, выполняющих свои нехитрые обязанности.
Через два дня после операции дочь увезли, чтобы взять из спинного мозга жидкость на анализ.
Не знаю, что произошло там, но дочка описала это так: «Я вышла из тела и разговаривала с Богом, просила Его, чтобы Он оставил меня жить, и услышала спокойный, полный любви голос: «Ты будешь жить». Мы обрели надежду.
После исповеди, Причастия у дочери спала температура, державшаяся почти две недели. Мы заново начали учиться сидеть, кушать, четко говорить… все это тяжелое время помогал мне муж Георгий (ныне покойный) – он своим спокойствием, своей любовью не дал нам упасть духом, поддерживал, укреплял в нас веру.
Никогда не забуду первый наш выезд на инвалидном кресле в «цветущий коридор» (его так назвала дочка, потому что там было много цветущих растений). Муж вез коляску, я придерживала неустойчивую голову дочери. И пусть мы не проехали и половины пути, но радость была общая – еще один шаг к выздоровлению, еще одна победа над смертью.
А о смерти приходилось слышать часто - наверное, любой матери было бы тяжело слышать от родной кровиночки слова прощания, слова о смерти, и я не исключение. Приходилось, сжав волю в кулак, чтобы не разрыдаться, начинать играть спектакль - это было нередко. Я шла к холодильнику, где у меня были припрятаны самые любимые ее «вкусняшки»: апельсины, йогурт, виноград, груши… и демонстративно начинала есть. Дочка сразу просила попробовать «хоть один кусочек». Но я неумолимым и строгим голосом ей объявляла: «Раз ты собралась умирать, то сладости не получишь, не буду на тебя переводить продукты. Покойникам хорошая еда не нужна». Тогда дочь, немного подумав, отказывается умирать, обещает, что будет долго жить.

Комм:
Разве не благо, когда человека с такой силой на любовь пробило… Без угрозы смерти мы неминуемо зарастаем ряской… (я вот все понимаю и все равно наполовину заросший! И даже думаю, что неисправим…)

3 книга:
Важно морально, душевно не упасть - претерпеть, если нужно, и страдание, и смерть – но, конечно, хорошо, если ты имеешь и силу, духовную или физическую (или обе вместе!), чтобы себя защитить. Но защитивший себя грязно, ведет себя хуже не защитившего себя, но ничем себя не запятнавшего...

Комм:
Вихрь в голове часто переходит в хаос. Ты судорожно пытаешься все успеть, ничего не забыть, все сделать правильно…

Кстати, все-таки белые простыни и чистая палата – это хороший рай для больного (меня всегда угнетали свинарники, пыльные комнаты, в которых пришлось всю жизнь прожить…)

2 книга:
Иным писаниям - иные «печатания» /вопросы  о славе и о смертельной опасности…/

Комм:
Пророчество об интернете!

Смертельная опасность оказалась преувеличена – равнодушие и тупость много сильнее. Нынешний мир до упора наполнен и зомби-средствами и словесным поносом…

ЦИТАТЫ, Володин:
И вернулся я с фронта получеловеком, У меня было сильное ранение. Мы бежали в атаку подо Ржевом. Сзади бежали два нацмена, которых тогда недолюбливали, потому что они немножко уклонялись. Ну а чего им было за другую страну так уж воевать? И вдруг один из них изо всей силы бьет меня сапогом в бок. И так ударил, что я рухнул в черную воронку от предыдущей мины. А они упали на меня. Я лежу и не могу дышать и прошу, шепчу, задыхаюсь: “Слезьте с меня, слезьте с меня...” Потом, когда убирали раненых, их сняли. Оба были убиты.  Меня наградили медалью, тогда еще редкой - “За отвагу”, которую я вскоре потерял/когда вытряхивал вшей. Даже эта девушка однажды получила от меня конвертик, в который залезла вошка.

Инет:
Напоследок хочу попросить вас, дорогие читатели: если вы увидите на улицах своего города человека с нетвердой походкой, не спешите осуждающе качать головой и со смешком прикрывать рот ладошкой – «пьяный (пьяная)», - может быть, это человек, который смог выжить даже тогда, когда в это никто не верил…

Комм:
И с фронта, и с больницы можно вернуться получеловеком… (У первого выжила циничная половинка, у второго - молитвенная?)

3 книга:
Врач в «Часе пик»: «смерть – это прежде всего смерть мозга». (Во вторую очередь – смерть сердца). «Мозг – это загадочный совершеннейший орган, а сердце – только насос, его даже можно менять» – а они все думать не хотят!

Комм:
Душа в крови, мозг в желеобразном веществе – т.е. все главное в человеке весьма жидкое, вся его твердость – не слишком существенная видимость…

2 книга:
Мама рассказала про случившееся на соседней улице: убили старика /размозжили голову/ за то, что не хотел убираться из собственного дома – куда? – его место приглянулось этой мафии, «коттедж» решили строить. Старик понадеялся на собаку /убили и её/, на заявление в милицию /может, из-за этого заявления, про которое им, сидящим и в милицейских кабинетах, возможно, было известно, его и убили так жестоко и нагло: в открытую приехали на машине и вызвали. Зачем он вышел?/
…Я об таких ужасах обычно стараюсь не думать, а, может быть, надо напротив: как бы ты поступил на его месте? Купил бы пистолет и стал бы отстреливаться? Попытался бы договориться мирно, торгуясь? Надо не иметь ничего такого, чему могут позавидовать. Нет, позавидовать могут любому... Но не настолько же, чтоб убивать. Но всё же правильнее не иметь ничего такого, с чем жалко было бы расставаться. Но это значит ничего не любить? Нет, это значит, что можно иметь возможность найти или сделать в любом другом месте то же самое… Вещи не должны существовать как что-то самоценное… «Рукописи не горят» /в домах, конечно, наиболее вероятен не пожар, а к примеру потеря или намокание/, никого не соблазняют.

Комм:
В 90-ые страхов во мне было на порядок больше – хотя и без особых личных причин… Я с детства отличался пугливостью, боязнью высоты и т.д.… Русская жизнь меня еще и как немца пугала!

ЦИТАТЫ, поэт Лукин:
          боле не приемля
          ни смерти страх
          ни утреннюю дрожь
          в коленях
          ни разлуку эту сучью
          себя ты осторожно распахнешь
          навстречу оглушенному беззвучью

Комм:
«Боле не приемлю…» - но тут как по башке шарахнет…

Инет:
Сестра моя умерла от рака, неожиданно. Она жила в Голландии, была психиатром, была всегда здоровой. И вдруг обнаружилось, что температура повышена и не снижается. Оказалось, что рак кишечника, и уже метастазы в печени. Тогда врачи сказали, что ей осталось три месяца жить.
Она не была особенно верующим человеком, жила, как все живем. Тоска по Богу была, но глубоко в душе. Когда она узнала свой диагноз, она поняла, что это тоже связано с ее внутренними переживаниями и отрицательными эмоциями. Что меня поразило — ее решимость. Она мужественно, каждый день, закрывалась в своей комнате и три часа никому не была доступна. Просто молилась, или обдумывала, не знаю, что она точно делала, но она оставалась наедине с собой и как-то прорабатывала свою жизнь и то, что ей предстоит. И она до самой смерти так поступала, хотя боли были уже сильные.

Комм:
Молитва психиатра?! Не верю… 3 часа ежедневно? Это похоже на какой-то метод…

3 книга:
Потом рабы превратятся в варваров и варвары, как всегда, окажутся сильнее этих мертвецов с белыми, костяными и трясущимися руками, что тянутся к смертоносным кнопкам. Жизнь окажется сильнее смерти, дубина в подворотне сильнее «Томагавка» в бронированном укрытии. Впрочем, подворотня тоже давно забетонирована…

Комм:
Мусульманские варвары уже вовсю шуруют, но меня они как-то тоже не радуют – «чума на оба ваши дома»…

2 книга:
Заменить смертную казнь на пожизненное заключение в голой камере с петлей, свисающей с потолка.

Комм:
Самая ужасная смерть – на кресте; ее аналог: можно живым замуровать человека… (еще мне кол в жопу очень не нравится)

Также можно сажать убийцу в одиночку, где все стены в  фотках жертв – живых, смеющихся… Если выдержит, допустим, 10 лет просмотра – то можно выпускать, а если нет, то пусть пожизненно сидит…

ЦИТАТЫ, Гитлер:
Только бездушные манекены могли предполагать, что при помощи такой пацифистской водички можно вдохновить людей идти на смерть в борьбе за наше дело.

Комм:
Смерть всегда то слишком далеко, то уж слишком близко… Опыт на той же войне, наверное, с разной скоростью приобретается и не всегда быстро…

Инет:
Здесь, в России, так часто говорят про последний суд, что есть карающий Бог, который ждет тебя, и который будет тебя карать. Владыка Антоний Сурожский об этом никогда не говорил. Однажды я его спросила: «А почему Вы об этом не говорите?» Он просто ответил: «Такого Бога я не знаю». Он не говорил, что это не так, но «такого Бога я не знаю». И он где-то пишет, что после смерти будет встреча с нашим Спасителем, встреча с неизмеримой Любовью, и что Он нас встретит с болью о том, что мы целую жизнь прожили так бесплодно. Взгляд Христа на нас будет выражать только жалость и сострадание. И в этом, по мнению Владыки Антония Сурожского, и заключается ад. Именно в том, что мы сгорим от стыда за то, что мы знали Его любовь, что Он по любви умер за каждого из нас, и что так мало мы принесли плодов.

Комм:
Так и будет; бесполезность – сильный грех (об этом много и Христом говорится)
 
3 книга:
Сон: снаружи помещения, видимо, гром и молния, хотя почти ничего не слышно, а внутри  полусумрак и разброд среди людей и мебели. Все стоят на коленях и сосредоточенно о чем-то молят Бога. Даже глаз никто не поднял,  головы  не повернул. Не просто «люди в мрачном настроении» - там были бы кривые усмешки, мол, пора платить по счетам,  взрывы ярости, внезапные движения и инциденты. ...Но много ли там было людей - может, только один и был? Или это абсолютная степень разобщенности? - «Всё  уже было и теперь  всё  ясно». «Все ушли, а мы  остались и должны теперь погибнуть». – «Да, и от этого гибнет и наша вера»…

Комм:
Легче было увидеть сон про крушение на корабле, но я в бурных морях не плавал…

2 книга:
На тему «железной логики»: логично вешать не демагога, а только его демагогию: ведь и самый отъявленный демагог не из одной демагогии состоит, а другие его составляющие, может, не столь ужасны и даже есть грамм почти хорошего.

Комм:
Да, кому-то же надо подавать пример, что жизнь человеческая неприкосновенна…

И так ли уж важен земной суд, когда есть суд загробный? А кто в него не верит, того самого можно судить! И такой неверующий наверняка не брезгует хотя бы мелкими преступлениями! причем, обычно они чуть ли не ежедневны!

ЦИТАТЫ, Джойс:
  Это видение как бы приоткрыло вход в странный и темный лабиринт мыслей,
но Стивен тотчас же отогнал его, чувствуя, что еще не настал час  вступить
туда. Равнодушие друга, как ночной мрак, разливало  в  воздухе  неуловимые
смертоносные испарения, и он поймал себя на том, что, глядя  по  сторонам,
на ходу выхватывает то одно, то другое случайное слово и вяло  удивляется,
как беззвучно и мгновенно они теряют смысл; а вот  уже  и  убогие  вывески
лавок,  словно  заклинания,  завладели   им,   душа   съежилась,   вздыхая
по-стариковски, а он все шагал по проулку среди  этих  мертвых  слов.

Комм:
Равнодушие брата разливало  в  воздухе  неуловимые смертоносные испарения…

Инет:
Владыка Антоний считает, что надо начать готовить к смерти рано, раньше, чем когда человек уже стоит перед смертью, потому что, когда тело болеет, когда все трудно, когда сознание находится под влиянием лекарств, тогда сложнее готовиться к смерти.

Комм:
И отце, мне кажется, готовился, и мать сейчас готовится… Хотя ее подруга жила не 80, а 90; да и вообще, в старости обычно от рака, а не от сердца умирают…

3 книга:
Пришел и стал давить своим физическим здоровьем, душевной самоуверенностью и физическим, опять-таки, изобилием. Легко ли чувствовать себя бледным, скудным и слабым? Наполовину легко, нетрудно, если только ты с той же силой надавишь на него духовно: «ты на меня как слон на чахлое растение, а я на тебя как лопата на крысу». «...Нет, все-таки  не годится - будет только обоюдная смерть, меня  ничья не устраивает. Не входите в чужие дома и не впускайте чужих к себе, если только не можете уже при входе выбить чужое из рук».

Комм:
Сейчас на меня надавить сложновато – хотя с виду  такой же бледный, как был…

2 книга:
Рождается человек и уже кричит в страхе. И открывая этот страх и эту вездесущую смерть, ты постигаешь себя, но от этого еще далеко до замены фантазии страха фантазией любви.
Но смерть, принимаемая понемногу, действует как противоядие – я теперь мог бы выжить и в царстве теней.
Мне присуща мысль о смерти и мне присуща вера в любовь, понимаемую как счастье свободы – так жизни присущи ночь и день.

Комм:
И мне действительно пришлось выживать в царстве теней…

 Люди как кусачие змеи – и иные укусы болят даже несколько дней…

ЦИТАТЫ, ***Дьявола:
Мама вчера делала расклад Таро... насчёт МЕНЯ и работы.   Сказала что МНЕ выпала карта "Смерть", что в том сочетании и в  том раскладе означает большие перемены в МОЕЙ жизни (в деловой  сфере). А в конце выпала карта "Колесо фортуны" (если  правильно название помню), которая означает что МЕНЯ в деловой  сфере ждёт удача!

Инет:
Она всегда мне говорила: «Я не раковая больная, я та, которая всегда была»

Комм:
«У меня только тело загнило, а не душа…»
 
3 книга:
Как говорил Лев Толстой, «порисуем, пока живы». …Кто знает, может смерть и близко? Вот и смотрю, не мешкая, в эти окошки, в которых, как в зеркале, моя душа отражается.

Комм:
И писать сейчас стараюсь не мешкая (Усидчивости не хватает – слишком живой?! Но легко вспомнить что-то «смертельное» и это помогает, делает настойчивым…)

2 книга:
Я мог думать о смерти только ясным, веселым днем – в сумерках я болел ею, а в темноте находил успокоение, умерев.

Комм:
А я буду писать эту книгу во всех положениях – может быть, не сразу всю; исчерпаю в этом, продолжу в следующем, когда настанет его время…

ЦИТАТЫ, ***Дьявола:
17 лет. знает что такое смерть, в  чем смысл жизни, что нас ждет в будущем и где скрывается  березовский.    

Инет:
Владимир много раз лежал у нас, он передвигался на коляске, у него был рак мочевого пузыря, и он никогда не мог лечь, потому что больно было. Но, передвигаясь в коляске, он познакомился со всем медперсоналом. В нем было много цинизма, но постепенно он стал более открытым. Он часто говорил мне: «Я так хотел бы, Фредерика, чтобы вы познакомились с моей женой, она такая хорошая». Я просила: «Ну, расскажите мне про свою жену». — «Она такая, она начальница школы, она часто не может здесь бывать, ведь она работает, но она ТАКАЯ хорошая», — говорил он. И я ответила: «Ну, когда-нибудь мы встретимся»…
Мы встретились с ней, когда он уже был при смерти. Он лежал в этот раз в постели, и его жена сидела рядом с ним. Он уже был почти без сознания. Он почувствовал ее боль оттого, что он уходит. У нее было глубокое чувство вины, потому что она так редко его навещала из-за занятости на работе. Она об этом говорила, и поэтому не сумела его отпустить. Я увидела, что он из небытия почти поднимался, чтобы утешить ее, потому что она — его любовь. Он не мог умереть, пока она не успокоилась. Тогда я ей сказала: «Вы знаете, бывает, когда люди не умеют отпустить своих близких, цепляясь за них,  они мешают им спокойно перейти в вечность.» Я сказала ей об этом перед тем, как уйти домой. Он умер рано утром на следующий день. Когда я с ней встретилась на похоронах, она мне сказала: «Вы знаете, Фредерика, когда вы мне об этом говорили, я сначала ничего не поняла, а потом ночью я поняла, что я его не отпускаю. И как только я могла от всего сердца сказать «Володя, я тебя отпускаю», — он закрыл глаза, боли стали меньше, и он вскоре после этого умер».

Комм:
Папе мать могла бы помешать умереть?.. Блин, как нас врачи убаюкали… А лучшим врачом был бы сам отец, но у него отнялась речь (мог бы писать на бумажке?)

3 книга:
Днем мы бодримся, дух подбадривает душу, свою жену - но ночью она остается одинока (дух храпит рядом) и уже всё без обмана. Вот и у Бога всё будет без обмана, как этой ночью. «Тяжело? Значит, вы не в раю». Смерть как тот же сон; тоже просто перестанем бодриться и обманывать себя…

Комм:
Именно тяжелые ночи без обмана меня и толкнули  на это писательство-собирательство (великолепный – может быть, даже великий – жанр, кстати)

2 книга:
Людей соединяет только общее дело /основанное на одинаковом познании – к которому они шли отдельно/ и то, что еще не познано и воплощено в незримом духе /типа: «все мы смертные»/.

Комм:
Да, почти фронтовое братство…; я и в других теперь прежде всего вижу «простых смертных»…

ЦИТАТЫ, Шнур:
Наша страна - это офигенный клуб самоубийц. Все родились для  того, чтобы умереть, все это понимают и бухают, потому что  знают, что все равно сдохнут. А за границей они все еще  надеются, что придумают какое-то лекарство от смерти.

Комм:
Особенно раньше такое процветало… Но за границей умные люди уже ни на что не надеются – это наши надеялись на заграницу как на чудесное место…

Если грязнуля, то по любому знаешь, что сдохнешь, и не боишься сдохнуть (а если чистюля, не можешь не надеяться на некое прижизненное бессмертие?! Чистюли от смерти должны сходить с ума…)

Инет:
Есть 6 основных путей, по которым к нам приходит старуха с косой. И нам вполне по силам удлинить эти дорожки и поставить на них барьеры.

Комм:
Блин, круговая оборона?! (Помимо шести основных проспектов, наверное, есть и десятки мелких тропок…)

3 книга:
У него смерть и смех, а у меня грустная жизнь. Лучше  быть грустным, чем мертвым. А жизнь всегда чревата радостью и потому то и дело на моем грустном лице мелькает легкая улыбка...

Комм:
Интеллигент, что ли?! У меня вся троица (за двоих живу?!) У меня, кстати, смех последние лет 15 какой-то загробный, глухой, словно по рытвинам прыгаю (словно на зоне сидел!)

2 книга:
Всюду, где не жизнь, не ветви, там смерть, пустота – там в своё время не дождались.

Комм:
Почему все вокруг на пустоту не жалуются – моему уму непостижимо. С виду совершенно пустые жизни…

ЦИТАТЫ, Пугачиха:
А я не женщина и не мужчина. Я уже не знаю, кто я. Особенно  после этой смерти своей (имеется в виду критическое состояние  после операции, случившееся два года назад - Д. Л.). Когда уже на тот свет отходила, появилось то, что называется словом "мудрость". Когда ты не злой, не добрый,  а когда ты мудрый. Меня уже невозможно вывести из себя. Я могу только выслушать, сказать что-то, довести до конца   определенное наказание.
                - Но все-таки нервничаете, когда читаете или слышите о себе  плохое?
                - Я только констатирую факт: человек на неправильном пути.

Комм:
Недобрый мудрец, однако; и «мудрая баба» - это, видимо, форма тихого сумасшествия… Даже отступившая смерть может произвести слишком сильное впечатление…

Инет:
«Вести «диванный» образ жизни – это то же самое, что и выкуривать пачку сигарет в день.»

Комм:
Брату сразу хотел позвонить, рассказать про это врачебное мнение, да ведь бесполезно… Совестно его звонком лишний раз с дивана сдвигать!  (К тому же, формально он ходит намного больше меня!)


3 книга:
«Ну что вы, я уже поживший человек, поздно мне плясать или как-то иначе веселить вашу честную компанию».
Поживший человек  есть человек пригвожденный; не к кресту, а скорее к обеденному столу; или к столу рабочему. Короче, прободай бок ему язва, чтобы не мучился от одышки и телесной тяжести  долго...»

Комм:
Одышки, слава Богу, нет, а пригвождение к столам и некоторая телесная тяжесть налицо… Ничего, пригвожденность поможет мне сосредоточиться…

2 книга:
Люди могут приблизиться друг к другу только в качестве богов! …Электричество – вот их личное, эгоистическое солнце, позволяющее «жить», будучи полностью разобщенными. Люди и не заметили, как переступили все грани и оказались в царстве смерти. Чума уже пришла, но пир еще длится, никто не хочет прерывать его на самом интересном месте, с пьяных глаз и море по колено.

Комм:
Спустя 20 лет все это еще более очевидно…  Впрочем, мир как рыба – он движется галсами, и, почуяв опасное приближение к смерти, обычно резко меняют свой курс. Тем более, что это дважды вразумленная рыба… Опять же, будь я молод,  с удовольствием примкнул бы к каким-нибудь пацифистам, антиглобалистам и экологам… (и был бы там на своем месте, уверен)

ЦИТАТЫ, Волчек:
Я совершенно не ощущаю возраст, потому что не изменились ни мой темперамент, ни мой интерес к тому, что происходит сегодня.  Это в юношеском возрасте меня посещали глубинные мысли о жизни и смерти. И я не только их отчетливо помню, но и когда и где географически они мне приходили. Навсегда запомнила эту по-детски бессонную ночь. Теперь же думаю совсем о другом...

Комм:
Но ты их помнишь лишь потому, что они важны для тебя…; и ты думаешь совсем о другом на поверхности, а в глубине может быть все то же самое…

Инет:
Уже посещаете спортзал? Бегаете по утрам? Тогда не забывайте потреблять достаточное количество воды. У мужчин, которые пьют не меньше 5 стаканов воды в день, шансы умереть от сердечного приступа на 54 % меньше, чем у тех, кто потреблял меньше жидкости. Вода разжижает кровь и уменьшает вероятность ее сворачивания прямо в сосудах, тем самым предохраняя нас от сердечного приступа.

Комм:
Да, я думаю, вода меня спасает и снаружи и внутри…

3 книга:
Человек понимает всю шаткость, незакрепленность своего пребывания на земле и инстинкт малодушия, конечно, велит ему укрепляться. И он укрепляется. А потом умирает и его закапывают. Селится в каменную башню, а потом его из нее выносят, теснясь на лестничных площадках и в подъезде. Абсурдно все это. Надо было думать, что делаешь, не надеяться, что инстинкт вывезет - жизнь страшна, а испуганная лошадь не помнит дороги, тем более той, по которой она никогда не ходила; или ходила только в детстве, столь далеком, что это уже похоже на иное, предыдущее существование. Смекни: Бог нас не закрепляет для того, чтобы мы могли двигаться - и совершить такой путь, который побеждает смерть…

Комм:
В мешке его выносят, в морге зал прощаний – удобно…  В каком-то смысле я мусульманин: не должен труп долго в доме оставаться!

2 книга:
Счастье – вот оно, рядом, перед тобой, взгляни, но ты склоняешься над бумагой, потому что между тобой и им стоит смерть и я хочу, не теряя времени, побыстрее изжить эту преграду.

Комм:
Счастье? Ладно, проехали… По большому счету, Ноль-ноль сыграли счастье и несчастье…; а что поменьше, замучаешься считать… (хотя на Ноль-один,  пока все-таки более похоже…)

ЦИТАТЫ, Швыдкой (из телевизора):
Не боюсь смерти. Ведь это самый главный человеческий страх, из-за которого многие делают глупости, стараясь найти компромисс там, где его не надо искать. именно то, что она есть, придает жизни ощущение радости.  И я радуюсь жизни, просто биологическому существованию...

Инет:
Эксперты считают, что в ближайшие 10 лет избыточный вес обгонит курение в состязании за звание главной причины появления рака.

Комм:
Толстые курящие эксперты…

3 книга:
Лежу, теряю время, а передо мной занавешенное окно, за которым темнота и ночь. «Это похоже на занавешенную смерть. Для меня, может, ещё не скоро эти занавески распахнутся, а вот у родителей каждый вечер к окнам  смерть подходит…»

Комм:
Против занавесок ничего не имею – не присоединяю их к обоям и компании. Уж слишком обаятельны, нежны! – и, главное, полны движений тонких…

А смерть за окнами в том доме все темные полгода действительно стояла совсем рядом и в самом приземленном варианте на нашем первом этаже…

2 книга:
В начальники всевозможных канцелярий пробиваются корифеи смерти, те люди, которые в этом малопочтенном и затруднительном состоянии чувствуют себя наиболее удовлетворительно и потому без труда управляются со своими столбенеющими коллегами /управляются, топорща тараканьи усы/.

Комм:
Путин с Горбачевым развеяли мой мистический страх перед всяким начальством… (хотя на работке надо мной  именно такой корифей – хорошо еще, редко снисходит, раз в месяц появляется…)

ЦИТАТЫ, Володимерова (фамилию сама выбирала?):
У Фета смерть всего замечательней, так вдумчиво собираться  покончить собой...

Комм:
Почему поленился проверить?!

Инет:
Ремень безопасности и соблюдение правил дорожного движения – это мощное оружие, способное остановить старуху с косой.

Комм:
Но зато, если  высокая скорость, она не догонит?!

3 книга:
Летом – жизнь, а зимой – борьба со смертью. Хорошо еще, что в таких спокойных условиях… Но беспечен, как ребенок, летом, никакой защиты, одна тонкая, как кожа, рубашонка…

Комм:
Летом думал, что от  перенапрягов умру, зимой ситуация другая, но совсем не легче… (к тому же, нынче не зима, а какая-то агония…)

2 книга:
Без готовности к смерти не может быть восхождения.

Комм:
У меня бы наверняка не выдержало сердце… (надо год готовиться, чтобы привести себя в хорошую форму и потом очень постепенно начинать…)

ЦИТАТЫ, Кравченко хохловый историк:
В ноябре  1581 года Грозный вспылил на невестку, жену Ивана за какие-то постельные       или обеденные неудобства. Небось, обозвал ее сукой, пнул в беременный    живот. Князь Иван заступился за жену и получил   смертельный удар острием царского посоха, которым Грозный имел обыкновение   колоть повешенных бояр. Грозный впал в депрессию, стал отрекаться от   престола, но бояре, боясь подвоха и новых казней, уговорили его править   дальше.

Комм:
По миру миллионы жило грозных мужиков, нешуточных убийц… (сотни миллионов других стали жертвами…)

Инет:
Безопасность – это ваше второе имя? Вы даже на трассе держите 60 км/ч? Тогда подумайте про подушку безопасности в вашей инвалидной коляске. Даже простое падение в преклонном возрасте может привести к серьезным травмам и смерти. Начните защищать свои суставы еще до 30. Витамины А и Е, кальций, коллаген в заливном (студне) и все такое. Наша жизнь полна мелких травм, которые мы можем даже не замечать. Но эти травмы проявят себя в старости.

Комм:
Спуски для инвалидов выглядят страшно – не дай Бог, откажут тормоза (но я про такие случаи не слышал)

3 книга:
 
Три беды: голод, холод и усталость. Одну из бед я  еще могу вынести, но вот когда две сразу - это уже очень-очень тяжело. А все три вместе - тут уже и смерть совсем рядом.
Одна беда - смерть за окном, на нашей улице объявилась и прогуливается (это-то каждый день случается - обычно из-за усталости); две беды - вошла и где-то  в прихожей топчется, в столовой шушукается; а вот и три  - шепчет, дышит в ухо что-то жаркое, сытное и легкое  и я почти  теряю сознание...

Комм:
Голод и холод ой как бывают полезны…; да и тренировать себя нужно именно  до усталости… Плохо, когда перебор со всем этим делом, когда одна усталость накладывается на другую (а если на другую и третья, то действительно оказываешься рядом со смертью…)

2 книга:
Смерть собирает своих, как магнит железо… Мы же являемся плодами мутаций, комбинаций родов наших отцов, матерей, дедов и бабушек – и жизнь награждает удачные комбинации, а смерть как коршун выбраковывает неудачные комбинации, не давая испортиться и  измениться человеческой породе. Мы, как стадо парнокопытных, с легкостью оставляем сотоварища в пасти лова и, едва опасность миновала, снова принимаемся за пощипывание травки. Никто не печалиться о других, никто не думает даже о собственном завтрашнем дне.

Комм:
Но ведь и Христос говорил про овец: зачем овцам думать о смерти? (Пусть волки думают?! На пару с пастухами…)

Бабы как коршуны выбраковывают неудачные комбинации - не давая ни испортиться, ни улучшиться человеческой породе…

ЦИТАТЫ, Кравченко хохловый историк:
По всей стране кипела жизнь: княжества воевали с литвой и немцами,  со шведами и поляками. Схватывались между собой. Но Москва лежала в покое  и сытости. Это было противоестественно. Поэтому в 1353 году Москву поразила страшная язва - "черная смерть". Она совершенно точно ударила в  верхушку: умерли митрополит Феогност, сам Симеон, два его сына, брат   Андрей. Править стал Иван Иваныч - увертливый сын Калиты.

Комм:
Все умерли, а Иван Иваныч выжил…

Хохол эту русскую историю писал – и тон самый ернический: не свое - не жалко… Так соседи друг о друге по всему миру сплетничают… - после чего, конечно, хреново друг с другом живут  (но весело)

Инет:
Ученые обнаружили, что люди, которые жили на 8 этаже или ниже в городе, получали на 40 % больше шансов умереть от легочных заболеваний, чем те, кто жил выше. Купите себе квартиру повыше – там и воздух чище, и пешие прогулки вверх по лестнице хорошо укрепляют сердце.

Комм:
Опять ведь ерничество! А что не ерничать, когда подохнем все, когда науки оказались блефом…

3 книга:
Фома не мог поверить не только в воскресение, но и в смерть, в страдание Его: «если жив, значит, и не умирал, мнимой была смерть Его. А если умер, то не воскрес».

Комм:
Основательный Фома – и воскресшего Христа не только осмотрел, но и ощупал, и лошадь при покупке…

2 книга:
Тень на лице – это смерть для себя, а может, для других.
Даже в глазах есть и белое, и черное.
Речь об уязвимости белого по отношению и к малому черному и черного по отношению и к малому белому.

Комм:
Тени, черноты уже набили оскомину (но про говно – в которое мы тоже превратимся – все равно лучше не вспоминать… - лучше сразу про землю)

ЦИТАТЫ, Кравченко хохловый историк:
в Орде вспыхнула эпидемия убийств, и   ханы менялись чуть не каждый день. Князь перестал ездить к ним  знакомиться.

Комм:
В Орде вспыхнула эпидемия гордыни… Под горячую руку и наш князь мог попасться…

Инет:
слишком часто, когда священник навещает больного, это рассматривают как предостережение: быть может, смерть у порога.

Комм:
Старуха с косой, старик с крестом…

3 книга:
«Любили  красоту до смерти, до безумия. Умерли, но на лбу красиво раскрашенных мертвецов надпись: «живее всех живых». Сошли с ума, но на лбу красиво раскрашенных сумасшедших надпись : «мудрее мудрых».
Иные представители элиты – конечно, наркоманы -  мне всегда напоминали помесь мертвеца с сумасшедшим. Сумасшедше превозмогают смерть: «смотри, какая живость белых масок». Смертью превозмогают сумасшествие: «смотри, как спокойно курит сумасшедше нервными руками».

Комм:
А сам-то не такая же ли помесь – и не такой ли мудрец и живчик… Формально, по крайней мере, все, кроме наркотиков и дрожания рук, довольно похоже. Просто наркоманы – лодыри, а я трудоголик и десятилетия моим допингом была музыка… С такими провалами под глазами как не напоминать и мертвеца и сумасшедшего сразу… С такой писаниной как не обольстится по поводу собственной мудрости… (Прожив 50, как не предположить, что проживешь еще 30…)

(Ехал недавно в автобусе, смотрел на свое отражение в окне и настойчиво думал: как бы мне сделать себя красивым? Причем, подразумевалась и живость… Готов был с отчаяния разрисовать себя как индейца!)

2 книга:
Смеются над китайцами, а у самих во всем стандарт. Заплатка, что-то спонтанное, нерегулярное – нет, уже не годится, всё должно быть однородным Просто у китайцев были одинаковые серые тужурки, а у них одинаковые яркие «скафандры». Любить попугайные или защитные цвета – это дело вкуса.
Одинаковые как лес и смертные как камикадзе.
«Фундаментальный лексикон».
Привыкают: отыскивают несущественную разницу, не думают о смерти. /Эти горы слишком огромны для того, чтобы их можно было охватить взглядом мысли или чувства./

Комм:
У северян одинаково черные куртки…

В плохую погоду каждый постоянно ощущает смерть – а если ты ее ощущаешь, то хоть спинным мозгом да думаешь…

ЦИТАТЫ, Володарский:
Когда ее тело обнаружили, на столе стояли две чашки с кофе, пирожные, на коленях у нее лежала телефонная трубка (звонила,  видимо, кому-то), а выстрелили в затылок - у нее глаза были  выбиты. Викин американский муж, летчик, постоянно летал рейсом  Москва - Нью-Йорк. Зарплата у него была небольшая. А после  смерти Зои Алексеевны он неожиданно занялся крупным бизнесом.  C чего бы это?

Комм:
На пирожных выбитые глаза – максимально короткая дистанция… (Допустим, звонила любовнику, надоедала ему разговорами, а муж подкрался со своим легальным американским пистолетом – из-за нелетной погоды ему отменили полет… Допустим, он был сумасшедший, не понимал языка и того, как у нас с друзьями общаются – и крупный бизнес его вмиг прогорел… Допустим, он пытался укокошить еще и партнера по бизнесу, допустим,  он быстрее удрапал в Америку…)

Инет:
Фагилья Мухаметзянова из Казани, Россия, была ошибочно провозглашена мёртвой докторами в июне 2012 года. 49-летняя женщина начала кричать от ужаса, когда поняла, что её вот-вот похоронят. Её срочно доставили обратно в больницу, где доктора констатировали смерть от сердечного приступа.

Комм:
Нашу службу «Скорой помощи» только в фильмах ужасов снимать…

3 книга:
Царь захотел узнать, что такое буря и что такое смерть. «Не в стакане, не в ванне, не в кино! И никуда я не поеду - хочу из окна смотреть! Ну!»
 (Или делали ему донесения про бури где-то и чьей-то смерти требовали, а он и не знает – какое тогда было кино!…)

Комм:
С бурями не чаще, чем со смертью сталкиваешься…

2 книга:
Подлинно жизненны и не проходимы, не превращаемы в условность только смертельные номера. На словах, на людях, в «обществе» люди с готовностью признают что они не идеалы /мол,  нам от этого не убудет, мы к идеалам /в рай!/ не стремимся, они нас вовсе  не прельщают /экое геройство//.

Комм:
Т.е. с одной стороны, смерть все делает условным, а с другой напротив – настоящим… Только мудрые и повоевавшие  это разумеют… (но не врачи! - для тех все лишь условность; они, по сути, торгуют смертью: хотите поменьше? – платите побольше…)

ЦИТАТЫ, лысый Филиппенко:
И была еще серия злодеев в кино. И Кащей Бессмертный, и Смерть в «Хоакино Муриетте».

Комм:
Почему-то Кащея черно-белого больше не показывают – не запретили ли? Как и бабу Ягу… В мультах теперь сплошные бессмысленные  живчики; видимо, радуясь своему бессмертию, блещут остроумием и прыгают как блохи…

Инет:
77-летний Дэвид Пендлтон (David Pendleton), жена которого недавно умерла, находился на семейном участке захоронения, всего лишь в полуметре от своего собственного надгробия, на котором было выгравировано его имя и дата рождения. Когда полицейский нашёл его, он был не в себе и сразу же направил заряженный пистолет на помощника шерифа. Офицер попытался убедить его опустить ружье, но он по-прежнему целился, поэтому он был смертельно ранен.

Комм:
Менты в Америке не оставляют людей в покое даже в полуметре от собственного надгробия… Прорвется еще ненависть к ним? (будут называть мусорами?! Напротив – фараонами…)

3 книга:
Необуддистская теория: после своей прижизненной смерти люди перерождаются в свиней, а их окаянные отростки в лягушек. Или в червей. Или мотыльками летают. Или тенями становятся: разговаривают двое и все вроде бы нормально,  но рядом тень кого-то третьего.

Комм:
Днем член как мертвец, а вот по ночам он иногда пробуждается… (У кладбища членов ворота  в виде трусов… Бабы на могилы приходят и их вызывают как духов… Члены из могил сначала в виде червей выползают, но, бабу завидев, начинают сильно питаться и  быстро расти… Член просто подражает всему – и рядом с трусами он, конечно же, тряпка…)

2 книга:
Ты ведь избегаешь слова «смерть», желаешь «бескровного варианта».

Комм:
О да, ведь я был не только комнатным, но даже и постельным… (благо, хороших стульев, кресел и диванов у нас не водилось)

ЦИТАТЫ, Маркиш (плохиш?):
За свою жизнь Калмыков создал около тридцати автопортретов. Последний исполнен за два месяца до смерти в изобретенном художником «стиле монстр».

Комм:
Какой же ты монстр, если про тебя никто не знает... (Ты монстром стать хотел, ты подражал – но и только…)

Инет:
Ильда Витор Масиэль (Ilda Vitor Maciel) из Рио-де-Жанейро умерла в сентябре 2012 года в возрасте 88 лет. Медсестра по ошибке ввела суп в трубку для внутривенного вливания, прикреплённую к правой руке женщины, вместо того, чтобы ввести его в её зонд для искусственного кормления. Дочь Масиэль была рядом с ней во время инъекции и сказала, что её мать начала корчиться в судорогах и высовывать язык после того, как ей в вену был введён суп. Она сказала, что не видела свою мать в настолько плохом физическом состоянии начиная с того момента, как она оказалась в больнице. Масиэль умерла всего через 12 часов после получения инъекции. Директор больницы признал ошибку, но не признал, что она привела к смерти пациентки. Судебно-медицинская экспертиза до сих пор расследует причину смерти.

Комм:
В больницах такое сложное хозяйство, что путаница почти и неизбежна…

3 книга:
Очередь за смертью. Стоять никто не хочет. Сидеть уже многие согласились. Но некоторые хотят лежать или сидеть, но у телевизора. Что ж, все заявки удовлетворены. И по сниженным, ввиду прогресса и кризиса,  ценам...

Комм:
Кто стоит или кто лежит, первые в очереди? Я лежа дольше проживу (то, что сижу за компом – моя жертва ради читающей публики!)

2 книга:
Смерть карьеры еще не означает автоматическую смерть «маленьких» удовольствий.

Комм:
Конфетки тоже имеются в виду? Конфетки я люблю… (смерть карьеры привела меня на базары и в магазины уцененных продуктов или товаров)

ЦИТАТЫ, Игорек Дудинский:
В своей корриде с Богом человек получает право на божественно-героическую смерть.

Комм:
Исключительно позорная коррида с Богом и полное бесправие местного зомби…

Инет:
Мак Вулфорд, пятидесятник из Западной Вирджинии, которому только исполнилось 44 года, был укушен в бедро в мае 2012 года, когда он сел рядом с гремучей змеёй во время службы под открытым небом в государственном парке. Его унесли в дом одного из его родственников, чтобы он смог оправиться, однако позже его в срочном порядке доставили в больницу, где врачи констатировали его смерть. Вулфорд считал, что в соответствии с Библией, христиане должны брать ядовитых змей в руки, чтобы доказать свою веру в бога, а также оставаться твёрдо уверенными в том, что змеи их не укусят, а если укусят, то укусы пройдут благодаря вере в бога. Блажен кто верует, аллилуйя!

Комм:
Не радуйтесь, змеи, вас тоже когда-нибудь за жопу укусят…

3 книга:
«Меня уже давно остановили, истощили и если я  всё еще каким-то чудом продвигаюсь в ситуации, когда голова не соображает, а ноги не ходят, то только так: наклоняю стремлением корпус и нога вынуждена, так сказать, простираться вперед. Остановка смерти подобна». – «Смерть остановке подобна, это верно, но  то, что сейчас - это же тоже болезнь. Не лучше ли отдохнуть - почему ты думаешь, что от отдыха помрешь, а не выздоровеешь?» - «Потому что мне кажется, что я уже давно помер - мертвец продвигается! он  начал жить сразу после смерти! он умер, но двигаться не прекратил!» (после смерти начинается болезнь с той стороны; смерть – всего лишь вершина горы…)

Комм:
И остановки и ускорения довольно опасны – тренировать себя надо, конечно, но в основном лучше двигаться ровно;  усталость обязывает меня отдыхать, тяга вдохновения и настойчивых мыслей - работать…. (Нырнув в один из колодцев со сном, неплохо за час смыл свою смерть, освежил свою жизнь…)

Минимум вдохновения есть в каждом вдохе, минимум опустошения – в каждом выдохе… (я приподымаюсь и падаю по десять раз в минуту! Я бы не приподымался, ведь легче неподвижно лежать,  но мне воздуха не хватает!)

2 книга:
Тебя всякий может ранить, но никто не может убить. Ты можешь только испугаться ран и сдаться, только в этом случае ты проиграл. А так ты бессмертен.

Комм:
Испуг – признак незрелости; поэтому смерть обычно и не приходит сразу – не хочет людей до смерти(!) пугать… А если все же пришла, то значит чем-то ты ее разозлил (завязывай не только с солью, но и с конфетами)

ЦИТАТЫ, Игорек дудинский:
Выяснилось, что, деградируя, человек действительно похоронил Бога. Деградация земного мира слишком глубока и необратима. Бог и в самом деле “умер”.

Комм:
Евреи вместо Бога; каждый или в начальниках или в телевизоре оракул…

Инет:
Вильм Мартинез (William Martinez) умер в марте 2009 года во время секса с женщиной, которая не была его женой и с другом мужчиной. В июне 2012 года, суд присудил семье Мартинеза три миллиона долларов за моральный ущерб из-за того, что его кардиолог не предупредил его об опасности перенапряжения. Изначально они просили пять миллионов, но суд решил, что Мартинез был сам виноват в своей смерти на 40%.

Комм:
Моральный ущерб пидараса…

3 книга:
Мою голову держит рай, мои ноги держит смерть - кто победит? в рай без ног или в смерть без головы? А если посередине разорвут? – «Такого еще не бывало, безголовый». (Рай горько плачет, глядя на баржу с головами-арбузами, а ад  локти кусает, глядя на самосвал с ножками-рожками).

Комм:
Жизнь – качели: среднее положение на качелях самое неустойчивое и не может сохраняться долго… (на меня так давят на другом конце, что я буду наверху!)

2 книга:
Страшитесь согнутых – это заведенные пращи! Они не показывают вам лица, потому что готовы бить вас насмерть! Так что гибких нельзя ударить и опасно гнуть.

Комм:
Хлестнет ветка по лицу – смеясь, подставь другую щеку…

ЦИТАТЫ, священник Ардов:
И в Америке, и у нас есть достаточно богатых людей, которые будут в это вкладывать деньги, и найдут 10 офшорных зон, и остров купят, и будут клонировать, что хотят.  Вспомним овечку Долли, которая была 275-м опытом, и прожила недолго. Они заведомо обретают эти клоны на мучения и смерти.

Комм:
За кулисами ужасные спектакли…

Инет:
В марте 2013 года, Брайан Дж. Пэрри (Brian J Parry) выстрелил себе в голову из пистолета во время курса по стрельбе, который проводился на местном стрелковом полигоне. Свидетелями его смерти стали более десятка человек, включая детей. Один из свидетелей сказал, что человек, который застрелился, выглядел одиноким и «опустившимся» во время части курса, проводившейся в закрытом помещении – он ни с кем не разговаривал, не поднимал руку и не задавал вопросов. До того, как он застрелился, его практически никто не замечал.

Комм:
Полигон был последней каплей, а оружие в руках слишком большим соблазном… Его наверняка ко многому понуждали? он ненавидел эту американскую воинственную жизнь? Ну или его достали бабы…

3 книга:
Красиво всё - даже помойка; на ней же упаковки и консервные банки, а они все исключительно красивы. Магазин игрушек, а не помойка. Красота явно спасла мир. Художники добивают смерть, рисуя красивых червей. И люди все сплошь красивы, пусть и красотой лесбиянок, гомиков и прочих хищных и безумных зверей...

Комм:
Художника А. Дорофеева всегда вспоминаю…

В красивых лакированных гробах правители червей устраивают свои дворцы…; гробы попроще населяют обычные жители в рамках программы по уничтожению ветхого жилья…

2 книга:
Цель – это конец, а конец – это смерть. Т.е. цель могут иметь только люди, не боящиеся смерти! Чем больше смерть, которой ты не боишься, тем большая цель тебе доступна. Ты умрешь маленьким, если тебе страшно умирать большим.
…Раздвоенные не боятся смерти – они ищут ее и им нужно только правильно выбрать: выбрать смерть, ведущую в жизнь.

Комм:
Цель – это ставка и цель – это разум; сначала ты должен выбрать самые разумные цели, а потом тебе еще должно повезти, чтобы твоя ставка себя оправдала в битве жизни со смертью. Пусть ваши благие цели не заводят вас в ад, а  приносят для жизни плоды…

ЦИТАТЫ, Хини:
-Как возникли стихи, посвященные памяти Иосифа Бродского?
-На следующий день после его смерти меня попросили написать несколько слов в
память о нем для газеты «Нью-Йорк Таймс». Я написал два абзаца и застопорился.
Во мне вдруг зазвучал стихотворный ритм, которым когда-то в молодости Иосиф
написал стихи в память об Элиоте. Это тот размер, которым любимый Бродским Оден
написал стихи на смерть Йейтса, которого я считаю своим учителем. Причем, Оден
повторял размер самого Йейтса, а тот, в свою очередь, перенял его от Блейка.
Иосиф и умер в тот же день, 28 января, что Йейтс.

Инет:
Мужчина, разменявший четвёртый десяток, умер во время того, как он косил свой газон на юге Швеции. По-видимому, он косил траву на довольно крутом склоне. Мужчина, который упал с машины, попал под газонокосилку и был ужасно ранен её лопастями.

Комм:
Бешеные машинки приносят слишком много пользы, приходится немного рисковать… Я сам себе кончик пальца отрезал кухонным комбайном – сейчас, через 20 лет, уже почти ничего не видно, а лет 10  я эту потерю при нажиме  ощущал…
 
3 книга:
Нервничал, но эти нервы были не к смерти, а к славе Божией, я не сорвался вниз…

Комм:
Не поминай ни смерть, ни Бога всуе (а впрочем, можешь действовать и прямо обратным способом! Плохо лишь застрять посередине… Это как с электричеством – если знаешь, как общаться с ним, оно тебя не тронет… Или это как с изучением иностранного языка – или погружайся в него полностью или ограничься маленьким карманным набором…)

2 книга:
В родительских нравоучениях для меня с самого начала не было жизни, они не воодушевляли, а ввергали в смертный сон. Это фальшивое лицемерие, эффективное только среди дремучего невежества. Они не стремятся невежд сделать грамотными, они готовы вечно преподавать им одну и ту же азбуку.

Комм:
Папа в религии слишком  инертен и скучен, а мама слишком-слишком дидактична. У одного не было  живости, а у другой гибкости… Либо ты наполняешь веру в Бога жизнью, либо ты ее не касаешься! Если твоей религией тяготятся, вини себя! Не позорь Бога…

ЦИТАТЫ, Шевелев (еще шевелится ли?):
Бар-Йосеф прислал совершенно замечательную пьесу “Купер”,
словно специально написанную для Юрского. Умирающий старик всю жизнь собирает
мусор. (Вместо бытового мусора можно подставить любой ментальный – книги,
собственные холсты, философские идеи). Он тиранит жену, выгнал из дома дочь, с
которой они ненавидят друг друга. Жена зовет дочь, чтобы та простилась с отцом
хотя бы перед его смертью. Скандалы, еще крики, ненависть, соединенная с
невозможностью жить друг без друга. Дочь – фотограф. От сцены, где она
фотографирует умершего отца, а он встает и рассказывает о своей жизни, у меня и
сейчас еще мурашки по спине бегают.

Комм:
Еврейский расклад (только концовку не понял!) Они тиранят весь мир…

Инет:
Острая кровопотеря возникает при повреждениях кровеносных сосудов крупного и среднего калибра. Кровотечение может быть наружным и внутренним. К смерти взрослого человека приводит потеря 2-2,5 л крови. Признаками острой массивной кровопотери являются: значительные скопления крови в полостях и рыхлой клетчатке, малокровие внутренних органов, запустевшие полости сердца, артериальные и венозные сосуды, бледность или полное отсутствие трупных пятен, очаговые кровоизлияния под наружную оболочку левого желудочка сердца (пятна Минакова), результаты ряда биохимических и физико-химических лабораторных исследований. При ранении крупных магистральных сосудов кровотечение происходит настолько стремительно, что для наступления смерти достаточно излияния 1 л крови, а иногда и меньше.

Комм:
Кем быть, патологоанатомом или мясником? Страшный выбор…

3 книга:
Научная» философия -  ощущение, что  смерть пытается постичь жизнь и ей такое, конечно, не удается.  Если придти и помочь  извне, тогда мертвые постигнут и воскреснут?!
Тоже и с «классической» музыкой - она не о жизни,  опять-таки смерть пытается стать живой, но сколь шикарной, величественной, красивой и чувственной не становится, это ей не удается.

Комм:
Всегда удивляюсь, когда говорят о «великой» философии или «великой» классической музыке (Бах и его современники были до, в них еще живо было могучее средневековье, строгая и экстазная готика) – нет ничего скучнее и ничтожнее! (не считая буддистов, разумеется!) И то, что в реальности их никто не читает и не слушает, на самом деле вселяет надежду. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов»….

2 книга:
Что для истинного радость, для ложного, еще живущего в тебе, страдание и смерть.

Комм:
Лучше сказать: всякая чистая радость от истины; если томишься, страдаешь, делая вроде бы хорошее, значит, ты уже заблудился…

ЦИТАТЫ, Ювенал:
Вот из Армении иль Коммагены гадатель посмотрит
  В легкие теплой голубки - и милого друга сулит ей,
 Смерть богача холостого и крупные деньги в наследство;
  Перекопает он груди у кур и нутро собачонки,
  Даже иной раз младенца, - и сам же доносит на жертвы. 

Комм:
Холостой богач всегда под особой угрозой – должен быть сам могучим хищником он, да и то когда-нибудь повредят ему лапу…

Инет:
Нужно быть в состоянии посмотреть на болеющего, умирающего  человека как на икону, на живую икону, к которой ты подходишь с глубоким уважением, с благоговением, и по отношению к которой ты будешь действовать, как действовал бы в храме по отношению к писаной иконе.

Комм:
Священнику нужно впасть в экстаз?! (И сказать больному: чего раскис? Впадай в экстаз по моему примеру!)

3 книга:
Вдруг нужно проскочить опасное место. В тебе нет сил, а тебе надо… А как появятся новые силы, так появятся  и новые задачи, и ты снова будешь напрягаться, и  посреди напрягов  снова  потребуется  сверхнапряг…  Сделал и даже зажмурился - казалось, что сейчас же буду убит и снаружи, и изнутри... Убиться, конечно, легче, когда падаешь с более высокой точки, но я уже на таких высотах, где все точки смертоносны, если поскользнуться на них. «Ставь ногу всё тверже,  чтобы залезть на вершину твердым как  камень». А стоять нельзя: начнешь топтаться и обязательно поскользнешься…

Комм:
Одно падение сильно покалечило меня. Причем, никто мне не помог подняться! Сам, мол, виноват, тебя предупреждали…

А маленькие падения совершаются регулярно, иные чуть ли не по доброй воле – они вроде простого кувырка для разогрева крови…

2 книга:
Претерпевать вот такую смерть не умирая, живя одной верой и надеждой и каплей любви, трехкопеечной монетой далекого солнца…

Комм:
Солнца уже два месяца нет и мы совсем обнищали… Смерть может легко тут всех нас подобрать…

ЦИТАТЫ, Oleg:
Да никто их не опустит на зоне, раньше да, возможно такое было, сам опускал на малолетке одного козла изнасиловавшего  2-х девочек лет 7-9, причем на малолетке это было, не говоря уж о взросляке. А щас их пригреют, потому что такие отморозки нужны, что бы себе руки не марать ,  а с их помощью мочить неугодных, провинившихся, проигравшихся,   в элиту они конечно не выйдут, но и попки им не порвут и  скорее всего срок получат еще, долго еще им сидеть, но человек  привыкает, приспосабливается и это уже не наказание, сам 20 лет провел там, скажу что лет через 5-7 привыкаешь и находишь свои радости и утехи. И на свободу не тянет. Так что 10 лет это херня, а вот пожизненно, в зоне типа Белого Лебедя, где ты перестаешь быть человеком, сидишь практически в "крытке", без  общения и постоянно униженный - это страшно, очень страшно. Гораздо страшнее смертной казни.

Комм:
Говорят, и в пожизненном условия вполне ничего – с телевизором, книгами, настольными играми и даже кошкой. Но вроде как там все равно долго не живут. Непонятно…

Инет:
Болезнь — это момент изумительной встречи с человеком.

Комм:
Преображения молодого больного, изумления молодого священника. Старый не преображается, но удивительно много может рассказать (кто кого заговорит, больной священника, или священник больного? И у кого приоритет, собственно…

3 книга:
Д. мою детскость не воспринял именно как похоронщик – вот уж, мол, не до детей. Даже его беспредметные композиции похожи на кладбищенские мемориалы, даже букеты отдают похоронными венками!

Комм:
Похоже, такое настроение  не случайно – он пропал, т.е., весьма вероятно, умер – быть может, от рака… Это как с похоронщиком Чеховым… (А до этого, возможно, все вокруг него умирали)

2 книга:
Умерев для обычного, ты тем самым включаешь смерть – необычное – в круг своей жизни, превращаешь ее в самую высокую вершину, в венец своей жизни, своих поступков.

Комм:
Эта книга – только начало настоящего общения со смертью…

ЦИТАТЫ, Экспресс-газета:
Медсестра Надежда Коровякова -   ухаживала за больным уже Брежневым. Якобы соблазнила больного   и немощного Брежнева уже незадолго до смерти...

Комм:
Соблазнилась даже немощным Брежневым, стала отсасывать…

Инет:
Самое главное — чтобы больной не чувствовал, что ты только ждешь момента, когда сможешь уйти по другим делам.

Комм:
Как он может не чувствовать, если ты действительно ждешь? Или ты живешь или ты галочку ставишь (так же, кстати, и с данной книгой - я не жду, когда же она, наконец, кончится! Пусть сие «умирание» длится, сколько ему будет угодно…)

3 книга:
Д., БГ и прочие «ещё живые» похоронщики ведут себя именно по Евангелию: «сами не входят и другим не дают». Этот Д. именно хотел помешать мне войти. Насмерть стоит, как на краю пропасти.

Комм:
Эта книга – тоже некий величественный мемориал? Слишком много смешинок во мне – весь мемориал трещинками покроется… Я – козявка жизни, ее сперматозоид! Я слежу за той границей, на которой живительная, как бы она не была холодна, вода превращается в смертоносный, сколько бы ни искрился, лед…

2 книга:
Инфляция – это признак болезни, а массовая безработица – это признак смерти после этой болезни.

Комм:
У нас столько крикунов про смерть государства даже на фоне легкой простуды, что я бы помог этим людям уехать в страну их мечты… Ей Богу, вышло бы очень коварно: под благовидным предлогом подарить миллион злобных, лживых, никудышных особей другим государствам!

ЦИТАТЫ, Ювенал:
если бы им предложили замену,
Мужниной смертью они сохранили бы жизнь собачонки.

Комм:
У многих баб давно уже только кошки, собаки…

Инет:
Я одно время работал в психиатрической клинике; один больной провел там шесть месяцев и ни разу ни слова не ответил ни врачу, ни сестрам, ни приходившим родным. Я, припомнив беседу с одним психиатром, попросил начальника отделения дать мне возможность с ним сидеть. Я с ним сиживал три, четыре, пять, шесть часов подряд без единого слова, — я просто сидел, и он сидел. После десяти дней или двух недель он вдруг ко мне обратился и сказал: «Зачем вы все эти дни и часы со мной сидите, в чем дело?..» И с этого началось его выздоровление, благодаря тому, что он смог с кем-то заговорить.
если человек не приоткроет тех глубин, где происходит внутренняя борьба между светом и тьмой, между жизнью и смертью, между добром и злом, то твое священническое присутствие с точки зрения его болезни никакой пользы не принесет.

Комм:
Женька мог бы и год ему ничего не сказать – только бы психовал регулярно…

3 книга:
Пришло время, и навалилась на человека смерть горой, слоновьей ногой - и затрепыхался, извиваясь, человек. Желает жить; о, он так желает жить! Но, однако, жил он раньше так себе, лениво, чахло, бледно - потому что  под горой, слоновьей ногой всяких соблазнов - наваливались обильно, как сейчас болезни...

Комм:
Слоновья нога телевизора; или экраны – это ноготки очень техничного мамонта; нужно десять экранов, чтобы мамонта всего показать…

Ладно, навалились на меня пока только неприятные ощущенья в желудке – слишком лениво, чахло и бледно я голодаю – да еще всякие смешные геморрои…

2 книга:
Могила под асфальтом, посреди людного проезжего перекрестка: ни креста, ни ограды, только медная табличка, наезжая на которую, как на крышку колодца, стучат машины.
А то что же: живем в шуме, гаме, а мертвыми «покоимся» в деревенской идиллии. Какая жизнь, такая и смерть – так должно быть.

Комм:
Действительно, пора построить небоскреб для покойников; или столь же глубокую шахту; с помощью эскалатора любого смогут вам показать  ради ритуального плача…

ЦИТАТЫ, Кравченко хохловый историк:
Здесь разыгралось первое в истории Руси народное судилище над
      врагом народа. Были созваны бояре, дворяне, и даже представители
      трудящихся, которые стали, конечно, единогласно орать: смерть! Попы
      сгоряча кинулись было заступаться, но потом, по обыкновению, пошли
      помолиться. Князь киевский колебался. Тогда Давыд Игоревич стал пугать его
      последующими притязаниями и местью Василька и уговорил на смягчённое
      наказание. Историк и Писец приводят дикое описание ослепления Василька:
      как его вывезли за город, как точили нож, как он в ужасе и крике отбивался
      от палачей, как закатали князя в ковёр, как придавили его досками и
      переломали ему рёбра, как мясник изрезал ему всё лицо и вырезал, наконец,
      оба глаза.

Комм:
Какой народ дает основание говорить о своей доброте? Уж точно не наши, не турки, не янки (про укров и вовсе  молчу)…  Народы часто  представлены своими кровожадными горлопанами…

Инет:
Из моей врачебной работы. Помнится, на войне, во время первых боев, привели одиннадцать раненых солдат. Это был мой первый контакт с людьми прямо с поля битвы. На их лицах еще был ужас, страх. Я подумал: я должен как можно скорее сделать для них для каждого — что могу, чтобы следующий не ждал слишком долго… Я работал как можно быстрее и отправлял их в больничную палату. Потом пошел туда и обнаружил, что я ни одного из них не могу узнать: ведь я смотрел на их раны — на грудь, на ноги, на живот, на плечи, а на лица не смотрел, никто из них не был ранен в лицо. И они все оставались в состоянии шока, потому что они его не изжили. Когда была приведена следующая группа раненых, я, наученный первым опытом, решил, работая руками, с ними разговаривать (можно сделать руками очень многое, пока говоришь и смотришь на человека). Я каждому смотрел в лицо и задавал вопросы; потом, глядя, конечно, на свои руки и на его раны, делал то, что надо. Я спрашивал: Как тебя зовут? Где тебя ранило? Очень ли было страшно?.. — вопросы незатейливые, но такие, чтобы раненый успел за то время, пока я им занимаюсь, вылить свой страх, вылить свой ужас. И когда я потом посетил палату, во-первых, я всех раненых узнавал в лицо, и во-вторых, обнаружил, что шок у них прошел, потому что за наш короткий разговор они успели вылить свои чувства.

Комм:
Наверное, сделал чуть  хуже и медленней перевязки, пока еще и психологом работал? Как можно разобраться в ране, если смотреть на лицо?! Он только себе помог, у него самого  был шок сначала, а потом он освоился… С таким же успехом раненые могут поговорить и друг с другом… 11 человек, все в мыле, а он разговоры разговаривает… С другой стороны, многие врачи болтовней зубы заговаривают, за малым не напевают, и себя развлекают, и больного ободряют… (Первые раненые, конечно, были в большем шоке - последующие уже успели насмотреться на ужасы битвы и не считали свою судьбу особенной и самой худшей…)

3 книга:
«Чтой-то я очень веселый, оживленный сегодня!?» – «Перед смертью не нарадуешься» – «Потому что уже вижу, что после смерти буду жить!»
В общем, я до смерти и я после смерти – а больно только в самой точке смерти – на ней долго  стоять не собираюсь…

Комм:
Больно только в точке контакта с казенным учреждением, для которого ты – букашка…

2 книга:
«Умирайте легко, чего там! Гражданин, ну что вы мнетесь, ничего страшного, «чик» и там, не вы первый, не вы последний и никто не жаловался. Видите, вокруг вас все готовы, махнули рукой, решились; тем более, это ведь почти ради общего дела: соблюдения порядка и приличия. А то пробки, да один обосрался, а другой заорал и испортил себе напоследок биографию: в дурдом попал».
Жили как во сне и смерть встретили как во сне, машинально, так и не проснулись.

Комм:
Да, в больнице можно умереть послушно, как в очереди на раздаче… - «не задерживайте, гражданин, не задерживайте – видите, какой наплыв находящихся в таком же положении?» «Вы еще не умерли?! – чего вы мнетесь?  Смысла вам нет задерживаться, такой инвалид все равно никому не нужен – хотите в переходе стоять с протянутой рукой, щеголять пустой штаниной?»

ЦИТАТЫ, Андреева из телевизора:
Я училась в юридическом институте, но с юриспруденцией у меня не
            получилось. И я горда, что перешла на истфак, потому что всегда
            интересовалась историей. Зачем становиться прокурором, который будет
            выносить одни смертные приговоры, потому что не любит свою работу?

Комм:
Эта дура горда, что не стала прокурором с плохим настроением – «наверное, выносила бы всем смертные приговоры!» Истории повезло немногим больше, но там хоть без жертв реальных – одни виртуальные… (пока каким-нибудь доцентом не стала…)

Инет:
Молчанию научиться нелегко. Сядьте, возьмите больного за руку и скажите спокойно: Я рад побыть с тобой… И замолчите, будьте с ним, не воздвигайте между вами целый мир незначительных слов или поверхностных эмоций. Пусть ваше посещение будет ему в радость, пусть он знает, что и для вас быть с ним — радость. И вы обнаружите то, что я не раз обнаруживал за последние 30–40 лет: в какой-то момент люди становятся способными говорить, — говорить серьезно, говорить глубинно, произносить то немногое, что сказать стоит. И вы обнаружите нечто еще более поразительное: что вы и сами способны говорить именно так.

Комм:
Чудеса в решете с этим грамотеем (тут он решил помолчать, а не разговаривать) «Поразительно: я способен сказать что-то глубокое!» Больные, наверное, над ним немного смеялись и уже действительно с меньшим сожалением покидали этот мир – в котором столько идиотов…

3 книга:
Вера в существование Бога –  ветхозаветное требование; Новый Завет требует гораздо большего: веры в преображение, воскресение мира, в победу истины над ложью, жизни над смертью.

Комм:
С другой стороны христианство требует и гораздо меньшего: не судите о чужих Богах; и даже о чужих верах: может быть, нечто, что сам человек богом не называет, на самом деле тоже Он… Предельная требовательность с одной стороны, предельная снисходительность, с другой (и только предельная духовность в этом дуализме может разобраться…)

2 книга:
Чтоб исполнить «не убий», надо победить смерть. …Толстой восстановил Ветхие заповеди!

Комм:
Чтоб исполнить «не убий», «не убей», «не бей, а то убьешь ненароком», надо каждого ласкать на всякий случай…

ЦИТАТЫ, Кравченко хохловый историк:
Трясущийся князь Всеволод вышел к Батыю с дарами и мольбой о
      пощаде. Батый его понял и велел удавить. Великая княгиня с дочерью,
      снохами и внуками, другие княгини со множеством бояр, владыка Митрофан,
      оробевший выйти на смерть с простым народом, в ужасе забились на полати
      Богородичной церкви. То ли вспомнили они наконец о Боге, то ли каменная
      церковь представлялась им надежным убежищем. Татары разбили двери,
      ограбили церковь. На полати не полезли, завалили церковь хворостом и всех
      сожгли...

Комм:
Лихой историк Кравченко – уж он бы погарцевал, пусти его в реальную историю…

Инет:
у меня нет ни терпения, ни смирения, но у меня есть усидчивость. Я думаю, что если у священника хватит просто честности сказать: я ничего не могу сделать, кроме того, чтобы прийти, сесть и ждать, что будет — и то будет на пользу.

Комм:
Смиренный дурень действительно может помочь примириться со смертью – ведь с ней и при жизни живут! Умные разговоры, чрезмерное сочувствие легко могут вызвать раздражение – или же зависть… Он, наверное, нахлебался такой раздражительности больных будь здоров, раз решил просто сидеть… Тем более, что раньше было полно атеистов, а сейчас народ капризный и  к боли мало привычный…

3 книга:
Двигаться, жить налегке, натонке невозможно без веры, что воскреснешь после всякой смерти. «Хоть под дом свой меня зарой - прорасту насквозь, деревом; пусть пеняет на себя!»

Комм:
Молод был – теперь уверен, что помру при любых своих успехах…

2 книга:
Итак, он умирал. Его хватил удар где-то в заброшенных кустах и он пополз, но сполз в неглубокую и компактную могилу, причем голова там не уместилась и лежала как-то боком. Свернувшись набок, она и отделилась, и так и лежала отдельно, но т.к. кругом всё было замазано грязью, то разрыв был виден совсем неотчетливо. И тело полуразложилось уже. Да ведь это умирание уже после всех мыслимых, естественных смертей. Борьба за жизнь уже после смерти. Голова с шумом вбирала и выпускала воздух сквозь сцепившиеся длинные желтые зубы, которые все были наружу. Надо бежать, вызывать скорую, но это ненужно, его не собрать уже. Я даже сделал инстинктивное движение, желая осыпать край могилы. Или она сама осыпалась, а я не мешал. Главное, голова работала – дышала – неукротимо, ей словно было легче без тела, именно она не сдавалась – тело давно сдалось и разложилось – и лежало поперек могилы…
/Дело не в «плохом настроении», дело в плохом: оно «настраивает»./

Комм:
Тело мое – держись… Если не помогай, то хоть не мешай неукротимой моей головушке…

А смерть где-то в овраге мне часто смутно мерещится – я первую половину жизни провел в месте между двух оврагов (на  краю «плоскогорья», прорезанного оврагами)

ЦИТАТЫ, Ювенал:
смертельна вражда человека, что пемзой отглажен.
Чуть только тайну доверил он мне - уж пылает враждою,
 Как бы не предал я все, что узнал.  и нельзя забывать, и нельзя не считаться
 С тем, что при средствах его и яд ведь не так уже дорог...

Комм:
Что хочет богатый? – улучшить собственную жизнь, ухудшить жизнь своих врагов. И ясно, что он частенько нервничает, имея и что терять, и что приобретать еще…

Инет:
Мы, может быть, услышим очень мужественные слова, произнесенные со страхом в голосе.
У нас должно быть мужество и такт, которые позволят больному заговорить о своих страхах, потому что одна из самых тяжелых вещей для него — это лежать, замкнувшись в свое одиночество, которое создается тем, что он не решается высказаться. Многие, думая, что смертельно больны, боятся задать вопрос, потому что страшатся ответа.

Комм:
«Ой, скоро умру; и уже умираю» - моя мать если не каждый день, то каждую неделю так высказывается – и правильно… Можно и 20 лет таким стоном себе помогать – я ведь тоже постоянно вздыхаю… Но молодым, конечно, страшно подозревать в себе смертельные болезни… «Какая у меня ущербная судьба!» (но если это какой-то баловень судьбы на самом взлете, еще отнюдь не нахлебавшийся из нашего ядовитого болота, то он почти как животное умрет, не очень понимая, что с ним происходит?)

3 книга:
«Дерзай, а иначе смерть дерзнет и превратит тебя в пустое место и череп с костями»

Комм:
Да, терять нечего – но в моем смысле почему-то почти никто не дерзает… (зато некоторые могут с верхотуры в воду сигануть, прыгнуть с парашютом - с непонятной целью…)

2 книга:
Человеку всё равно нести крест, но какой: ведущий в жизнь и неожиданно легкий или ведущий к смерти и тяжелый, похожий на казнь помещением на помойку, с которой невозможно уйти.

Комм:
Вся цивилизация – помойка, и никакой чистенький пластик и прочие дворцовые муляжи ей не помогут… Мой крест как древний деревянный пропеллер (с помойки?! Или из какого-то фильма…) В цивилизации ты будешь чувствовать себя предельно скверно, но не сможешь выдвинуть никаких формальных претензий… Чем плохи пластик и вся геометрия? – это почти невозможно объяснить… Ясно только, что они хотят облегчить тебя до состояния пробки… «Я уж и не знаю, что во мне умирает, когда во мне уже почти все детали искусственные»…

ЦИТАТЫ, Жванецкий:
Ну, у нас же всегда смертельная схватка, тут неизвестно, когда мы тянем, когда не тянем. Постоянно тянуть мы не можем,  конечно. Мы тот паровоз, который может дать рывок.

Комм:
К этой книге «Смерть» это все тоже относится… Даже угрозы со стороны смерти не всегда ускоряют старую, затюканную  лошаденку – если никто не подхватит, я просто выбьюсь из сил…

Инет:
обычай навещать больных. Для больного такие посещения могут быть большим благодеянием, но могут оказаться сущим бедствием.  порой именно любовь должна нас удержать от посещения тех, кто прекрасно и счастливо мог бы обойтись без наших утомительных, расслабляющих визитов, очень часто посетитель мог бы содействовать поправке больного, помогая ему быть собранным, серьезным, полностью владеть той силой жизни, которая в нем есть, помогая не быть рассеянным, опустошенным, не разбрасываться.

Комм:
Опять он не хочет своей болтовней никого из тяжко больных утомлять – только в инете дает интервью, но, наверное, совершенно здоровым…

3 книга:
Человека нельзя убивать, потому что у него всегда есть шанс развиться и стать богом, существом, которое невозможно убить, ибо в нем есть нечто вечное и бессмертное. А люди воюющие деградировали  до скотов (хотя бы в подчинении чужой воле) – «такие пускай убивают друг друга»

Комм:
К воякам так и не знаю, как относиться. Кажется, у них нет иного выбора, как только между подлецом и дураком… Ужасное место - армия, ужасная ситуация – война  - но ведь тем легче помогать своему ближнему, тем нужнее твоя помощь и поддержка… И часть военных именно в этом находит отдушину… (т.е. помимо монстров и дураков, там есть еще и благотворители…)

2 книга:
Как легко овладевает мной дух разрушения и опустошения – по сути, это смерть за мной приходит, как накопятся мелкие грехи.

Комм:
Раньше я хуже своей лодкой на волнах управлял – многое приходит только с опытом… Все же, не потонул, а чему-то научился… (правда,  в больших морях не плавал!)

ЦИТАТЫ, мужик с форума:
О! Катманду! Тут в России в 90-е годы было сплошное Катманду. И я читал в свое
время много базарно-эзотерической литературы и мечтал жить вечно, не умирать
никогда и не ложиться в могилу; отодвигать смерть путем особых упражнений,
рационального образа жизни, а также овладения некими секретами и тайнами не то
Шамбалы, не то китайцев, не то древних ариев.  Мечты, мечты,
где ваша сладость...?

Комм:
У меня от  природы отвращение к «научной» философии вообще и к «эзотерике», т.е.  к религиозной философии,  в частности… Там все смердит… Кабинетный человек не может быть ни философом, ни музыкантом!

Инет:
Одна из вещей, которая может погубить встречу или посещение больного, — это пустая болтовня, пустословие, потому что болтовней, словно ширмой, часто пользуется человек, чтобы защититься от необходимости быть серьезным, высказать свою тревогу, быть правдивым и истинным. Постоянное суесловие открывает этому большие возможности, и пациент становится все менее реальным, он все меньше в состоянии справиться с жизнью, с болезнью, с собственным выздоровлением.

Комм:
Молчание как лекарство? Думаю, что мне бы очень хотелось отвлечься… Я не уважаю смерть и потому не хотел бы обращать на нее внимания! Это вроде той же конторы – контора знает свое дело и она и при моем минимальном соучастии все равно сделает его. В утомительной очереди я желаю  разговаривать, улыбаться, отвлекаться… «Всю жизнь меня убивали-придушивали, а теперь значит, заявился главный убийца – как вы мне надоели, суки!»

3 книга:
Пустыня стерильна, в ней никто не умирал, ничто не превращалось в перегной – упразднение смерти ведет к упразднению жизни…

Комм:
Как люди живут на раскаленных камнях и в пустынях? Малое количество зелени (или отсутствие белого снега) меня жутко угнетает. Эти жаркие страны мне часто кажутся царствами смерти… (навещать их совершенно не хочется)

2 книга:
У папы совсем плохое здоровье и совсем расшатаны нервы – наверное, мысли о смерти – а я всё как-то легкомысленно с ним, без нужды спорю всерьез. Его ведь уже не переделаешь, закоснел и вся надежда /и он сам по-моему это понимает/, что и в этих рамках можно что-то улучшить. И ему действительно нужны положительные эмоции. Мучений, раздумываний,  пусть и заведомо несостоятельных, у него и самого с избытком. Поэтому и заговорил он вдруг о благодати; и ещё о том, что старым трудно быть хорошими. /И ещё ляпнул – в ответ на моё «Бог в душе»: «а если нет Его в душе?»/

Комм:
Умереть до пенсии ему совершенно не улыбалось – лишь просидев на ней 20 лет, он настроился более благодушно, стал более удовлетворенным…

ЦИТАТЫ, нелюбимая Ротару:
Через  несколько недель после смерти Анатолия у меня были сольные концерты    в Москве и Питере. Многие родственники осуждали меня за то, что я   выступала, говорили, что я должна носить траур.   Никто не знает, как мне тяжело это далось. Откуда взялись силы, как  мне было тяжело отправиться. Не понимаю, как я этот концерт  перенесла. Я тогда в шоке была, вообще ничего не соображала.

Комм:
Одержимые попсой и заработком - и трудоголизмом… (Некоторые  умирая, отдают хозяйственные распоряжения)

Инет:
В процессе подготовки человека, помогая ему обрести вновь цельность, целостность души и духа, мы, может быть, обнаружим, что он сможет сказать: я чувствую себя настолько преображенным, что мне уже не важно, жив я или умру, получу ли физическое исцеление или нет…

Комм:
Смерти без экстаза не бывает? Пусть самого маленького… Или настолько придавит, что даже дыхнуть невозможно – сначала запарила, потом вконец задавила (но где-то между, в один из дней, в одну из ночей…)

3 книга:
Впусти смерть в себя и тогда ты помчишься спасаться, она погонит тебя и ты поборешь свою лень, как паутину, очень легко, хотя и ходят о прочности паутины какие-то баснословные слухи…
Взорвись, человек, разлетись, чтобы уничтожить  центральную точку смерти и улететь от неё максимально далеко…
Смерть, спасаясь, сожмется в точку, но будет найдена и раздавлена ногтем!

Комм:
Только молодой может смерть победить – старый может лишь раскрыть ее карты... (одна из главных: молодых легко обмануть, поиграв в поддавки, уступая…)

2 книга:
Готов терпеть Женьку до смерти, но не до говна /не подтирается/.
/Готов не обращать на него внимания, пока самого не коснулось?!/

Комм:
Говнюкам действительно трудно помочь; грех умирать обсираясь…

ЦИТАТЫ, второй мужик с форума:
Уважаемый философ-танатолог! Фамилию Вашу в статье не напечатали, извините,
забыл сейчас. Почему надо изучать смерть по Хлебникову, а не по Евангелию? Как
Вы моделируете собственную смерть? По Хлебникову?

Комм:
Свою смерть моделировать можно даже и по простым людям (до Хлебникова пока так и не добрался – он на букву «Х»! Может и ему и мне не повезти…)

Инет:
Я несколько раз, общаясь с умирающими, рассказывал им, как моя мать умирала, потому что это настолько мне близко, что человек, слушая меня, не мог думать, будто я сказки ему рассказываю для его пользы. И, делясь с человеком тем, что я сам пережил, я ему давал возможность и пережить нечто, чего он не переживал раньше, и понять что-то, и почувствовать, что он может об этих вещах говорить. Очень часто человек тяжело больной или знающий, что над ним смерть висит, боялся об этом говорить, словно опасаясь, что навлечет на себя смерть, если начнет о ней говорить вслух.

Комм:
Надеюсь, я еще напишу репортаж со своей собственной смерти! (хотя бы на диктофон надиктую основные тезисы)
А так про мать рассказывать он здорово придумал – надо рассказывать про всех умирающих и расспрашивать про всю его жизнь…

3 книга:
Спишь одетым, видишь прорву снов, тревога выше самых высоких темных зданий, озаренных пламенем и у смерти вход к тебе почти свободный, как у ветра... «Порванные сети! враг косяком попер в разрывы. Чинить бросаюсь, как на амбразуру...»

Комм:
Смерть потом действительно основательно вошла. Враг попер в разрывы… Теперь разрывов нет или я про них еще не знаю? Где теперь мои слабые места?... (Холодильники, шкафы и сундуки с продуктами! Как от смерти отвлечься в этой скучной жизни? – сначала съездить в магазин, потом пожрать побольше, повкуснее…)

2 книга:
Цитата из Платона: «все настоящие философы ничего иного не делали, как готовились к умиранию и смерти». Выходит, Платону тоже не чужд был стоицизм.

Комм:
И Платон в тумане  (когда-то выплывал из тумана, но ведь мои знакомства продолжаются так недолго ввиду обилия разрекламированных или действительно значимых  персон, мертвы они иль живы…)

ЦИТАТЫ, третий мужик с форума:
Сократ был приговорен к смерти за слова не о тех богах.

Комм:
Наверное, он их и раньше доставал… Меня не убивают только потому, что я для них и не родился… («лучше мы тебя сразу замолчим, чтобы потом не пришлось убивать или возиться с «правильным» истолкованием»)

Инет:
Надо ли предупреждать больного о грядущей смерти? Во-первых, надо, чтобы сказал очень близкий человек, а не просто сестра милосердия, доктор или кто попало — по должности. И во-вторых, надо, чтобы тот, кто это скажет, не уходил сразу. Легче всего сказать и бежать. Я как-то был на съезде докторов, сестер милосердия и студентов-медиков, где обсуждался этот вопрос, и одна старшая сестра описывала, что она делает в таких случаях. Она говорила: я прихожу и сообщаю больному, что иного исхода, кроме смерти, нет. Человек на меня смотрит с ужасом, и я сразу говорю ему (по ее словам, «чтобы как-то разрядить обстановку»): «Вот, я сейчас вам приготовлю хорошую чашку чая, и мы с вами посидим, поговорим», — и ухожу… И человек, которому нанесли этот страшный удар, — потому что редко кто ждет смерти, как ее ждал апостол Павел, ждут святые — остается лицом к лицу со смертным приговором

Комм:
Страшный удар мне нанесли, когда про смерть отца сказали – при том, что тем же утром, 6 часами раньше поправку обещали…

3 книга:
Голова уже смертельно устала, а душа и тело еще почти и не начинали жить…

Комм:
Теперь наоборот бывает; вообще, душа и тело у меня больших нагрузок не выносят…; каждому органу нужно давать нагрузку по силам…; голова моя чуть ли не беспредельно вынослива, но способности ее тоже вполне ограничены…; тогда ей, наверное, кто-то смертельно надоел именно своей ограниченностью…

Последняя «смертельная усталость» была вчера… (вообще, запах смерти – он особый)

2 книга:
Неотвечание Христа Пилату – это неотвечание всему языческому античному миру. Так они и не узнали, что такое истина. Потому что истина-то всегда конкретна, не умозрительна, она всегда рядом: не предавай невинного на смерть ни под каким предлогом.

Комм:
У кого истина относительна, тот сам весь относительный… (помирать станет, начнет догадываться о  том, что в этой теории концы с концами не сходятся?!)

ЦИТАТЫ, Летов (не Егор, а Сергей):
Не вымученные придуманные  проблемы Харуки Мураками или Бананы Ёсимото, когда сочиняются  какие-то смерти и убийства в стерильной стране, где самая долгая в мире продолжительность жизни и самая низкая в мире преступность, а между этими мистическими стрессами нудно описывается, что в закусочной съели и чем запили, на каком  игральном автомате сколько очков набрали, на машине какой  марки поехали и какую американскую кассету поставили послушать в машине.

Комм:
Очень скоро смерть полностью заменится исчезновением (в  недрах реанимаций). Судить будут, если туда больного заранее не сдашь… Стариков, кстати, тоже спрячут, чтобы ни на что не намекали… Останутся одни фейерверки-катастрофы – которые  никогда не случаются с тобой, пока ты смотришь телевизор… Короче, поостерегись и будешь  на диване жить вечно и как на облаке…

Инет:
Не всякому можно бросить в лицо смертный приговор. Иногда, зная это, приходится, не прибегая ко лжи, постепенно готовить человека к тому, что физическая смерть придет, но — «разве наши отношения могут умереть?»

Комм:
Какие, к черту, отношения! Еще про «родину» вспомни… «Пузырь надули знатный мы, но сейчас он лопнул – чуешь?»

3 книга:
«Иметь бы три сада: помимо сада из деревьев,  сады из друзей и  духовного творчества. Попасть бы в три рая: тело - в рай к Богу-Отцу, к Богу природы; душа - в рай ко Христу, к Богу людей; а дух -  в рай к Богу-Духу, Богу разума... Интересно, а можно одной ипостаси попасть в рай, а другой - в ад?!» («Скоропостижная смерть» - разорвали человека рай и ад,  Бог и дьявол, «не поделили». Пошел человек одной ногой налево, другой направо, а головой прямо - ему сказали «так нельзя» и он сразу умер.)

Комм:
Попасть в один рай и в два ада – мне кажется, у меня намечается такой вариант… Правда, я стараюсь и телом быть на природе, и с людьми дружить, но получается ли? Может, хотя бы две ничьи засчитают…

2 книга:
Сократ и Паскаль перед смертью болтали беспрерывно – это всё, что у них было.

Комм:
Паскаль Сократа перед смертью читал беспрерывно?! Захотел вдруг дружить?

 Умищи свои хоронить не хотели, до последнего ездили на своих колобках, силом отрывали, лишние недели из-за жажды кататься прожили…

ЦИТАТЫ, нетипичная Щербина:
В семидесятые годы он был лидером поэтической группы
      "Московское время", вместе с Александром Сопровским. Давно эмигрировал.
      Сопровский жил в Москве, в конце 90-го года его сбила насмерть машина.
      Через полгода Цветков ехал из Мюнхена в соседний Гармишпаркенкирхен на
      своей "Хонде". Германские трассы, несмотря на немецкую аккуратность,
      приносят много смертей: скорость на автобанах не ограничена. Алексей сам
      не знает, что произошло, скорее всего, он на мгновение уснул, отключился,
      а когда включился обратно, понял, что потерял управление автомобилем,
      мчавшимся на бешеной скорости. "Хонда" снесла ограждение и взмыла в
      воздух, почти как самолет. Пролетела 60 метров над лесом, сломав 15
      верхушек деревьев, и приземлилась в чистом поле на свои четыре колеса.
      Алексей не сразу понял, на том свете он приземлился или на этом: у него
      болел палец ноги, который сломался в полете, но других повреждений не
      было. А с машиной и вовсе ничего не произошло. Я бы, честно говоря, не
      поверила Алексею на слово, если бы на следующий день об этом не
      повествовали все передовицы немецких газет и впечатляющие фотографии.
      Невозмутимая полиция наложила на Цветкова штраф - за поломку пятнадцати
      верхушек деревьев. Фирма "Хонда" получила бесплатную рекламу, лучше
      которой придумать невозможно. А Цветков понял, что родился в рубашке, и
      хотя до того мучился какими-то проблемами, с тех пор стал абсолютно
      счастливым человеком.

Комм:
Полет еврея над лесом… Ничего не говорится о том, что, к примеру, он в Бога поверил… Или кому-то пожертвовал деньги…

Я бы и в его абсолютное счастье не верил – тоже нужны подтверждения. Абсолютно счастливый поэт стал бы неслыханным гением. Да и не-поэт смог бы тысячу раз отличиться…

Хорошо еще, что избранным его не назначили во всемирном масштабе – все же, как дурак он летел…

Инет:
В начале войны я был хирургом в полевом госпитале, и в моем отделении умирал молодой солдат. Я его, конечно, посещал днем; а в какой-то вечер подошел, взглянул на него, и мне стало ясно, что он не жилец. Я его спросил: «Ну, как ты себя чувствуешь?» Он на меня взглянул глубоко, спокойно (он был крестьянин, поэтому в нем была такая тишина полей, тишина лесов, тишина неспешной жизни) и мне сказал: «Я сегодня ночью умру». Я ответил: «Да, сегодня ты умрешь. Тебе страшно?» — «Умирать мне не страшно, но мне так жалко, что я умру совершенно один. Умирал бы я дома — при мне были бы и жена, и мать, и дети, и соседи, а здесь никого нет…» Я говорю: «Нет, неправда, — я с тобой посижу». — «Ты не можешь просидеть со мной целую ночь». — «Отлично могу!» Он подумал, сказал еще: «Знаешь, даже если ты будешь здесь сидеть, пока мы разговариваем, я буду сознавать твое присутствие, а в какой-то момент я тебя потеряю и уйду в это страшное одиночество в момент, когда страшнее всего — умирать». Я ответил: «Нет, не так. Я с тобой рядом сяду. Сначала мы будем разговаривать, ты мне будешь рассказывать о своей деревне; дашь мне адрес своей жены. Я ей напишу, когда ты умрешь; если случится, навещу после войны. А потом ты начнешь слабеть, и тебе будет уже невозможно говорить, но ты сможешь на меня смотреть. К тому времени я тебя за руку возьму. Ты сначала будешь открывать глаза и видеть меня, потом закроешь глаза и уже меня видеть не сможешь, уже не будет сил открывать их, но ты будешь чувствовать мою руку в своей руке или свою руку в моей. Постепенно ты будешь удаляться, и я это буду чувствовать, и периодически буду пожимать твою руку, чтобы ты чувствовал, что я не ушел, я здесь. В какой-то момент ты на мое пожатие руки ответить не сможешь, потому что тебя здесь уже не будет. Твоя рука меня отпустит, я буду знать, что ты скончался. Но ты будешь знать, что до последней минуты не был один». И так и случилось.

Комм:
«Никого он не навестит, конечно, но лучше кто-то, чем никого»…

3 книга:
Апостол Павел как мелкая частная инициатива: «я – собственник своей души, и буду землю носом рыть, на смерть пойду, заботясь о своей собственности»!

Комм:
Но с другой стороны он был коллективист – нашей душе нужно общение, а нашему телу и духу -  взаимопомощь…

2 книга:
Свобода священна, но как священно зерно, которое должно умереть. Конечно, навязывать людям смерть абсурдно – само понятие жизни потеряло бы смысл, мы сами должны придти к этому - что и является содержанием нашей жизни.

Комм:
Свобода от грузов, проблем (почему-то никогда не договаривают!) – это рай; вкусив этого рая где-нибудь в детстве и молодости, мы потом до смерти должны стараться обрести его снова… Детей с одной стороны специально нагружают по полной, а с другой подсовывают попсовые суррогаты счастья…

ЦИТАТЫ, палестинский поэт:
  Как долго будешь уклоняться,
  переживать резню, зализывая раны,
  от смерти убегать,
  приняв мечты за крылья?

Комм:
Мечты в кровавой бане бьют крылами… Северный олень: зачем зализывать мне раны, когда уже через неделю нас на бойню поведут…

Инет:
человек как будто теряет сознание задолго до того, как умирает. И никогда не должны ни врач, ни сестра милосердия, никто вокруг него — думать, будто потому что он не может с ними общаться, он не воспринимает то, что вокруг происходит. Когда я был студентом первого курса медицинского факультета и впервые работал в больнице, там, помню, умирал русский казак. На обходе старший врач остановился у его постели и сказал: «Ну, его и осматривать не стоит, он уже ушел», — и прошел дальше. Этот человек очнулся. Мы с ним говорили по-русски, поэтому он меня знал, и он мне сказал: «Знаешь, когда ты врачом будешь, никогда при умирающем не говори, что не стоит на него обращать внимания, потому что он-то тебя слышит, если даже ты не можешь его как-то воспринимать». У меня был другой случай, тоже во время войны. Попал в больницу раненый немец. Там был молодой протестантский пастор, который, пока тот еще мог воспринимать слово и разговор, читал ему вслух отрывки из Евангелия, с ним молился. Как-то этот молодой пастор вышел из его комнаты в слезах, наткнулся на меня и говорит: «Какой ужас! Этот человек умирает, я больше ничего для него не могу сделать». — «Почему?» — «У нас прекратился разговор, он потерял сознание». Я ему, выразившись очень резко, сказал: «Знаешь что, садись рядом с ним и читай вслух Евангелие на его родном немецком языке, начиная с воскрешения Лазаря», И этот молодой пастор в течение трех суток проводил целые дни и часть ночи при нем, то читал, то молчал, и так прочел ему все четыре Евангелия. В какой-то момент этот умирающий открыл глаза и сказал: «Спасибо, что вы читали. Я отозваться не мог, но каждое слово до меня дошло, и я вошел в новую жизнь»…

Комм:
Папа, может, тоже мог бы нас услышать… Но могли ли мы чего-нибудь сказать? Только мать, потом  брат – а я последний; ведь между нами не было настоящего контакта… В общем-то, немцам самое место в реанимации, они ведь до последнего на науку-технику надеются…

3 книга:
Всё понял в жизни (не так, как те, кто свое замыкание в консерву называют пониманием всего - они только закруглились, вступили на путь потери интереса к жизни - со всем тем в ней, что можно и стоит понять), но понял и то, что таких не только не награждают, но еще и убивают  иногда (или на крест вешают, «чтобы рук не пачкать об эту падаль - сама сгниет, концы отдаст») - а он не только не хотел умирать, но хотел и удобств, и даже наград: «разве что, с медалью на груди соглашусь на неудобства; даже на смерть соглашусь, если будете считать меня бессмертным!». И вот, решил сдаться, притвориться,  с тем, чтобы в самом конце выложить всё, хлопнуть дверью...

Комм:
В этом шумном мире трудно хлопнуть…; и в одиночку я как раз до самой смерти буду собираться…
Здоровьем бы кто-то наградил меня… (даже от обыкновенного ухода совсем не отказался…)

2 книга:
Умышленный, злонамеренный догматизм – это уже не догматизм, а криминал, прикрытый гражданской одеждой. Это знак присутствия смерти и отсутствия вечно-текучей жизни.

Комм:
В крепостях тоже люди живут? - это как с военными… (хуже, ведь всякий ли догматик  знает «тяготы службы»?)

ЦИТАТЫ, второй палестинский поэт:
Моя душа зажата в кулаке,
      я зашвырну ее в долину смерти.
      Жизнь -   это когда друзья смеются,
      а смерть - когда враги лютуют.
      И у души, достигшей благородства,
      есть только два исхода -
      умереть или достичь мечтаний.

Комм:
Зачем так швыряться благородною душой? И какие есть мечты выше благородства…

Инет:
У нас здесь был певец с замечательным басом, удивительной простоты человек. Он был, что называлось в прежней России, мещанин, среднего класса человек без особенного образования, пел в церкви всю жизнь. Он заболел раком, его взяли в больницу, я его посещал каждый день, и видно было, как он постепенно уходит. Вначале мы с ним разговаривали и молились вслух, и он пел со мной молебен или говорил молитвы. Потом он стал их слушать. Наконец, в какой-то день, когда я пришел, мне старшая сестра говорит: «Какой ужас! Его жена и дочь, которые в течение целого года отсутствовали, приехали сегодня, а он уже потерял сознание, умирает, они даже не могут с ним проститься». Я подошел, сказал, чтобы дочь села рядом с матерью, стал на колени рядом с Павлом Васильевичем и начал петь песнопения Страстной седмицы и Пасхи. Я не певец, но в какой-то мере то, что я пел, было похоже на то, что поют в церкви. И знаете, можно было видеть, как постепенно к нему возвращается сознание, как это потонувшее сознание начинает всплывать на поверхность. И в какой-то момент он открыл глаза. Я ему сказал: «Павел Васильевич, вы при смерти. Ваша жена и дочь приехали, проститесь с ними». Они простились, потом я его перекрестил и сказал: «А теперь, Павел Васильевич, умирайте спокойно». Он погрузился в забытье и умер.

Комм:
Он всплыл, пожал всем руки, будучи почти в полном забытьи, и снова утонул… Т.е. он, конечно, рук не пожимал, его руку пожимали, надеясь: всплыл - но надо торопиться…

3 книга:
Странствуем в поисках проблем, крестов, мест, скованных смертью, распятых ею - и не боимся войти вовнутрь, подняться - побеждаем и выходим, спускаемся, а позади вместо креста уже древо жизни... Да, получается, что после детского сада, этого подобия рая, надо идти на крест, это подобие ада. Иначе ты не жил, а просто всю жизнь стоял в очереди и сдавал полученный билет, место для жизни... Соломон сказал: «что мы находим, если всё равно впереди нас ждет смерть - всё суета сует», а Христос сказал: «что мы теряем, если, набравшись смелости, выходим из рядов, которые всё равно впереди ждет смерть».

Комм:
Ни смелость, ни  любое другое сильное чувство – не суета, ведь они будут с нами и в смерти, обязательно вспомнятся нам. Что касается дел, то их суетливость пусть оценят Бог и  другие… (знаю заранее, что равнодушных и злоязычных полно…)

2 книга:
«Христос победил смерть /и сатану/» – Он победил их в Себе, а не в мире. Великое значение этой частной личной победы только в том, что она доказала, что такое в принципе возможно и указан путь.

Комм:
Христос – это не столько путь, сколько явление и знамя; путь - это Павел, но у всех ли есть темперамент проповедника и способности организатора? Все ли могут быть настолько духовны… Петр и другие апостолы? Они достаточно невнятны, отрывочны. Я думаю, для них – как и для любых крестьян – Павел был слишком умником, а Христос слишком Богом… (В итоге, массовая победа над смертью отложилась на неопределенное время…. Последователи Христа-Бога ушли в Ветхий Завет, а последователи Павла ушли в вечную реформацию Ветхого Завета…)

ЦИТАТЫ, третий палестинский поэт:
Я вижу свою смерть,
я мчусь навстречу смерти,
надеюсь, она выйдет благородной,
иначе почему я терпелив
со злом, среди всей этой боли?

Комм:
Так затраханы слова, что уже почти ни о чем не говорят – как будто и не жил, раз не раскрылась жизни книга…

Кода все затраханы слова, время умирать… («есть тут еще живые?»)

Инет:
Французский писатель Рабле раз написал приятелю: «Я готов стоять за свои убеждения до виселицы исключительно». Это значит, что он не готов был стоять за них.

Комм:
Разве всегда упертость плюс? Разве могут быть убеждения у писателя? (и особенно у Рабле, который, кажется, лишь про жратву распространялся) Писатель в смысле убеждений всегда лишь присоединяется к другим…

3 книга:
Атеизм - великая вещь, потому что прямая и ясная. Он не гламур и видит смерть, а это всё, что нужно для того, чтобы человек сделал выбор…  Правда, дураки тогда почему-то воодушевились, взбодрились от страха до сумасшествия,  мол, раз единожды живем, будем стараться - и наклепаем столько домов, что самой смерти тошно станет  - но не склепали таблетку-эликсир бессмертия, всё ограничилось египетской пирамидкой и заспиртованной мумией, древностью дикой...

Комм:
Атеизм порождает столь опасные времена, что атеистам приходится лукавить… (А впрочем, все измы высосаны из одного пальца)

2 книга:
Смерть тоже бесконечна, разрушаться можно без конца, по кругу… Только свет не горит и даже закоптить его огонь земной не способен!…

Комм:
Вроде бы поднимаюсь – по спирали – как вдруг от меня отвалилась рука, с грохотом покатилась в пропасть…

ЦИТАТЫ, четвертый палестинский поэт:
Не хороните меня ни в одной из арабских столиц,
 все они долго терзали меня,
 ничего не давая взамен, только бедность и смерть
 и мучеников, погребенных в близком соседстве

Комм:
Дай мне Бог до смерти с помощью инета успеть побывать и в каждой столице… - никаких мучений, а почти такая же прелесть, ведь вездесущие туристы – пока еще явно не способные думать о смерти - могут и видео снять, и перещелкать все диковины на фотки…

Инет:
Если ты успел перемолвиться несколькими словами с раненым или умирающим и как-то почуять, насколько он верит, во что он верит, в зависимости от этого его веру надо как бы выразить с большей силой, чем он может в данную минуту это сделать.

Комм:
Все религии очень заняты смертью – и жизнь трактуют как подготовку к ней – а все культуры очень заняты жизнью – и смерть трактуют, как один из ее эпизодов. Конечно, надо бы оставить однобокости и – по моему примеру -   соединить подходы; ведь уже совершенно очевидным образом  выродились и те, и другие, нет ни новаций, ни новых вершин, нет успехов у паствы и публики…

3 книга:
Есть два испытания: не только смертью, но и богатством, «супержизнью» - и в те, и в другие ворота трудно верблюду пройти. Пока положение неопределенное: ни богат, ни беден, ни жив, ни мертв. Скорее беден, но скорее жив, скорее мне ничто пока не угрожает...

Комм:
Я даже не пойму, здоров я или болен… - и границы своей нынешней телесной крепости… (Может, уже подыхаю, может всего лишь  без солнца хандрю, оставшись уж совсем в одиночестве…)

2 книга:
«Ты извини, пожалуйста, но я не выношу, когда смотрят на то, как я работаю – парализует. Такая у меня особенность до сегодняшнего дня» – «Наверняка и все остальные негативные особенности по-прежнему при тебе». …Да, они при мне. Они как гвозди – чем я живое, тем они сильнее вонзаются – до смерти на этом кресте.

Комм:
Только начинал тогда рисовать и живописать…

Вот не смотрю футбол  уже месяц и что же? Может, время я сэкономил, но лучше жить не стал и уже скучаю немного…

Вернись ко мне силы, я бы вновь  попробовал жизнь свою изменить (не полетать, так хотя бы побегать!), ну а в нынешнем состоянии рад уже одной работоспособности…

ЦИТАТЫ, нетипичная Щербина:
Там обнаружил, в частности, предсказание еще одного убийства  - премьер-министра Нетаньяху, которое должно было состояться в Аммане в   июле 1996 года. И действительно, газеты распространили сообщение, что 25  июля 1996 года Нетаньяху едет в Амман.    Узнав об этом, Дрознин воскликнул с ужасом: "Код правильный!". Ужас его   был не столько по поводу гипотетического убийства, сколько в связи с тем,  что сразу после этого, согласно секретному коду, должна была начаться  третья мировая война, обозначенная как атомная. И что же? Неожиданно Нетаньяху перенес свою поездку в Иорданию на более позднее время. Дрознин   срочно встретился с Рипсом, показав найденные им сообщения о  несостоявшемся убийстве: "Предсказанное не состоялось?" Рипс тут же указал ему на слово, прочитавшееся рядом со "смертью в Аммане": "отложено". Это  слово возникло трижды на участке текста, на котором прочлись конец  Нетаньяху и атомный холокост. И фраза: "пять будущих, пять путей".  Рипс заметил также, что в секретном коде чем точнее   описывается событие, тем более расплывчаты его сроки, и наоборот.

Комм:
Евреи живут на камнях, наверное, поэтому им человеческих чувств не хватает (а нашим – из-за суровой зимы…) Но чего не хватает, допустим, в Италии?! Еще большей идеальности? Лучшее враг хорошего – и тех же обычных человеческих чувств… (Похоже, чушь написал, но пусть будет: чушь – это так человечно! Правда, злоупотреблять и превращать в метод не стоит…)

Инет:
Редко-редко бывает, чтобы умирающий пожал плечами и сказал: «Уходите со своим Богом!..»

Комм:
Умирающие все слабы, все дрожат – а все обычные больные читают газеты, курят в курилке, если могут подняться, о чем-то своем ведут разговоры…

3 книга:
Летели вниз, не раскрывая парашютов. Парашюты эти были сложными и индивидуальными устройствами, у каждого  свое лицо и характер, но находились в сложенным виде и потому походили на младенцев в утробе. Долго и стремительно  летели; когда стремительно летишь, время мгновенно пролетает - столько впечатлений. Правда, все впечатления были очень однообразными и с кого-то момента пошли одни повторы, так что казалось даже, что, несмотря на всю стремительность, ты просто висишь в воздухе... И вот уже завиднелся конец пути, земля. «Раскрывайте же парашюты!» -  крикнул было я, но в ответ вдруг услышал целую лекцию про то, что там - цель пути, что смерть при падении мгновенна и потому не может считаться страшной. И даже: «сохраним наши парашюты в неприкосновенности!»… «А ведь могли бы зацепиться хотя бы за последние, самые нижние небеса… Ей Богу, в мире столько же героев, сколько и дураков, но дурак в кармане спрятан, а герой на голову одет…»

Комм:
Вовку тоже обвиню, что не раскрыл своего дела парашют – а ведь  мог бы быть идеальным помощником, у него просто редкостный дар в этом смысле…

2 книга:
Прогрессирую не через осуществление, а через  умирание надежд – удобряется почва этим перегноем с каждым новым годом. А надежды снова будут. Мы ведь камни: много нужно смерти, чтобы покрыть камень достаточным количеством земли.

Комм:
Наполовину сгнил и второй своей половиной на этом удобрении теперь выращиваю то тыквы, то цветочки… - всякий опыт таков, ничего ужасного и  удивительного…

ЦИТАТЫ, нетипичная Щербина:
Отчитавшись после смерти о том, что ты хорошего сделал в жизни, плохого,
      чего не сделал вовсе, остаешься наедине со своей жизнью, которую ты
      смотришь примерно как фильм. Фильм длится бесконечно, поскольку время
      теперь уже не ограниченно, и в нем - все что ты делал и говорил, до
      мельчайших подробностей. При виде неприглядных картин из собственной
      практики душа сгорает от стыда. Мало того, как бы субтитрами еще идет
      текст - всего, что ты думал в каждый данный момент.

Комм:
Жалею о гневливости своей и похотливости,  а также чревоугодии (а также о робости…) Но все почти забылось уже – и было не так часто и значило немного…

Инет:
Раньше, чем дойти до Бога, мы непременно должны показать больному наше человеческое сострадание, близость, показать, что мы родные ему, что он нам родной.

Комм:
Утопающему каждая соломинка – родная…; а так попробуй, стань родным и близким – тебе не всегда  помогут даже годы… Хотя у некоторых есть дар… (будь я посмелее, у меня он тоже мог бы проявиться…)

3 книга:
«...А молодого командира несут с разбитой головой» - все веселы,  устремлены почти как облака на свежем ветру и вдруг этот  крик  - и сразу сверху донизу, напополам разорваны и небо, и души - и вся земля в оврагах и  рытвинах стала…
(Это «князя Андрея» несут, Толстого, оценившего всю  прелесть сияющего мира на границе с темным миром смерти…. И расслабленному, и рыхлому, и нагловатому..., всем слабоватым и порченым смерть нужна, чтобы стать человеками. Но кого она не вылечит, тех убьет...)

Комм:
Смерть – главный лекарь, как хирург – главный врач…

Кончу все, так или иначе, смертные дела и снова встречу сияющий мир… (Допустим, лет в 80 уже ничего не буду делать, только сидеть на солнце, прикрыв ноги пледом…)

2 книга:
Чтоб принять ад, смерть, нужна воля, а чтоб понять рай, жизнь нужны чувства.

Комм:
Чтобы были чувства, нужны райские места и отличная погода (особенные люди? Что ж, пусть попробуют пройти мою проверку…)

ЦИТАТЫ, Марго Меклина:
Одному из своих друзей Байарс вручил тонкую золотую полоску бумаги, на которой было написано "byarsisdead" ("байарсмертв"). Байарс просто носился  со смертью. Он соорудил свой собственный кладбищенский памятник;  В 1979 году Байарс пригласил Сальвадора Дали  в Голливуд, чтобы заснять его смерть на пленку.  В 1994 году Байарс организовал   перформанс "Смерть Джеймса Ли Байарса". В маске и одетый во все золотое,  Байарс лежал в "золотой комнате" в выставочной галерее. 
       Наконец В. собрался с духом и позвонил. Жена Байарса сняла трубку. "В.,   разве ты не знаешь, Байарс умер от рака в мае 1997 года в Египте, в Каире,  среди фараонов.

Комм:
Понты пидараса из параллельной вселенной – и ведь он знал, что он мертв, что обменял свою жизнь на подобие золота…

Инет:
Молиться надо, но не так, чтобы молитва была ему оскорблением. навязывать Бога в смертный час человеку просто жестоко.

Комм:
 Если умирающий может оскорбляться, он еще будет жить…

3 книга:
Внутри каждого страха слово «смерть» – «забвение», «потеря перспектив». «Чья  тень мелькнула там, за углом? Кто устроил этот дождь и ту темень?» - «Она». Дожди и темень не победить без Большого Бога. И моей личной тенью - там, за углом - может быть тоже только Он озабочен - Его внимания хватит на всех, Его способностей хватит для всего. «Я это себе доказал и не спотыкаюсь на каждом углу ровного места, лезу в горы, внимателен, способен, нетороплив...»
(«Маленький раундик борьбы, сеансик самовнушения - смерти, разумеется, сколько угодно. И вне, и внутри, двойная стена. Правда, с большими разрывами: иногда только сердце свободно, а иногда никаких стен вообще, ни комнат, ни улиц, и на земле светло и тихо, и на небе никто вату не транспортирует...»)

Комм:
Смерть в пыли, в скрипящем стуле; смерть в моем животе; смерть, наверное, глядит на меня даже с моего родного экрана, просто я это не вижу…

2 книга:
Пока нет собственного опыта, бесполезно читать книги-советы: всё вылетает из головы. Только набив шишек, ты  возжаждешь чужого опыта… Юность обречена на  шишки, как старость  на смерть.

Комм:
И старость обречена на шишки; и в старости дырявая память… Столько книжек прочел, столько с их помощью сделал открытий, что если их все вместе собрать, то можно построить новую Америку (и разрушить старую)… (ЦИТАТАМ ведь тоже дал новую жизнь…; как и всевозможным оценкам и комментариям Списков…)

ЦИТАТЫ, Уорд:
Я фантазировал на тему смерти сколько себя помню, с самого раннего детства. Я считал, что как бы не принадлежу этому миру, или моей семье,  словно чего-то во всем этом не хватает.

Комм:
Стал готом?

Инет:
Когда времени мало, то нельзя пускаться в полную катехизацию умирающего или больного. Поэтому вопрос стоит так: «Ты сейчас войдешь в вечность. Хочешь ли ты войти в вечность со всем грузом, который ты собрал за свою жизнь? Есть ли такие вещи в твоей жизни — поступки, слова, мысли, — которые ты хотел бы оставить на земле, чтобы они здесь превратились в прах и пыль? Есть ли в твоей жизни такие поступки, такие моменты, которые недостойны тебя самого?..»

Комм:
Недостойность моя рассыпана, даже часть ее в мусорное ведерко не собрать…

3 книга:
Дух летуч всегда, дышит всегда; душа - иногда; а тело - никогда. Смерть пытается и дух придушить, а жизнь - и тело окрылить (душа иногда посередине как ненужная болтается!) Смерть встала на тело ногами, как на землю прочную свою. Поэтому и говорю я «чьи это ноги там, под столом? чьи хвосты и концы?» (Вопрос смертоносного критика, ответ живительного аскета…)

Комм:
Тело дышит через поры, душа через нос, а дух через рот…

Тело – жертва, дух – агрессор; само по себе тело никогда бы не стало  руками махать….

2 книга:
Они ещё работают, «исполняют свои трудовые обязанности», разлагаясь только в «свободное время». С одной стороны, доски полезнее для дела, чем исходное живое дерево – отсюда успехи в строительствах - а с другой, они уже лишены подпитки, лишены жизни и будут ветшать. Смерть неизбежна, потому что неизбежны дела.

Комм:
Смерть тела неизбежна, потому что между ним и природой всегда слишком большие зазоры…

ЦИТАТЫ, Петя Акройд:
Он покрылся обильным потом и провел рукой по лицу. "На  сегодня  с  меня
хватит. Лицезрение подобных картин достается смертным  чересчур  дорогой
ценой".

Комм:
Возможно, я через день перебарщиваю – то до обильного пота, то до спазма в желудке или болей в груди. Какое счастье, что наш организм достаточно дуракоустойчив и износить его потруднее, чем пару даже самых хороших ботинок…

Инет:
Типичными клиническими проявлениями шока являются: холодная, влажная, бледно-синеватая или мраморной окраски кожа, учащенное сердцебиение, снижение артериального давления, задержка и малое количество мочи. Особенно чувствительны к расстройству микроциркуляции легкие и почки. Их поражение соответственно проявляется тяжелой дыхательной недостаточностью и нарастающей артериальной гипоксией (падением содержания кислорода), "шоковым легким", нарушением концентрационной способности почек, уменьшением и полным прекращением выделения мочи, возрастанием в крови шлаковых субстанций ("шоковая почка"). Основанием для диагноза шока является наличие шокогенной тяжелой травмы и типичной клинической картины шока.

Комм:
Боюсь, не запомню; а в состоянии шока и вовсе все забываю… (Подчас по пять раз над одними и теми же знаниями в интернете кружусь…)

3 книга:
«Не таитесь, глаза и речь - все видели, как ты смотрел, все слышали, как  говорил. Ты только заостри свое зрение мечом языка и продолжай смотреть и после того, как меч скажет, что он всех порубал - это всего лишь мгновенная смерть, смерть на мгновение».

Комм:
На мгновение смерть порубал, но она тут же воскресла…
 
Что бы я выбрал, смерть от сердечной катастрофы или ползучего рака? Катастрофу не успеть порубать, а ползучего рака трудно заметить…

2 книга:
Песок – это земля, отмытая водой от смерти.

Комм:
Я бы хотел быть золотистым песком. Вполне возможно, что рай устроен не без его помощи…

ЦИТАТЫ, Беегбедер (немец из Франции?):
Там, где  ты  работаешь,  циркулирует  много  разной  информации;  так,
например,  ты  случайно  узнаешь,  что  существуют  сверхпрочные  стиральные
машины, которые, однако,  не  хочет  выпускать  ни  один производитель;  что
какой-то  тип изобрел нервущуюся нить для  чулок, но крупная фирма  колготок
откупила  у него  патент и  похерила его; что патент на  "вечные" шины  тоже
спрятан  в долгий ящик, и это при том, что ежегодно на дорогах гибнут тысячи
людей;  что нефтяное  лобби  делает все от него зависящее, дабы  затормозить
распространение   электромобилей  (ценой  загрязнения  атмосферы  углекислым
газом,  влекущего за  собой нагревание планеты  - так называемый  парниковый
эффект,  который,  скорее  всего,  и  вызовет  в  ближайшие   пятьдесят  лет
многочисленные  природные  катаклизмы  и  прочие  беды  -  ураганы,   таяние
арктических  льдов,  повышение уровня моря,  рак  кожи,  не считая  нефтяных
разливов); что даже зубная паста - совершенно бесполезный продукт, ибо зубам
необходим только массаж щеткой, а паста всего лишь освежает дыхание; что все
жидкости для мытья  посуды  абсолютно  одинаковы, а  главное, ее  - посуду -
отмывают  вовсе не  они, а  машина; что компакт-диски так  же  непрочны, как
обычные  виниловые; что фольга гораздо вреднее асбеста; что состав кремов от
солнца не менялся  со  времен Второй мировой  войны  (несмотря на  возросшее
число заболеваний меланомой),  так  как эти кремы  защищают  от  безобидного
ультрафиолета  типа В, но не  от вредного,  типа  А; что рекламные  кампании
"Nestle",  нацеленные  на  сбыт  порошкового молока для младенцев  в странах
третьего  мира,  повлекли  за  собой  миллионы  смертей,  так  как  родители
разводили его сырой водой.   

Комм:
Да, дьявол – и смерть – кроются в деталях – деталях микроскопических по сравнению с размерами корпораций или государств или даже обычных журнальных редакций – и все остается на совести маленьких человечков где-то внутри… С исчезновением овечки Совести, человечество покроет парша слухов и спекуляций, вранье и воровство станут тотальными, от них не уберегутся даже самые благородные или безобидные занятия…

Вообще, микроскопичность и смерти и жизни никак не сочетается с вышеуказанными мамонтами. Оные – лишь транжиры накопившихся запасов жизни и смерти, они вымрут, превратятся в лохмотья, когда все открытые  «пастбища» до конца истощатся…

Инет:
Рефлекторная остановка сердца проявляется внезапной смертью после травмы рефлексогенных зон: ударов в область сердца, подложечную область, ударов или давления на синокаротидную зону (боковая поверхность шеи в проекции сонных артерий), при сильных сотрясениях тела. При этом признаков, свойственных клинической картине шока, не наблюдается.
Диагностика рефлекторной остановки сердца чрезвычайно затруднена и почти всегда носит предположительный характер. Нередко основания для диагноза рефлекторной остановки сердца исчерпываются незначительными кровоизлияниями в мышцу сердца, нервные сплетения сердца, синокаротидную зону или солнечное сплетение, а также свидетельствами очевидцев о смерти, наступившей внезапно, иногда мгновенно после травмы. Описаны случаи рефлекторной остановки сердца от действия электричества и общего внезапного действия низкой температуры, например при попадании в холодную воду.

Комм:
Однажды мне весьма метко тыкнули в «солнышко» - эффект был поразительный…

3 книга:
У язычника (животного) крайне примитивные представления о смерти и зле и поэтому его так нетрудно прельстить зрелищем  округлого, как голая женщина храма. Тем более, что он только извне, с витрин его лицезрит - кто же его в душу и в святая святых, дальше предбанника пустит? «Получил свое и уходи». Крик животного: «жвачки и зрелища женоподобного храма!» - того и другого добра сколько хочешь, вот и ходят животные только оптом, потоком, стадами - в розницу они лишь друг другу интересны; да и то  в периоды деловых и половых возбуждений...

Комм:
Я хочу показать такую смерть, с которой даже бабским стадам и целым городам из округлых храмов не справиться…

2 книга:
Правильное понимание о Боге – это камертон, который сам по себе не участвует в музыке жизни, но без которого не сыграешь её не фальшиво. Богов три: один – камертон, второй /Христос/ - музыка, а третий  - дух, позволяющий нам эту музыку играть и тоже становиться христами. Камертон ничем не может помочь сам по себе. Нужно увидеть музыку, побеждающую смерть и тогда дух явится сам, воодушевленный ею.

Комм:
И музыки, и текстов, и картин, побеждающих смерть, мною и собрано, и самим сотворено немало, но как им в самой жизни соответствовать? Пока это лишь клад для будущих времен, пока все мои истинные родственники еще не имеют достаточно силы…

ЦИТАТЫ, Новоженов из телевизора:
Да, в журналисте есть много сторон неприятных - так же,  как в профессии судьи, который должен приговаривать людей иногда к  смертной казни, хотя в Библии сказано: "Не судите, да не судимы будете". А есть еще даже такая  профессия, как палач, как тот сержант американской армии, который приводил в исполнение приговоры Нюрнбергского процесса.

Комм:
Как американцы не догадались построить маленький, полностью автоматизированный заводик – для всех приговоренных на любых процессах… Ручной труд данного сержанта и отсутствие планирования на будущее – вот что возмущает…

Журналисты-палачи и судьи-атеисты… («Ловко я казнил его в статье»  - причем подразумеваться может даже государство…)

Инет:
Аспирация (вдыхание) крови как непосредственная причина смерти наблюдается при пересечении крупных сосудов шеи и гортани, переломах основания черепа, редко — при носовом кровотечении. Морфологическая диагностика нетрудна: в трахее, крупных, средних и мелких бронхах жидкая кровь и темно-красные свертки крови (микроскопически кровь находят и в альвеолах), поверхность рассеченного легкого пестрая за счет чередования темно-красных и серых участков многоугольной формы.

Комм:
Иногда мне смутно мерещатся аварии с моим участием – соответственно, я смутно удивлен, что их не было. Я хорошо разбираюсь с транспортными потоками – да и водители у нас даже на удивление вежливы и на переходах почти всегда тормозят… Впрочем, мне повезло и с войнами, и с бандитами, и с падениями с лестниц, коих масса в нашем частном доме, и с вездесущим гололедом…

3 книга:
Озабоченный только проблемой силы неизбежно становится авангардистом, авангардной Америкой, но т.к. это самоубийственная сила, то чем сильнее ты становишься, тем ближе к самоубийству подходишь - вот почему не так много желающих стать сильными. Авангардная похвальба авангардистов: «у меня всегда револьвер заряжен» - «А у меня он и с предохранителя снят» - «А у меня и к висну приставлен» (всегда к виску, а не к сердцу - его давно нет, на его месте заменитель из ваты в бронежилете) - «Но, базару нет, все мы еще мелюзга по сравнению вот с этим» - кивок в сторону донельзя скрюченной фигуры на полу. А уж револьверами, убивающими не насмерть, стреляют в себя постоянно - постоянная, неслышимая миру стрельба. ...«К моменту нажима на курок, стал достаточно силен, богат и тяжел для того, чтобы, пробив все преграды силой, массой и подкупом, свалиться на самое дно адовой сковородки». (Бог не пускал, но он Ему пообломал все крылья - еле ноги унес.)

Комм:
Сила без души как машина без смазки, с одной стороны и без тормозов, с другой… (Станешь смазывать себя, побережешь и других)

2 книга:
Родители читают хвалебный псалом Давида – мол, вот и мы так же славим Бога. Я: «В Библии ничего не сказано, чем отличался дар Каина от дара Авеля, а Бог один принял, а другой отверг. Человеку может казаться, что он славит Бога как Давид и приносит жертвы, как Авель, а оказывается иначе. Потому что дело в сути, т.е. в тонких различиях… И не говорите, что вы искренни – коммунисты и приверженцы разных религий тоже по своему искренни. Просто Авелю его собственный дар принес удовлетворение и покой, а Каину нет. И позвал он Авеля в поле не для убийства, а от этой своей неудовлетворенности, когда человек ищет к чему бы прицепиться, с кем бы устроить «разборку». Т.е. убийство было непредумышленной, страшной неожиданностью. …Фраза «Что, я сторож разве брату моему» – это же вечная фраза /в разных вариантах, типа: «я за него не отвечаю», «какое мне дело до других»/. Т.е. и я недалеко от Каина и убийства… И рай, и ад в одиночестве. Т.е. уйдя от одиночества можно спастись от ада и пребывая на людях невозможно достичь рая в себе… Христос искупил грех Каина: смертью искупил убийство – а кто искупит грех Адама? И как искупит?

Комм:
Т.е., если ты не благодушен, не снисходителен, не кроток, значит, ты неудовлетворен своей собственной жизнью и вымещаешь на других свои неудачи (мне нравится писать книгу «Смерть» и делать другие нынешние дела – и я сразу стал терпимее и к недостаткам других, и даже к прямым нападкам)

ЦИТАТЫ, Беккет:
Повторения всегда действовали на меня угнетающе, но жизнь,  кажется, составлена из одних повторений, и смерть, должно быть, тоже некое повторение,  я бы  этому не  удивился.

Комм:
Да, вроде обычная болезнь, так или иначе, сто раз изведанные боли… Или: знакомое ощущение слабости, смертельной усталости, дурноты… И даже некие ужасы ведь уже были когда-то в прошлом (и уж, конечно, снились…) В старости мне уже явно надо моих ежегодных гриппов опасаться – они теперь будут реально испытывать все мои органы на прочность…

Инет:
Сдавление органов кровью приводит к смерти при кровотечении в полость перикарда — сердечной сорочки — (тампонада сердца), а также при кровоизлияниях над и под твердую мозговую оболочку (сдавление головного мозга). Смертельным считается излияние в полость перикарда более 250 мл крови, а в полость черепа — 100 мл. Особенно опасно локальное внутричерепное скопление крови, приводящее к сдавлению и дислокации мозга, менее опасным является плащевидное распределение крови на поверхности больших полушарий.

Комм:
Какой врач все эти знания в себе удержит, срочно вспомнит, сможет принять экстренные диагностические меры… (у нас на «скорых» вешалки для белых халатов работают…)

Я всегда был за семейных врачей по образцу дореволюционной России – такой доктор может присмотреться к организмам (и даже характерам – что важно в смысле «свидетельских показаний») своих клиентов, а те, в свою очередь, присмотрятся к доктору, проверят его в деле…

Но хотя бы можно сделать так: каждый посетитель поликлиники или больницы, при выходе обязан поставить оценку доктору – причем, обязательно тайным образом (как при голосовании): заходишь за занавеску и ставишь циферку  в компьютерном  «бюллетене». (Меры против махинаций тоже надо продумать – например, можно использовать карточки вроде банковских…)

3 книга:
Надо стать сильным, но проскочить мимо самоубийства с помощью доброты. Чтобы, стреляя в себя, не попасть; чтобы искать, где тут у револьвера предохранитель, и добродушно не разобраться; чтобы искать сам револьвер и беспечно его не найти.

Комм:
Беспечность и добродушие скорее уменьшают вес наших проблем, чем  порождают все новые…

2 книга:
Лежу в темноте в разочаровании усталости, отвернувшись от мира, но и доверившись ему подставлением беззащитной спины. Потусторонний мир находиться совсем рядом, не дальше соседа за стеной толщиной в 20 сантиметров. Прерваться нашей жизни ничего не стоит. Хотя сон – это движение не к смерти, а в сторону: нет сил пробить стену.

Комм:
Будучи одинок, беззащитен, выходит, я быстро состарился? И это было заметно?  (А как же футбол?!)

«Бог» - это такая тяжелая гиря, что с ней никто не может остаться молодым…

Бог и смерть всегда, на самом деле, ходят парой. Бог – это защитник жизни от смерти; защитник рая от ада. И рай и ад, и жизнь и смерть изначальны – а Бог и сам борется, и нас пытается привлечь для работы на этом поле, где полно и сорняков и злаков… Т.е. Бог и смерть как огородник и сорняк… Сельское хозяйство  – это такая тяжелая гиря, что на нем любой быстро и возмужает и состарится!... Сорняки душили меня в родном доме и я изобрел Бога, чтобы успешней бороться…

ЦИТАТЫ, Соловьев из телевизора:
Я отношусь к педерастии следующим образом, как это написано в Библии, в Ветхом завете, являющимся основополагающим для трех монотеистических религий. В Левите сказано следующее: "Мужчина не возляжет с мужчиной как женщина. Преданы будут оба смерти, кровь их на них".  То есть, как человек верующий, я  отношусь к этому, как к греху, но как гражданин я ни в коей мере не   призываю к нарушению гражданских прав и свобод других категорий.

Комм:
Как человек верующий я жажду их смерти, но как гражданин я ни в коей мере не хочу попасть в тюрьму по приговору какого-нибудь пидараса…

Инет:
Сдавление органов воздухом наблюдается при пневмотораксе (проникновении воздуха в грудную полость). Односторонний напряженный пневмоторакс может привести к смерти в результате смещения сердца и других жизненно важных органов грудной клетки. Смертельная опасность двустороннего пневмоторакса появляется при сдавлении обоих легких и резком затруднении внешнего дыхания. Пневмоторакс может сочетаться с кровоизлиянием в полость плевры.

Комм:
Слова «пневмо» и «мотор» две буквы не поделили, и это привело к смерти их гибрида в смысле возможности для запоминания…

Учась в медицинском, я бы всегда хотел отшатнуться и дышать, дышать, дышать, пока окончательно не задавили… Не случайно все врачи циники и шутники – мне кажется, надо составить для них шуточные и циничные учебники, иначе ведь такую учебу не вынести… А всю латынь надо выжечь каленым железом – взамен придумать простые, звучные, интересные слова…

3 книга:
Да, есть на пути в рай некие зоны смертельной опасности, некие точки преткновения, что запросто протыкают в тебе дырки… 

Комм:
Дырки зевка, например… Три зевка и я  уже весь продырявленный; просто разнесло в клочья… (Тебе сообщают про смерть, а ты зеваешь?! Мол, как же эта жизнь несовершенна и скучна-а-а… «Небось, пытать начнут? Сколько требуют за обезболивающие? Чего так дорого – мне же еще на похороны нужно?» Впрочем, на похороны мне плевать, хоть в помойку сваливайте или отдавайте голодным собакам…)

2 книга:
Достоевский и Толстой – смерть в 3 дня.… И так часто бывает…. И всё не верится, что действительно умираешь.
Достоевский этажерку /Волгин доказывает, что тюки с прокламациями!/ двигал и с сестрой спорил – папу  тоже бы надо беречь – как бы не выйти виновным.

Комм:
Отец умер не в три дня – в пять…

Достоевский городской – он природу и собственного организма мало понимал… Парадокс: в городе все ищут ума, но городская жизнь  ума принципиально лишает! Без понимания природы ум – вреднейшая химера!

ЦИТАТЫ, Го Босен:
Шесть  часов мертвецкого сна. Часы небытия. Мертвецки проспал  жизнь  и  вернулся  к  ней
смертельно усталым. Вот  удивятся  все  эти  христиане  в  день  воскресения
мертвых. Вот кто будет смертельно усталым от смерти. Представлять  себе  это
зрелище было смешно.  Насмешливое  настроение  помогло  -  Куан  Мэн  вполне
проснулся. Хохма с утра - здоровью сестра, бурчал он  по  дороге  в  ванную.
Оценивающе посмотрелся в квадратное зеркало: волосы пока на месте, зубы пока
белые, глаза пока красные, язык пока покрыт налетом. Ничья. Два  плюса,  два
минуса.

Комм:
После сна (особенно, дневного), как во время смертельной болезни, ужасно замедлены все в организме процессы (правда, обычно на раз-два ускоряются и возвращаются в норму…) «Похоже, у смерти есть свой предбанник» (как у сна дрема…)

Инет:
Эмболия — острое патологическое состояние, возникающее в результате закупорки кровеносных сосудов воздухом или газом, жиром, кусочками поврежденных тканей, инородными телами, оторвавшимися тромбами. Воздушная эмболия чаще всего развивается при повреждении крупных венозных сосудов (шейных, подключичных, маточных и др.). Попавший в них воздух (газ) током крови заносится в правое предсердие, правый желудочек и легочную артерию, вызывая внезапную остановку сердца. Воздушная эмболия большого круга кровообращения бывает при баротравме легких, повреждении легочных вен во время операций на легких и др. Смерть наступает от поражения жизненно важных центров, расположенных в продолговатом мозге.

Комм:
Жизненно важные центры в темноте моей головы как звезды на небе…

3 книга:
Авангардист - самый жестокий эксплуататор: всех больше загребает и всего жесточе загребанное использует. Почти и не использует, а только ломает. Почти и не загребает, а только отнимает. Он вандал на бумаге, существо сильное и недоброе - ох, что будет, когда его бумажная цепь порвется. И он прав где-то: у слабого надо отнимать, а несовершенное надо ломать: «всё в мире должно  стать совершенно сильным или сдохнуть». Едва отойдя от смерти, когда и слабым быть - благодать, и несовершенное иметь - благодать же, человек сразу снова к ней начинает приближаться, пробиваться - потому что скучно, стыдно и тошно долго оставаться слабым. ...Всю крепость сломал, всю мебель в крепости, а так и не нашел ни смерти, ни клада ее: «напрасный труд, карикатурный старый воин - придется тебе посмешищем в постели умирать» - в постели же только слабые  на своем месте…

Комм:
Авангардные квадраты дали не только иллюзию удобств, но и иллюзию понимания – как не купиться? Смерть, приносящая благо… Казалось бы, квадрат сама простота, и он обмануть не способен! На хлеб не похож, конечно – скорее, на камень… Мол, каменные квадраты не меньше хлеба приносят пользу! …Четыре угла квадрата ждут – и ты когда-нибудь об один из них ударишься… Назойливые прямые линии его зомбируют и  спрямляют, срезают извилины мозга… Квадрат и вся геометрия заведомо тоталитарны – говорить о свободе в нынешнем мире могут только слепые…

2 книга:
У Толстого: «что надо успеть сделать, чтоб оправдаться, чтоб не зря прожить, прежде чем умрешь»; а у Достоевского: «как побороть смерть, которая гнездится в нас с самого нашего рождения».

Комм:
В городе смерть царит – и в самом лучшем там она будет гнездиться повсюду…

А Толстой думал о том, что надо добавить к праведности крестьянской жизни – чего ей не хватает, чтобы считаться христианской? (Тем более, что те же горожане – и помещики -  всегда могут добавить в ее бочку меда свою ложку дегтя…)

Т.е. самый лучший город – почти гибель, а самая захудалая деревня – почти рай (но тяжело они там платят за рай, а нам за нашу городскую гибель даже доплачивают)

ЦИТАТЫ, Шломо Вульф:
Зеленоватым,  слишком  густым  даже  для  конца  декабря  туманом  была
затянута   вся   сионистская  территория,   по  которой  Салах   мчал   свой
небесно-голубой мерседес. Тысячи белых  фар неслись навстречу,  красные огни
трассировали справа.  Он  обгонял  решительно всех, не замечая  несуразности
такого движения -- с любой скоростью. Не замечая, что машины и слева и справа
почему-то сконцентрировались в крайних рядах, как припаркованные. Как  можно
требовать сосредоточенности на таких  мелочах от человека, который намеренно
торопится к собственной  гибели?.. После  последних актов возмездия сионисты
так  закупорили территории, что  ни  одному  из  учеников  Салаха не светило
просочиться сюда. На  смерть во имя Аллаха  сегодня спешил не мальчик с едва
заметными усиками и горящими от счастья высокого доверия глазами, а маэстро,
пожилой  профессионал, посланный собственной совестью.

Комм:
А слабо оказаться умнее евреев… Первым избранным народом были евреи, а последним будут – все, кого они угнетали… (Все, кто от них пострадал?! – значит, чуть ли не все…)

Евреи паразитируют на всем славном современном  мире и на собственной славной древней истории (того гляди, уничтожат и то, и другое…)

Инет:
Жировая эмболия (попадание жировых капель в кровеносное русло) может быть следствием почти всех видов механических повреждений. Наиболее тяжелые формы наблюдаются при переломах длинных трубчатых костей и размозжении подкожной клетчатки. Как непосредственная причина смерти жировая эмболия имеет значение при попадании жировых эмболов в сосуды головного мозга, в особенности продолговатого. Жировая эмболия легких может привести к смерти лишь при закупорке не менее чем двух третей сосудов легких. Микроскопически последствия массивной жировой эмболии могут проявляться множественными мелкими кровоизлияниями в коже плечевого пояса, слизистой оболочке глаз — конъюнктивах, белом веществе и стволовой части мозга.

Комм:
Пока на себе не прочувствую, не пойму…

3 книга:
Мы же все умереть хотим - одни высшей смертью, летая кинжалами вверх, а другие низшей: «добей меня, я всё еще живой, всё еще хочу!» - «Клинок сломался; все сломалось, абсолютно - всю фантазию исчерпал» - горемыки ада.

Комм:
В каком-нибудь задубелом каменщике жизненной силы – с огромный дом, поэтому его сынку-дегенерату трудно ее всю исчерпать… (Почему сынок дегенерирует? Потому что папаша не смог ему передать ни одной истинной мысли – только что-то о пользе домов…)

Почему  в современном мире столько туристов? – все путешествуют, чтобы не деградировать дома, в городах. (Можно, конечно, и копаться в огороде, просто всем хочется чувствовать себя богом, а не кротом! Не понимают, что можно быть богом сада и огорода…) Почему в современном мире столько спортсменов, столько волонтеров, энтузиастов чего угодно, столько любителей гулянок, в конце концов? – чтобы не деградировать дома… (Т.е. они вовсе не хотят развиваться, они имитируют – отчего и вечно на грани той деградации они балансируют…)

2 книга:
Лист на дереве подобен человеку. Мы чувствуем родство с листвой, и её окружение нас утешает, но познаем подлинное, растем и становимся сильнее в контакте не с ней, а с основой дерева, природой. Мир – это смерть, населенная людьми; люди – это поденщики на полях смерти. Сила всегда связана со смертью, с природой, она не «антропоморфна».

Комм:
В книге «Дневники», может, я еще и обрастаю листвой, но в книге «Смерть» я обрастаю только корой (и может мне ее хватит пока? Вроде бы я уже перестал ощущать смертельный холод… Дальнейшее наращивание коры сделает меня невеселым и  неуклюжим…)

ЦИТАТЫ, Виктюк театральный пидор:
Смерть меня никогда не пугала. Когда мне было лет  семь-восемь, я очень хотел летать как птица. У нас во дворе во Львове росло большое дерево. Я залезал на него, привязывал себе веники и махал руками. Конечно, падал, но лез во второй раз. Правда, уже дерево брал  пониже...

Комм:
Всего два раза, небось, и хватило, чтобы непуганому испугаться…

Инет:
Тромбоэмболия — грозное и относительно нередкое осложнение при травмах, особенно при повреждениях нижних конечностей, сопровождающихся нарушением в них кровообращения: застоем крови в венах, стазом и образованием тромбов — патологических плотных образований в кровеносных сосудах, состоящих из элементов крови. Оторвавшийся тромб с током крови продвигается к правой половине сердца, попадает в легочную артерию и полностью закупоривает ее основной ствол или одну из ветвей.

Комм:
Тромбов боюсь – запугали… (Кого мне больше бояться, тромбов внутри или бандитов снаружи?! Где на всех набраться медицинской милиции…)

3 книга:
«Почему-то больно было убивать беспомощную – испачкалась - муху. Пьяного от своего здоровья, если и убьешь, так ему море смерти по колено. Его убиваешь почти что в воспитательных целях... А вот больная муха человечна…»

Комм:
Почему-то в последние годы мало стало мух и комаров – не думаю, что это хороший признак… (учитывая, что в смысле чистоты мало что изменилось)

На этой земле мы обречены не только умирать, но и убивать. Зря и муху не убей! …Зря или не зря убил корову, ведь времена-то не голодные и полно другой пищи имеется – да и живешь не в нищете…  (Зачем вообще жрать мясо, когда молочные продукты и яйца, и рыба часто вкуснее?)

2 книга:
Мирандола: «Бог Адаму: «Я создал тебя  существом не небесным, но и не только земным, не смертным, но и не бессмертным, чтобы ты, чуждый стеснения, сам себе сделался творцом и сам выковал свой образ. Тебе дана возможность пасть до степени животного, но также и возможность подняться до существа богоподобного – исключительно благодаря твоей внутренней воле»». Мирандолу, наверное, с детства холили, готовили к участи «богоподобной». Гордыня степеней «чудесных». И всё-то они чуждаются «стеснений»–скромности и труда–страданий. «Кто помешает нам рай устроить на земле» – вот суть его слов. Всё время куют, а «образа» всё нет. Бог же создал человека существом именно и земным, и небесным, и дал связь земного с небесным – душу. «Не смертным /вроде смертны, увлекся что ли/, но и не бессмертным /вроде по христианству бессмертны – быстро у них из головы и догматы даже выветрились/»! Так и стоят перед развилкой, похожей на выбор в русской сказке: «налево пойдешь…, направо пойдешь…», их равно влечет и животность, скотство и богоподобие, гордыня.

Комм:
Лишнего напал, у Мирандолы самые обычные благие намерения, душевные, т.е. второй ступени, понятия. Суть его слов в  дерзаниях, самоуверенность и эгоцентризм типично молодые… (Да я бы охотно присоединился, согласился и тогда, если бы видел вокруг себя – или позади, в истории! -  обилие этих самых «богоподобных», с выкованным образом, не идолов навязанных, а действительных примеров для подражания… Сам Мирандола что именно совершил?  Небось, был всего лишь как денди лондонский одет… Заглянул в инет: его не разберешь, бегал от каббалы к Платону… Скорее всего, был отравлен мышьяком – кому-то досаждал своей самоуверенной активностью и попыткой ломок перегородок?)

ЦИТАТЫ, Виктюк театральный:
Театр – то единственное место, где душа может на какое-то  время договориться и со смертью.

Комм:
Любовь к театру до смерти у баб  я наблюдал не раз… В чем суть договоренностей, правда, не понятно… (Актер – это человек, способный быть другим человеком, сотворить другого человека из себя – не правда ли, божественные, чудесные способности? Такое существо и после смерти явно что-то сотворит…; допустим, раздвоится, под смерть подставит персонажа, а сам и улизнет…; перебежит по головам, за кем-то спрячется…; в конце концов, сыграет смерть так правдоподобно, что все поверят, закопают, а он, как девидкопперфильд, возьмет да и выскочит оттуда…; короче, в театре смерти не очень-то боятся – чуть ли не в каждой пьесе кого-то убивают, кто-то умирает сам и все охотно об умерших и ушедших рассуждают…)

Инет:
Часто, когда у человека перед глазами страх, ему хочется поговорить о пустяках

Комм:
Да, на похоронах отца я, чтобы держаться, охотно отвлекался на пустяки… Кроме того, скорбь вызывают смертные мучения близкого человека; после же конца уже поздняк метаться; смерть – это определенность и освобождение…

3 книга:
Ведь  должен умереть сейчас - настолько всё плохо - а я не только не умираю, но, напротив, впущен в рай. Смерть где-то там, на подступах разбивает себе лбы, уже огромный завал образовался, а здесь у нас всё тихо и сосредоточенно...

Комм:
Как жаль, что потом она ко мне все-таки пробралась и уже на мне самом огромный завал образовался. Сосредоточенность моя была со слишком большими изъянами… Несчастье шло как цунами, слишком большая волна – я не утонул, но, конечно, перевернулся…

2 книга:
Мама, подбадривая кого-то по телефону, рассказала историю про то, как Лютера, пришедшего  домой в мрачном настроении, жена встретила словами: «Что, разве Бог умер?» Когда тучи, то хотя солнце не умерло как таковое, но для нас оно действительно умерло. Т.е. наш Бог, Христос – это смертный Бог, Его отличие от человека не в том, что Он не умирает, а в том, что воскресает.

Комм:
Над Лютером иронизировала собственная жена?! Или верховодила в смысле духовной твердости… (Только что опять столкнулся с Виссарионом – вот он вряд ли мрачен бывает, очень странный тип, блаженный; может быть, даже былинный, из некой монашеской древности…)

ЦИТАТЫ, Покровский (не знаю такого артиста):
- А возможна ситуация, когда муж вернулся с концерта или с гастролей, а ужина   нет?
            - Конечно! Может быть, Таня лежит при смерти. Такое было однажды. Ей  было очень плохо, и она не приготовила ужин. Я не стал устраивать  истерик и ничего не сказал, нашел, что покушать. У нас, артистов,  работа такая - не приведи Господь, если еще и не поесть нормально...

Комм:
Ей пришлось сыграть умирающую, иначе заработавшийся артист ее бы явно не простил… Одна отрада у артиста – пожрать нормально! (ну и жену отыметь – члену тоже хочется кушать… Жена как разнообразная пища…)

Инет:
Иногда смерть ребенка освобождает его от большего, чем смерть, ужаса. Из обычной жизни мы знаем, что сейчас происходит в разных частях света: дети бывают ранены, у детей отрубают руки, дети слепнут, дети бывают поражены в спинной хребет и остаются парализованными…

Комм:
Что такое бомба, массовое убийство издали? – это нежелание знать никакой конкретики. А ведь про последствие каждого взрыва можно написать огромный роман! Кем были все убитые, как сложились судьбы всех покалеченных… О какой культуре, искусстве и религии можно говорить в мире, где беспрестанно взрываются бомбы? Вы все ебнулись, что ли?!! Вернитесь на землю из своих эмпирей…

 С другой стороны, вероятно, Бог допускает такое потому, что люди превратились в солому – ни Аллах, ни перетолкованный Христос, ни Пушкин с Шекспиром им не помогли нисколько, только помешали видеть сочную  конкретику…
 
3 книга:
Кто-то достает ведомость и ставит в ней жирную, черную галочку, палочку, крестик… Крест над могилой - мертвый полет… Мертвые полеты  «неизъяснимого благородства». Во время похорон такие ведут себя очень прилично. И в гробу лежат хоть куда - хоть на выставку. У них, кстати, много чего на выставках лежит, выставочные люди и в жизни, и в смерти...

Комм:
Плевать сто раз на ведомости! (раньше я их шугался, они меня всерьез удручали и напрягали. Как же, мол, ведомость…) И на тех, кто с ведомостями работает, тоже плевать – это всего лишь полуроботы, временно не замененные на настоящие машины…

(Моя жизнь – это мое ежесекундное сознание…)

2 книга:
Человек всегда имеет возможность обменять накопленную им смерть на страдание, а не сдаться, не согласиться на облегчения не-существования. Страдание – это переработка смерти и  гниения в жизнь и чернозем. Не оттягивайте эту переработку – иначе смерть может накопиться, и вам, тем более не тренированным, будет уже невыносимо трудно.

Комм:
Некогда и пострадать теперь – надо работать, такие урожаи (видимо, раньше много настрадал чернозему! Может, и на всю жизнь хватит даже при самом интенсивном использовании) Приходится немного страдать на ходу – хотя это все равно, что спать на ходу…

ЦИТАТЫ, Москвина (московская писательница?):
Вдруг в этакой возбужденной обстановке один очень рыжий и конопатый
    каторжанин вышел на трибуну и вот с какими словами обратился к бушующей,
    революционно настроенной толпе:
    — Товарищи! Век мирских невзгод подобен сну, иллюзорен и недостоин никакого
    внимания. Закройте рты и зажмурьте глаза: погрузитесь хоть раз в свою
    собственную сокровенную природу. Это вам поможет, товарищи, искоренить
    желания, глупость, зависть и злобу. А также слишком серьезное отношение к
    вашим рождениям и смертям.
    Все онемели. А он сделал паузу и добавил:
    — Товарищи! Вы устали. Пожалуйста, отдохните.
    Как сообщает стенографистка, после его слов среди многолюднейшего собрания
    не было ни одного, кто бы в эту минуту не обрел просветления.

Комм:
Революция, по сути, слово бессодержательное (только рев в себе и содержит). «Кардинальное изменение»? – смерть, что ли? (Опять же, слово «кардинальное» не содержит в себе  ничего, кроме кардинала!)

Не бывает революций снизу; снизу – это со стороны мелкого быта; а когда толпа, кем-то сверху науськанная, собирается, то она становится частью верха и как обычный верх что-то там навязывает и меняет, претендуя даже затронуть Основы, хотя о последних, как и об Истине, все имеют самые смутные понятия…

 Любые перевороты приводят только к ломке и разворошению всего – мы же не гимнасты и не фокусники, чтобы благополучно переворачиваться…

Инет:
Одна мать убивалась горем и гневом на Бога за то, что умер ее ребенок. Она обратилась к кому-то из подвижников, и тот сказал: «Я помолюсь, чтобы Господь тебе дал понять». И она во сне видит, как Христос к ней подошел и сказал: Я тебе покажу, какова была бы судьба твоего сына, если бы он не умер… И она увидела, как он растет, постепенно портится, кончает разбойником, убийцей, и проснулась с криком: «Нет, Господи, лучше ему умереть!»

Комм:
Во многих «бесперспективных» местах матерям не без оснований снится такой сон… (а в «перспективных» местах матерям снятся другие ужасы: сын в лабиринте контор и офисов, муравьишка в толпе…)

3 книга:
Осенний день - дождливо-темный. Промокло или отсырело всё. Грязь следы свои оставила повсюду. Холодные, мокрые руки и сопливая голова. И надо деток как-то кормить, зарабатывать. А ночь, никому не нужен.  Извне - дожди, изнутри - страхи. Как быть? Нельзя не быть. Пропела лето стрекоза. Под пыткой пожелтел и скрутился зеленый листочек. Стена близко. Вспомню ту даль, рыбаков на закате. Я же был рыбаком, и мы ели рыбу. Моя смерть плескалась рядом, но на мне резиновые сапоги. Я сильный, далекий. Рядом со мной черные птицы летали и зеленые стрекозы...

Комм:
На природе смерть всегда рядом (впрочем, как и в городе), но это лишь закаляет… (половинной силы и моя природная, и моя городская закалка… С половиной приходится больше дома сидеть; на стуле очень хорошо жить, когда тебя - половина…)

2 книга:
Боятся животные смерти и так борются за жизнь, что едят траву /травоядные/ и перегрызают другим глотку /хищники/.

Комм:
Помню, как-то животных как крайне странных существ увидел – уж никак не менее «инопланетян»…

ЦИТАТЫ, Москвина-рассказчица:
Раз едет Степан в поезде при полной амуниции с мешком ручных гранат... А
    напротив него сидит крестьянин и гнусаво так спрашивает:
    — Оре-ехи везешь продавать?
    Степан молчит, ничего не отвечает.
    А тот опять:
    — Оре-ехи везешь продавать?
    И так всю дорогу, пока в степи на полустанке на этот южный поезд не напали
    бандиты и не начали жестоко грабить пассажиров.
    Тогда Степан развязал мешок, вынул из мешка гранаты, выскочил в проход, весь
    обвешанный гранатами, схватился за чеку и заорал страшным голосом:
    — А ну, ложись, гады, суки, взрываю состав!!!
    И такой у него был при этом чумовой и отвязанный вид, что бандиты на ходу
    повыскакивали из поезда.
    Не испугался лишь один — атаман, самый сильный, жестокий и дерзкий бандит.
    Он не боялся ни бога, ни черта, ни смерти и очень гордился своим
    бесстрашием. Сколько они грабили деревень, поселков, хуторов, поездов — и
    товарных, и пассажирских, — никогда он ни перед кем не отступал. Пуля его не
    брала, он был словно заговоренный: в любой перестрелке ни единой царапины.
    Поэтому он спокойно вышел к Степану и встал перед ним с заряженным
    револьвером.
    — Считаю до трех, — сказал Степан, держась за чеку. — Нет, до четырех! Раз…
    Два… Три…
    — Первым сдохнешь, — сказал бандит.
    — Я давно уже мертв, — ответил Степан.
    — А эти? — спросил атаман, обведя дулом револьвера перепуганных крестьян в
    вагоне.
    — Все как есть мертвецы, — сказал Степан.
    Они скрестили взгляды. Вдруг в глазах Степана бандитский атаман увидел такую
    готовность погибнуть в любую секунду, что даже он, всегда презиравший
    смерть, похолодел.
    Зато Степан в глазах бандита хоть и увидел полную готовность умереть, но не
    сию секунду, а спустя примерно дня четыре, поскольку его банда только что
    награбила добра, ему хотелось погулять, попировать: жратва, горилка… И там у
    них была одна вдова — он ей собрался подарить вот эту шаль. Короче, не
    сейчас.
    — Четыре, — сказал Степан.
    Бандит опустил револьвер и выпрыгнул из поезда.
    Степан посмотрел, как он покатился, сжавшись в комочек, под откос.
    Говорят, после этого случая атаман запил, где б он ни был, куда бы ни шел —
    перед ним, как живое, стояло лицо Степана. Он впал в жуткую меланхолию,
    забросил бандитскую жизнь и в конце концов ушел в Спасо-Преображенский
    монастырь, где стал черным иноком, святым отшельником, известным в народе
    под именем Инок Александр.
    Степан Гудков очень аккуратно снял с себя гранаты, упаковал их в мешок, сел
    на место и спокойно поехал дальше.
    — А я думал, ты оре-ехи везешь продавать, — разочарованно сказал крестьянин
    и потерял к нему всякий интерес.

Комм:
Кажись, у орехов другие размеры.. И, кажись, чеку надо было выдергивать сразу, иначе не очень-то дернешься, когда тебе в лоб пулю залепят…

Инет:
Надо дать время благодати и внутреннему опыту человека что-то сделать.

Комм:
Да, мы побеждаем чужую смерть  - почему бы и свою не осилить…

Смертность моя уже доказана, но я еще бегаю иногда, чтобы поддержать хоть какую-то форму!
 
3 книга:
«Прокляты  и убиты» - прокляксан хуже, чем насмерть. «Убью, но потом  зарою и  минус в ноль превращу». …Выгребная яма полна - пора насыпать могильный холмик и оградку с крестом поставить. ...«Будь ты проклят и убит! Будь ты заплеван насмерть! Да станет твой плевок черным, а не белым по такому случаю! Да выкрокаю, выздерну, выблюю я что-то особенно проклятущее! Расцарапывающее! Раздирающее! Раскурочивающее! Раскровянещее! Раскрокающее!..» ...Проклял так, что тот  из горки сразу превратился в выгребную яму. «Креста негде ставить». «Ну, я силен» - с испугом на себя оглянулся; «они теперь будут ратовать за смертную казнь, чтобы избежать таких проклятий» ...«Плевок пулей полетел, соляной кислотой упал. От выстрела грохот и дым, от соляной кислоты дым и крики, но я всё еще мщением горю, проклятием, я убиваю взором». ...Способный проклясть и воскрешать способен, но не воскресить проклинающего и не проклясть воскрешающего. Не отмыть черное, когда ты черен насквозь и не загрязнить белое белье, когда оно на солнечном ветру в пригожий день полощется - рука не подымется, начнешь копаться в своей черноте, отыскивая оправдания посветлее. А в черных карманах быстро всё почернело - и месяца не прошло. И руки в карманах почернели. И даже волосы на голове - брюнетестей стал, шахтерестей - вот головой-то то белье всё же мазнул, невзирая на то, что из окон могу увидеть...

Комм:
Я много тогда проповедовал (например, отцу) о достоинстве и нужности ненависти и проклятий… Мол, это две стороны одной медали, контрастный душ…

Как видите, как бог иногда раскидывал громы и молнии…; а какие рожи при этом корчил! (Была жизненная сила, была…; как и готовность напортачить под горячую руку…)

Почему людям в ненависти преуспеть гораздо легче, чем в любви? Ненависть, как вулкан, чуть ли не сама наружу рвется – порождая бунты и войны – а любовь приходится всячески понуждать, стимулировать, громоздить ей в помощь Богов и учения (а потом копнешь, а там, окромя похоти, и нету ничего…). Впрочем, это я про мужиков – бабы изначально вполне безобидны (уж не знаю, любвеобильны ли…; хотя и это не исключено…)

2 книга:
Жилец из дома 158А, подъезд 4, квартира 82 не знает, что умер жилец из дома 185Б, подъезд 3, квартира182 – а это по соседству…

Комм:
Зато про тысячи других смертей осведомлен получше прежнего… Сначала телефон, потом интернет, в общем-то, разрушили громадные башни, которые должны были нас разобщить, друг от друга изолировать… Думаю, и без них жизнь нашла бы выход  в каких-нибудь клубах по интересам… (те же поэтические кружки весьма процветали в 90-ые, а сейчас в них отпала нужда…)

ЦИТАТЫ, жена Дудаева:
"Нельзя кричать, соседи услышат и придут, нельзя, чтобы они узнали". Бомбардировщики начали бомбить Гехи-Чу... Потом все куда-то исчезли, а я осталась одна с Джохаром... Изо всех сил, сжимая руки, я смотрела на его лицо, все еще не веря в то, что случилось. Слезы текли и текли по моему лицу... Черные ресницы опускали глубокие тени, Джохар лежал, выпрямившись, такой же стройный и подтянутый, как во время прогулок по родным горам. Если бы его рука было прижата к виску, можно было подумать, что он, как военный офицер, отдает честь тому Высшему, перед которым вот-вот предстанет, готов предстать... "Честь имею". О, Джохар, ты и в момент смерти верен себе! Когда есть, что отдавать, легко умирать... "Невольник чести", ты всегда был ее добровольным заложником, повелевая всеми, прислушивался только к ней, к ее тихому голосу, несшемуся с далеких хребтов родных Ичкерийских гор, голосу предков. И умер так, как умирают японские камикадзе, ничком упав вперед лицом. Только такую смерть они считают достойной.

Комм:
Джохар Дудаев… Нельзя военных ставить во главе государства – они слишком любят воевать, только на войне себя чувствуют нужными…

Нельзя и оружие иметь ни при себе, ни у себя дома – разве что закопанным метра на два…

Слишком могучая оборона неизбежно начинает нападать, раскручивать  идею превентивного или ограниченного удара, робин гуда, сверхчеловека и супергосударства… (у меня из обороны дома только топоры да газовый баллончик…)

Инет:
Травматический токсикоз (синдром длительного раздавлива-ния, синдром размозжения, позиционный некроз, краш-синдром и др.) встречается при обвалах зданий, промышленных сооружений, пород в шахтах, тоннелях и др. Длительное сдавление большого объема мышечной ткани приводит к нарушению почечного кровообращения и развитию синдрома острой почечной недостаточности. Кроме того, в результате некроза больших массивов мышц и миолиза высвобождается значительное количество ми-оглобина, заполняющего почечные канальцы. Это усугубляет течение острой почечной недостаточности.
Острая почечная недостаточность может быть смертельным осложнением не только травматического токсикоза. Она довольно часто развивается при гемотрансфузионных конфликтах (переливании иногруппной крови), отравлении некоторыми ядами, обширных термических ожогах.

Комм:
Острые недостаточности и чрезвычайные избыточности…
 
3 книга:
Был бессмертным, пока проклинал - а боялся за жизнь свою, потому что вокруг все были убиты. Проклинал убийцу, убитых, убийства и этим жил. А  мог бы воскресить всех и с убийцей сразиться в поединке с большими шансами на победный исход. Тот и так его побаивался и сторонился – всё время усмехаясь, впрочем…

Комм:
Автомат как оружие ослепляющего страха – враги чудятся повсюду, прицелиться уже не в состоянии…

2 книга:
Каждое повреждение – это источник энергии, которым можно питаться. В каждую щель стремится попасть земля смерти, а из всякой земли стремится вырасти растение жизни.

Комм:
Да, смертью можно питаться бесконечно – и накатать такой том, что любой помрет, если целиком прочесть вздумает…

ЦИТАТЫ, Левкин (всегда был как мертвый):
23 июля 1753  года, исследуя атмосферное электричество, молнией ручной работы был убит
        профессор Георг Вильгельм Рихман, схожие с чьими опыты проводил у себя и
        Ломоносов, который, узнав о трагическом эффекте, поспешил в дом Рихмана.
                Откуда немедленно отписал Шувалову: "Мне и минувшая в близости
        моей смерть, и его бледное тело, и бывшие с ним наше согласие и дружба,
        и плач его жены, детей и дому столь были чувствительны, что я великому
        множеству сошедшегося народу не мог ни на что дать слова или ответа, тут
        же хотя проверить случившееся, но сила молнии была уже исчерпана".

Комм:
Током одним из первых убило?

Инет:
Инфекционные осложнения как непосредственная причина смерти встречаются обычно в поздние сроки после травмы. Это — пневмония, перитонит, сепсис, менингит и др. Самыми частыми среди инфекционных осложнений являются пневмонии.

Комм:
Пневмония всегда казалась загадочной болезнью – я и сейчас ее не понимаю… Сам, якобы, болел дважды, именно с ней лежал в больнице, но ничего особенного, по сравнению с обычным гриппом, не ощущал… Наверняка, врачи перестраховывались… Точнее, мой участковый имел какой-то бзик на этой почве… - опять же, то же вряд ли что-то понимал… Да и разницу между гриппом и вечным «ОРВИ» кто объяснит? Всю жизнь болею  чем?!..  Они ж еще, как и менты, с почти маниакальной силой статистику не желают портить…

3 книга:
Умник-грешник живет, раскачивая качели, он убежден, что на небо не поднимешься, в бездны не слетав. «Христос в аду был». «Земля должна вращаться и день должен сменяться ночью». Падая, мы отбираем у зла его силу - а ее-то и не хватает для того, чтобы пойти дальше благих намерений. «Если зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода». Кругом неплохие люди, почти праведные, но не раскаченные, никакие. Думают, что мудрость в том, чтобы твердо стоять на земле - а мудрость в совершении пути, в постижении «истины» земли и неба, этих супер-огромных слонов, нам не случайно показанных.

Комм:
Болезни всегда действовали на меня благотворно в смысле душевного состояния – в жару я очищался и укреплялся; приходилось проявлять стойкость и терпение; да и полежать, поспать полезно трудоголику…

2 книга:
Вот так люди грешат, а вроде бы остаются живы - но на самом деле они уже одноглазы, одноухи, одноруки и одноноги - еще немного и свершится "грех к смерти". Т.е. отнюдь не беспредельна живучесть, здоровье человеческой природы.

Комм:
Да, пять ранений могут быть равны одному убийству…

ЦИТАТЫ, Кравченко…:
Глинского убили в соборе, труп выволокли на базарную (Красную) площадь,   где казнили уголовников. Начался беспредел. Били насмерть всех Глинских,  около-Глинских и типа-Глинских. Забили насмерть целую делегацию каких-то   Северских бояр, которых просто попутали с Глинскими.

Комм:
Потехи над русскими  хохлу-историку хочется – а ведь еще лет 15 назад писано…

Инет:
Органы расследования нередко интересует вопрос о способности смертельно раненого человека совершать самостоятельные действия. Например, труп человека с колото-резаными повреждением грудной клетки и сквозным ранением передней стенки левого желудочка сердца найден в нескольких десятках метров от места получения ранения. Мог ли пострадавший совершить этот путь самостоятельно после получения такого ранения? Это наиболее типичный вопрос следователя. Иногда круг предполагаемых и подлежащих доказыванию действий расширяется и детализируется: мог ли бежать, ползти, преодолевать препятствия, совершать движения конечностями, причинять себе другие повреждения, оказывать физическое сопротивление, говорить, кричать и т. д.
Судебно-медицинская казуистика настолько богата самыми необычными примерами, что подавляющему большинству случаев, подлежащих экспертной оценке, можно найти уже описанный аналогичный или сходный прецедент. Люди со значительными огнестрельными разрушениями головного мозга, огнестрельными или колото-резаными ранениями сердца оказываются способными пройти, пробежать и тем более проползти немалое расстояние, нанести себе дополнительные повреждения, требующие значительных усилий и координированных движений.
Исключают способность ходить и бежать лишь повреждения в виде разделения туловища, отделения ног, разрушения стволового отдела головного мозга, полного анатомического перерыва шейного отдела спинного мозга. Исключается возможность членораздельной речи при разрушении головного мозга, утрате языка.

Комм:
Хорошо хоть, что без головы, как курицы, по дворам не бегаем… («Всадник без головы» - страшная книжка из детства)
 
3 книга:
Они не верят в жизнь по существу - это слишком органично впитано, «с молоком матери», со словами и делами всех ближних и дальних. Не поднимают же они, например, что слова «рабочий» и  «раб» - это синонимы. Думают, что рабы только там, где хлопок и бичи, где денег не платят и хозяина нельзя поменять. Они не понимают, что они пессимисты и унылые скептики. И с каждым успехом своим только нос задирают всё выше - пессимизм и уныние отнюдь не проходят. «Кто под законом, тот в тени смертной» - две тысячи лет назад сказано. Христианство - это весть о том, что есть грехи к жизни и праведность к смерти в фарисействе. А любой лирик скажет, что это еще вопрос, кто лучше - этот сомнительный, путаный типаж или же тот примерный семьянин и гражданин. Все примерные люди просто еще  не начинали жить, они все поголовно по уши в бреду, которым их прилежно снабжает каста авторитетов. Им оставлено совсем немного здравых постулатов - просто, чтоб не болтались,  не бредили беспрерывно и вслух,  были закреплены посреди болота. Тюрьма - и никогда не будет воли: только  бред и убогий «здравый смысл». Сбей их с их схемы, канвы, по которой они бегают на работу и с работы и они все поголовно начнут сходить с ума, придут в неописуемое отчаяние. «Сделайте меня винтиком любой машины, машины для чего угодно». Яркий свет воли - это очень страшно для них, подземных жителей, привыкших жить в комфортабельной тени...

Комм:
Смело вот такую правду-матку писал, но потом боялся, как бы за нее не убили!

Уже начинал тогда людей ненавидеть – а ведь сам виноват, что не знал, где у них окна и двери, а где глухие стены… Впрочем, никаких дырок у них до сих пор не обнаружил, с виду все выглядит так, что они замурованы… (Вспомнил другую детскую книжку – про Али бабу и сорок разбойников…)

2 книга:
А наши тела - это те древние агнцы, приносимые в жертву - предаваемые на смерть - ради нашего спасения в духе.

Комм:
Так мы ведь агнцев уже перестали в жертву приносить? …Когда перестанем мясо есть и тела наши перестанут быть мясными?! – а не-мясному телу полегче умирать…

ЦИТАТЫ, Кравченко…:
Великий князь Дмитрий Иоаннович скончался в 1389 году всего 39 лет
      от роду. Писец оставил нам его портрет: "Бяше крепок и мужествен, и телом
      велик, и широк, и плечист, и чреват вельми, и тяжек собою зело, брадою ж и
      власы чёрн, взором же дивен зело". Грамоты князь не знал, но духовные
      книги в сердце своем имел - настаивал Писец. Приводит он и историю болезни
      князя: разболелся, стал прискорбен, потом ему полегчало, но вдруг впал в
      большую болезнь, к сердцу его подступило стенание, наступили внутренние
      судороги, и уж душа приблизилась к смерти. Похоже на стенокардию,
      переходящую в инфаркт, что немудрено при грузном телосложении и нервной
      жизни.

Комм:
Богатырям легче от сердечной болезни умереть – неоднократно сталкивался. Ведь у них такой вес, что словно с мешком всю жизнь ходят…

Инет:
Наиболее частыми причинами скоропостижной смерти грудных детей являются бронхиолит, бронхит, пневмония, токсическая диспепсия. В ясельном и старшем дошкольном возрастах к скоропостижной смерти могут привести пневмония, пороки сердца, грипп. Те же причины вызывают скоропостижную смерть в подростковом и юношеском возрасте. Весьма разнообразны причины скоропостижной смерти молодых людей: изолированный атеросклероз венечных артерий сердца, сопровождающийся тромбозом или спазмом сосуда с последующим развитием острой сердечной недостаточности и фиб-рилляции желудочков, острый миокардит, разрывы врожденных артериальных и артериовенозных аневризм сосудов головного мозга, острый менингит, гриппозная инфекция, острая крупозная пневмония, паразитарные заболевания (эхинококкоз, цистицер-коз головного мозга и др.). Наиболее частыми причинами смерти в зрелом, пожилом и старческом возрасте являются атеросклероз, гипертоническая болезнь и их сочетание.

Комм:
Соли уже меньше ем, а теперь придется наступить на шею и сахарным головкам (с шоколадной обливкой…; но от самого шоколада слишком уж трудно отказаться! Лучше умереть!)

3 книга:
Жизнь прибыла и стала убивать меня. Мол, убиваю, потому что ты не живешь, а производишь смерть. Быстрее избавляйся от нее, вступая в лучезарное царство жизни...

Комм:
Произвожу «Смерть», да… Если пользуешься словами, то по любому, либо ты схоласт, либо эклектик – и я очень чувствую, что это два весьма тяжелых греха (монахи не случайно молчальниками были). По сути, только гений и христианин может счастливо пройти по узкой тропке между… (меня, конечно, всю жизнь к схоластике клонило - боялся в кисель превратиться и потому местами похож на сухарь, который все горло обдерет и зубы обломает… Еще эклектики я боялся как воды в квартире! Потоп, мол, от вашей болтовни…)

2 книга:
Красивая линия в окружении корявых как бабочка осенью в окружении смерти.

Комм:
Не думаю, что у меня могла такая картина получиться (хотя – трудные задачи меня сильней влекут, они больше обещают… Хотя – думаю, что получился бы опять цветок, а значит, и букет!)

Все мои красоты – в окруженье смерти…; отсюда и идея галереи в чем-то крайне мрачном…

ЦИТАТЫ, Кравченко…:
На Лобном   месте артистично рубят головы государственным преступникам из прошлогодних подвальных запасов.

Комм:
Артисты и рекламщики на государевой службе все нужнее… (Блин, мне же еще писать книгу «Государство»!)

Инет:
Убийство в Крыму Мишани Косого (он же Михал Михалыч, он же Михаил Ляшко) явно недооценивают. Пишут, что покойный тесно сотрудничал с Ахметовым, Иванющенко, семьей Януковича, был смотрящим и много чем владел - то есть, замочили криминального авторитета.
Но Михал Михалыч не просто криминальный авторитет, который "тесно сотрудничал" со всеми. В определенных кругах Ахметова считают говорящей головой, а Михал Михалыча реальным хозяином. "Как Михал Михалыч скажет, так и будет". До войны Мишаня Косой жил в "Люксе" (дворцовый комплекс на окраине Донецка, резиденция Ахметова), а вопросы решал очень жестко, без лишней дипломатии и политеса.
Пока Ахметов гудел и выступал за единую Украину, Михал Михалыч организовывал помощь российским оккупантам, с которыми "тесно сотрудничал". А затем обеспечивал бесперебойные промышленные поставки через линию фронта, из оккупированных территорий в Украину и обратно.
Если Михал Михалыч был на стороне оккупантов, Ахметов не мог быть на другой стороне. И если Михал Михалыча убили, это означает, что погибла важная часть условного Ахметова.
Без Михал Михалыча условный Ахметов уже не тот.
Поэтому я бы не стал относиться к этому убийству так легко, здесь не просто "криминальные разборки". К тому же, убили его довольно странно. По сообщениям СМИ, охранники услышали три хлопка, вошли в дом - и увидели труп. Молодцы охранники!

Комм:
Нетрудно заменить и Михал Михалыча…
 
3 книга:
Так я всю несвободу сломаю - и никто, наконец, не заставит меня лекцию читать, правило писать, смерть выдумывать. ...Фиг буду я теперь говорить старательно. Правильные речи надоели, старательно неправильные тоже. Всё фигня и фигня фигни, как еще Соломон,  обожравшись, бурчал...

Комм:
Разбушевался себе на горе и смерть, но текстам на радость и жизнь…

2 книга:
Жизнь нужно чувствовать ежесекундно; секунда – её единица измерения, она только в еле слышном и еле видном, как дыхание.
Нужно – потому что смерть ежесекундно находит нас сама, превращая нас в формальность,  рутину, безликую функцию.

Комм:
Люди, которые должны приносить жизнь, оживление, в 90 процентах случаев приносят тягость и скуку смертельные – это, знаете ли, кардинальная неправильность в устройстве и мира и людей (и «вопросы собственности» тут вторичны – чем владеть-то? тягомотиной?!) Кстати, как раз предреволюционные писатели это лучше всего понимали – и Горький, и Чехов, и даже убежавший из дома Толстой… Я сам часто стараюсь людей веселить, никогда не быть им в тягость – отчего иногда так запыхаешься! хотя никто за это и не платит, да и спасибо скажут не всегда…

ЦИТАТЫ, Гоблин:
Если, к примеру, студент посылает в известный путь своего приятеля - это одно. Приятель в ответ скорее всего пошлёт товарища туда же и на этом дело закончится. А вот если в тот же путь один гражданин заключённый посылает другого заключённого - дело закончится либо тяжкими увечьями, либо смертью. У них подобные слова не воспринимаются в игриво-шутейном контексте.

Комм:
Тяжелые люди сами накликают на себя тяжелую жизнь… Жизнь без юмора, например, для меня немногим легче, чем жизнь без солнечного света… (да ведь за всеми тяжелыми людьми столь же тяжелые предки -  убийств и убиенных сотни, и тяжеленные, как каторги работы!)

Инет:
Во многих европейских странах вопрос принятия смерти и отношения к ней обсуждается с детьми и подростками в рамках специального курса. В США подобное обучение проводится в общеобразовательных школах и в колледжах. В России не так давно появилась литература (в основном переводная), которая готовит к принятию смерти детей с онкологическими заболеваниями, а о введении подобного курса в школе речи не идет. Потому что говорить об этом с детьми, по большому счету, некому. Исследование, проведенное Д. Н. Исаевым и Т. О. Новиковой, показало, что взрослым — и родителям, и учителям — собственные чувства мешают свободно разговаривать на эту тему с подростками (55 % родителей оказались к этому не готовы, а из 16 опрошенных школьных учителей готовность вести такую беседу выразили только двое)

Комм:
Хотел бы я те курсы почитать; небось, забавные, в виде мультиков… (нет, детки ошалелыми выскакивают из класса! И сразу дуреют, начинают пить, курить и веселиться, раз все равно скоро умрем…)
 
3 книга:
Авангард существовал всегда, как всегда существовала смерть. Всё, что не реализм, то авангард (или постмодерн, но бродяг редко ставят на постаменты и в витрины, под стекло), и неважно, что называется он, например, классической оперой или готикой с барокко...

Комм:
И какие они все скромные, бродяги – не от скромности ли и лишились всего… (хотя действительно, как правило, если не умны, то оригинальны и имеют золотые руки…; даже жаль, что кажется, от пьянки перемерли все… - могли бы познакомиться…; и жаль, что мне, как немцу, бардак невыносим…)

2 книга:
Весь мир живет постижением смертной красоты в глубину   - и это погружение в ад.

Комм:
Какая глубина? – только широта; глобально размахнулись, расстилают скатерти-дорожки из линолеума, скоро весь земной шар завернут, вся нефть будет в узорах на поверхности…

ЦИТАТЫ, Райкин (играл таракана):
о смерти артиста, ушедшего почти одновременно со своей эпохой, газеты
      сообщили поздно, не указав, где и когда будет прощание. Множество людей
      из-за этого не успели прийти на панихиду. Великий артист впервые не собрал
      аншлага, – сказал об этом потрясенный Геннадий Хазанов.   

Комм:
Уже потихоньку ждать начинаю, когда Хазанов из «кулинарного техникума» помрет; еще когда этот… Винокур; и этот… Ширвинтд – тд, тд…

Инет:
Если пожилой родственник тяжело болен (как сказали бы раньше, находится на смертном одре), родные, как правило, пресекают его попытки попрощаться и вообще поговорить на эту тему («Перестань, даже не хочу слышать! Ты поправишься!»)

Комм:
Атеисты-материалисты даже не хотят слышать… (Про их кончины надо бы побольше почитать – комедия или трагедия? Нелепость? Абсурд? Мистический бред? Наукообразие? Запоздалое прозрение?)

3 книга:
Не хочется верить, что наша жизнь называется «кормушка – станок». И письменный стол - станок. И скрипка - станок... И письменный стол - кормушка. И скрипка - кормушка... У кормушки сытно, а у станка спокойно, но как же быть с живой душой и смертью? Вопрос отложен, душа отложена - но приближается...

Комм:
Чем хуже болезнь, тем больше расходов – да и питание больному дороже…; хорошо, кстати, что я не сталкивался с дорогими болезнями и операциями – даже не знаю, что стал бы думать и делать… Ценю или материальные вещи и продукты или духовные – а на самого человека – и себя - если честно, не стал бы тратиться (разве, если только он способен принести еще много материальной или духовной пользы!)

2 книга:
В природе смерть поет. Природа - это воскресение после смерти.

Комм:
Как ни странно, но ни книгу «Природа», ни книгу «Любовь» я не стану писать – эти темы будут слишком ясны  и слишком бедны в моем исполнении. Я, к примеру, совсем неважный биолог или зоолог (весьма уважаемые профессии, на мой взгляд). И слишком многое в них оскомину набило…

ЦИТАТЫ, Кравченко… (он уже невыносим):
Ольговичи, Святославичи Черниговские, сами дети  Мономаха, их собственные дети - все сплелись в большой клубок смертельной   борьбы за землю Русскую. Столетняя гражданская война совершенно смешала умы россиян. Братоубийство снова вошло в привычку, стало правилом игры. Целые поколения вырастали под бабушкины сказки о страшных ростовчанах, новгородцах, киевлянах и черниговцах.

Комм:
Страшные киевляне опять появились (где Чернигов, не знаю)

Инет:
Кажется порой, что именно число жертв определяет масштаб события: не исключено, что в информационных редакциях существуют по этому поводу негласные правила (например, до пяти жертв — новость региональная, больше пяти — федеральная, больше 10 — уже мировая). Таким образом, новости сегодня практически превратились в обзор «что где страшного случилось, сколько человек и от чего погибло». И когда ничего подобного не происходит, новости выглядят как-то бедновато (и СМИ вынужденно вспоминают советский формат «вести с полей»).

Комм:
Будет ли моя книга «Смерть» интересна как новости в своем роде? Я бы, кстати, все несчастья не только в новостях обсасывал – про каждое задним числом делал бы крайне обстоятельную, добротную передачу. Впрочем, примеры уже есть: криминальные, типа «Следствие вели» (их, кстати, сейчас  резко убавили – чтобы лишнего народ не пугать; а то у меня мать под семью замками и крючками сидит! -  в ситуации сплошной тишины-то) или рассказ про авиакатастрофы на «Дискавери»… Это же, блин, великий трагедийный жанр – и не из дурацкого пальца высосанный…

3 книга:
Я как тот повар, что не ест блюда, которые сам готовит. «Разве, если что-нибудь новенькое и совсем вкусненькое» -  вот и стараюсь, придумываю и творю неустанно - чтобы не помереть голодной смертью. Ведь есть, вообще-то, каждые Божьи три часа хочется. Сходишь в гости на эти три часа, вернешься почему-то обязательно голодный и давай соображать - а плохо голова соображает, что же ей такое сообразить-то...

Комм:
Чересчур сытая смерть намного реальнее…

2 книга:
"Пусть идет дождь, пока я не знаю, кем мы будем без дождя и смерти".

Комм:
Привыкнув к минору, с мажором можно не справиться. Многие даже на полном серьезе в рай не хотят!

ЦИТАТЫ, Кравченко (почему его не убила история?):
     По смерти Ивана Грозного династия Рюрика оказалась у разбитого корыта.
      Вдруг обнаружилось, что массовые казни поглотили все прямое и боковое
      потомство Василия Темного. Убив сына и неродившегося внука, Грозный
      оказался связанным с будущим только двумя тоненькими ниточками. Едва
      теплившейся жизнью новорожденного эпилептика Дмитрия и безнадежным,
      "пребывающим в постоянном младенчестве" бездетным олигофреном Федором.

Комм:
Если б злодеи были удачливы, злодействовать стало бы на порядок больше народу… Впрочем, многие и так готовы рискнуть, но по крупному – однако, какие евреи их к крупному пустят! Поматросят и бросят…

Инет:
Реинкарнацию и прошлые жизни, телепортацию и ясновидение часто обсуждают в популярных ток-шоу, но есть и целиком посвященные этому программы: «Битва экстрасенсов», «Экстрасенсы-детективы», «Секретная территория», «Территория заблуждений» и др. Существует даже телеканал, который позиционирует себя как «мистический». В этих программах, где ведущие за кадром не говорят, а вещают, угрожающе подвывая, так или иначе затрагивается тема смерти — вызывают духов умерших, разговаривают с призраками, пытаются определить причину смерти того или иного человека. Рейтинг у этих программ высок — люди охотно смотрят
делать такие программы очень несложно: приглашается несколько людей разной степени вменяемости, записываются их откровения о перемещении по тонкому миру или посещении призраков — и готово. В качестве видеоряда берется любая нарезка: кадры из фильмов-катастроф, лунные ландшафты и звездное небо, изображение пирамид и пейзажи Гималаев, наскальные рисунки и ритуальные пляски шаманов.

Комм:
Не видел ни одной – электричество вышибало при входе….

3 книга:
Женщина - это жизнь, а авангард (от которого сила) -  смерть - вот почему мало «великих» женщин: в них заложен инстинкт бегства от смерти. И не надо им этот предохранитель ломать - пусть воюют мужчины. Сломав его, станешь мужеподобной - и в оправдание своё будешь говорить, что не хватает настоящих мужиков. И душа поэтому же всегда слаба - если она душа, а не полено.

Комм:
На похоронах, однако, обычно заправляют бабы… Да, у них есть и обратный инстинкт – иначе бы все религии (на смерти спекулирующие) мигом обанкротились… Они бегут только от незнакомой, не прирученной, не окультуренной смерти. Дикости не любят, а тепличку уважают – настолько, что и на смерть ради нее пойдут… Я даже не знаю, загробный их рай интересует или нынешний? Наверное, оба сливаются в один (и тогда всего непонятнее им слова о  том, что «царство Мое не от мира сего»). Есть, конечно, отдельные чудачки, у которых «не все дома», неудачницы, замуж не выскочившие, но и те обычно лишь тем отличаются, что вдвойне окультурены и столь ценимой «практичностью» брезгуют…

2 книга:
Поет смерть - коса, кося траву - людей. Она поет, а люди, как на стадионном концерте качаются в такт, как трава.

Комм:
Недавно видел очередное протестантское богослужение: пастор – вполне человек, а вот от всей паствы вянут и уши, и глаза. Может, действительно народ – это полулюди-полуовцы? (бабы - полукурицы, мужики – полубыки, но в «семейном гнездышке» и в общей массе получается что-то среднее – баран да овца…)

ЦИТАТЫ, Кравченко (кстати, пропал куда-то):
Всех больных или подозрительных изолировали   строгим караулом, чтобы подыхали в покое и других не беспокоили.
                И, напротив, себя оберегали тщательно. Вот, царице с Никоном и
      детьми нужно перебраться с карантинной стоянки в чистом поле под сень
      Колязина монастыря. И тут становится известно, что намедни дорогу
      перебежала черная кошка, то есть, через нее перевезли на погребение чумное
      тело думной дворянки Гавренёвой. Что делать? А вот что. В точке перевоза
      заразного трупа накладываем на обочины сажен по десяти и более дров и
      выжигаем всё к чертовой матери до остекленения почвы, велим "уголье и
      пепел вместе с землею свезть и насыпать новой земли, которую брать
      издалека".

Комм:
Борьба с чумой, наверное, нередко саму чуму переплевывала…

Инет:
Раньше встречался такой характерный персонаж — старушки, которые любили бывать на кладбищах и ходить на похороны даже малознакомых людей. Такой интерес к чужой смерти — не просто форма некрофилии. Неизменно возникающие при этом мысли: «Она ведь моложе меня была!» или «Надо же, мы ровесники — он умер, а я жива» — видимо, достаточное оправдание для такого поведения. Такую же порцию эмоций сейчас можно получить, не выходя из дома. Многие материалы СМИ, в частности телевидения, невольно вызывают у зрителей ту же позитивную мысль: «Они, конечно, умерли, ну а мы-то живы — и неплохо себя чувствуем».

Комм:
При желании любой интерес к смерти можно объявить некрофилией (а интерес к жизни – животным инстинктом). Есть такие люди – пятая колонна» - которым ничем не угодишь (лучше и не пытаться, а сразу в морду плевать – если уж живьем закапывать как-то не принято…)
 
3 книга:
Темнота, а стадо все пасется - передвижное кладбище.

Комм:
Праздник, наверное; в будни и в темноте заметно, что  стадо  в стойла стремится…

2 книга:
Ангелов-спутников не нашли и дело  не ладится, но приходишь домой и глядя в темноту видишь: звезда по-прежнему горит, ободряет. Значит, ты не делал грехов к смерти,  а просто бестолково суетился.

Комм:
Основные силы за полдня сбросить в мелкое хозяйство, а остатки в телевизор слить – такое повторялось тысячи раз… (звезда ждала и я ее иногда подкармливал…)

ЦИТАТЫ, Кравченко:
Письма к Никону о стихии и чумных волнениях приходили
      ежедневно. Чтобы не заразиться от грешных курьеров, и, не надеясь на
      молитву и водяное крапление, святой отец придумал огненный шлюз. Устроен
      он так. В специальной избе, расположенной на карантинной меже, в
      противоположных стенах делаются двери. Комната между ними разгорожена
      жаровнями на козлах. На жаровнях разводится адский : ну, хорошо, - святой
      огонь. Подозреваемый гонец входит с дороги в чумную дверь, достает письмо
      и держит его перед собой - лицом к огню. Наш стерильный Писец, близоруко
      щурясь с другой стороны, вчитывается через огонь в текст и переписывает
      его на чистый лист. Потом через свою, чистую дверь уносит копию Никону. А
      гонец - через свою - отправляется кончаться или как Бог даст.   

Комм:
Думаю, народ тоже придумывал что-то, принимал меры… (небось, более самостоятельными, чем нынешние, были)

Инет:
Быть старым — значит быть неуспешным. А уж умереть — это, видимо, полный крах.
Именно поэтому образ смерти крайне редко используется в коммерческой рекламе.

Комм:
Зато в медицинском и фармакологическом бизнесе он еще как используется. Подозреваю, что это настоящее золотое дно, сродни, разве что, саудовской нефти, бьющей фонтаном рядом с домом и  прямо с поверхности…

3 книга:
Вечером переоделся и вышел в темноту, называя себя теперь «смертью». Рядом с прочными стенами  чувствовал себя хорошо…

Комм:
Вышел в темноту серьезно подумать – при всех своих суетах и телевизорах, тоже тысячи раз выходил…

2 книга:
Протестанты купола снесли, а что толку - всё здание разламывать надо /время само разломает, лишь бы жизнь текла по другому руслу, а не тратила титанические усилия на его поддержание или обновление: «се оставляется дом ваш пуст»/. Но с другой стороны Христос по синагогам ходил, а вся иерусалимская группа апостолов осталась довольно сильно связанной с народным иудейством. Но Христос сознательно пошел к ним на смерть, чтобы все знали, кто убийца и больше уже не ходили к ним, а пережитки апостолов были их слабостью, а не силой.

Комм:
Книгу «Религия» - как и «Культура» - я тоже писать не буду – эти темы лучше вот так, по частям поднимать (целиком они любого утопят)

ЦИТАТЫ, Бутов:
Нужно  было  хотя  бы ладонь подставить.  Но, протягивая руку, я еще не
понимал толком, зачем: снять трупик -- или еще надеялся, вопреки очевидному,
что он тут  же и оживет от моего прикосновения? Нет,  не ожил,  но сорвался,
как только я до него дотронулся,  и упал куда-то за спинку кровати. Искать я
не  стал: пусть канет по  закону  трагического, до  конца  последовав  своей
судьбе.  Что  я мог ему  предложить в  его печальном и одиноком посмертии --
сожжение?  А  так, при  хорошем раскладе, могилой для него  могла стать щель
между плинтусом и стеной -- там, думаю, будет покойно...

Комм:
Мертвого человека можно высушить?

Инет:
А по Нью-Йорку ездили такси с «трупами» в багажнике — так пытались привлечь внимание к криминальному сериалу «Клан Сопрано». В Барселоне манекены, изображающие окровавленные трупы, были разложены в людных местах: они приглашали посетителей в новый книжный магазин детективов.

Комм:
Раз есть игрушечные пистолеты, то почему бы не быть и игрушечным трупам… Дите, собственно, уже с ясельного возраста убивает -  стреляет, уничтожает, кромсает – и где-то годам к пятнадцати на его совести уже целые армии…

3 книга:
«После смерти каждого из нас коснется волшебная палочка: если от ее прикосновения обрастешь цветами и плодами, то отправишься в рай, а если сорняком - в ад» - «А если травой?» - «Корове под хвост отправишься. Корова - машина, съедающая время...»

Комм:
Чтобы обрасти цветами и плодами, их для начала надо любить. Мало кто из моих родственников, к примеру, плодами обрастет! Скорее, мясом (или кашей!)

2 книга:
"Слова - это смерть" - это отвратный рефрен многих пошляков. Он пытается облагородить все эти "грязные козыри". Они их сами "облагородят" - геранью мещанства.

Комм:
Во всем может быть и жизнь, и смерть…

ЦИТАТЫ:
- Так зачем вы сюда легли?
- Положили меня, положили супруга и малые детки, а не сам я возлег. Смерти таинство! И не лег бы я подле вас ни за что, ни за какое злато; а лежу по собственному капиталу, судя по цене-с. Ибо это мы всегда можем, чтобы за могилку нашу по третьему разряду внести.

Комм:
«Бобок» Достоевского (тут у меня дырка в книжке была, вот я от «Бобка», впрок заготовленного, и отщипнул…)

А супруга и детки до могилки довести запросто могут – семейной жизни таинство…

По третьему разряду жизнь – и такая же смерть. Но и для третьего разряда пришлось так постараться, что даже и господа Бога забыть…

Инет:
В прошлом году Леди Гага, Дженнифер Хадсон, Джастин Тимберлейк, Элайджа Вуд, Алиша Кис, Ким Кардашьян и многие другие звезды «умерли» для социальных сетей. Они удалили свои аккаунты в Facebook и Twitter, разместили свои фотографии в гробу (очень натуралистические) и написали своим поклонникам «прощальные» письма. Воскресить звезд, согласно их завещаниям, мог только миллион долларов для благотворительного фонда «Сохрани жизнь ребенку». За шесть дней поклонники собрали требуемую сумму на борьбу со СПИДом в Африке и Индии и «воскресили» своих кумиров

Комм:
Никогда не вникал, как протекает жизнь «звезд» в социальных сетях…; да и не «звезд»…; я любопытный, но где времени набраться? (нет, жизнь теперь для всех явно слишком коротка! Как вихрь, она закружит и в ящик ты сыграешь как-то ненароком, без всякой подготовки, потому как и на это где времени набраться?!…)

3 книга:
Их интересует: 1.Карьера 2.Вещи 3. Половые отношения с противоположным полом.
 И разве трудно им о смерти не думать, когда яма находится за таким тройным забором? По крайней мере, до Освенцима старости...

Комм:
Вещи меня тоже все еще интересуют маленько, причем каждый день. Другие пункты тоже могли бы интересовать, но не сложилось и они скончались довольно рано. К примеру, о публикациях в журналах я еще в середине нулевых раздумывал (тогда же  и скончалась эта тема…) А последние бабы у меня вызывали интерес не далее как прошлогодним летом (как сдохли, так и за сию книгу принялся…)

2 книга:
Жена после смерти мужа  становится его сестрой...

Комм:
«Зачем я жил – понять не очень-то возможно» - какой процент людей такое о себе сказать бы мог? Ведь максимум их смыслов: «ну эстафету детям передал; зачем будут жить они, опять-таки не знаю…»

ЦИТАТЫ, Бутов:
Убил ли Урсуса какой-то яд, содержавшийся в принятом от меня  таракане, или просто переедание после длительной голодовки  -- но чем была бы почетнее смерть от бескормицы?  Я не находил себе места:  не  мог  читать, не мог двух  минут  вынести без  движения – словно полиэтилен  над  огнем,  пошла   расползаться   моя   жизненно   необходимая самодостаточность.  Я  обнюхивал  действительность,  как собака лужок в  поисках целебной  травы;  Наконец в ящике  письменного  стола,  среди   горелых   трансформаторов,   размотанных магнитофонных кассет и непарных  носков, мне попался  предмет, которым можно было  как-то  оперировать,  -- мелок  тараканьей  отравы,  завернутый в лист бумаги   с   правилами   пользования    и   солидными   рекомендациями    от "Экспериментальной  биотехнологической лаборатории". Согласно  указаниям,  я стал чертить  им  замкнутые контуры  на  стенах  и  мебели  в  кухне;  чтобы  запустить  руку  под  раковину  или  за  шкаф,  приходилось  во   весь  рост вытягиваться  на  полу.  Я не  собирался мстить тараканам  за  то,  что  они оказались для Урсуса неподходящей  пищей; результат, которому должны служить мои действия, совершенно ускользал от меня;  единственное,  чего я хотел, -- это  в точности  исполнить предписанное инструкцией.  Напоследок,  полностью скрошив  маленький  остаток  мелка, обработал холодильник.  Далее полагалось выжидать.

Комм:
Все это порождает крайне неприятные воспоминания из моей собственной жизни… А как я мух превращал в кровавое месиво – бе-е!

Инет:
В Америке огромной популярностью пользуется премия Дарвина (Darwin Awards). Она присуждается посмертно тем, кто ушел из жизни самым нелепым способом, при этом не оставил потомства и тем самым «спас» человечество, выведя свои гены из обращения. Лауреатом премии был в числе прочих пожилой германский фермер, пожелавший избавиться от крота, поселившегося на его участке. Решив убить его электрическим током, он воткнул в землю металлические пруты и подсоединил их к высоковольтной линии. Понятно, что при этом погиб не только крот, но и сам фермер, а полиция долго не могла попасть на участок, находящийся под напряжением, и пришлось обесточивать всю линию электропередачи.

Комм:
Уж в Германии столько магазинных приборов на все случаи и жизни, и смерти… - я уж не говорю о химии - может, он из России переехал?! У нас была такая манера электричество на дачах воровать…
 
3 книга:
Смерть - единственный тренер. Мало кому удается записаться к ней в секцию, мало кому удается стать сильным; все занимаются ничтожными видами спорта...

Комм:
Все бледные тренируются в секции Смерти,  а все румяные – если еще остались таковые в наших процветающих городах и разрушенных деревнях – в секции Жизни. Очень редко встретишь румяного – только смуглых, а их труднее разобрать (но, кстати, хоть они и рьяно друг друга убивают, но выглядят-то жизнерадостнее наших…)

Сам я всячески стараюсь разогнать кровь и  разрумяниться, но изначально – чисто старший тренер из первой секции!

2 книга:
...Он проживет столько, сколько проживает дерево в неблагоприятных  условиях; оно может жить долго, если вцепится в землю /костлявые руки многих старух производят впечатление вцепившихся в землю. Они молчат, ведут себя тихо, но руки выдают их так же, как нежность - интеллигента, а кровь - убийцу/ -  но он мягок и умрет вдруг /впрочем, это "вдруг" может случиться уже в старости или в предстарости/. ...Он проживет в сердцах столько, сколько проживет там - а значит и в реальности - сама природа. Река будет жить то ли 3, то ли 33, то ли 333 года...  Почему о смерти поэта всё время хочется думать? Он  - незаконная радость, за которой наверняка выслана погоня, на которую наверняка поставлена засада. Но Бог хранит и свершается потихоньку то, что человеку зараз представляется невозможным.

Комм:
БГ долго был кумиром моим, но меня слишком разочаровали последние 20 лет его жизни вхолостую… На самом деле, его дерево плодоносить перестало и он подвешивает к веткам прошлогодние яблоки… Ручным способом лепит яблоки по образу и подобию настоящих – они выглядят похоже, но есть их нельзя… (Буддизм всех делает холостыми, евнухами – как, впрочем, и любая религия; буддизм – это религия для обмана так называемых светских верующих…)

ЦИТАТЫ, Бутов:
В инструкции сообщалось, что средство  --  нервно-паралитического  действия.
Стало быть, таракан, пересекая меловую черту, получал  на конечности  порцию
яда, который вскоре его обездвиживал. Таракан чувствовал: что-то не так -- и
пытался бежать от опасности. А замирал, соответственно, там, где приходили в
равновесие  его жажда жизни и активность препарата.  Самые сильные успели на
потолок -- и  там столкнулись авангарды четырех противонаправленных потоков.
Остальные коченели на  полдороге.  Некоторые  у меня на  глазах еще пытались
ползти, но каждое движение стоило им  слишком больших усилий. И ни один пока
не сорвался -- даже висевшие вниз головой.
     Я  растерялся.  Здесь была какая-то  окончательность, неотменимость. 
     Я  выключил свет. Потом  опять  включил.  Меня окружала тысяча существ,
ожидавших  смерти. Опять выключил и решил, что больше включать не  буду.

Комм:
Если тараканы сразу не сдохли, то вряд ли  сдохнут потом. Скорее всего, они просто спали…

Инет:
Фактически современный человек давно уже лишился права на естественную смерть. Медицина продлевает существование (и страдания) неизлечимо больного гораздо дольше, чем это предусмотрено природой»[11]. Сегодня мы не живем естественной жизнью, и не умираем естественной смертью.

Комм:
Прожить в маразме десять лет мне тоже не улыбается… Хотя: если из 24 часов хотя бы четыре окажутся годны для работы, я буду готов терпеть все остальные 20! (вспомнил историю Содома и Гоморры…)
 
3 книга:
В детях рай, поэтому в школах им легко внушить, что и дальше, во взрослости их ждет рай, не жизнь, а телевизионная картинка - но ждут их только укусы, работа, сладкая грязь и смерть. Поэтому я бунтую и ничего из перечисленного не драпирую.

Комм:
Про работу и про «сладкую грязь» тоже было бы неплохо такие книги написать… А про людей с их укусами? Скорее всего, про них напишется в книге «Одиночество»…

2 книга:
Узок  спектр его восприятия материального мира: оно сводится к женскому  телу и  к другим телам, воспринимаемым как подобные женскому и как  находящиеся в аквариуме /"аквариум"  действительно ключевое слово,  символ; оно не попадает в  тексты только потому, что попало в название/. Нет ощущения природы как царства борьбы со смертью, а себя как  жителя  этого царства. Именно ощущение близости смерти не дает восхищению перед красотой мира  закруглиться в эстетстве. Где смерть, там начинается путь к пониманию духа.  Когда жизнь и смерть откликаются в красоте, то это не высшая стадия,  а лишь  вступительная - своим они откликаются в простоте. Такая красота - это та "горница убранная, приготовленная", куда пришел вечерять  Христос с учениками своими - и воздух вокруг Него уже был  полон  страданием и смертью.

Комм:
Кипела жизнь? Скорее уж, смерть – ведь кипяток убивает… Лишь доведя свою жизнь до стадии кипения, ты постепенно испаришься на небо?! (Между прочим, это не только эквилибристика, но и реальное чувство…) Христос требовал горячности, а значит и кипения… Теплой воде никогда не летать…

ЦИТАТЫ, Бутов:
     А момент показался мне подходящим, чтобы взять и тоже умереть.
     Насколько в таком решении может не быть достоевщины -- ее там не  было.
Хотя в  общей длительности размышлений лежа, я мог  бы запросто соперничать с
господами Кирилловым  или Раскольниковым. У меня цепочка  тянулась от  одной
газетной  статьи,  прочитанной  с  год   назад.  Известный  и  действительно
талантливый кинорежиссер рассказывал  в интервью, что хотел бы  смонтировать
видеоряды  для  обреченных,  неизлечимо  больных  людей.  Много  тихой воды,
степных и вообще  равнинных, широких пейзажей, красивые, но не пышные закаты
и медленно  летящие  птицы. Сосредоточенные  классические  анданте.  Опытным
врачам буквально до часа известно, сколько еще человеку остается, и начинать
транслировать умирающему эти виды, по мысли их автора, следовало за месяц --
по  сорок  минут в день. В  последнюю неделю  ускорить,  показывать  за день
трижды. Заключительный сеанс -- за полчаса до  смерти,  если сознание еще не
угасло.
     Газета пропускала  самое  интересное -- подробности, которые  могли  бы
прояснить идею  и обозначить еще какие-то непредвиденные смыслы. Как именно,
в какой последовательности и в каком  ритме он  собирался приклеивать друг к
другу планы и подавать потом  готовые  куски?  По степени убывания движения?
Птица  -- вода -- степь -- закат  -- тьма -- ноль? И прокручивать потом весь
набор ежедневно? Или постепенно, по  мере,  так сказать,  прохождения курса,
подбирать  картины  все  более неподвижные? Или,  наоборот,  птиц  приберечь
напоследок -- вроде  как обнадежить?.. Я не циник,  я, в общем-то, чувствую,
что характер этой  работы обеспечивает  ей  своего рода охранную грамоту,  и
въедливое  любопытство  к  деталям  тут не очень  уместно, но дорого бы дал,
чтобы узнать, чем он готов закончить самую последнюю серию.
Я плевался, пересказывая интервью своей подруге: фальшь, лажа! Сколько я видел
или по крайней мере представляю себе, человеческая смерть только в последнюю
очередь бывает  трагической,  геройской, несуразной, безвременной, подлой...
Всегда и прежде всего она безобразна и унизительна. Это  не
покой  в конце  пути.  И не призовой старт  к лучшим  мирам в обход здешнего
страдания  --  если никакого  пути еще не было. Это  постыдная порча,  чужая
вина, оскорбление, на которое нечем ответить. Ее не  окультуришь -- попробуй
окультурить  тухлятину,  гниение.  Разве что  свое отношение  к  ней.  Между
прочим, попы ничего не говорят умирающим, не напутствуют. Только выслушивают
и  отпускают  грехи.  Молча  принимают  поражение.  А  он  пытается  кричать
вдогонку: все хорошо! Ничего себе утешение: ну да, человек смертен, что поделаешь, зато
все остальное в вечном возвращении, гармонично,  прекрасно... Как будто есть
еще какое-то "остальное". Это, наверное, не лучшие  мои мысли, но иногда мне
кажется,  что  мы, Россия,  со своим свинством кое в чем получаемся все-таки
мудрее  других.  Смотреть кино, предназначенное примирить  меня  с моими дерьмовыми делами, я бы отказался.
И  по мне районная  больница  с  кислородными кранами  на  облезлых  стенах,  и  сырой кафель  в покойницкой, и похмельные медбратья -- ну, откровеннее, что ли.  Если мир намерен выкинуть меня вон, в никуда, так пусть и покажет напоследок без прикрас свою правду.

Комм:
Если действительно талантливо, я готов что угодно смотреть – и талант может даже болящего утешить – но, думаю, что на деле никакого таланта не будет, ведь «классические анданте» - это заведомая дрянь. По сути, чувак пытается даже умирающим впарить свое кинцо и свои классические вкусы…. (Слава Богу, рядом с каждым умирающим есть еще и весьма настороженные родственнички – а то бы, пользуясь беспомощностью, многие прорывались к ним со своими экспериментами – не только суки в белых халатах, я имею в виду…)

Думаю, с умирающим должны общаться только те, кто знал его жизнь до  деталей… Всем остальным уже поздняк «спасать душу» человека… (Хотя, при большом желании можно изучить эти самые детали жизни умирающего, войти в его обстоятельства и, соответственно, получить все права на общение…)

Инет:
Неудивительно, что в российских СМИ практически нет образа «хорошей смерти» как логичного завершения достойно прожитой жизни, когда старый человек умирает дома, окруженный близкими. Герои телесериалов умирают либо насильственной смертью, либо в больнице, в палате реанимации, подключенные ко всяческим аппаратам. Такую смерть изобразить на экране очень просто: зубчатая линия на мониторе сменяется прямой, лицо покойного накрывают простыней — и все.

Комм:
Раз 90 процентов ТВ – явный хлам, то и 90 процентов в душах хлам же? Ведь ТВ лишь удовлетворяет реальный спрос, оно – зеркало…

Или: раз 90 процентов ТВ – халтура, то и каждый на 90 процентов халтурщик?! (а то и больше, ведь ТВ на виду…)

С другой стороны, может его специально делают на 90 процентов несъедобным – чтобы люди меньше торчали у экрана? А то ведь можно придумать такой мощный магнит, что мы все навечно прилипнем!
 
3 книга:
Поп-звезду звали не Петров, а Варавва. Тоже бунтовал, ему вовсю  кричали «осанна», очень популярная личность, выиграл первое место в этом хит-параде, в нем победитель получает всё - конечно, кроме предсмертных снов про рай…

Комм:
Этот Варавва где-то на том свете, наверное, по сей день гордится, что обставил самого Христа… (хотя всегда надо говорить, что у настоящего христианства не одна, а  две руки  - Иисус и Павел…)

2 книга:
"И я должен спеть то, что должен" -  споешь, не бойся, но, спев, нужно еще и что-то сделать.  Христос проповедовал, а потом умер на кресте -  мы вряд ли заслужим смерть, но должны тоже пытаться сделать то, что в наших силах.

Комм:
Раз мы вряд ли заслужим смерть, то мы вряд ли настоящие? И Христос и Павел дома не сидели, например. БГ, кстати, тоже не сидит (но передвигается в аквариуме машин и поездов (или самолетов?) с одной аквариумной сцены на другую…) Впрочем, твердо верю, что интернет-путешествия тоже должны засчитываться…

ЦИТАТЫ, Комарова (могла сменить фамилию):
Весной 88-го года в длинном наклонном коридоре между станциями метро "пл.Революции" и "пл.Свердлова", за пять минут до того,  как пересадка прекращалась, т.е. около часу ночи. Я никого не встречала  там, я шла одна, очень медленно, и там же, на ходу, видела первый короткий   сон. Почти каждая моя ночь начиналась с этого коридора. Там было светло и гулко, как в первые часы после смерти.

Комм:
В любом коридоре можно вспомнить о смерти (или в сенях; да и в любой темноте…). Цивилизация – это жизнь после смерти. Умри, стань, к примеру, «офисным планктоном» и тогда она подарит тебе все свои коврижки и ты еще как удивишься, приободришься и  оживишься…

Инет:
По данным исследования, проведенного В. Г. Немировским, половина опрошенных в той или иной мере согласны с тем, что «после смерти человек исчезает, поэтому любые дела и стремления напрасны», а две трети — с тем, что «после смерти ничего не будет, поэтому надо взять от жизни все, что возможно»

Комм:
Половина людей (а то и две трети; а то и 90 процентов) – планктон?… (земля – это просто их кормовая база; да и сами они корм для китов…)
 
3 книга:
Раскрыл ее, все скорлупки счистил  и внутри оказалась такая нежная мякоть! "Любимая, побегунчик, ты теперь неделю не вылезешь из моих объятий". Избавился от страха смерти: быть закопанным в раю - большая честь...

Комм:
Любовь – это очень странный самообман… Видимо, сперма, пока она остается в члене, действует как наркотик, и этот наркотик действительно «опьяняет»…

2 книга:
Мы бессмертны, пока мы страдаем, но, не оставшись  лишь пустоцветом, мы будем плодами и тогда перестанем страдать – и тогда   мы умрем.

Комм:
Да, и удовлетворение плодами, и готовность к смерти одновременно у меня нарастают… (но все же побегу дальше, потому что много еще надо успеть!)

ЦИТАТЫ, доморощенный философ с форума:
даже в МУСОРНЫХ БАКАХ СМЕРТИ тараканы живут 250   миллионов (!) лет без мутации. Этот биологический факт   подтверждается лишь поэзией

Комм:
Впритирку ко смерти слишком мало места для маневра и мутации…

Инет:
Глубоко спрятанный страх смерти проявляется и иначе. Например, люди боятся идти к врачу (не дай бог, найдут что-то страшное), избегают навещать больных в онкологических отделениях и хосписах. Именно поэтому так сложно привлечь благотворительные средства для помощи старикам из домов престарелых, для пациентов хосписов, для людей с онкологическими заболеваниями. Фондов, помогающих старикам, хосписам и безнадежно больным, в десятки раз меньше, чем фондов, помогающих детям.

Комм:
Крайне несправедливо – ведь детки, если и несчастны когда, то только от «дедовщины» со стороны старших или более сильных… (хотя и старикам нужен лишь минимум; они же спят по полдня…)
 
3 книга:
Еле живая душа. "Всё равно неплохо; отношусь к тебе  хорошо..." - ведь вокруг столько мертвецов, существ безжизненных и автоматических… Автоматы жизни и  автоматы смерти…
 Но эти мертвецы еле живую душу в рамки загнали, в стены. Правда, в пределах рамок могут  и поощрить - мол, не кисни, оживись чуток...
И что я могу? Дверь в стене для них балдой своей пробиваю...

Комм:
Прохожие чуть ли не все как мертвецы на ходулях, но ведь стоит им в тепле для себя родных помещений отогреться, размякнуть, как они немедленно, хотя и слегка, оживают…

2 книга:
Смерть творит, а жизни просто ничего не нужно, она самодостаточна. Не нужно, пока не проголодается. Так что резерв жизни и радости в человеке невелик - всего  на пару  часов. Боящийся смерти беспрерывно заготовляет впрок. …Надо всякий раз пользоваться этими своими часами; а потом просить милостыни у смерти.

Комм:
Да, во всяком труде насилие, а значит – смерть… Творчество – это когда ты исхитряешься и с помощью насилия и смерти порождаешь их же смертельного(!) врага…

ЦИТАТЫ, Вайман из Израиля:
Сижу в фанерной будке, обложенной мешками с песком, пулемет глядит
на ворота, военная задача: встретить прорывающегося через пропилеи
противника пулеметным огнем. Середина дня. Печет безбожно, мухи, не
смотря на страшные потери, атакуют, как японские летчики-комикадзе
американский авианосец, хочется не то что гимнастерку - кожу с себя
содрать. Однако место видное, начальство шляется, застукают - отпуск
погорит. Читать тоже нельзя, но издалека не видно, и книгу можно быстро
спрятать, если не зазеваться... Дочитываю "Эпилог" Якова Шабтая и слезы
размазываю. Слезлив стал, на манер Алексей Максимыча, а тут еще о
смерти, о смерти матери, об угасании отца, о конце всего: собственном,
близких, страны...

Комм:
В Израиле у евреев по любому меняется психология – на ком паразитировать, когда арабов уже в конец затрахали? (Хотя они ведь всей страной в интернете и на телефонах сидят…)

Инет:
Нередко в своей практике социального журналиста я встречала людей, которые, много лет оказывая благотворительную помощь онкобольным, ни разу не посетили онкологическое отделение, где они лежат. Почему? Да потому что страшно!

Комм:
Я бы тоже говно за другими стал выносить лишь в качестве епитимьи за массовое убийство…
 
3 книга:
Напираю грудью на длинный и острый нож, называемый «смертью». Вхожу в то особое состояние, в которой меня этот нож не берет, отступает  и тупится…
Я так хочу жить, что  нагло веду себя со смертью. Яростно говорю ей "черта с два" и она всегда покорно убирается на ***! И жизнь острее, и лирика жизни острее, когда этот нож  поблизости летает. Я убью смерть уже на пороге рая - раньше ее нет ни смысла, ни охоты убивать. Обернусь, сплюну, разотру плевок, махну рукой всем, кто смотрит и скроюсь за совсем маленьким порогом...
(Привык препираться со смертью - а кто-то, заглянув, ужаснулся тому, как свысока я на него посмотрел...)

Комм:
Молодо-зелено…

2 книга:
Не надо вершиной жизни закапывать яму смерти – получится ровное место, на котором не будет  ни жизни, ни смерти. Жизнь и смерть – две сестры, одна – любимица, красавица, а другая – инвалид, которого жалеешь до слез. Да нет, сестра одна: любимица периодически калечится, сохнет и сходит с ума.

Комм:
Да, сестра одна, но как бы ее на двоих разодрать! (Выковырять смерть как черный изюм из булки)

ЦИТАТЫ, Витька Ерофеев (вредный тип):
Ганг вливается в Индийский океан, и еще на четыреста миль от берега видна его
посмертная полоса, резко отличающаяся от океанской соленой воды. Он входит в
океанское бессмертие своими нечистотами,

Комм:
Местная канализация?

Инет:
Биологи доказали, что пресловутый «звонок родителям» (пожилым родственникам, коллегам, знакомым) с просьбой дать совет в какой-то жизненной ситуации — не просто формальная вежливость, но и «сигнал их "большим биологическим часам", что надо немного притормозить старение — они еще нужны соплеменникам»

Комм:
Мать слишком уж себя теперь ненужной чувствует…
 
3 книга:
Я уже сильнее той смерти, что начальствует над стенами, значит, скоро буду ломать их, как каратист кирпичи. Плавные пассы руками, ногами  и - резкий удар. Непонятно чем, кстати,  настолько быстро. (Может и не было удара?!) «На солнечном танке»... А стен много - танцевать мне так среди них, под монотонную экстазную музыку, до скончания дней моих... «Тяжелые стены пошли: танк как яичко, а каратист как спичка. Каньон из стен - я теперь индеец в походе!  Из танка вылез птенец. Ползу, доверившись тропе, что идет вдоль почти отвесных стен...» (Прославлю себя не хуже, чем Брюс Ли и Александр Македонский. В конце концов, какое кому дело?! Я так играюсь, чтоб не поседеть. Хотя  и наглый самохвал, а все-таки я прав! Я с горя наглый самохвал - так на кладбище кричат, не веря, что кто-то услышит и возмутится. Прославлю себя на кладбище и тоже в яму полезу...)

Комм:
Молодой, а нервный…

2 книга:
Помалу пытаюсь теперь исправлять своё несовершенство, наращивать на скелет смерти мясо жизни – везде, где вижу возможность хоть немного, хоть в чем-то улучшиться.
Дождем недостатков как-то вдруг оказался облит и пытаюсь сотворить костер, чтобы обсушиться. Чтоб стало жарко и радостно.… Но он никак не хочет разгораться – всё сырое, не только я. В мире есть лишь несколько сухих клочков – например, Бах.

Комм:
Да, домашняя колыбелька обманчива; жизнь – это, пусть и позиционный, но бой, и каждый твой выход в нее обнаруживает тревожащую неготовность…

ЦИТАТЫ, Кравченко (другой?):
Говорят, смерть от замерзания - самая   спокойная и умиротворяющая смерть на свете...

Комм:
Наверное, лишь после того, как проведешь свои самые ужасные и болезненные часы на свете…

Инет:
Современное общество имеет тенденцию к дистанцированию от смерти, ее отрицанию, возведенном в современной культуре едва ли не в ранг социальной нормы. С другой стороны, недостаток внимания психологии к этой проблемы можно объяснить трудностью удержать проблематику на должном научном уровне.

Комм:
Много ли желающих копаться в  покойниках? И какой может оказаться психология этих желающих…

3 книга:
Уж позвольте  мне вволю упиться волнениями и вдохновениями накануне собственной смерти!» Правда, хотелось бы так упиться, чтобы забыть о ней - она же всегда рядом: в каждом камне сидит могильный камень и в каждой машине – катафалк. "Если забудешь о смерти, то ее и не будет"!

Комм:
«Упиться волнениями»? – не самое рабочее настроение (но я и сейчас непоседлив…)

Хватит мне подсовывать все, что понарошку и на время – смерть-то будет взаправду и навсегда…

2 книга:
25-26ст.    Увидение Христа не как радость, а как облегчение усталого: наконец-то пришла смена,  трудно было так долго быть праведным и благочестивым.
           Тоже и с Иоанном потом было: вскоре после того, как начал Свое  служение Христос, его убили.   
        С вдохновением искал Симеон смерти.
 27-32ст.    "Можно теперь расслабиться", а как расслабился, так и умер.

Комм:
Да уж, все жизненные соки даны нам как бензин – на дело. И «жизнь упоительна» только как бензоколонка… Огромный ливень всевозможной свежести – для компенсации нашей столь же огромной усталости… Если же попытаешься в качестве доморощенного рая все это использовать, то потом, в пропорциональном количестве,  неизбежно в аде окажешься…

ЦИТАТЫ, Фролова, певчая птица:
теперь - иное.
Смерть пришла за мною.
Вот какой ценою
Я саму себя в себе нашла.

Комм:
С детства запомнил название главы из «Тома Сойера» Марка Твена - «Нашлись и потерялись опять»…

Инет:
Другим источником наших представлений о смерти являются произведения культуры, которые, по мнению многих исследователей, являются лишь попытками совпадения с ужасом смерти, который, по признанию Дж. Рейнгольда у творческих личностей достигает катастрофических размеров.

Комм:
Гойю вспомнил, его персонажей с разинутыми ртами… (Кстати, через пять минут сам заснул – прямо за столом, откинув голову! – и тоже рот раскрыл…)

3 книга:
Лежал в гробу окрашенном и сочинял поэму. Абракадабра и белиберда, конечно -  что мертвецы понимают в жизни? (Лишь иногда нечто, напоминающее предсмертный бред - "уже что-то", однажды сказал с облегчением!) Но зато ужасно эстетическая белиберда и ужасно таинственная абракадабра - наши местные эстеты и задавалы ("мы - приобщенные к тайным знаниям" - тайным и темным может быть лишь незнание) теперь  читают ее с упоением...

Комм:
Только смерть полностью понимает жизнь и только жизнь может полностью прочувствовать смерть – по контрасту и в силу специфики своих одаренностей…

2 книга:
Кто хулит Духа, тот хулит мехи, в которых налито вино Христа - мехи прохудятся  и вино вытечет. Уж "лучше" похулить Христа - вино  Его обладает способностью к самовосстановлению, к воскресению. Его евреи похулили до смерти, а Он всё равно воскрес. Душа бессмертна, но непрочна, а Дух   смертен, как дырявый мех,  но Он прочен, тверд... 

Комм:
Дух, разум может ошибаться – даже и до смерти – или озарять мир светом новой жизни, а эклектичная душа, как вода, живет совсем в других категориях; хулить душу – все равно, что колотить воду…

ЦИТАТЫ, Фролова (эх, Ленка):
Бродяге кораблю быть путником позволь,
И умереть не раз в сражениях со смертью.

Комм:
Позволь бродяжке со страха умереть не раз (заимела гитару и пение и возомнила себя кораблем - а ведь сколько дырявых текстов распевает…)

Инет:
Интерес к смерти, как отмечает другой известный исследователь данной проблемы Э. Беккер, берет начало из эволюционной теории Дарвина, который понимал ее, как главный стимул эволюционного развития.

Комм:
Но сам Дарвин  слабовато развивался - городской… Кстати, писал он про конкуренцию видов? Наверно, писал и, значит, он тоже Карл Маркс… (Кстати, мне чудится или он действительно очень похож на грозу собак Ваньку Павлова? Лень в инете эти рожи выуживать…)

3 книга:
Всё вокруг уже просто ослепительно красиво, все слова о Боге уже невероятно высоки - и душа мертва настолько, что перестаешь верить в аксиому бессмертия ее.  Градом, убийственной бомбежкой красота и слова; чудеса каждую секунду душа видит: "всё еще жива! всё еще верю в себя!"   ..."Все бомбы падают в меня, как камни в воду. И в огне не горю,  как вода. И пить хотят меня всегда - не пройдет и трех суток, как человек без меня сходит с ума". (В рай живьем берется тот, кто попадает в такой ад, что вода его души закипает и превращается в пар...)  И уже глупо стесняться говорить о том, как тебе плохо, какой ты мертвец: "либо с ума сойду, либо со столпов этого мира".

Комм:
А ведь на самом деле кое-что вокруг стало ослепительно красиво лишь через 10 лет, к середине нулевых, с распространением всего нынешнего набора материалов и технологий…

Я живу в воде: ныряю, зачерпываю грунт марки «смерть»  со дна и выталкиваю его на поверхность – строю сушу для новой земли; причем, в момент выталкивания можно сильно нахлебаться – это примерно, как полный сундук толкать…

Т.е. действуют какие-то тормозящие, компенсаторные силы – отчего мы от вдохновений своих и не улетаем с земли, а даже напротив, мучаемся после похмельем… (наверное, оттого, что отклика нет; оттого, что подлетев, на достигнутой высоте не обретаем ступеньки…)

2 книга:
Из всех избрал учеников, затем из учеников избрал апостолов,   затем из апостолов избрал - тоже взяв их с собою на гору - троих,   и, наконец, каждый из троих был отличен особо: Петр - как "камень",   Иоанн - как любимый, а Иаков - кажется, первым принял смерть.

Комм:
Евангелие приняло на себя удар моего энтузиазма; но я был, конечно, зеленый… (в каких-нибудь стихах это бы не было так заметно?)

ЦИТАТЫ, болтун Задорнов(ый) :
Я в жизни столько выпил... Практически все мои друзья лечатся от алкоголизма. И мне пришлось. Если я сам позднего развития, то с  алкоголизмом мне повезло, - раньше всех лечился, уже в 23 года. В свое время у меня был безумный страх перед смертью как результат  трехлетнего беспробудного пьянства. Меня лечили такими методами, что  потом даже в армию не взяли - считали если не сумасшедшим, то  полусумасшедшим точно. Хотя в психушке на учете не состоял, в армию брать меня боялись

Комм:
Мне такое не понять, ведь страх смерти, казалось бы, должен подталкивать к завязке… Т.е. он сначала пил-гулял без всякого страха, а потом ему резко поплохело и он сразу обосрался, даже на зверское лечение пошел… И одно хорошо – в армию не взяли! Да и в психушке на учет! (По этим поводам можно и выпить один раз?!)

Инет:
У. Джеймс писал, что религия для большинства людей означает только гарантию бессмертия и ничего больше, причем поставщиком бессмертия является бог, а его условием – вера в бога.

Комм:
Религии заменяют веру – капризную, как и все чувства – храмами, которые будут стоять века и обрядами, которые можно пощупать…
 
3 книга:
Не одиночество ли сделало меня личностью: отбился от стада, попал в страшный мир, где смерть всегда рядом и, чтобы выжить, стал эволюционировать...

Комм:
В одиночестве и деградируешь запросто… (Жизни вокруг нет, вот мне и приходится со смертью разговаривать…)

2 книга:
Я уже где-то высказывал догадку, что Иуда попытался использовать Христа в своих целях. И он мог рассуждать так: "спровоцирую         столкновение и либо Христос будет вынужден проявить свою силу для того, чтобы освободится от смерти - ведь у Него столько еще дел на         земле, ведь всё еще в зародыше, разве может Он бросить Свое дело на этих слабосильных учеников, либо же Он не тот человек и пусть умрет.

Комм:
Не мог же Христос избрать в апостолы изначально гнилого человека – такого даже я бы сразу унюхал и отверг…

ЦИТАТЫ, Честертон:
Серьезное и робкое лицо леди Энид оттенял поразительный наряд, похожий на пышное шествие или,  точнее,  на похоронную  процессию, запечатленную Обри  Бердслеем.  Толстую,  решительную  даму,  которая  отказалась  задать вопрос  на предыдущей  лекции  Мисисры,  - известную защитницу женщин,  леди Кремп  - по-прежнему  переполняли  замыслы против  Мужчины, и она, лишившись дара речи, достигла  вершин надменной учтивости, предлагая собравшимся  лишь грозное  молчание  и   злобные  взгляды.  Старая   леди  Айвивуд,  окутанная прекрасными кружевами и удивляющая прекрасными манерами, являла лик  смерти, что бывает нередко у тех, чьим детям  ведом только  ум. У нее  был тот самый вид  заброшенной матери, который гораздо трогательней, чем вид  заброшенного ребенка.

Комм:
Над дамами можно смеяться в любом возрасте – и в любой книге… (Могло бы стать не менее вездесущей темой, чем сама «любовь!)

Инет:
В конце XIX века была создана теория потенциального бессмертия. В русле данной концепции смерть понималась как относительно новое приобретение эволюции, своим появлением обязанное возникновению у организмов все более сложной дифференциации структур и функций. Согласно такому пониманию, смерть не является неизбежным следствием или изначальной характеристикой жизни.

Комм:
Все забыл и про дифференциальное и про интегральное исчисление, но теорию понял: смерть – временный катаклизм, который приключается с людьми, пока они еще не достигли степеней божественных… Так же и убивать приходится ради будущего совершенства, отрезать, так сказать, негодные органы… Еще в конце 19 века посулили себе люди бессмертие. А как же, мол - аэроплан!
 
3 книга:
Жизнь была бы очень проста, если бы не было смерти (а ее не было  вначале: Адам творился бессмертным, вечным) - это она всё усложнила. Т.е. где сложность, там и смерть. На каждом шагу человек, так или иначе, спотыкается: что-то не понимает, что-то не нравится, что-то болит - и перед глазами дымка. Я вот хотел бы быть прекрасным, но чувствую, как снова она приходит и корежит, слизывает, марает, высмеивает добрую толику моей красоты. ...Может быть, Адам творился безъязыким (и в штанах ничего не было): съел яблоко - и вырос этот отросток, «прикраса неправды»; стал болтать им туда-сюда, жену к тому же пристрастил - и рай стал неудержимо таять, испаряться, обнажая черную смерть, целую планету, что теперь «Землей» называется…

Комм:
Без смерти мы были бы амебы на бесконечной песочной скатерти? (Надеюсь, рядом текла бы водичка с микроскопической долей питательного молочка…)

2 книга:
Покаяние - это смерть, ведущая в жизнь. И пусть  голый факт нашей неспособности выполнить то, что говорит Христос,  не будет заслонен и ведет нас к такой смерти.

Комм:
Некоторые способности все-таки приходят с опытом (и дай Бог, чтобы эта тенденция продолжилась…)

ЦИТАТЫ, Галка Щербакова:
Это  была повесть про учительницу географии, которая все мое детство лезла  мне  в глаза сухими шершавыми пальцами, чтоб заглянуть под веки, а потом, клацнув зубом, объясняла маме бесспорность моего недолголетия.
   Учительница пахла свежеоструганными досками, а это было для меня тогда запахом гроба. Хоронили прадедушку, во дворе стояла  крышка  и  остро пахла, как мучительница географии. Одним словом, мы обе, прикасаясь друг к другу, содержали в себе некую информацию о смерти другого. Но если  ее положение в мире по отношению к моему позволяло ей говорить,  что  "дите недолговечно", то обреченное дите сказать ей про запах гроба не могло.

Комм:
Какая прихотливая у людей фантазия…. Да и мстительность ничего…

Инет:
Выросло учение Фрейда о влечении к смерти. Фрейд отметил, что потенциальное бессмертие организма, гипотетически представленное с позиций объективизма, не может исключать факта существования влечения к смерти как отражение субъективных психологических процессов. Он использовал представления об энтропии, которая выступает условием стремления систем к равновесию и рассматривал влечение к смерти как выражение консервативных тенденций жизни, проявляющихся в стремлении и борьбе организма за стабильность.

Комм:
Выросло учение Фрейда о влечении евреев к смерти. Фрейд отметил, что потенциальное бессмертие еврейского организма, гипотетически представленное с позиций еврейского объективизма и главенства в так называемой  науке, не может исключать факта существования влечения евреев к пессимизму, цинизму и смерти как отражение субъективных психологических процессов их, как атеистов и ветхозаветников. Он использовал представления об еврейской энтропии, которая выступает условием стремления систем к равновесию и рассматривал еврейское влечение к смерти как выражение консервативных тенденций жизни, проявляющихся в стремлении и борьбе еврейского организма за стабильно хорошее материальное положение…
 
3 книга:
М. Шемякин -  генерал смерти. Талантлив и, хотя в воспевании жизни всегда можно быть хотя бы на шаг более талантливым, но спорить всё равно трудно, ведь именно у генералов смерти все материальные ресурсы, у них любое произведение смотрит как циклоп или танк. (Ох, не везло Высоцкому с друзьями, обложили его, обложили...)

Комм:
Аристократ смерти… Художник может вдохновляться не только жизнью, но и смертью (а гений вдохновляется и тем и другим сразу?)

2 книга:
Что стал говорить бывший секунду назад мертвым?! Ему было о чем сказать. Всем мертвым есть о чем сказать, людям с запечатанными устами открываются тайны… Но он вряд ли смог передать – это как со снами.
«Подошед, прикоснулся к одру и остановилось шествие смерти».

Комм:
Главное, Лазарь уже вонял…; мне почему-то не совсем нравится такое воскрешение…; и он, наверное, совсем ненадолго воскрес – гниение обязательно возьмет свое! Иначе, это просто неуважение к материи и ее процессам… Лучше бы он этот фокус продемонстрировал на гнилом яблоке…

ЦИТАТЫ, храбрая и суетная Галка Щербакова:
Сразу  скажу - смерть отдельного человека в тройку претендентов на лидерство по
горю могла бы и не выйти.

Комм:
Особенно, чужого…

Инет:
«Чтобы никогда не боятся смерти, всегда думай о ней»
Луций Анней Сенека

Комм:
«Никогда» и «всегда» как экстремистские понятия… Чем больше думаешь о смерти, тем меньше ее боишься? Но ведь чем больше боишься, тем больше и думаешь; мы всегда думаем прежде всего о том, чего боимся… «Всегда думай о смерти – может, ты к ней привыкнешь?» Нет, он, конечно, хотел подготовиться к смерти, но, думаю, мысли его, как философа,  были слишком абстрактны (впрочем, рассеянный философ и живет и умирает во полусне…)

3 книга:
Гребенщиков... Сначала была жизнь, которая выплескивала песни, а потом песен становилось всё больше, а жизни всё меньше - и вот, остались только песни и это уже  «гарсон №2»,  «профессионал». Жизнь всегда любительница - любит.  Каждый привыкает к своему аду, как-то перекантовывается - тем более, что гарсон обслужит.
Он съел все свои  благие намерения - и чем-то надо глушить чувство адского голода. Он долго получал свое близкое к смертельному ранение, но делать нужно то же самое, как если бы получил его внезапно: «ползи на свет, зови на помощь…»

Комм:
Меня послушать, никто и жить не должен - все должны  корчиться в муках! Да ведь у них не так много ума, от которого только и может наступить прозрение, вызывающее подобное горе. Свои благие намерения они едят настолько не торопясь, что за жизнь вряд ли успевают съесть и половину блюда… Может, они у них и вовсе не для еды, а для сугрева, т.е. шуба… И шубу их своих рахитичным кулачком ты не пробьешь, как не пыжься…

2 книга:
«Я чувствовал силу, исшедшую из Меня; «она не умерла, но спит». О силах Христа ведь больше нигде не говорится, будто бы Он действовал волшебной палочкой – как и о связи сна и смерти.
Он как бы пошел напролом через возросшее препятствие. Он как бы влетел к ней, словно бы стремясь успеть до того, как погаснет вера в Нем самом, оставляя позади всех, от кого исходил дух неверия.

Комм:
Почему-то плохо помню этот эпизод, но, может, она действительно спала, т.е. была в бессознательном состоянии - такое ведь бывает…

Это каратисты идут напролом, кирпичи разбивая (я тоже пытался, но, видимо, у меня было совсем уж мало веры! Кирпич сказал мне «даже не пытайся»!)

ЦИТАТЫ, Щербакова:
Весной сорок первого у Мити на освидетельствовании в военкомате нашли
каверну. Я хорошо помню панику в доме, отчаяние, ужас. Видимо, поэтому я
не помню начала войны. Мне его подробно описала моя младшая сестра Шура,
удивляясь моей невнимательности к такого рода событиям. Я ей  объясняла,
что с ужасом ждала смерти Мити. В доме тогда снова  появилась  та  самая
акушерка (а может, она всегда приходила?), она была глубоко удовлетворе-
на точностью своего дальнобойного прогноза.
   - Я ж помню его нежизнеспособную мошонку, - говорила она, - я мальчи-
ков проверяю исключительно так!
   Я дала себе слово: умереть вместе с Митей. Я видела  себя  лежащей  с
ним в одном гробу, с белым веночком на голове. Я ложилась на диван  нап-
ротив трюмо и складывала руки. Сгорбленные на груди косточки пальцев вы-
зывали во мне невероятную к себе жалость. Трудно было удержаться от слез
по своей рано загубленной жизни, все-таки лет почти нет, Митя, тот  хоть
успел прожить почти двадцать - можно сказать, вполне долгая жизнь.

Комм:
Ладно, коротка, но какого черта жизнь столь ненадежна? И почему столь легкомысленны мы сами? Зачем нужны кому-то – к примеру, «Богу»  - такие дурачки…

Инет:
«… Хотя разум не может пробить завесу, разделяющую обе стороны жизни-смерти, всё ж разум, очищенный от предрассудков и не повинующийся слепо всяким учениям, постигнет некоторую „разумность“ в изложении истин неведомого мира…»
Рамачарака (учение йогов)

Комм:
Разумность в кавычках – это мило…  Слепо поверьте, что учение йогов – в частности, йога Чакараскоряка -  очищено от предрассудков…  Если завесу не пробиваете, валите вон!
 
3 книга:
Жил,  наблюдая за своей могилой: «оградку надо поправить; а надгробие вообще заменить - сейчас уже новая модель в ходу; и не так дорого, если съездить на завод-изготовитель; денег, конечно, вечно не хватает. Цветы, опять же. А ворье так и кишит, всё ворует. Якобы на похороны пришли, а сами…. Ни стыда, ни совести у людей нет...» Ещё заботился о составе своей похоронной процессии, о том, чтобы катафалк был приличный, о наследстве наследникам, о жене...; а главный вопрос, можно сказать, мучение всей жизни: с музыкой или без?!
 («Будь твоя воля, ты бы детишек из детского сада на ознакомительную экскурсию к могилам водил» – «Да; например, рисуя, я заведомо ставлю черные кляксы на белую бумагу  и тогда моя жажда жизни цвета становится неистовой: «смерть, вот твоя еще чемпионская победа, но я уже не боюсь тебя! Я – микроб наоборот!»»)

Комм:
Могилы меня ни грамма не волнуют, поэтому и экскурсии детишек к ним – большая чепуха (они там играться будут) А вот показывать ли мертвых им, и умирание? Наверное, да, только не сразу -  со старости надо начинать, с жизнью рядом с дедушкой и бабушкой…

2 книга:
Как же можно утаить воскресение мертвой, когда рядом толпа? …Первая стадия после смерти – это сон!? Дух еще не отлетел далеко и умерший ощущает/?/ себя заснувшим. …После смерти дух, выйдя из человека, первым проводит освидетельствование трупа, тыкается: «нет ли еще живого?» Обряд прощания духа со своим хозяином.

Комм:
Как только останавливается сердце, душа вылетает из крови человека, но, пока не умрет мозг, несколько минут она еще рядом летает, ее еще можно вернуть…

ЦИТАТЫ, Щербакова…:
Была их общая фотография после войны, головка к головке.
   - Я тут беременная, - сказала Фаля.
   Но вид беременный был у Мити. Раздобревший, осоловевший.
   - Такого Митю я помню плохо, - сказала я.
   - Было, - ответила Фаля. - Одно время он очень поправился. После вой-
ны. А уже перед смертью много ел. Жадничал.
   Встрял Сергей Давыдович. Он знал случай:
   - У одной старой знакомой мне дамы перед финальным маршем Шопена ста-
ли набухать соски. - Сергей Давыдович рассыпался в смехе, но потом скон-
центрировался для рассказа. - И даже возникла  -  понимаете?  -  тяга...

Комм:
Давыдовичи, они такие… А Митя, наверное, так с туберкулезом боролся…

Инет:
За границей смерти «умершего» встречают не только ангелы, но и демоны. Для последних самые проблемные, это верующие и праведные люди. Для них, астральные негативные сущности, используют всю силу своих уловок и фантазий, дабы не дать «умершему» распознать место своего будущего пребывания.

Комм:
Здесь – всю силу, да еще и там – всю силу? Сколько можно… («здесь не астрал, вот там астрал так астрал». Будешь летать вниз головой – как астралу не начаться…)

3 книга:
Женские крашенья губ, ногтей и волос -  делается это ими не только ради красоты, но и ради силы. Раскрас дикаря перед боем, шаманство. «Смерть мне, но потом и всем вокруг». От страха, что ли, они так стервенеют; им  кажется, что их убивают, захватывают и они начинают вести себя как камикадзе. А потом страх проходит, но крашенье остается - как добрая примета, как память о былых победах, как орден и погоны. Стервозность становится где-то потрепанной, где-то умудренной - более мягкой, но и более эффективной...

Комм:
Я тоже где-то потрепанный, но где-то и более эффективный… (и при 80 процентов мягкости, 20 процентов стервозности во мне тоже имеется!)

 А бабская раскраска – это просто привычка, страсть к красоте  и любовь к рукоделью…; они и дом украшают, и одежды, и деток,  требуют красивых городов и всяких вещей… Кукольный мир? – так для них и мертвые куклы – живые!

 Просто к бабам у меня недоверие, а к тем из них, кто еще и с природой не дружит, так и отвращение вовсе… Из жизни устраивают кто цирк, кто театр, кто кино…

2 книга:
«Бросьте зернышко своей души в землю жизни и смерти, чем и докажете, что действительно посвятили ее Мне» – «Но это же погибель?! Это же всё равно, что единственного сына принести в жертву?!»

Комм:
Жить (и умирать) на полную катушку ради Бога – вот и все, что требуется (я, например, всегда был слишком зажат - всегда жал на тормоза… Чтобы расшатать свою заторможенность, стоит побыть расхристанным и распоясавшимся?! Хотя бы пару незаметных мгновений…; или раз в месяц пять впечатляющих минут…)

ЦИТАТЫ, неугомонная и кровожадная Галка Щербакова:
Нет-нет,  тот шубовый кролик в войну не жил, не надо думать, что я не подозреваю, как быстро это с кроликами случается - жизнь и смерть.

Комм:
Может ли убийца кролика в рай попасть? Он же  как ангелочек…

Инет:
Верующим же «умершим», в этом отрезке их посмертной дислокации, помогают молитвы, в зависимости от того, насколько сильно они запечатлелись в информационном банке души. Негативные сущности могут принять любой образ (дабы повести за собой душу), даже используя лики святых. Но и сами святые также будут присутствовать, при этом действии, защищая своих подопечных. Всё зависит от самого «умершего», от его умения распознать. Он в этой ситуации, как ребёнок. К кому потянется, с тем и уйдёт.

Комм:
Умерший тут правильно в кавычках!
 
3 книга:
Если кто-то  умирал от скуки, то, начав жить, он неизбежно начнет умирать от перенапряжений. «Терпи, друг. У тебя же  есть опыт общения со смертью! Расслабляйся всегда и во всем, и, если тебе это будет удаваться хотя бы иногда и немного, то ты выживешь. А потом станет легче, верь; потом вообще рай...»

Комм:
Да, сейчас стало намного легче…

2 книга:
Не веря в Бога, человек неизбежно приходит к неверию в очевидное – в смерть! Если тебе 80, то всегда можно думать, что вполне можно жить и 90 или хотя бы/!/ 85 и т.д. А столетние /или те же 80-летние/ уже ни о чем не способны думать. /Старческий маразм как спасение!/ …Люди склонны твердить, что они в Бога верят, но характер этой «веры» выражается в интересе к загробным проблемам и т.п. – а отнюдь не к тому, как Христос рекомендует нам жить на земле. Т.е. они верят  в Бога не потому, что они верят в жизнь, а потому, что вынуждены верить в смерть.

Комм:
Вера в смерть без веры в Бога должна делать ужасным человеком. А вера в жизнь без веры в Бога делает потребителем. Если же есть обе веры, и в жизнь и в смерть без веры в Бога, то будешь и ужасным человеком и потребителем одновременно, эдаким причудливым злым гением…

 А в труд и в прогресс можно верить без веры в Бога? Мне кажется, что сие невозможно – даже если ты будешь у своего Бога отрубать одну голову, у Него немедленно отрастет другая…

ЦИТАТЫ, Щербакова-рассказчица:
А к следующей Вальпургиевой ночи Аси не стало.  Ее сбила машина. Не
насмерть, слегка. В больнице она подробно и радостно рассказывала, как
"еще бы чуть-чуть...".  И мы все всплескивали руками. А ночью случился
обширный инфаркт.  В гробу у нее было выражение человека, выскочившего
из-под трамвая. Разрыв же сердца выражения не оставил...

Комм:
Не было ни радости, ни Вальпургиевой ночи, ни выражения…

Инет:
Многие люди умирают с всплеском, бурей эмоций. После смертное сознание зависает, не давая возможности умершему осознать действительность. Действительность реальности, в которую переместился умерший. В этой реальности его должно сопровождать ясное сознание, для осознания действительности посмертного пространства. Для самостоятельной осознанности этой действительности умершему выделяется 40 дней.

Комм:
Переедешь в другой город и за 40 дней в нем освоишься…
 
3 книга:
«Добился искусности, но потерял естественность» - это смерть. Надо развивать само естество свое, жить, задавая себе всё более трудные жизненные задачи.… (А бумажную деньгу гнал по дороге славный ветерок. Вот скрылись оба, и стало тихо так, как будто мир переменился…)

Комм:
Всякая искусность – это жизнь и естество, превращенные в засушенную бабочку окружающими полями смерти… Если ты в себе замкнешься, то они тебя задушат и  засушат (и скажут, что так и было)… Я, конечно, тоже замкнут, но – вместе с Богом, и этот Бог превратил меня в такого мамонта, который уже ни в какой гербарий не помещается (да и все время норовит выйти из затвора, потому как ему надо очень много кислорода…)
А все деньги – они ведь тоже из гербария!

2 книга:
Т.е. по сути, Иов перечеркивает Моисея; Иов – это пессимизм по отношению к утверждающему Моисею. Это путь к Христу, говорящему: «не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа, и воры, и наводнения рек, где смерть». …Моисей утвердил, Иов подверг ревизии, а затем пришли цари, Давид с Соломоном, которые плохо поняли древних – молодость!

Комм:
Вот они, Бог и Библия, с которыми уже никуда не спрячешься и за деньгами никуда не сунешься…

ЦИТАТЫ, лысый Куценко:
  для автомобиля  погибнуть в кадре - самая чудесная смерть.  я бы сам хотел  вот так погибнуть, через кино, через творчество. Улететь.
           мне хотелось бы, чтобы, когда придет  момент смерти,    не тянуло меня оглядываться, а тянуло смотреть вперед.

Комм:
Это Гоша Куценко, на которого невозможно смотреть. Видимо, пуп надрывает, чтобы быть хоть каким-то артистом… (Да он – бабник и еврей, мастер заливать и любитель жизни «в кадре»… У него,  кстати, есть «родственник», очень похожий – столь же хреновый писатель Захар Прилепин…)

Ведь все оглядки, воспоминания порождают нелюбимую евреями душу…

Инет:
Только смерть супруги и определённые годы затворничества (дабы земные структуры не влияли на сей процесс) смогли загрузить в моё естество эту силу, имя которой – БОГОБОЯЗНОСТЬ. Человек, наделённый этим душевным качеством живёт в гармонии с «своей» душой. Его уже не мучают вопросы смысла жизни и поиска истины.

Комм:
Богоязвенность?!

Душа у нас общая для всех человеков… (но он-то, кажется, считает, что она не наша, а Божья – она сто раз наша и сто раз Божья! Боится считать душу своею?! «Раз нет у меня ничего своего, то зачем мне искать и как-то стараться? За меня все решат…»)

3 книга:
Культуру она знает процентов на 20, а религию вообще - на 3; поэтому чего вы хотите? - чем меньше знаешь, тем больше девственной самоуверенности. Вот если бы она узнала то и другое хотя бы процентов на 50, узнала бы какой там бардак, сколько  фальши и смерти, как всё погрязло в болоте… Но она, скорее всего, никогда столько не узнает: варясь в собственном соку и вареве себе подобных, повысит свое знание культуры процентов до 25-ти, а знание религии - до 5-ти и всё, будет жить с 15-ти процентным знанием жизни и людей  - которые, впрочем, сами себя знают настолько же... Больше не требуется, когда только ходишь на работу и с работы - домой, где шкаф, стол и диван...

Комм:
Вполне возможно, что именно так и происходит. И бетонный бункер с машиной слишком  отгораживают, и определенный круг общения не дает выйти за свои пределы…

2 книга:
Красивость – так старуха при смерти всё ещё красит губы и чернит брови.

Комм:
«Красота спасет мир»? – накрашивай покойника до тех пор, пока он не воскреснет?! «Он не воскресает только потому, что вам таланта не хватает»…

Опять вспомнил про режиссера, собиравшегося показывать красивые кино-виды и картины умирающему – надо показать настолько красивые картины, чтобы тому страстно захотелось победить смерть и выздороветь (я бы, правда, от красивостей мог и раньше времени откинуть копыта!). Или он хотел всю хреноватенькую жизнь умирающего закрыть великолепным финальным аккордом, покрыть всю его жизнь парчовым покрывалом, оглушить его этим, припечатать красотой как печатью – чтобы Бог на том свете сделал его если не богом, так уж ангелом точно… А значит, показывать сие надо не с помощью обычного экрана в палате – всех умирающих надо свозить в некий огромный 3Д-кинотеатр (вот только  будут они там стонать, вонять, закатывать глаза и по всякому шевелиться…)

ЦИТАТЫ, Меклина – Дюкетт:
Ясно, что (как раз перед тем, как Павел начал распространять миф
            Иисуса Христа) имела место попытка ревностных влиятельных сил
            сбросить марионеточное правительство Ирода Антипаса и заменить его
            высокорожденным наследником трона Давида.
            Очень вероятно, что персонаж, которого мы сейчас называем "Иисусом
            Христом", был bona fide Царь Евреев в такой же мере, как Королева
            Елизавета - bona fide английская королева. По многим причинам я верю
            в то, что семья этого потенциального владыки была, как многие
            царские семьи, зажиточной и влиятельной.
            Очевидно, попытка переворота провалилась, и для того, чтобы
            подвигнуть остальных на подобные затеи, кого-то нужно было публично
            казнить. Этот кто-то, однако, должен был быть достаточно популярен
            для того, чтобы его сотоварищи, оставшиеся в живых, продолжали в
            течение какого-то времени революцию, зажигая воображение людей
            рассказами, что человек этот до сих пор здравствует, или, что еще
            лучше, воскрес.
            Легко увидеть современные примеры подобных ситуаций. После убийства
            выдающегося мексиканского революционера Эмилиано Запаты крестьяне
            отказались верить в то, что он мертв. То же самое случилось после
            смерти Че Гевары. По-моему, Павла нужно винить в том, что он
            превратил политическую легенду в религиозное движение

Комм:
Политиканы всюду способны увидеть политику, религиозные – религию, культурные – культуру… И с помощью натяжек все можно переиначить (в том числе, и само вранье выдать за легенду и миф… - причем, за каждый враньем и легендой всегда есть толика правды…)

Опять же, у евреев есть какой-то несчастливый талант – реальность они обязательно станут изобретательно  корежить, а вот в художестве (где переиначиванию вроде бы самое место), напротив, обязательно выдадут нечто уныло-кондовое. Губят и реальность, и художество - и всякий смысл и всякое чувство! Из чувства противоречия, что ли?! Любая их деятельность сопровождается ущербом для местного населения, а любая революция и вовсе ведет чуть ли не к полной и окончательной гибели… Пусть лучше в маленькой точке своего Израиля Бога молят об исправлении своей сначала избранной, а потом проклятой природы…

Инет:
Вы скажете, почему бы им там (за границей смерти) не отдохнуть? Ведь они заслужили покой. Чувство усталости отсутствует в астральном измерении (в этом можно удостовериться, анализируя человеческие сны). А любому доброму человеку – приятно делать добро другим людям. Это доставляет ему душевное удовольствие и наслаждение. Так что ангелы-хранители и работая, пребывают в раю.

Комм:
Забыв, что такое усталость, ты можешь людей перестать понимать – и, желая добра, приносить зло… (тем более, что в «астрале», подозреваю, отсутствует и многое другое! Там вообще, как в анале, только по лекалам прочерчено множество дуг…)

3 книга:
Литература  съела жизнь, которая ее породила. Поэтому столь величественна она  (много съела) и потому это литература о пустоте (пустой тарелке). Пытаются  заселиться  предметами, статуями, фактами, случаями, членом усердствуют вовсю, но нет - колосс должен погибнуть от удушья, бесконечно медленной и мучительной смертью. Уже одни повторы идут, конвейер и тупик – и без надежды, веры и любви на месте замертво падают любые декларационные атеисты. «Товара» всё больше, но вид его страшнее и страшнее. Скоро все будем в черных куртках, черных штанах, черных машинах  - покроем землю как древние тараканы, что в размерах на динозавров равнение держали. Уже были Гитлер со Сталиным, но, уверен, что в утробах этой тьмы своим жутким снам младенчески улыбаются еще немало неронов и калигул…

Комм:
Удушья с одной стороны, а с другой явно пытками многие развлекаются с нашим колоссом (чернь массово поджигает машины, а элита – целые страны…)

2 книга:
Христос бы не умер естественной смертью, если бы Его не распяли! Он пошел на смерть, чтобы до конца уподобиться людям.

Комм:
Да, не греша, Он вел слишком правильный образ жизни. Ведь даже Моисей, говорят, просто исчез…

ЦИТАТЫ, Патапум (эх, давно не виделись):
В будущем с взбесившимися компьютерами будут бицца насмерть уцелевшие негры и узбеки.

Комм:
Арабы из 3-го мира бьются с возглавляемым евреями (т.е. арабами же) первым миром. Причем, по-моему только фонтаны нефти помогают первым (если не считать фонтан деторождения!)

Инет:
Жить на Земле под нагрузкой сил, которые намного выше тебя. И давят на твою судьбу так, что и выбора у тебя, особенного то и нет. Будто судьба, твоя, на автопилоте, к которому у тебя нет дозволенного доступа. Это – КРЕСТ, который человек должен пронести, от рождения и до смерти. А уйти по своей воле, чтобы отринуть эту работу… Так в этом плане тоже давят. В том смысле, если у души (именно у души) сильные ангелы-хранители, они держат, под контролем, суицидальные наклонности человека.

Комм:
На самом деле, человечество подобно одному человеку – и сил у него, как ни странно, не больше. Так что, какая-то свобода есть всегда… (и семья заведомо больше ее ограничивает! Вот если семья вкупе с человечеством против тебя, то тогда да, или вешайся или живи на автопилоте, надеясь на перемену обстоятельств…)

3 книга:
В ночи похоть, в ночи убийства, в ночи воровство... - и ложь в ночи, в тайне и все грехи. Днем-то мы  изображаем  из себя праведников - многие искренно  - а вот в ночи разоблачаемся (многие даже очень торопясь). Ты попробуй не днем, а ночью на кресте повисеть. День - заповедник формализма и фарисейства. Конечно, показная смерть ценней показных молитв, но и она еще не победа жизни...

Комм:
«Умирать напоказ» - тема слишком извращенная… Хотя, если бы Христа убили тайком, в яме, а  не на холме, может быть, и не случилось бы никакого христианства. Он же как на сцене умер, очень эффектно  (а не позорно) Вообще, многодневная пытка (каковой является распятие) – это для самых мужественных людей. И то, что Христос умер быстро, говорило о тщедушности Его тела, но вовсе не духа… Возможно, Христос все просчитал? Он Сам выбрал Свою смерть? Ведь Он наверняка не хотел быть где-то тайно придушенным; или забитым камнями; или отравленным; или растерзанным толпой; или заколотым мечом… Да и долго сидеть в темнице – как Павел – Он тоже не хотел… В тюрьме даже Павел вел себя небезупречно – легче и проще  сразу умереть, чем лавировать на бесчисленных допросах и на что-то надеяться… (И вниз головой Павел просил себя распять, чтобы быстрее умереть, опасаясь, что иначе, с его выносливостью, он мог бы очень долго мучиться…)

2 книга:
Земля – это не жизнь, а смерть, способная воскреснуть под лучами подлинной жизни неба.
Земля – это история всех тел, бывших до нас, мы своим телом вырастаем из них. А душой мы вырастаем из нашего ближнего круга, из всех  наших впечатлений. Духовный же рост заключается в  познании  истории дел и поступков человеческих.
…Крестьяне связаны с землей не меньше, чем мой лук в горшке на подоконнике.

Комм:
Да, вся сколь-нибудь плодородная земля  когда-то жила в теле

ЦИТАТЫ, Скидан:
“Половой акт, или что-либо такое, есть событие. Событие есть
нечто новое для нас потустороннее. Оно двухсветно. Входя в него, мы как бы
входим в бесконечность. Но мы быстро выбегаем из него. После его окончания все опять в
порядке, ни жизни нет ни смерти.” (Введенский).

Комм:
Хотел сказать, что без событий ни жизни нет, ни смерти. И еще хотел сказать, что гнилые интеллигенты быстро выбегают из любых событий (да и вбегают обычно, только чтобы бабу поебать…)

Инет:
Я жил без души (после смерти супруги) полгода. Даже окружающие меня люди замечали печать смерти на моём лице. Я сох и увядал на глазах, как цветок, которого лишили связи с землёй. И только после того, как в одну из январских, морозных, крещенских ночей (в состоянии нервного срыва) я отправился на кладбище, мне вернули душу, но с багажом тех знаний, которыми я делюсь с Вами.

Комм:
После смерти жены, увядал вместе с членом, но потом на кладбище получил багаж… (На кладбище вместо умершей жены могли бы хоть резиновую куклу выдавать… В этой связи я понимаю и необходимость развития человекообразных роботов – чтобы резиновая жена, помимо своей основной функции, умела хотя бы подметать и на стол продукты подавать…)

3 книга:
Щедрой струёй льются мои поражения (вот акт о капитуляции подписываю – «прощай, любовь»)
Когда горечь стала невыносимой, он перестал есть и помер голодной смертью.

Комм:
Когда горечь стала невыносимой, я перестал творить и начал все портить…

2 книга:
Всё живое – от травинки до человека – хочет жить, но рождается на смерть. /И даже убийство это чуть ли не упраздняет: «всё равно ему – травинке, дереву, животному, человеку – умирать»./ Человек рождается в рай, чтобы пожелать иметь его вечно и преодолеть смерть, отделяющую временный рай от вечного.

Комм:
«Меня убили или я сам на машине врезался в стену?» На том свете: «честно говоря, я сам уже плохо помню, что там со мной случилось, и почему я умер – какая-то темная история; или мгновенная». «И, честно говоря, жить я еще только начинал, пускал пузыри… - неужели меня действительно теперь  навечно поселили в этот рай?! Или как везде: отпуск 24 дня, а потом будет новая работа…» В том отпуске один день как тысяча лет – а каждая новая работа может сделать богом…

(Незримая лесенка в небо из электромагнитных волн… Электромагнитные волны нам как с неба лесенка даны после того, как убедился Бог, что мы летать не можем… Электромагнитные волны как вертикальная вода – в них мы змеиное ползанье свое сменим на дельфинье плавание…)

ЦИТАТЫ, Скидан:
претерпевание, пребывание в стихии чистой
негативности без какого-либо трассирующего, свертывающего игру
трансцендентального гаранта, без какого-либо “снятия” - и есть суверенность,
прерогатива и власть: бесстрашие не-поэзии перед лицом не-бытия. “Тем не менее,
может быть что-нибудь можно попробовать и написать если не о времени, не по
поводу непонимания времени, то хотя бы попробовать установить те некоторые
положения нашего поверхностного ощущения времени, и на основании их нам может
стать ясным путь в смерть и в широкое непонимание. Если мы почувствуем дикое
непонимание, то мы будем знать, что этому непониманию никто не сможет
противопоставить ничего ясного. Горе нам, задумавшимся о времени. Но потом при
разрастании этого непонимания и тебе и мне станет ясно что нету ни горя, ни нам,
ни задумавшимся, ни времени”

Комм:
Ясен их путь в смерть и в широкое, дикое непонимание… (И никому из таких дикарей-академиков я еще не смог противопоставить ничего для них убедительного. Эта книга – очередная попытка, последняя…)

Инет:
Если после смерти человека ничего не происходит, то можно смело сходить на кладбище, и от всей души выкрикнуть эту гипотезу тем, кто там лежит. Под сомнением лишь дальнейшая судьба смельчака, рискнувшего бросить вызов тайному. Сможет ли он после этого спать спокойно?…

Комм:
В земле кладбища скелеты и дьявол, на небе кладбища ангелы и Бог…

Ишь, понатыкали не пойми чего и зачем… - я бы над каждым умершим дерево сажал (тогда был бы смысл в первые годы ездить на кладбище – ведь саженец требует ухода) Только лес может обеспечить мертвым должные покой и забвение... А личное дерево как личный громадный бог, и это зрелище достаточно духовное… Стоит ли фотку прибивать к дереву? (А ведь может уместиться не только она, но и целая выставка, и описание всей жизни…)

3 книга:
Красота – это святость культуры. Даже извращения становятся  святы, если красивы…  Но красивыми они быть всё же не могут. Поэтому общество, потерявшее здоровую жизнь и ищущее в извращениях святость смерти,  пускается на ухищрения: с одной стороны, всё обставляется  богатым антуражем, а с другой, максимально, насколько это возможно, искажается и растягивается само понятие о красоте -  заложенное в нас природой, Богом. Но такое устройство очень  недешево и изнурительно и ведет к разорению и сумасшествию, поэтому, в конце концов, им говорят, что это мерзко, но полезно...

Комм:
Крокодиловая кожа более богата, чем красива или более красива, чем богата?! Так или иначе, но крокодилы и прочие по любому дорогие и удивительные редкости,  помогают освятить и преобразить что угодно – и если ты сначала и извратился, то ведь потом «крокодилы» вновь преобразили тебя – и такое двойное превращение уже попахивает полным кругом и новой нормой (тогда как «нормального» «крокодилы» от нормы лишь уводят, делают извращенцем даже без вины…) Т.е. извращение – это повод полечиться богатством и красотой…

2 книга:
Плоды много прекраснее нас, они существовали прежде всех времен, в раю – и они служат нам и идут на смерть из-за нас. Когда ешь апельсин, исполняешься художнической энергией, а когда ешь картошку – бытовой!

Комм:
Каждый апельсин мог бы породить целую апельсиновую рощу, а апельсиновая роща своими семенами  за пару лет могла бы заполнить всю страну. И умирать они собирались именно ради этого, ради создания рая из себе подобных… Пока людей не было – а они действительно появились позже – за рай на земле боролись «апельсины» и сорняки… Если мы не выполним свою задачу, не построим рай на земле, как на небе, то появятся существа еще более высокого уровня – и мы будем служить им пищей (только питаться нами они будут как-то иначе – ведь и растения, например, не имеют ртов и желудков…) Взять тех же жуков – не исключено, что они были вершиной эволюции до растений! И у них есть рты и желудки! Плотоядные и травоядные ступени эволюции сменяют друг друга…

ЦИТАТЫ, Скидан:
Лежит в столовой на столе
труп мира в виде крем-брюле.

Комм:
Лежит в столовой на столе
отрава в виде крем-брюле
(сначала отрава, а потом уже труп)
(и все же придется жрать мне крем-брюле в баллончике – его купил я по дешевке. Постараюсь, однако, не перебарщивать, чтобы не съесть смертельную порцию яда…)

Весь мир теперь как крем-брюле, но ведь столько бесплатных лакомств – пусть и из пластмассы -  во все века бывает только в мышеловке…

Инет:
В смерти не больше тайн, нежели чем в рождении. И ту, и эту жизнь принимает в недовольстве.

Комм:
Смерть могла бы быть делом добровольным, если – родиться новый человек мог бы только вместо ушедшего. «Разочаровавшись в себе, решил сделать благородный поступок – уступить свое место новому человеку»… Даже: «я знаю красивую молодую пару, но они не могут родить – нет мест на земле – вот им я, пожалуй, готов его уступить, они наверняка родят талантливого ребенка и прекрасно его воспитают. По крайней мере, я могу выставить условие – чтобы мультиков и игрушек совсем не было! А как подрастет, пусть мои труды изучает!»
 
3 книга:
Обнял ледяную статую с верой, что только поверхность ледяная: «растоплю лед, а внутри окажется живая, милая девушка». Холод бьет током, просто бьет, но ведь не до смерти же. Ведь просвечивает девушка - если бы не просвечивала,  не стал бы, я мимо статуй свободно прохожу...

Комм:
Обжегшись на льде, теперь на воду согревающе дую… Обжегшись на льде, теперь мимо воды свободно прохожу – все равно же, нисколько не согрета… Есть вода, которой не напиться, не согреться, а есть вода, которую пить то можно, а вот согреться все равно нельзя… Лучше жить как будто среди льдов – хотя бы не утонешь в ледяной воде. А пить захочешь – ляжешь, ко льду тесней прижмешься и станешь лизать его шершавым языком… (В конце концов, в такой дороге можно книжку почитать, где все живые и горячие, как будто только из под печки…)

2 книга:
Собака заскулила через 45 минут после того, как я лег спать, и вывела меня из полубессознательного состояния – а ведь мне всё это время казалось, что я всё еще бодрствую и что-то думаю, а оказывается мысли уже сменились видениями. «Вот так незаметно и умирает человек, и духовно деградирует». /И развивается тоже – но этого я тогда, будучи мрачно из-за собаки настроен, не подумал!/ Кажется, что еще живешь, а на самом деле только прогрессирующая слепота не дает увидеть прогрессирующее бессилие. В присутствие смерти не верится до самого конца.

Комм:
Собака деградировала через 45 минут после того, как я лег спать; только прогрессирующая слепота не дает ей увидеть свое прогрессирующее бессилие (иначе она бы не скулила, а выла…)
Мысли про смерть через 45 минут полубессознательного состояния сменились смертоносными видениями…

ЦИТАТЫ, Скидан:
слова настолько многосмысленные, что
любая операция по их дешифровке обращается в очередной новый код, отсылая к
заглавию, которое отсылает к некой розе, розе “в высшем смысле”, распыляющей
самое себя в имя, точнее, в не-имение имени (Рабби Деррида бы и здесь
воспользовался “Розой” Батая, или его Лаурой, этой бессмертной - теперь,
благодаря обнаруженным фрагментам, сводящим все мыслимые и немыслимые розы к
одной могильной насыпи, к одной-единственной J(е), вокруг нее будет кружить со
шприцем еще один двойник, двойник Мориса Бланшо... - этой бессмертной мертвой).

Комм:
Рабби Деррида и рабби Батай и их Лаура на могильной насыпи. Рядом, как полагается, розы и еще какой-то тип со шприцем для полноты всяческих удовольствий… (ведь еще бабушка надвое сказала, кто там всех мертвее)

Инет:
Нельзя всех людей мерить одной меркой. Не дано, всем людям, одолеть высшую точку совершенства, на Земле. Ведь даже верующие люди делятся на подгруппы и, в дальнейшем (после физической смерти), осваивают территории разных миров.

Комм:
Колонизация загробного мира после «учебки» на земле… Много еще там нужно колонистов? Долго нам, несовершенным, еще делиться на подгруппы… (опять же, без шприца не достигнуть высшей точки, т.е. пика совершенства на земле…)

«По ошибке, в не свою попал подгруппу и чтобы забыться поскорее, укололся…»

Может, мы находимся на кончике маятника и он нас то вносит в этот мир – из того вынося – то совсем напротив… Умер здесь – родился там, умер там – родился здесь… (и, кстати, чтобы из одной подгруппы в другую перебежать,  надо тоже очень сильно – кровь из носа – постараться…)

3 книга:
У меня тоска от того, что люди не понимают  радость, а у них радость от того, что им кажется, будто они подружились со смертью...

Комм:
Все взрослые перестают понимать радость и через цинизм и прочую жесткость начинают активно дружить со смертью. Их радости становятся вульгарны, меркантильны и пошлы – и без поллитры они уже вообще не радуются…

2 книга:
Люди скорее склонны верить слову сверху или из толпы, чем мысли снизу или от отдельного человека.
Общественники – ни за что на свете таковые не согласятся кануть в небытие, где смерть и мысль.

Комм:
Отдельный человек – это толпа, где все вокруг тебя убиты, что ли… (где все вокруг пигмеи, что ли!)

ЦИТАТЫ, Скидан:
Есть и такой вариант (не помню: у Борхеса, или я сам придумал когда-то):
некое особое племя, выходя на бой, не стреляет во врага, а изображает своими
телами иероглифы, которые на их языке значат "смертельный удар", "страшное
оружие" и т.д.

Комм:
Страшные рожи, пиф-пафы пальцем…

Инет:
Самым главным фактором дальнейшей Эволюции человека (после физической смерти) является ОСОЗНАННОСТЬ. Включится ли осознанность, при смерти мозга (в отличие от клинической смерти, при которой мозг ещё жив) или нет, зависит от земной жизни человека. Как он её прожил. Если есть польза, – увеличить общий эволюционный потенциал Мироздания, программа, закачанная при сотворении нашего пространства, автоматически запустит осознанность «умершей» структуры. В противном случае, эволюционная жизнь этой структуры войдёт в режим паузы или, в человеческом понимании, – в режим спячки. Это то же самое, как человек, живущий в своих снах полной жизнью. И осознающий эту полную жизнь как сон, только проснувшись. То есть человек распределяется смертью в ту зону ментального плана нашей планеты, где его действия уже не будут влиять на ход эволюционной жизни Мироздания.

Комм:
Еще вопрос: мы спим там и бодрствуем здесь или напротив? Говорят же, что наша жизнь нам снится…

«Структуры», «факторы», «потенциалы» и прочая и прочая (даже «паузы»!) – и чувак уже думает, что что-то знает, имеет отношение к «науке»… Никакой от тебя пользы, чувак, и лучше б ты спал в самом деле…

3 книга:
Смешно бояться жить, к стене холодной прижиматься. В ней смерть. Лучше пусть встретит меня смерть горячая - красная как роза, веселая как песня, нежная как дева...

Комм:
Без девы, красной как роза и веселой как песня, я что-то не хочу рисковать. Боюсь обжечься.(С другой стороны, к холоду я закаленный!)

2 книга:
Моисей обозначил лишь край смерти, место, куда нельзя подходить. Жизнь же была под запретом еще со времен Адама. Оставалась лишь сфера насущного и религия-обряд. Лишь Христос обозначил поле жизни – сказав, что мы должны наполнить его Духом. 

Комм:
Да, в высшем смысле в этом смертоносном мире люди живут лишь на войне (и на подобных войне занятиях)

Без новых христов новые поля жизни не проклюнутся… 2000 лет нельзя на одного Христа опираться – должны быть более близкие и четкие примеры (такими для меня были «Достоевский и компания» - читающий да разумеет…). Новые новаторы нужны – без унитазов, как дюшан, без собачьего лая, как кулик… Такие как БГ, но без буддизма, такие как Стерлигов, но без автомата…

ЦИТАТЫ, Курицын – Парщиков (кто-то из них):
Не уходит ли с врачом часть тела хозяина (как, разумеется, и со смертью телохранителя, если он гибнет раньше объекта)? Скорее нет, тело объекта спокойно возвращается из тела умирающего телохранителя, но интересен потусторонний статус тел телохранителей и личных врачей: они явились как бы без двух жизней. Они, что ли, как-то особенно интенсивно мертвы.

Комм:
Чего ради бабок не сделаешь… (Я как робу охранника надеваю, так тоже для вида «умираю» слегка! «Хозяин, это мы тебя слегка наебали… И при случае выебем…»)

Инет:
Я не живу, пока любовь на мне
Отыгрывает все свои желания,
Я не умру, пока не буду знать,
Что для меня открыты двери Мироздания.

Комм:
Под «любовью» тут член понимается…

Смерть как испытание для наших самых твердых уверенностей и знаний…

Ведь космос мирозданья каждой ясной ночью виден – странно, что нас всех не придавило (только этого чувака)

3 книга:
Собирал засохшие листочки с декоративных вечнозеленых лиан, украшающих нашу комнату. Целый город – и миллион весело зеленеет, к окну тянется, а несколько сотен умерло, завял их интерес к жизни. Тут покойничек, там еще двое; и в той чащобе жизненной тоже смерть отметилась; а здесь вообще целая улица вымерла. Чума, что ли. Солнце перестало заезжать - перепланировали город да не совсем удачно. Заодно и некоторых тяжелобольных подобрал - чего мучаться, раз безнадежны? И я не так часто санитарю - будете потом месяцами своим непогребением глаза мозолить. А в общем: приятно поездил по этим зеленым аллеям с плавными поворотами - жизнь побеждает, покойники - только бессильные одиночки. Вот только комнатой нашей никто тут не интересуется - все до одного в окно смотрят, к чему-то там испытывают нежность...

Комм:
«Сколько денег на цветочки я угро-обил, в наших темных комнатах одни алоэ и расту-ут» - песня…

2 книга:
Похороны для меня – это ад наяву, это мучения после убийства.

«Как же мне теперь жить с этим  ужасным грузом на шее, шрамом на душе?» /я знаю, что в гневе способен убить и знаю, что после убийства я умру как человек/.

Смерть не стесняется шествовать посреди улицы,  громко играть свою музыку,  ярко окрашивать гроб и высоко его поднимать. Она работает невидимо, а празднует свои победы и свадьбы публично – она умна, но хвастлива.

А как  ужасны кресты на кладбищах, не менее ужасны, чем свастика. Это заклинание не против, а за привидений. Они сами как привидения, как чучела огородные. Ведь крест – это орудие пытки! Лежать в земле и ощущать, что на тебе поставили крест! И надгробные плиты – это что за люки и двери?!

Пусть кладбище будет прекрасным парком  с тем, чтобы быть достойным красоты человеческого тела.

…Глупо мертвецов одевать в костюмы и ботинки! Белый и тонкий саван, конечно, лучше. Ему там не заседать, а Бога встречать. И гроба не нужно – что ему тухнуть, отделившись от земли.

Искусственные цветы и «венки» – это ужасное соседство с природой.

Комм:
Последние лет 30 уже точно ни разу не видел похоронное по улице шествие. Даже интересно, в какой момент их запретили… В последние десятилетия даже крышки гроба у подъезда не увидишь и сами катафалки без особых примет… А то, что мертвецов в костюмах хоронят – это слишком уж похоже на еврейские проделки, на их мечты о загробном устройстве; русские крестьяне наверняка не так хоронили (а как? почему молчок и я ничего не знаю?) …Похоронная музыка еврея Мендельсона кого хочешь запугает – не услышь я этот рев, я бы точно в детстве похорон не так боялся…

ЦИТАТЫ, Честертон:
-  Ну,  -  буркнул  Дрейдж, -  преуспели ли  вы  в  отмщении за  смерть
блаженной памяти миллионера? Ведь миллионеры  все причислены  к лику святых,
едва какой-нибудь из  них преставится - газеты  сообщают, что путь его жизни
был  озарен светом семейной  Библии, которую ему в детстве  читала маменька.
Кстати, в этой древней книжице встречаются истории, от которых  и у маменьки
мороз бы пошел по коже,  да и  сам  миллионер, думаю, струхнул бы.  Жестокие
тогда  царили  нравы,  теперь  они  уже  не  те.  Мудрость  каменного  века,
погребенная  под  сводами  пирамид. 

Комм:
Да, маменьки как-то умудряются не замечать всей полноты картины Ветхого Завета (как и Нового, впрочем…) Моя выковыривает только те места, где про Бога (Христа) и про чудеса (не считая, конечно, главного: почитание детьми родителей!) Новый Завет им нравится тем, что в Нем очень много про Бога-Христа, именно это приводит их в радостное изумление. Кроме того, там описана довольно обычная для современного человека жизнь – без заклания овец и войн со стрелами…

Инет:
В сущности, не столько сам человек отстаивает свои принципы, сколько будущий мир человека (посмертное пространство, в которое, с большей вероятностью, вольётся, со смертью физического тела, естество последнего) защищает свою территорию, что является законным эволюционным правом любой структуры Мироздания.

Комм:
От таких текстов тащиться могут даже мертвецы… Кажется, я понимаю, почему его именно на кладбище сильно озарило; оно его зомбировало, этот мир и тот собой соединило… Мы как дерево – и наши корни уже сейчас в загробном мире… Самое наше правильное место – на кладбище; именно там мы с наибольшей силой прорастем в загробный мир…

3 книга:
Товарищ - это товар с усами, с которых щи капают. Капая, они переворачиваются и называют себя «ищ». «Умираю – ищ. Считайте меня  коммунистом» - мокрое место считать коммунистом? перед смертью все с ума сходят.

Комм:
Во-от, уже тогда хотел про смерть писать…

2 книга:
Т.е. современное материальное устройство мира – это как подмалевок в живописи. Плоскость закрашивается быстро и стандартно. /А они думают, что уже написали картину!/

У них нет ни земли-смерти, ни зернышка смысла – одни оболочки, формы - и наполняется только желудок. А как однообразна эта ровная геометрическая красота – она как пустыня. Где неровности, там варианты, т.е. разнообразие жизни…

…Таких очень удобно использовать на шоссе и на рельсах, но они совершенно беспомощны там, где их нет. Так и живут всю жизнь на шоссе…

Комм:
Да, смерть все затормаживает и углубляет… Чердачный полусумрак с хламом, но и с намеком на остановку и загадочное углубление меня всегда привлекал; это была прямо-таки какая-то мечта из снов (правда, в реальности я слишком брезговал пылью, да и пугался…)

ЦИТАТЫ, Честертон:
Очень  любопытны  эти  древние материальные
религии. В течение  тысячелетий боги и цари  на  барельефах натягивают  свои
выдолбленные на  камне луки, такими ручищами,  кажется, можно и каменный лук
натянуть.  Материал, вы  скажете, - но какой материал!  Бывало  с вами так -
глядишь, глядишь на эти памятники Древнего Востока, и вдруг почудится а что,
если  древний господь  бог  и сейчас  этаким черным  Аполлоном разъезжает по
свету в своей колеснице и стреляет в нас черными лучами смерти?

Комм:
И древние евреи разъезжают по свету в своих колесницах, и многие другие вполне себе первобытные люди с Востока… Сейчас, правда, Восток срочно осовременился, но мне кажется, что только для того, чтобы от своей древности не отстать…; т.е., чтобы их древность не превратилась в некое презренное и ни на что не способное захолустье… Они все посмотрели на Японию и увидели, что современность там только с одной стороны, а с другой и вся древность в порядке (опять жутко пожалел о разбомбленном американцами деревянном Токио! Вот уж страна без всякой древности, с одними евреями! Не случайно они и древнюю Германию под шумок разбомбили! Ладно, не всю, но и так эта Германию теперь местами сходит с ума…)

Инет:
Ты пришёл в этот мир головой, – знать, за знанием,
Век живи, век учись, – это жизни стезя,
Почему же уходишь вперёд ты, ногами?
Неужели от знаний воротит тебя?

Комм:
Вперед ногами уходят, потому как башку берегут – вдруг придется пробивать преграды?!

3 книга:
«Бесхарактерный». Чувствует себя человеком, только пока взаперти бирюком сидит и талант свой в ремесле  потихоньку реализует...  Но при этом была у него одна подлая усмешка – мол, куда ты денешься, лезь в общую парашу. Это уже не жалкое растрепанное батрачество, а кудрявое холуйство. Черная отметина, пусть и небольшая. Черная метка смертельной болезни - вроде раковой опухоли. У всех, кого награждают в нашем мире, под медальками такие черные дырки...

Комм:
Да,  медальки смешны для любого маломальского мудреца, но сам я все же такой же бирюк бесхарактерный, способный не только на растрепанное батрачество, но и на кудрявое холуйство… (Я так плох, что только действительно великие дела меня оправдают!)

2 книга:
Снова думал о делании вариантов на темы известных картин /в частности, Леже/. Добавлю в них смерти и красоты, интерпретирую саму тему…

Комм:
Не знаю, как с красотой, но черной смерти точно добавил – отчего ожил «Леже», прямо воскрес и слез со своих плакатов (правда, когда я вторично попытался смерти добавить – «для четкости» - я этих воскресших только жутко изранил…)

ЦИТАТЫ, Давыдова (фамилию может изменить):
Идея может родиться рано утром, на рассвете, а уже в полдень умереть  в
коридоре у ящика с песком, где трое  химиков  соберутся  покурить.  Смерть
идеи может быть бесславной. Она умрет, воткнутая с окурками в  песок,  под
смущенный смех того, кто ее родил. Она может  умирать  тяжело,  в  хриплом
споре, под непарламентские реплики сторон.  Иногда  она  может  показаться
слепяще гениальной одному  или  даже  троим,  пока  к  ящику  не  подойдет
четвертый. Попросит закурить, осведомится,  о  чем  речь,  и  просто,  как
прикуривал, закроет открытие.

   Хуже,  если  идея  осталась  недобитой.  Проскочила  и  осталась  жить,
нахальная, манящая, но фальшивка и дешевка. Она все равно умрет, но  перед
смертью наделает Дел.

Комм:
Идея может родиться за одной сигаретой, умереть за другой, воскреснуть за третьей (и ты уже давно от рака легких умрешь, а идея так и будет мерцать в пограничном пространстве…)

Тоже ведь бесхарактерный – судя по тому, как легко дает закрывать свои открытия…

Инет:
Ну, допустим, следуя нашей слепоте, все люди уходят (по физической смерти) в одном направлении, в одно пространство. Вы представляете себе размеры этого пространства, если ежегодно его пополняет до 50 миллионов умерших? Чуть больше века и население этого пространства сравняется с живым населением нашей планеты. Умножьте эту цифру (ежегодно умирающих) на всё летоисчисление человеческой популяции. Получится сумма, трудно умещающаяся в человеческом сознании. Глупо полагать, что Человечество зародилось несколько тысяч лет назад. Исследователи находят следы человеческого пребывания на Земле, более раннего периода, вплоть до миллиона лет до нашей эры.
Каковы же размеры этого посмертного пространства, если оно способно вместить в себя море людей, в котором наше живое, семимиллиардное сообщество представляет собой всего лишь каплю в этом море? И если все умершие когда-либо собираются в одном пространстве, то наша земная несправедливость отдыхает перед той мощью гнева, что выплеснулась бы от миллиардных разочарований. Терпящий – разорвётся и верующий сожмёт в кулак свой честный гнев и выплеснет его наружу, увидев то, что нет награды за то, что мёрз он в стужу, где лишь один огонь способен согревать обманчивым теплом. Тепло то – вылизано злом и человеку, как слепцу, убийственную суть преподнесли в богато убранной порфире.

Комм:
Да, на кладбище и над кладбищем и под кладбищем все миллиарды не уместятся. А теснота -  рай  только для ангелов. Даешь революцию в загробном мире против слишком тесных загонов! Мы не муравьи, муравьи не мы… (Кстати, я и с неандертальцами в одном месте находиться не хочу!)

И еще жуков на кладбище исследуй – возможно, то реинкарнация…

3 книга:
Живопись - это когда видно руку. Нет руки - нет художника. И рука, натренированная на манер робота, есть отсутствие руки (все ищут покоя и находят его у смерти, безжизненности).

Комм:
Рука бегом машины догоняет («сама же их наделала, а теперь они от меня куда-то убегают? или даже пальцы отрезают…»)

2 книга:
Одну секунду видел по ТВ, как режут овцу и молча решил быть вегетарианцем.

Комм:
Потом так же молча передумал (в тот же день или на следующий?!) Но с другой стороны, сама тема запала… (С третьей, я кое-как притерпелся хотя бы к смерти куриной, овечьей… - не больше. Видел по телику их уже раз 10, наверное… В реальности по-прежнему ни разу!)

ЦИТАТЫ, Леонтьев (где его песни?):
мир, в котором женщины говорят все, что
хотят, а мужчины делают  все,  что  им говорят женщины.    Мужья  под
каблучком, морщины только на пятках -  вот как должна выглядеть справедливая
вселенная.  Где  он, этот мир,  который  показывают в фильмах,  где жена всю
жизнь изменяет мужу, а муж перед своей смертью умоляет его простить,  потому
что  понимает, что  это он  сам во  всем  виноват? 

Комм:
Мой отец, будь он не в реанимации и обладай речью, обязательно стал бы просить прощения у матери, да и у всех – да и у Бога. И я поступлю так же, ведь мало ли… Думаю, даже Бог-отец за собственные грехи отдал Своего сына на заклание! Ведь очень гневен Бог-отец, а в гневе нагрешит любой…

Инет:
Человек, теряя внешнюю оболочку (плоть), уносит с собой нажитые этой оболочкой привычки, привязанности, страсти. Даже привычка питаться остаётся. Об этом свидетельствуют факты, когда «умершие» люди, перейдя в астральную среду обитания, своим астральным телом всасывают в себя астральную оболочку пище продуктов. Потому и существуют традиции – оставлять пищу и воду на кладбищах, на месте погребения «умершего» человека.

Комм:
Привычки потрахаться не остается? А песни попеть? И главное: куда же без телика?! Какой-нибудь старенький могли бы оставить, а мы бы его с помощью астрала наладили… Я даже думаю, что на кладбище должен быть полный комплект для жизни – включая машину. На всякий случай. В лесу лосям соль же оставляют…

3 книга:
Я горел в лесу;  пытался выдолбить окно в каменном кубе;  трех человек сразу нес на себе;  собрал автомобиль, имея вначале только его остов;  убежал от троих, гнавшихся за мной - мне повезло: в подъезд, в который  завернул, они не заглянули; я пережил смерть друга, сумасшествие брата и уход любимой;  висел на стене, под которой кипела вода и не разжал пальцы;  неделями работал по двадцать часов подряд; мне делали операцию, которая могла кончиться вместе с моей жизнью, три месяца я пролежал на больничной койке; и я горел в лесу... - и теперь  должен войти туда, где каждый катает стальные шары, которые заменяют им пули. Мне нужно узнать, где такой-то и что с ним, пробиться с опаленным лицом и бесстрастной душой, им дела нет, что я многое вынес и уже не живой...

Комм:
Смерть гналась за мной; когда, где и как, не скажу, но гналась – а иначе откуда у меня такая бесстрастная душа и лицо опаленное?…

2 книга:
Среди толп, кричавших Христу «осанна» и сбегавшихся к Нему, нашлась толпа, которая предала Его на смерть – так же, как среди 12 апостолов и умников нашелся один предатель. /Т.е. народ как целое невидим так же, как и отдельный умник! Та толпа тоже пошла и удавилась! – спилась или погибла в войне/.

Комм:
Да, даже толпа – не народ и даже референдум – не вечное народное мнение… Говорят, что «распни» кричала толпа слуг организаторов этого дела – их туда просто послали… Есть отдельный человек-невидимка и есть народ-невидимка; а толпы – это проклятые лужи на дороге манипулятивной истории…

ЦИТАТЫ (Леонтьев – оказывается, он вовсе не певец!):
если вовремя принять лекарство, то смерть наступает не сразу.

Комм:
Если вовремя принять лекарство, иногда и 20 лет себе можно подарить…

Инет:
Для тех людей, кто научился управлять земными зависимостями и смог, при земной жизни, гармонировать с ментальным планом нашей планеты, на том свете открываются бескрайние просторы нашей Вселенной. Земля, испуская флюиды (в космическом общении), отпускает в «свободное плавание» те структуры своего внутреннего мира, которые помогают ей развивать свою Эволюцию в правильном русле. Подобно гармоничному человеку, который следит за культурой общения в обществе.

Комм:
Некультурных не берут? Я плеваться люблю, вряд ли меня там пустят в свободное плавание. Но что делать, если сопли стекают в горло? Пусть дадут мне платочек, я буду держать его одним крылом… (как весь станет склизким, выкину в ад; или высушу над адским огнем…)

3 книга:
Авангард пытается выдать за тайну бессмыслицу - большое искусство! Большие поклонники искусности и красоты - насмерть, в лепешку разбиваются, но делают-таки свои шедевры - пусть и гробы.   Поэтому хорошо, когда авангардист халтурит и озабочен коммерцией: «чем ты фальшивей, тем живей!» Но и ничтожней: «быть ли живой мухой или мертвым монументом» - вот как для них стоит вопрос.

Комм:
Одни авангардисты насмерть разбиваются в борьбе за бутылку, а других вытаскивают на свет хитрые евреи – им гробы всякие нужны…

 Если человека в бутылку поместить, то он духовным поневоле станет – чтобы выбраться…

2 книга:
Опять посетило предчувствие, что мне предстоит  пережить смерть своих родных. Особенно боюсь за папу и  Вовку. И буду обожженным, чем-то вроде короля Лира и будет продолжать меня жизнь перемалывать, превращая в нищего, черного и жалкого человека. И будет Женька как разбитая чашка, что сохранилась от былого праздника. А мама уедет на какое-нибудь богомольное житье, прокляв меня…. А может, есть выбор: могу уехать - и счастье, благополучие и видимая плодотворность будут рядом, а несчастье далеко? …Возможно, и поэтому жизнь так медлит и тянет: долго выбирает…

Комм:
Да, живет в матери желание куда-нибудь перед смертью уехать. Может, на самом деле, это русская традиция?

Чего и бояться было – и так был до предела жалок и пуглив…

ЦИТАТЫ, забытый Леонтьев (один из):
надеюсь,  хорошие   мужья  после  смерти становятся холостыми, а плохие  холостяки  -  женатыми. 

Комм:
Особенность этого мира – размножение; не удивлюсь, если особенностью того будет сокращение, постепенное  слияние похожих людей в одно существо…

Инет:
Всё, что находится в движении, не вызывает сомнений, относительно животворности данного объекта. Возьмите любую «неодушевлённую» структуру на Земле и, путём микроскопического изучения, попробуйте обнаружить в этой структуре хотя бы один атом, который не пребывал бы в, более или менее, устойчивом движении. Ну и как же эти живые атомы, объединённые в одну структуру для определённой цели, становятся вдруг неодушевлёнными?

Комм:
Этот астрально-атомный чувак не различает материю, дух – и душу… (свою, видимо, вместе с женой потерял…; этой вселенской  пургой он просто пытается забыться…)

3 книга:
Я таю понемногу, испаряюсь, становлюсь маленьким - но всё умеющим и с огромным небом над головой. Моему самолюбию ничего не нужно: смерть вечно суетится, называя себя жизнью и все уверены, что суета - это и есть жизнь; самый умный, если не тает, уверен в этом...

Комм:
Я таю понемногу – а пузо все растет (чему я изумлялся поначалу…)

Кто ж знал, что после этих гимнов мне еще лет 15 придется по полной суетиться (особенно летом…) От смерти духовной не так-то просто  избавиться  - и смерть физическая пусть будет мне в помощь… (тогда-то еще на лучезарную бабу надеялся – мол, будет солнцем под огромным небом! да, да…)

2 книга:
Христос взял на себя непосильную часть надлежащего нам труда: творить жизнь из смерти, имея Самому самую ужасную участь: отдание жизни на смерть.

Комм:
Это я еще обрезал текст, а то его и вовсе трудно удержать без специальной религиозной подготовки… В общем,  жизнь должна всюду брызгать натуральным соком, а все остальное пусть идет в металлолом…

ЦИТАТЫ, Миллер:
утешения, компенсации, газеты, религии. Но когда-то ничего этого не было.
Когда-то ты был свободен, дик, смертоносен...

Комм:
Когда-то ты был вообще обезьяной (но быть обезьяной – участь не хуже, чем с газетой у телевизора сидеть. Надо найти золотую для мужика середину!)

Инет:
Жизнь человека, после физической смерти, можно охарактеризовать, как перемещение человеческого естества в определённое место, в коем жители несут, в своём развитии, ту же сущность, что и перемещённый. То есть умерший имеет те же взгляды на жизнь, что и жители, прибывшие сюда раннее. Сколько миров в сознании Человечества, столько и территорий для последующего проживания людей.

Комм:
Родню хоть там встречу?! Боюсь, нам будет так хорошо, что мы и других начнем агитировать, к себе приглашать, издали хором все объяснять, что другие не поняли…

3 книга:
Залил добротой свой резервуар, зарядил умом магазин своего орудия и поехал на войну с их глуповатыми, сытыми богами. Поскидал с постаментов, сжег  книжки, выковыряв оттуда лишь пару фраз. Людишки, конечно, засуетились, но я  держу их за самых мелких фраеров - им не нажать у меня черную кнопку с надписью «смерть», пока полны мои баки и магазины... Я - ангел-робот, я - пророк,  ибо  обладаю всей информацией о жизни (раскопать ее среди мусора, распознать среди дезинформации было нелегко - жизнь не так проста, в ней надо быть философом и  историком, если хочешь иметь ум и будущее).

Комм:
Дневной сон уже будь здоров нажимает у меня кнопки (как и ночная бессонница…) Причем, что-то не снятся мне былые подвиги мои – может, их никогда и не было?… Поэтому сам жму на кнопку «смерть», чтобы, так сказать, напоследок взбодриться… (Боюсь, уже началось привыкание и ослабление эффекта? Может, мне лучше себя ущипнуть?! Заняться членовредительством, чтобы, так сказать, лучше без левой руки войти в царствие небесное написанной книги – такой, что потом у всех будет взрываться в руках…)

2 книга:
Весь вопрос в том, насколько сильна смерть, которую преодолел человек, раз живет и хочет жить. «Ты жизнерадостен? – но смерть, которую ты осилил, совсем мала и я, пожалуй, могу убить тебя дыханием уст своих».

Комм:
Вот смерть побольше для жизнерадостных дебилов… (на всех мультиках, как на сигаретах, надо обязать делать предупреждающую надпись: «злоупотребление приводит к умственному расстройству в виде дебилизма»)

ЦИТАТЫ, Миллер (один из или самых знаменитый из них?):
мне вспоминается
чугунолитейка, где мерцала красная печь и к этой мерцающей яме подходили мужчины
с громоздкими лопатами, Помню черные руки формовщиков, испещренные металлической
дробью, которая въелась так глубоко, что ее ничто уже не могло вывести -- ни
мыло, ни трудовой пот, ни деньги, ни любовь, ни смерть. Словно черная отметина
на всю жизнь! Ступавшие прямо в пекло, точно чернолапые черти, а позже под слоем
цветов, холодные и окостеневшие в своих воскресных костюмах, под дождем, но и
тот не в силах смыть въевшийся металл.

Комм:
В том и суть слова «мужик», что его уже не отстирать, что он уже как дерево и на нем смерть уже оттиснула свою печать… Даже покаяние смывает только верхний слой, не больше душа (не случайно Иоанн использовал водичку…) Лишь огненное крещение может преобразить человека так, что внешний вид уже не будет иметь никакого значения – лишь оно превосходит все эти вагонетки с лопатами…

Инет:
Смерть не есть что-то существенное, чему можно было бы дать объективную оценку или характеристику. Её нет, как таковой. Разве можно вносить сумятицу в реальность улиц, соединённых между собой подземным переходом?

Комм:
Существенность и самый вкус смерти мы можем узнать лишь на практике – каждый отдельно… Конечно, если кто-то вдруг на лавке в 90 лет свалился и умер – эта смерть не так существенна, как та, где тебя молодым боли месяцами пытают и прочие ужасы… (Кричат такие больные: «зачем?! Боже, за что мне это?!»?)

Ужасная смерть как проповедь от обратного; «ты не проповедовал жизнью, так попроповедуй хоть смертью»; «ты неправильно проповедовал в жизни; вообще, ты неправильно жизнь понимал – вот я тебя сейчас поучу»… От боли я бы, наверное, не просто орал, а рассуждал с криком…

3 книга:
Проявил свое сознание как фотопленку и увидел, что оно есть машина - мелькнула, например, какая-то лампа. Искал истины-жизни, а нашел только более сложную машину, цветной телевизор, смерть последней модели? Пищу поэтику с помощью математики, железной логики. Мыльные пузыри в кольчугах и латах... Машина - это ручная смерть, смерть на правах домашнего животного. Пасу слона, что всё растет, и уверяет, что станет как Вавилонская башня и тогда будет абсолютно техничен в движениях своих...

Комм:
Да, и в 3 книге, как я погляжу, слишком еще смертные тексты… Но нового «слона» я сам уже не напишу – могу лишь готовые тексты составить, сопоставить и через комментарии что-то поправить…

2 книга:
Рисовал профили, не отдавая себе отчета в том, что это положение как бы на грани жизни и смерти, открытия лица и глаз и их закрытия и отворота…

Комм:
Это про Пушкина (в нем было немало смерти…; как тень над бабочкой витала…; возможно, даже как негр и «вылитая обезьяна» он был этой северной жизнью омрачен; да и денег, говорят, все время не хватало – а без денег семейная жизнь весела не бывает…; я бы на его месте махнул рукой на все и поселился на теплом и дешевом юге… - и килограммовыми посылками метал оттудова веселые стихи…)

ЦИТАТЫ, Миллер:
Итогом Крестовых походов для мира стала Черная Смерть; итогом Колумбова открытия -- сифилис; итогом явления мисс Соновской -- шизофрения.

Комм:
Где бабы, там с психикой, конечно, будут нелады  - и не все они так же, как «любовь», приятны… Само понятие «двух половинок» - это же уже шиза…

Инет:
В земной жизни человека необходима определённая степень жестокости (со стороны Высшего разума), дабы не пропустить бракованные изделия в зону качественного восприятия Эволюции Мироздания (не имеется в виду негатив, который попросту сжигается, чтобы затем перейти в новую форму жизни).

Комм:
Иная смерть уже в этом мире новую жизнь породит, а иная – только на том…

Задача: ни в чем не стать настолько бракованным, чтобы смерть решила, что тебя пора прибирать… «Выше голову! Не опускай руки!  И даже бегай» – трусцой, спотыкаясь и тяжело дыша через каждые 40 метров…

Вроде смерть прибрала стариков и слабых младенцев, так нет же, и все основное здоровое стадо вдруг погнали в загон и на мясо…

3 книга:
«Тупорылый, это же фигня, неужели не видишь?! Ну, ты и ишак! Невероятно! Я от тебя тащусь! Осел, посмотри внимательней, ведь я тебя столько учил! Пора бы уже чуять, когда перед тобой просто задница! А то, вон, вообще ужас, за такое и убить мало! Забил бы до смерти скота! (Вдруг подумал: «что-то я сегодня агрессивно настроен, рвусь куда-то») В общем, я в тебе очень, очень разочарован - если ты в такой муре не разобрался, то что говорить о большем? Пошли…»

Комм:
Да, настолько некультурен и гневен, что никуда не выхожу далее магазинов и прочих довольно мирных, молчаливых и безразличных мест…

Убивать меня – и мне себя -  уже поздно, лучше дождаться и узнать, чем же все кончится…

2 книга:
Если не захочется умирать, то не начнешь творить, а если не захочешь воскресать, то иссякнешь, ведь творец – это не самолет, а планер…

Комм:
Душой и умирал и жил я достаточно, вот только опасаюсь, хорошо ли это видно в моей метафизической писанине… (Мне бы приключений добавить из соответствующих книжек, а им – метафизики? Чтобы у них «Дон Кихоты» почаще получались, а у меня так и вовсе – Евангелия… Нет, не взгромоздить мудреца на настоящего коня! Тем более, в скучную эпоху, когда и коней-то нет, когда все, как дураки, предпочитают закрытые железные машины…)

ЦИТАТЫ, Миллер:
Я предощущаю в Америке источник смертоносного недуга. Я предощущаю в ней черное проклятье, довлеющее над миром. предощущаю, как начинает загнивать у корней гигантский гриб, который отравил весь свет.

Комм:
Америку я еще раздраконю, Америка – это новенькая боксерская груша для такого, как я…

Инет:
Мои грехи, что старый, старый лес,
Столетиями оттачивают боль,
Лишь для того, чтоб крови выпил соль,
Тот, чьим сознанием отменно правит бес.
Аль для того родился я на свет,
Чтоб всех кормить своим же естеством,
Но, если разложить по полочкам добро и зло,
Неужто, сразу будет всем на всё ответ.
Как я один решаю судьбы тех,
Кем заправляется багаж моей плоти,
Так и моя награда и успех -
Дойти не съеденным до гробовой доски.

Комм:
Вспомнил Тайную вечерю с преломлением хлеба… Всякий, кто моей духовной плоти попробует, будет изгнан из рая дебильного и за мной отправится в путь… (А если не так, то я буду судить и карать его на том свете!)

3 книга:
Ох, сколько недостатков у меня! К примеру, на одном только среднем пальце левой ноги двадцать два! И при этом мне хочется быть счастливым 366 дней в году! Бегаю от недостатков к счастью, захлебнувшись, а потом вижу, что лицо у меня насмерть сухое и бросаюсь в кровать, не снимая носков и не помня о том, какое сегодня число - к тому же, быть может, сегодня уже завтра, т.е. вчера - и счастье подходит с букетами...
(В итоге, ты деловито экзальтирован)

Комм:
И лицо, и тексты у меня  суховатые (хотя с другой стороны воду лить не хочу!) Сухпаек партизана! …Спит партизан и мечтает о яблочках – не о кабане зажаренном… Еще о молочных продуктах  мечтает партизан – клянется, что если будет их вдоволь, к мясу вообще не притронется… (старенький, похоже, партизан, ему бы кашки вдоволь…)

2 книга:
Когда физическое тело расходуется в физической работе, ему становится понятной смерть физическая – и он может убивать зверя и есть мясо. И когда он в духе, ему понятна смерть духовная. И в теле приемлема смерть духовная и в духе – смерть телесная – ведь она наоборот совсем непонятна и умозрительна. Т.е. смерть оказывается неприемлемой только в переходных состояниях, т.е. для души, которая всё ценит, и у которой нет мужества на поступок.

Комм:
Да, только душа пуглива – хотя только она и бессмертна… (Дух и материя бессмертны, но безличностно. Как говорится, «ничего личного, только временная, занятая подобием бизнеса жизнь». Материи безразлично, быть ли землей или яблоком или человеком – быстро может одно в другое превратиться…)

ЦИТАТЫ, Миллер (даже знаменитых Миллеров, наверное, было немало):
Смерть, знаки ее присутствия, один сменяя
другой, неотвратимо маячат перед моими глазами; однако эта смерть, вершащая
неостановимую свою работу, эта вечно бурлящая в сосуде мироздания магма
ежесекундной гибели, проникая во все поры сущего, никак не достигнет критической
точки, чтобы поглотить и меня;

Мир -- не что иное, как зеркало моего умирания; и гибнет он так же, как я, -- не
меньше, но и не больше. Кто усомнится, что тысячу лет назад я был несравненно
более живым, чем сегодня; но разве не то же и с миром: покрытый погребальной
пылью тысячелетия, он ныне мерцает бледной тенью тогдашнего.

Комм:
Мир еще проснется… (Как, кстати, я был удивлен, что у нас в стране проснулись настоящие патриоты – типа Дмитрия Куликова или Сергея Михеева; или тот же Стерлигов… Казалось бы, сие невозможно, настолько все механизировано, сковано, лицемерно, в три слоя покрыто евреями…)

Инет:
Знаменитый транс медиум, XX века, Артур Форд доказал существование жизни после смерти, удивив своей практикой учёных, преследующих шарлатанов в этой необычной сфере человеческих познаний. Учёные развели руками и признали существование столь необычного феномена.

Комм:
А ну-ка, подать сюда этого Ляпкина-Тяпкина… (какая-то многословная и велеречивая лапша без всякой конкретики)

3 книга:
Смерть - все будут дома ночевать, а я в гробу? Не понимаю. Должен буду беречь гроб, чтобы протянуть как можно дольше и ни в коем случае не пытаться проснуться. Вот момент моей дурацкой смерти и вот моменты, моменты, моменты моего, моего, моего пребывания, пребывания, пребывания в гробу,  гробу,  гробу...

Комм:
Почему каждый такой текст не пишет еще, к примеру, в 3-ем классе? Почему нет такой темы сочинения: «какой будет моя загробная жизнь»?

2 книга:
Считают ничтожной участь тела в земле после смерти – это оттого, что мало ценят землю!

Комм:
А что, есть крестьяне, которые ее собой с песней удобряют? (Крестьяне действительно без всякого отвращения думают о смерти и земле – но только если были в жизни драмы! Поэтому и войны приемлемы для них, и драки, и всякая подковерная борьба… Без драмы крестьянин только лошадь! Без драмы крестьянин уже и при жизни земля…)

ЦИТАТЫ, Славникова (когда-то была, а теперь пропала?):
Примоститься сначала с измятого краешку, а потом, повторяя мамины разбитые
движения, которые та и сама повторяет почему-то по нескольку
раз, как-нибудь слиться с ней, ведь они абсолютно похожи, только
девочка поменьше и лицо у нее пока что гладкое, без
подробностей, каким бывает изнанка лица внутри у пластмассовой
куклы. И тогда, если мать решит умереть, девочка тоже умрет ее
же собственной смертью: этому животному - скелету на
четвереньках, с горящими глазами в дырах черепа, - придется
везти двоих.

Комм:
Иному литератору девочку виртуально убить - одно удовольствие; все равно, что кукле башку отвинтить… (пусть уж не держит в руках ничего тяжелее ручки)

Инет:
Представьте себе человека, попавшего в кораблекрушение, уцелевшего и плывущего с отчаянной надеждой увидеть спасительный берег. Он, прилагая неимоверные усилия, вытаскивает наружу запасы своих скрытых жизненных сил. Его сознание дышит волей, страхом и верой в своё спасение. Эти атрибуты человеческого самосохранения помогают плыть несчастному, вопреки всему, что могло бы остановить его и смириться со своим поражением в борьбе со смертью.
Увидев спасительный берег человек, расслабляется, отстраняя тем самым своих верных помощников от нечеловеческой, но очень нужной человеку работы. Любое расслабление в критической ситуации, – это ущемление прав воли и веры, заметный минус в контроле этих жизненных атрибутов над сознанием человека.
Наш герой утонул. Пейзаж спасительного берега подействовал на его сознание губительным успокоением. Лучше бы наш пловец был слепым. Как многие из нас «вслепую» плывут к спасительному берегу, не расслабляясь в пути.

Комм:
Блин, он просто вдруг очень устал; видимо, неправильно распределил силы по дистанции…
Иногда бороться надоедает и ты расслабляешься безвольно – но гибнешь не весь, просто выкидываешь за борт наименее ценное, балласт каких-нибудь упорных прежде предрассудков…

3 книга:
Я принял вызов тогда... Я был большим, а вызов маленьким и я всем говорил, что жизнь интересна, если только принимаешь вызов, борешься и т.д. Вдруг что-то (в лице кого-то) сделало мне еще один вызов - и не успел я справиться с ним, как явилось еще сразу три, причем они спорили о количестве и величине идущих за ними - ясно было  только то, что они всё росли. А я уменьшался, уставал, и вот я букашка, а вокруг меня с эхом разносятся звуки ужасно близких, могучих, непонятных разрывов-мутантов. И я уже ни с кем не воюю, а только стараюсь увидеть приятные сны накануне своей немыслимой смерти...

Комм:
Звучит как комментарий к предыдущему тексту!

Вызов – это что-то вроде энтузиазма в условиях плохого материального и духовного обеспечения. Всю  жизнь либо шел в атаку на энтузиазме, либо переваривал очередное ранение и уныние в своей милосердной избушке… (хорошо, не в овраге) Доходил до беспамятства, а значит, был, возможно, не ранен, а убит, просто воскрес со временем…

2 книга:
Кубковая система в спорте – это какое-то искусственное сумасшествие, чрезмерность, гладиаторский бой до смерти одного из участников, один победитель и много-много трупов. Круговая же система – это вялая эклектика.

Комм:
Да, как известно(!), я придумал кое-что другое…

ЦИТАТЫ, Дал:
--  Отрава! --  прошептал он. Но произнес как "а т р р я в  а", смягчая
слово  до  темного  и опасного. -- Смертельная  атррява --  вот  что это! --
Говоря, он покачивал банку вверх-вниз. -- Здесь  достаточно, чтобы уморить
миллион человек!
     -- Ужас! -- сказал Клод.
     -- Точно. Вас  отправят за  решетку на шесть месяцев,  если  застукают
хоть с чайной ложкой этого добра,-- сказал он, полизывая губы.
          --  Хотите  посмотреть? -- спросил морильщик, вынимая пенсовую монету,
чтобы поддеть крышку. -- Вот! Вот оно! -- проговорил он нежно, почти любовно
и протянул банку Клоду, чтобы тот взглянул.
     -- Что там у вас -- пшеница? Или ячмень?
     -- Это  овес.  Вымоченный в  смертельной  а  т р р  я  в  е. Достаточно
зернышка в рот, и вы через пять минут покойник.
     -- Честно?
     -- Ага. Глаза б  мои не глядели на эту банку! Он ласково  погладил ее и
легонько потряс, так что овсяные зерна мягко отозвались изнутри.
     --  Но не  сегодня. Ваши крысы сегодня  этого не получат.  Где  им  еще
отведать этого? Нигде. Только там,  где вы изучаете их. Крысы подозрительны.
Чертовски  подозрительны.  Поэтому  сегодня   они  получат  немного  чистого
вкусного овса и абсолютно  безвредного. Пусть  откормятся!  И  это будет так
вкусно, что крысы всего района соберутся здесь через пару дней.
     -- Здорово придумано.
     --  На такой  работе  станешь  думать. И станешь  умнее  крысы,  а  это
что-нибудь да значит.
     --  Вы  сами  уже  почти  как крыса,  -  сказал  я.  Фраза выскользнула
машинально,  я не успел ни остановить себя, ни поправить дело, потому что не
отрываясь глядел на крысолова. Однако эффект от моих слов был неожиданным.
     --  Вот!  - воскликнул он. - Вы  поняли!  Наконец-то вы что-то  поняли!
Хороший крысятник должен  походить на  крысу  больше,  чем кто-либо на целом
свете. Быть умнее крысы. И это очень не легко, поверьте.
     -- Уверен, что так оно и есть.
     --  Ну  и  отлично.  Приступим. Я не  могу  возиться весь  день, вы  же
понимаете.  Да  и потом леди Леонора Бенсон настоятельно  приглашала  меня в
Менор.
     -- У нее тоже крысы?
     -- Крысы у всех, -- сказал крысолюб и направился иноходью через  дорогу
к  стогу, а мы  смотрели ему вслед. Удивительно, но он двигался как крыса --
медленно, изящно, на полусогнутых пружинистых ногах,  и совершенно бесшумно
по гравию. Он  проворно  перемахнул  через загородку  прямо  в  поле, затем
быстро обошел вокруг стога, рассыпая по земле пригоршни   овса.
     На  следующий день  он повторил  процедуру. И на другой день  он пришел
опять и  разложил отравленный  овес,  но уже  не разбрасывая,  а осторожно
размещая маленькими порциями на каждом углу   стога.
     -- У вас есть собака? -- спросил он на третий день, возвратившись после
расклада.
     -- Есть.
     --  Если вы хотите,  чтобы  она сдохла  в муках, почаще позволяйте  ей
забегать в поле.
     --  Будем осторожны, --  сказал  Клод. -- Вы можете не беспокоиться  об
этом.
     На следующий день он заявился для того, чтобы собрать трупы.
     -- У вас есть старый мешок? -- спросил он. -- Наверняка понадобится.
     Крысятник был в этот  момент  важен и очень значителен; темные  глазки
сверкали  гордо.   Он  готовился  продемонстрировать  публике  поразительные
результаты своего искусства.
     Клод   принес    мешок,   и   мы   втроем    перешли   через   дорогу,
предводительствуемые   крысоловом.  Клод  и  я  облокотились  на   изгородь,
наблюдая.  Крысятник  рыскал  вокруг   стога,  пригибаясь  к   земле,  чтобы
осмотреть кучки отравы.
     -- Что-то здесь не так, -- пробормотал он с нежной злобой.
     Он  подскочил  к очередной  кучке и опустился на  колени,  внимательно
исследуя ее.
     -- Что-то, черт бы их побрал, здесь не так.
     -- Что случилось?
     Он не ответил, но было ясно, что крысы не притронулись к его приманке.
     -- Здесь очень умные крысы, -- сказал я.
     --  Именно  это  я и  говорил  ему,  Гордон.  Здесь  вы  имеете дело  с
необычными крысами.
     Морильщик вышел из ворот. Он был крайне  раздосадован; это читалось по
его  лицу,  по  складкам вокруг носа и по  тому,  как два  его желтых  резца
впивались в нижнюю губу.  "Только  не нужно дерьмовых советов! -- сказал он,
глядя на меня. -- Ничего  особенного с крысами  не случилось. Разве что  их
где-то прикормили. Где-то они  нашли  нечто более  вкусное  и побольше. Но в
мире нет крыс, которые бы не вернулись к овсу, пусть хоть утроба лопнет.
     -- Они умны, -- сказал Клод.
     Крысолов развернулся, негодуя. Он снова опустился на колени и маленьким
совком начал сгребать отравленные зерна и ссыпать их обратно в банку. Когда
он закончил, мы все трое побрели обратно.
     Крысиный  человек стоял у  бензонасосов, весьма  сокрушенный  и  робкий
теперь крысолов, с тенью раздумья на лице. Он  погрузился в себя и в тишине
размышлял о неудаче;  его глаза как  бы закоптились,  кончик  языка  ерзал
возле резцов, полизывая губы. Подняв глаза, он  исподтишка взглянул на меня,
потом  на  Клода. Кончик  носа  крысолова  задергался: он  принюхивался  к
воздуху.  Потом,  несколько раз мягко качнувшись на носках, сказал  голосом,
исполненным тайн: "Хотите кое на что посмотреть?"
     Очевидно, он пытался спасти свою репутацию.
     -- На что?
     --  Кое-что удивительное!  - объявив  это, он  опустил  правую  руку  в
глубокий, как у браконьеров,  карман  жакета и вытащил большую  живую крысу,
крепко сжатую в пальцах.
     -- Боже правый!
     -- Вот она, пожалуйста!
     Он  слегка  подался  вперед,  вытянув шею,  и уставился на нас, держа в
руках огромную коричневую крысу. Чтобы она не вывернулась и  не  цапнула, он
крепко сдавил ей шею большим и указательным пальцами.
     -- Вы всегда таскаете крыс в своих карманах?
     -- Со мной всегда одна или две. С этим он сунул свободную руку в другой
карман и извлек маленького белого хорька.
     -- Хорек,  - сказал он, приподнимая его за шею.  Хорек, казалось,  знал
хозяина и не пытался вырваться.
     -- Никто так быстро не убивает крысу, как хорек. И никто так яростно не
сражается.
     Он приблизил руки  одна к другой, так что нос хорька оказался  в шести
дюймах  от крысиной морды. Розовые бусинки глаз  хорька впились в крысу. Та
задергалась, пытаясь сбежать от убийцы.
     --  Ну, --  сказал крысолов, --  смотрите!  Его рубашка цвета хаки была
открыта у шеи,  и он,  подняв крысу,  опустил ее за  пазуху. Как только рука
освободилась, он расстегнул жакет,  и  стало видно, как  под тканью выдается
тело крысы. Ремень препятствовал ее проникновению ниже пояса.
     Затем  он  запустил хорька  вслед  за  крысой. И  тут же  под  рубашкой
началась   бешеная   гоньба.   Было   заметно,  как   крыса  носится  вокруг
человеческого тела, преследуемая  хорьком.  Пять или шесть кругов совершили
они -- меньшее тело вслед  за более  крупным,  с каждым  оборотом  сближаясь
понемногу, пока наконец не сплелись воедино и не раздался пронзительный визг
схватки.
    -- Со мной всегда одна или две крысы, -- спокойно объявил морильщик. --
На этой работе надо знать крыс, а чтобы знать хорошо, надо  чтобы они всегда
были  с  тобой.  Эта  вот-- канализационная  крыса. Старая  канализационная
крыса,  хитрая,  как педик. Видите,  как она все время  наблюдает  за  мной,
пытаясь вычислить, что я замыслил? Видите?
     -- Очень неприятная.
     --  Что вы собираетесь делать? -- спросил я. Я чувствовал,  эта  крыса
нравится мне еще меньше предыдущей.
     -- Дайте мне кусок веревки.
     Клод принес ему кусок веревки.
     Левой  рукой крысолов закрепил петлю на задней лапе крысы. Та забилась,
выворачивая голову, чтобы  увидеть, что  с ней собираются делать, но человек
крепко сдавил ей шею двумя пальцами.
     -- Итак! -- воскликнул он, оглядываясь. -- Есть у вас дома стол?
     -- Мы не хотим крысу в доме, -- сказал я.
     -- Хорошо. Но мне нужен стол. Или поверхность типа стола.
     -- Как насчет капота того автомобиля? -- сказал Клод.
     Мы подошли к машине, и  морильщик опустил старую  канализационную крысу
на капот. Он прикрепил веревку к дворнику ветрового стекла --  крыса теперь
была привязана.
     Первым делом она вся подобралась, неподвижная и подозрительная, крупная
серая крыса с  яркими черными глазами  и облезлым  хвостом,  свернувшимся на
капоте  в кольцо. Она  поглядывала  в сторону  от  крысолова, однако  искоса
отслеживала каждое его движение. Тот сделал несколько шагов назад,  и тут же
напряжение   оставило  крысу.  Она  присела  на  задние  лапы  и  принялась
вылизывать  серую  шерстку  на  грудке.  Затем  поскребла мордочку передними
лапами. Казалось, ее вовсе не интересуют стоящие рядом три человека.
     -- Ну, а как насчет небольшого пари? -- спросил крысолов.
     -- Мы не спорим, -- сказал я.
     -- Только для потехи. Когда поспоришь -- больше потехи!
     -- О чем вы хотите спорить?
     --  Спорим, я убью  эту крысу, не дотрагиваясь до нее 'руками. Мои руки
все время будут в карманах.
     -- Вы забьете ее ногами, -- сказал Клод. Было очевидно, что у крысолова
с  деньгами  туго.
     -- Нет, -- сказал крысолов. -- Не ногами.
     -- И не локтями?
     -- Не локтями. Не руками и не ногами.
     -- Ты сядешь на нее.
     -- Нет. Я не придавлю ее.
     -- Ну давай посмотрим, как ты сделаешь это.
     -- Но сначала поспорим. На фунт.
     -- Не  будь кретином,  -- сказал  Клод. -- Почему мы должны давать тебе
фунт?
     -- А на что же мы поспорим?
     -- Ни на что.
     -- Что ж. Тогда  ничего не будет. Крысолов сделал движение, намереваясь
отвязать веревку от дворника.
     -- Я поспорю с тобой на шиллинг, -- сказал ему Клод.
         -- Вы тоже?
     -- Нет, -- сказал я.
     -- А вы почему нет? -- спросил крысолов.
     -- Просто не хочу с вами спорить, вот и все.
     -- Так вы хотите, чтобы я проделал все это за паршивый шиллинг?
     -- Я вообще не хочу, чтобы вы делали это.
     -- Где деньги? -- сказал он Клоду. Клод положил шиллинг на капот, ближе
к  радиатору.  Крысолов  выудил  два  шестипенсовика  и положил их рядом  с
монетой  Клода. И  как только  он протянул руку,  крыса  сжалась,  откинула
голову и распласталась на капоте.
     -- Итак, поспорили, -- сказал крысолов.
     Клод и я отступили на несколько шагов. Крысолов шагнул вперед. Он сунул
руки  в карманы и  согнулся  в  поясе так, что его лицо оказалось  на  одном
уровне  с  крысой, на  расстоянии  около  трех  футов. Его глаза  впились  в
крысиные и держали их. Почуяв смертельную опасность, крыса вся подобралась,
но  оставалась  неподвижной.  Мне  показалось, в ее  позе  была  готовность
броситься вперед, в лицо  человеку, но, вероятно, было что-то могущественное
во  взоре  крысиного  человека, что удерживало ее от прыжка  и подавляло, и
затем  постепенно  стало  подчинять,  так  что  она  подалась  назад,   вся
волочащаяся от медленно утопающих шажков. Но вот  веревка,  держащая ее  за
лапу,  натянулась.  Она  рванулась  еще  дальше  и задергала лапой,  пытаясь
высвободить ее. Человек 'наклонялся вперед, к крысе, следуя  за ней лицом, и
наблюдая,  и  вдруг крыса  запаниковала  и  скакнула вверх и  вбок.  Веревка
рванула ее назад с такой силой, что чуть не вывернула лапу.

     Крыса снова сжалась в комок, но уже на  середине  капота -- так далеко,
как позволяла  веревка.  Она была  здорово подавлена,  усы дрожали, длинное
серое тело сводило от страха.

     С этого момента крысолов начал опять приближать свое лицо. Он делал это
медленно, так медленно, что движение вовсе не  было заметно, хотя расстояние
на наших  глазах  все  сокращалось.  Он ни на миг не отводил глаз от крысы.

     Лицо крысолова  было уже  на расстоянии  почти восемнадцати дюймов  от
крысы.  Двенадцать дюймов.  Затем десять, а возможно, и восемь, и скоро лишь
расстояние  в  ладонь разделяло  их.  Крыса  вдавила тело в крышку  капота,
напряженная и объятая ужасом. Крысолов тоже  был  напряжен, но его  активное
убийственное напряжение напоминало  сжатую  пружину.  Тень  улыбки оживляла
кожу вокруг его рта.
     Вдруг он цапнул.
     Он  цапнул, как  змея, бросив  голову  вперед с быстротой  кинжального
удара,  что  производится  мышцами  нижней части тела,  и  я  на  мгновенье
разглядел его  раскрытый широко  рот, два желтых резца  и лицо,  искаженное
широтой хватки.
     Больше я не мог смотреть. Я закрыл глаза, а когда открыл снова,  крыса
была  мертва, а крысолов складывал  монеты в карманы,  слизывал кровь вокруг
рта.
     --  Вот  почему  они делают лакомства из этого, производители шоколада,
сказал он.
     Они обычно используют ее в производстве лакомств.
     Опять  тот же  смак  в голосе, те же мокрые губы  и вкусный выговор,  с
богатыми горловыми модуляциями, и сладкая, просто-таки вся в густом сиропе,
манера тянуть это словцо "лакомства".
     --  Точно!  -- сказал  он.  -- Ничего дурного  не  случится  от глотка
крысиной крови.
     -- Не говорите за всех, -- сказал ему Клод.
     -- Но так оно и  есть. Да  вы и сами пробовали ее не  раз. Все грошовые
конфетки сделаны из крысиной крови.
     -- Спасибо, но нам бы не хотелось слышать об этом.
     --  Ее  кипятят  в  больших  котлах,  выпаривая и размешивая  длинными
шестами. Это один из великих секретов фабрикантов шоколада, и никто не знает
об этом, кроме крысоловов, снабжающих их сырьем.

Комм:
Неплохо да? Какой-то «Дал» - я уже забыл, кто это… (Роальд Даль, он же и Роалд Дал – почитаю, если успею…)

Инет:
Когда «ваша» душа, непроизвольно выскочив из Вашего физического тела (по смерти оного), в неимоверной надежде, возжелав вернуться назад, прилагая бессмысленные усилия, отчаявшись, всё ж осознает боль неудавшихся попыток, и с неимоверным трудом примет ненужность и бесполезность плоти. Нет пользы в том, чего уж не одеть.
Только тогда Вы дойдёте до того состояния, в котором я нахожусь ПОСТОЯННО.

Комм:
Моя душа из тела неодетой выскочила – да ведь всего лишь до винного магазина… И вот уже третий день не пойму, где я – вроде как, душа в одном месте, а тело в другом… Жив ли я вообще? Разберемся…

3 книга:
Одних осудил словами «пытаются умереть, не умирая», а других сам призвал «умирать, не умирая»! Всего в одной букве разница и, попробуй, догадайся, что смысл противоположный и одни скорее умрут, чем будут бороться, а другие  до самой смерти с живым удовольствием воюют...

Комм:
Все-таки, смерть тут больше как фигура речи – и всерьез (до смерти!) судить кого-то я теперь не возьмусь (еще не хватало мне быть и старикашкой гневным!). По логике вроде все верно, сходится, но ведь не только дьявол, но и Бог обитает в маленьких деталях, исключениях, в парадоксах и невероятностях… (А разве Бог захочет осудить ребенка, если даже он и весьма уже испорченный мальчишка, когда по щечке его катится драгоценная слезинка?)

2 книга:
Отречение Галилея в высшей степени символично: наука не стоит того, чтобы из-за нее бороться до смерти /также: «истина своё возьмет помимо и утверждений, и отрицаний – самим фактом своего явления в мир – которое нельзя отменить»/. А смысл имеет только та жизнь, в которой надо бороться именно до смерти – зная, что не понесешь чрезмерного ущерба: ведь смерть всё равно предстоит и вопрос «раньше – позже» есть вопрос несущественный и вопрос не наш, а судьбы. Смысл имеет только та жизнь, которая преодолевает бессмыслицу смерти, находит смысл в ней. Смерть – камень претыкания и  соблазна. Не может малый смысл /вплоть до коллекционирования марок/ упразднить большую бессмыслицу. Либо мы победим смерть, либо она нас – иного не дано. Постмодернисты констатируют и празднуют эту победу смерти – это нарастание бессмыслицы. Но в своем цинизме они честнее тех, кто продолжает настаивать на ценности многочисленных «коллекционирований марок».

Комм:
Что-то сегодня мне кажется, что смерть как Бог – тоже тема неподъемная, с которой слишком просто и надорваться, и завраться… (вчера племянникам гантели покупал, так веревочку взять с собой не догадался, пришлось в руках тащить (а не по снегу волоком в чемоданчике)…) Не знаю, как насчет марок, но меня сейчас манят ремесла и мирные занятия… И смерть побеждать, и мир улучшать лучше эволюционно… (любой молодой обречен на любовь к революциям, а старый – к эволюциям? И имеют значение только исключения?! Меня настолько не согрели  и не воспитали в молодости, что как я мог  быть иным, не осуждающим? Хоть и принято говорить, что детство – благословенная пора, но уже к молодости у слишком многих накапливается критическая масса претензий к своим родителям и воспитателям и множество собственных недостатков – и пусть все вокруг пеняют на себя!)

ЦИТАТЫ, Нонна Мордюкова:
До сих пор пыхтит на экране телевидения бригада по дознанию  причин гибели Есенина.  В который раз с придыханием что-то мерят сантиметром, смотрят на потолок,  и,  как обычно, передача заканчивается посмертной фотографией лежащего на кровати Есенина с вмятиной на лбу.  Они, изыскатели, сопят, возятся - и который год ни с места!..

Комм:
На всю жизнь запомнились весьма страшные ТВ-расследования смертей и Есенина и Маяковского – и оба раза вокруг было слишком много чекистов и прочих подозрительных обстоятельств… (Вот бы о чем еще и книги почитать – ведь нынче-то общее мнение склоняется к обратному выводу…)

Инет:
В древности существовал и обряд воздушного погребения, который заключался путем подвешивания тела умершего в воздухе. Сейчас также практикуют ресомацию — растворение тела в гидроксиде калия.

Комм:
Видимо, птицам скармливали – неплохо (чего не скажу про химию!)

3 книга:
Хожу к людям, что всё время сидят в ярком электрическом свете... Меня он парализует! Вхожу еще бодрым, с оптимизмом в каждом кармане, но больше чем на пять минут его не хватает! И люди кажутся призраками, и себя не чувствую!  Гасну, темнею, замолкаю. А им вроде бы хоть бы что. Все они авангардисты, техники, смертники! Сидит, журнал листает, среди фото отыскивает себе самый красивый гроб, самый красивый надгробный памятник и самую красивую посмертную маску - как говорить с ней, не знаю... А ведь стоит тот же самый убийственный, технический свет локализовать, спустить с потолочных небес на стол, как всё приходит в норму... И, видимо, это всеобъемлющий принцип: всё техническое надо вот так передвинуть - не уничтожить отнюдь…

Комм:
Переслащенные картинки… А электрический свет как пересоленная еда; или как раствор формалина… Какая чуткость была бы у нас к свету в отсутствии электричества! – такая же чуткость развивается и к вкусу продуктов без соли. А так мы все электрические, соляные, сахарные и прочие наркоманы…

2 книга:
земля маленькая, а небо большое, но человек-то находится на земле и у земли. Влияние неба и земли равны и находятся в гармонии недалеко от поверхности земли /на высоте человеческого роста!/;  ниже, ближе к земле преобладает земное начало, а выше – небесное и духовное. Вырваться с земли человеку невозможно – ведь действует только механизм раскачивания вокруг точки равновесия /лежащий на самой земле способен ощутить себя летящим в небе! …Полет был бы возможен, когда бы мы могли утомить тело, не утомляя духа/. …Христос показал, во что превращается быт, когда такая раскачка происходит: омовение ног и прием пищи превращаются в мистерию. Он победил быт – не только смерть духовную, но и смерть душевную.

Комм:
Всю жизнь я раскачивался маятником – это можно считать научным фактом…

В праведников – каких-нибудь «оптинских старцев» - никогда особо не вдумывался, но веры нет большой. Для меня Толстой, Ван Гог и прочие – наибольшие праведники… Хотя, с другой стороны, я любого крестьянина склонен считать уважаемым праведником, а любого горожанина – презренным грешником! Вообще, труд направляет человека к праведности, а цивилизация – от труда уводящая – направляет человека к греху. (Но и тут маятник: ведь цивилизованным и до ангельства ближе?! А крестьянин – он ведь какой-то праведный убийца…)

ЦИТАТЫ, Искандер (все еще жив? Уже лет 10 назад у него было страшное лицо):
Мы   чувствуем,  что   красота  вечна,  что  душа  бессмертна,  и  наша собственная душа радуется  такому шансу.

Комм:
Многие постулаты хорошо бы проверить среди масс на «референдуме». Накопить  целый список и выяснить мнения и чувства народные. Сколько процентов за этим «мы»…

Инет:
Погребение бывает «вытянутое» и «скорченное». При первом покойника помещали в естественном положении на спине, при скорченном — ему подгибали ноги.

Комм:
«Кладбище очень престижное, но придется ножки подогнуть»…
 
3 книга:
Снова нет желания умирать, т.е. жить. Снова  выбрал скучную смерть. Взболтал дерьмо в предыдущем тексте - сморщился и снова заскучал до тошноты. Слова - проститутки. И вся музыка заслушана до дыр. А где-то лодка везет парус как белый воздушный замок и ей совсем не тяжело...

Комм:
Сейчас, т.е. к старости, маятника уже и нет почти – есть только освоенные его раскачиваниями пространства… Видимо, уже так ко всему привык, приноровился, присмотрелся, что не происходит резонанса и обвалов – когда маленькая неудача удручает и тем порождает бОльшую… (да и удачи не особо вдохновляют,  окрыляют – но и не порождают самомнение…)

2 книга:
Ведь душа в некотором роде именно на нашей земле находится в гробу – гробу тела /духовного и физического/ - а после смерти должна вырваться на волю, «воскреснуть».

Комм:
В гробу, в танке, в хижине… - и сами факты различны, и наши настроения…

Вспомнил, что Христос обращал наше внимание на птиц и говорил, что наша загробная участь будет намного лучшей – но и подобной?! Т.е. мы станем ангелами? Ведь не случайно же ангелы столь человекообразны…

(Еще вспомнил Павлово «дано мне жало в плоть, чтобы не гордился» - и  маятник не раскачивал. Мне, видимо, с той же целью дан геморрой! А Вовке – язва…)

ЦИТАТЫ, Искандер (у него фамилия, как у лошади кличка, а у людей имя):
Зафиксировав в стихотворении желание уйти
из этой жизни и продолжая жить, поэт подсознательно превращается в позорного
неплательщика своего долга. И совесть рано или поздно взрывается: пишу одно,
а живу по-другому. Выход  тут только один: покаянное проклятие того рокового
стихотворения, но проклятие тоже зафиксированное в поэтическом произведении.

     А еще лучше никогда поэтически не фиксировать желание смерти ни родным,
ни родине, никому. Даже если такое желание возникает.

     Выходит, я выступаю  против искренности  поэта?  Да, я  выступаю против
греховной искренности поэта.

Человек должен сказать себе:  если  жизнь  действительно
невозможна, то она остановится сама. А если она не останавливается,  значит,
надо перетерпеть боль.

     Каждый,  перетерпевший  большую  боль,  знает,  с  какой
изумительной свежестью после  этого ему  раскрывается  жизнь. Это  дар самой
жизни за верность ей, а может быть, даже одобрительный кивок Бога.

    вас, кто меня уничтожит,
        Встречаю приветственным гимном!

     Какой  самоубийственный гимн, какой сложный человек, восторженно думали
многие читатели того времени. А  ведь Брюсов -- человек, хотя и талантливый,
совсем несложный,  а наоборот,  примитивный и даже с примитивной  хитростью,
что гунны учтут его гимн. И гунны,  явившись, действительно учли этот гимн и
самого Брюсова пощадили и даже слегка возвеличили его.

Комм:
Молодые актеры играют смерть как нечто не имеющее к ним прямого отношения, а старым что и остается? И как к старости не ссучиться, если иначе денег  не дают, что для спокойного жития потребны…

Инет:
У многих народов мира погребение заключается в процессе сожжения трупов и последующих ритуалов по обращению с образовавшимся после этого пеплом, который по традиции именуется «прах».
Прах может быть захоронен в погребальной урне как обычное тело — в могилу, склеп, или в специальных хранилищах для урн с прахом, называемых колумбариями, обычно представляющих собой специально построенные стены с нишами для урн. Прах в урне может быть также захоронен в специальном шурфе.
Помимо этого существует множество способов захоронения праха — путём всыпания в могилу, рассеиванием на специальном участке на кладбище, а также развеиванием по ветру над водной или земной поверхностью, в том числе, с воздушных судов, космических аппаратов

Комм:
Прошу не помещать меня в вазочки-коробочки, с одной стороны и не рассеивать по ветру, с другой – от обеих этих напастей я еще при жизни настрадался… Мое место – только под симпатичным деревом!
 
3 книга:
«Убей меня, если я бью себя не изо всей силы». …«Убей меня ты; на, попробуй - увидишь, что моё козлодойство бессмертно»

Комм:
Бей, пей, лей, сей, куй, суй… - какие короткие слова; и убей – немногим длиннее; моргнуть не успеешь, как уже на том свете со всем своим козлодойством окажешься… (Книга «Смерть» поубивала все мои грехи? Оставаясь козлодоем, я бы не посмел к ней подступиться – да она бы и сама ко мне в руки не пошла…)

2 книга:
Вон, капля /на самом деле, было бесчисленное множество капель/ возникла и упала-пропала…: вся жизнь состоит из смерти. Поток жизни существует только потому, что существует такой же поток смерти. И в потоке им не страшно умирать. …Смерть хочет очистить сцену, а вот чего хочет жизнь – чтоб все друг у друга на голове стояли?! Дерево – это трава, стоящая друг у друга на голове. Земля стала растением, преодолев свой мрак и  безжизненность. После смерти наше тело станет растением физическим, а наш дух растением духовным? Мы не будем ни говорить, ни видеть, но мы уже в себе будем иметь ту полноту, которой сейчас пытаемся достичь зрением и речью…

Комм:
Солнце хочет сделать землю своим подобием – чтобы на ней бушевала зелень, как на солнце пламя. И вся жизнь не только воде, но и пламени подобна (а иначе бы тут была сплошная клеклая осень!). Хотя, честно говоря, весь естественный огонь настолько подменен газом и укрощен горелкой, что о его существовании в жизни говорить почти не приходится… (с реками и дождями справиться потруднее! В трубы загнана лишь часть…) По сути (хотя с виду, может быть, и не подумаешь), мы живем действительно в эпоху клеклой осени цивилизации – причем, регулярно маразм крепчает до зимы…

ЦИТАТЫ, Искандер (может, что-то еще написал о смерти?):
Говорят, последними  словами Толстого были: "Не  понимаю..." Всю жизнь от жизни требовавший ясности, он и от смерти требовал ее. Но не дождался и честно передал это людям: "Не понимаю".

Комм:
И думал, и честно говорил, что что-то не понял даже перед самой смертью – ни сам себя идолом не делал, и другим, как мог, мешал… (Хотя мог бы подписаться и под словами Павла о своем жизненном пути…)

Инет:
Самое раннее не оспариваемое человеческое погребение, обнаруженное до сих пор, датируется 130-ю тысячами лет назад. Человеческий скелет, запятнанный красной охрой, был открыт в пещере Скул в Израиле. Множество погребальных предметов присутствовало на этом месте, включая нижнюю челюсть кабана в руках одного из скелетов.

Комм:
Место подозрительное и исследователи, наверное, были не лучше. Эту тему надо еще изучать…
 
3 книга:
К избитому до полусмерти кто-то прибежал, запыхавшись: «мало ты бил себя, вот в чем, оказывается, дело! Вот почему хотя ты и цветешь, но лишь как полубессмертный!»

Комм:
Все лишь ворчат на себя; максимум – шлепают ладошкой… Я же тогда просто рассвирепел (но, к сожалению, вместе с водой вылил и ребенка…)

2 книга:
Смерть на кресте: зафиксировали вознесенность и раскрытые для объятий руки – памятник! Если бы Его повесили, расстреляли или если бы Ему отрубили голову, то не было бы Христа. Христос – это скорбная весть о медленной смерти в полном сознании. В сознании того, что стоит тебе раскрыть руки для объятий, как сразу найдутся люди, готовые, шутки и высокой политики ради, пригвоздить их к кресту.

Комм:
Вот ты и боялся руки раскрывать – сделал выводы! (хотя с другой стороны какой-нибудь Мухаммед Али – с опущенными руками – тоже произвел большое впечатление…)

ЦИТАТЫ, абхаз-долгожитель Искандер:
В этом телефонном разговоре Пастернак вынужден играть на чужом поле. Да
еще со Сталиным! Он мучительно ищет способа    перевести  игру  на свое
поле, и  тогда он гораздо больше  сможет сделать, может быть, для  понимания
правительством  искусства и тем  самым  и  для Мандельштама. Наконец, он как
будто вырывается. Он говорит Сталину, мол, хочется встретиться, поговорить.
     -- О чем? -- спрашивает Сталин.
     -- О  жизни и смерти, -- наконец четко отвечает Пастернак, чувствуя под
ногами  родной берег: догреб. Сталин  это тоже почувствовал  и молча бросает
трубку. Ему этого не надо.
            Что ни казнь у него, то малина.
        И широкая грудь осетина.
      Осетина! --  как бы выкрикивается,  поэт как бы  чувствует, что на
этом слове в него выстрелят.  Словно  Красная  Шапочка  уже  из  пасти волка
кричит:
     "Ты не бабушка!"
     Думаю, что Сталину в целом это стихотворение должно было понравиться. А
кем его будут считать, осетином или грузином, его вообще не очень волновало,
я думаю.

Комм:
Думаю, евреи  думали, что раз «Джуга» - это еврей, то евреем является и данный Джугашвили (и он им и был – но, к сожалению, и антисемитом тоже. И все еврейские приемчики, скрытые мыслишки знал изнутри… Это как: самый опасный преступник – бывший мент)

Инет:
Умерших христиан принято называть усопшими, то есть уснувшими.

Благоговейное отношение к телу покойника напрямую связано с главным догматом христианства — Догматом о всеобщем воскресении людей и будущей жизни. По учению православной церкви со смертью человек не исчезает, не уничтожается, он засыпает телом, а душой отправился в дальнюю дорогу, на встречу с Богом. Мёртвый спит, оставаясь при этом человеком, отсюда покойник — спокойный человек, тот, кто «в покое», «на отдыхе у Бога». Поэтому и принято в Церкви тщательно подготавливать тело к погребению, заботясь о достойном погребении человека, православные выражают свою веру в воскресенье. Многие погребальные обряды напоминают обряд крещения, тем самым говоря: как через таинство Крещения человек возрождается от жизни греховной к жизни святой и богоугодной, так и через смерть истинный христианин возрождается для новой, лучшей и вечной жизни со Христом.

Комм:
Странные люди: тщательно хоронят, но потом всю свою тщательность в землю же зарывают?! Гниют там их старания всего лишь спать… Человек не засыпает в мертвом теле – он быстренько оттуда вылетает! Сами спите в тухлом теле! -  или хотя бы рядом со свежим покойничком… В тонкой простынке без всякого гроба мое мертвое тело  в землю заройте; причем, желательно в месте, где его будет трудно найти…

Своими обрядами религиозные выражают свою веру в то, что загробная жизнь подобна нашей – и там пригодятся те же двубортные  костюмы…
 
3 книга:
Да, разлюбив одну, я тут же влюбляюсь в другую. Свято место у меня пусто не бывает, до смерти не любит пустоты. Это проза?

Комм:
Либо жизнь и любовь, либо горе и смерть одно и то же святое место души заполняют… Горе – это горькая смерть; само слово «смерть» объективно, бесстрастно, похоже на команду «смерить». Тоже и с другой стороны: любовь – это сладкая жизнь, а сама «жизнь» - это лишь нейтральное вжиканье и дзиньканье (если ты после слова «жизнь» ставишь восклицательный знак, значит влюблен в ней во что-то, и это «что-то» конкретику  свою обнаружит...). Т.е. горе – это действие смерти, а любовь – действие жизни (если нет действия, то его как соль несоленая из Евангелия. Бесстрастие, столь возлюбленное  буддистами, делает нас подобными вещам… Все буддисты – ремесленники, бесстрастие им очень помогает в работе, избавляет от бардака и нервотрепки… И я, кстати, ремесленников люблю – но только когда они о Боге не вякают; это буквально смертный грех для них; таковой сразу для меня погибает и полностью обесценивается…Они – боги вещей, и, как большой Бог, должны быть молчаливы!)

2 книга:
Какой радости полна золотая листва на небе и на земле – им кажется, что они уже в раю. «Какая радостная смерть!»

Комм:
Я тоже буду золотым листом! Уже становлюсь им!

ЦИТАТЫ, Искандер пьющий:
Дня три я ходил как пьяный и мычал какой-то дикарский реквием по поводу смерти героини.  И без того  не  склонный усердствовать лопатой и мотыгой, в эти дни я даже не откликался, когда мама и сестра звали меня на огород.

Комм:
Мои амуры с бабами были столь же безуспешны, как и огородные дела… – надо было на чем-то одном сосредоточиться?! Или заниматься огородом лишь вместе с опытной бабой… А так – тоска, половинка смерти, как полумесяц…

Инет:
Если вы хотите обрести себя и насладиться собою, нет надобности, доставлять себе столько развлечений и столько радости, надо думать о смерти. Эта мысль – единственное, что позволяет нам снова познать самих себя, сохранить наше единство, не давая себя похитить ни родственникам, ни друзьям, ни сильным мира сего, ни тщеславию, ни алчности, ни прочим порокам и грехам.
Микеланджело Буонарроти

Комм:
Бодрячеству – бой! Прогоняя мысль о смерти, мы ведь просто-напросто неестественны. Неестественный человек не может быть ни счастлив, ни успешен… Молодые  имеют массу сил – но будут неуспешны совсем по другой причине, им насуют в руки всякой чепухи…

3 книга:
«Какой ты самоуверенный». - «У меня вдоволь и уверенности, и сомнений. Ни в чем не знаю недостатка! ...Я провожу синтез на циклофазотроне. Удобный, но смертоубийственный путь анализа  прошел до конца. Он мне ничего не дал, но этим  избавил от соблазна  оглянуться назад…»

Комм:
И живительность циклофазотронного синтеза тоже довольно сомнительна (ведь иначе я бы уже должен был жить в раю и просто брызгать соком…) – да и смертоубийство анализа мне еще вполне бы могло пригодиться… И конца  обоим процессам больше уже не предвидится…. Каждый плод должен производиться сильным чувством – но съедаться плоды должны вдумчиво, в полноте анализа… (В этой книге я и анализирую, что в жизни наплодил; самый плодотворный анализ – на фоне смерти… Анализ – как хлеб: нет в хлебе сока, но разве он не бывает вкусен?)

2 книга:
Сент-Бев о Паскале: Паскаль вышел за пределы гуманизма, но заболел, не справился /как и все французы, пытавшиеся сделать это – например, Рембо /и он тоже ожесточился и отчаялся/ /как и все немцы, пытавшиеся выйти за пределы своего рационализма /рационализм равен гуманизму?!/. …Гуманизм – это Христос без креста, без смерти /со страданиями,  насколько они красивы и благородны!/

Комм:
Гуманизм – это человечность в политике. Однако, политика – это болото, в ней все под сомнением. Трудно богатому попасть в Царствие небесное человечности, потому что ему придется быть политичным и он обязательно по пояс провалится… Крест как корабль на болоте… Лучше провалиться в болото и всю жизнь мирно проквакать что-то в каком-то ЖЖ, чем пытаться выбраться и, чертыхаясь и морщась, из чумазого монстра  превратиться в красавца…

ЦИТАТЫ, Искандер рассуждающий:
Тихий  Дон  -- тихий  дом.  Горькая  ирония. Я не знаю в мировой литературе произведения,  где  было бы описано  столько  смертей.  Каждая смерть выстрадана  автором, независимо от социального происхождения убитого. Каждый убитый  лежит в своей неповторимой позе, потому  что автор  пристально вглядывается в каждого. Что это – песнь гибели  казачества как  особой нации внутри  русской  нации?

Комм:
Привлечь те казацкие смерти в эту книгу? Уж слишком живописно пишет – т.е. у него смерть лишь часть жизни, очередные дровишки в ее огромном костре… (Таким людям надо медаль «живчика» давать!)

Инет:
Взрывной материал, и Великий раскрыт,
Хранить его надо, чтоб не был убит,
Преступника – вора он смертью накажет,
Заповедь Божья всем это же скажет.

Комм:
К атомной бомбе бы да атомный мозг… Суперкомпьютер сам всех накажет; не только Каспарову, всем нам устроит хотя бы виртуальный Страшный Суд (и моя книга – часть его?!)
 
3 книга:
Расстреляли жестоких.  - «Это все же слишком жестоко, ведь души причудливы и в них могло быть что-то хорошее» - «Но и в смерти, кто знает, может быть, есть что-то ласковое…»

Комм:
Если жесток, надо человека в сильно теплой ванне отмачивать… Пусть отмякает телом, а перед глазами  пусть крутится столь же сильно теплое кино… (Думаю, за месяц станет совершенно другим человеком)

2 книга:
"И микрофону я не по нутру" - неужели ощущал себя всеми нелюбимым. А голос его действительно в конце концов любому опостылеет: надрыв и поза. Смерть на сцене. Театральны многие поэты. Все эти солдаты, уголовники, шахтеры - это только роли и воображение. Беспрерывно крутит свое личное кино.

Комм:
Ранний Высоцкий – косивший под лютого уголовника – зародил сомнение во мне (так же как в Лимонове у меня сомнения из-за его ньюйоркско-парижских декадансов…) Очень круто они вырулили на правильную дорогу – я бы так не смог, наверное… (Но вспомни  и Толстого с Достоевским! Писали сразу хорошо, а вот жили - далеко не сразу…) А Высоцкий, получается, успел и выйти на правильную дорогу и вновь ее почти потерять – грехи молодости его не очень-то простили… Думаю, они никого до конца не прощают, всем приходится расплатиться сполна или в чем-то жалкой или в чем-то трагической жизнью… (мой спорт – это, конечно, жалкая участь)

ЦИТАТЫ, Искандер привитый:
Трагическое  в  искусстве   можно  уподобить  прививке  от  смертельной болезни.

Комм:
«Дети, читайте трагедии, чтобы к жизни подготовиться – ведь еще так нахлебаетесь»…

Инет:
О Вести родится различное мненье,
Ведь секты напустят туман и сомненье,
Из этих различных – родиться Завету,
Смерть всему старому, спора тут нету.

Комм:
Мир всем, и старым, и новым. Старое со временем само изумительно набирает ценность… Но и Новые заветы, конечно, должны продолжать появляться. Причем, многие должны быть на эту книгу похожи – т.е. впитать в себя множество прежде  разрозненных и лишь в бездушных Каталогах и Инетах сохранившихся текстов… (так количество переходит в новое качество)

3 книга:
В одиночку никто  ничего не делал. Умри, но найди тех, кто воспримет тебя. Может, скорее, ты их воспримешь и умрет твоя личность, но что делать, пусть смертное устремляется к смерти...

Комм:
Умри, но напиши книги с внятными и для всех важными темами… И я ведь их воспринять отнюдь не побоялся (даже мат!) – смотрите ЦИТАТЫ - теперь их очередь не испугаться… (А не боишься, что эти зеленые лягушки будут только квакать до посинения?!)

2 книга:
    Смерть - вот о чем Высоцкий всегда пишет с подлинным пафосом. Когда о победе в борьбе, тогда-то и фальшивит - "и время  эту фальшь безжалостно усилит".

Комм:
И в этом он тоже настоящий грешник-уголовник… (Грешникам к Христу прийти не трудно, потому что они тоже много пережили и понимают, если не жизнь, так смерть, а это же весит почти так же много…)

Христос открыл в нас бессмертную жизнь души, но заниматься ей велел смертью! Бессмертность ей лишь в этом в помощь… Гуманисты смертью заниматься не хотят, лелеют отвлеченное, как титул, благородство…

ЦИТАТЫ, Искандер рассуждающий:
Повторяют  ошибку марксизма:  экономика  --  базис,  а все остальное надстройка. Государство, которое живет по  этому  закону, обречено на гибель, личинку смерти оно уже несет в себе.

Комм:
Все государства жили, живут и будут жить либо волюнтаризмом правителей, либо по этому бездушному, что говорить,  закону. Государство – это смерть, оно в личинках и червях – а также  в мечах и пушках - от самого рожденья…

Государство – это замена категориям Времени и Пространства для излишне ограниченных, рациональных, конкретных людей… (хотя, казалось бы, как уж не понять, что такое время и пространство?)

Инет:
Принц редкой гуманности /состраданья/ и милосердия,
После того как он даст покой своему люду /своим/,
Смертью поменяет многие навыки
В его государстве будет длительный мир.
Мишель Нострадамус, Центурия VII, 17 Катрен

Комм:
Своей смертью поменяет многие навыки? Я очень, как раз, опасаюсь, что с уходом Путина у нас в стране воскреснут все самые худшие привычки… (Да и во всем мире воцарятся явная быдлократия вместе с тайной олигархией и аристократией - и полный, смертоносный хаос…)

3 книга:
Простодушных дней в жизни не меньше, чем смертью умудренных ночей…

Комм:
Ныне – с такой-то книгой! -  не так уж простодушен днем, и не так уж умудрен ночью (опасаюсь, как бы не сдохнуть в столь холодной постели, куда валюсь лишь полностью растратив дневную норму чувств и разума…)

2 книга:
О мертвых говорят только хорошее, потому что каждый умерший  претерпел смертные муки. 

Комм:
И значит, все мертвые искупили свои грехи этой смертной казнью и заслужили рай? Тогда рай был бы для мазохистов, а сам Бог оказался щедрым на плату садистом…  Нет, смертная казнь – это лишь способ заставить этих живых мертвецов очухаться. Смерть срежет с них всю их пластмассовую красоту и праведность. Они поймут, они не заслужат рай, но и поймут – и будут готовы вновь родиться живыми и попытаться прожить иначе (дурная бесконечность и повторяемость истории – это определенные индивиды забуксовали, все их попытки оканчиваются одним и тем же провалом. А Бог их прощает по написанному – «семьдесят раз по семь» (т.е. 490 рождений дается таким олухам царя небесного?! Сколько это в годах, боюсь  считать… Боюсь, не 2 тысячи лет, а 20 весь этот кошмар продлится…)

ЦИТАТЫ, Искандер рассуждающий:
Сталин, как величайший  бизнесмен  политики, сделал ставку  на смерть и
выиграл полмира. Смерть всю жизнь была его самой исполнительной секретаршей.

     Но  как  трезвый  человек  он  понимал,  что  рано  или  поздно  верная
исполнительница  его  воли  придет  за  ним  самим.  Это,  вероятно,  иногда
приводило  его  в  бешенство.  Известно, что  в  быту  он  не  любил  всякое
упоминание о смерти. За несколько лет до смерти, видимо, в порыве ярости  он
решил казнить смерть. В Советском Союзе  произошло неслыханное -- была
отменена   смертная  казнь. 

Комм:
За несколько лет до смерти он решил искупить свои грехи? А кампанию против «космополитов» начал, понимая, кто его в них ввел? («Интернационализму – да, космополитизму – нет!»?!  Интернационализму рабочих – да, всемирному братству крестьян – да, космополитизму врачей и прочей гнилой интеллигенции – нет!»)

Инет:
Прости за то, что не умею плакать,
Я слёз исток оставил на могиле роз,
Мне радость не позволена по знаку,
И сотворён, я верно, не всерьёз.

Комм:
Технари не умеют ни плакать, ни радоваться (и то, и другое с ними случается, но это всегда жалкая картина)

3 книга:
Раз пустота, значит, надо идти к смерти и драться, отнимая у нее жизнь.

Комм:
Раз пустота, значит, ты все еще рядом с самым началом. Пустота вроде дна, вроде точки старта…

2 книга:
В мире, пропитанном смертью, разводят героев как рыбу в прудах

Комм:
Телевизор как аквариум с эдакой рыбой. Там плавают образцы для подражания для всех остальных рыб… В мире, пропитанном смертью, телевизоры опять будут делать только в Японии и с особо защищенным экраном…

ЦИТАТЫ, Лосев:
  -- Ага, значит, и жить вам естественно, и умирать вам естественно.
     -- Разумеется.
    - Если убийство способствует спасению естественной  жизни,  оно  позволено.  И  если оно способствует естественной смерти, оно тоже позволено.
         -- Но ты как будто чем-то недоволен.
     -- Я  не недоволен, а меня всего трясет от негодования, -- кипятился я.
--  До какого безумия, до какого  позора  можно дойти  с  вашей биологией! Наука проповедует первобытное звериное  царство?

Комм:
Моя смерть будет естественна, если окажется похожа на мои же болезни и недомогания; она – та же усталость, только в большей степени, и та же боль, только опять же подольше и посильнее. Сначала: «что-то я захворал, как обычно» Потом: «что-то я в этой болезни перебираю обычную норму»…. (Если же на меня кирпич вдруг упадет, то я не сочту такую смерть естественной и справедливой? А ведь рисковал же, неоднократно ходил в опасных местах – и про теорию вероятностей знаешь…)

Инет:
Старик воскрешён, и теперь очевиден,
Хотя, удаляясь, был более виден,
Пророчество вышло из древней могилы,
Всю мощь отдавая Носителю Силы.

Комм:
Только старики учителями быть способны – или впрямую, или от обратного (как мои родители – ведь их опыт вполне поучителен…) Старик воскрешен, если видит внимательных слушателей (или если есть ему кого потиранить)
 
3 книга:
Борьба двоих, в которой победитель получает всё. А равная борьба.  Оба выдохлись, устали смертельно и  признали силу друг друга. И все же кто-то должен получить всё. И нервы в полном угаре, взлетают под самые черные небеса, тогда как тела почти в забытьи валяются, а не борются. Потом руки будут  трястись две недели. Потом победитель всё проиграет, он не пойдет дальше. Они оба мертвы...

Комм:
С этой книгой я теперь побеждаю, она - мой новый прием (как в дзюдо, силу соперника обращаю в свою) А уж отдыхать посреди борьбы и прочих многотрудных занятий я давно научился (иной отдых ведет к немедленному моему поражению… - что, впрочем, я иногда себе позволяю хотя бы потому, что очень семечки люблю…)

2 книга:
"Смерть истребителя души человеческой - ненависти".

Комм:
«Истребитель» - страшноватое слово, на самом деле, а воспринимается даже лучше, чем «бомбардировщик» (ведь ястреб лучше бомбы воспринимается душой!)

ЦИТАТЫ, Лосев:
- Жизнь есть канитель.  ...Рождается прежде  всего  не  животное,  а  какая-то  вонючая  дрянь. Булавочкой только коснись,   и   --   подохнет.   Потом   начинает    расти.    Растет-растет,
растет-растет... Ну ладно, пусть бы уж росло. Ан вовсе нет. Растет, потом не
растет,  болеет,  худеет. Потом поправляется, здоровеет, опять растет... Ну,
наконец, всеми правдами и  неправдами  выросло  (если  только  не  подохло).
Казалось  бы,  и  конец  всем злоключениям. Ан вовсе нет. Достигши зрелости,
совершенства форм и полноты сил, животное вдруг почему-то начинает  стареть.
Почему?  Нет,  Алеша,  ты  мне скажи: почему оно, сволочь, стареет? Да разве
дело в старении? Пусть себе старело, черт с тобой,  старей!  Ан  вовсе  нет!
Начинается  заводиловка с болезнями, с ослаблением, с хирением, с отмиранием
то одной, то другой функции. Ну ладно, пусть бы болезни там или  немощи.  Ан
вовсе  нет!  Оказывается,  животное  дохнет,  мрет  как муха. Вот ты что мне
скажи! Чего оно, сволочь, мрет? Болеешь, ну и болей. Стареешь, ну  и  ладно.
Ан  вовсе  нет! Оказывается -- смерть; опять та же химия, что и до рождения.
     -- Как тебе сказать, Юрий  Петрович,  --  начал  было  я  с  раздумием,
почесывая себе затылок. -- Так-то оно так, конечно... Спору нет...
  - Остается химия. Органическая химия. Или, лучше сказать, даже неорганическая химия.
     -- Это не жизнь... -- задумчиво бормотал я,  рассматривая  горошинку  в
супе.
     -- Ну круговорот остается. А круговорот -- это и есть волынка.
         -- Еще я тебе скажу: жизнь есть сплошная придирка. Вскочил прыщик, и ты
чуть-чуть зазевался, не пошел один-два дня к доктору и не принял мер.  "Ага!
-- говорит жизнь. -- Ты не принял никаких мер. Ну и подыхай". И человек ни с
того   ни   с   сего   умирает   в   несколько   дней  от  заражения  крови.
Девчонке-студентке понравился молодой человек. Выходит замуж. "Ага-а-а-а! --
шипит злая морда жизни. -- Замуж вышла? Любви захотелось? На же тебе,  ешь!"
И  --  девчонка  бросает  учебу,  проходят  годы,  с мужем потом разводится,
остается без образования и без заработка, с  голодной  семьей.  Вот  тебе  и
вышла  замуж.  Помнишь  Корзинкина?  --  Корзинкин был наш товарищ по школе,
страстно мечтавший быть горным инженером и погибший впоследствии  на  медных
рудниках. -- Ведь славный был парень. И как любил свое дело! Помнишь же, как
говорил  он  еще  мальчишкой о горном деле. Ну и что же? Вспомни, как погиб.
Самым злостным, самым паршивым способом погиб -- при испытании материалов  в
лаборатории,   от   взрыва.  "Ага-а-а-а!  Медную  руду  любишь?  Лаборато
рии захотелось? Опыты захотел производить? Ну так вот на ж тебе, жри  свою  медь
на  здоровье!"  Что  это  такое? Не придирка? Жизнь, по-твоему, не придирка?

Комм:
Этот текст тоже канитель и придирка… Настолько ничего не понимать, но быть все-таки весьма недовольным, канителиться, придираться, ворчать снаружи и мозгами пытаться ворочать внутри…

Инет:
На Руси принято было хоронить людей в их лучших одеждах. Как правило, таковыми считались венчальные наряды. Если же покойный не дожил до этого события, то его одевали, как на свадьбу.
Можно одевать на покойника и новые одежды, но, ни в коем случае нельзя для этого использовать вещи, кого-то из родственников.

Комм:
Да, свадьбу мне хотя бы на похоронах! Обручение со смертью началось с первой строчки этой книги (до этого мы друг другу только нравились), а там и женой моей будет… (Оттрахаю ее уже в гробу!)

3 книга:
«Выиграю, пожалуй, я? У меня же авторитет и опыт» - «Ни фига. У нас тоже есть кое-какие козыри. Ваши прошлые заслуги сомнительны» - «Думаешь? А это видел?» - «Ну и что, смотри, какой я сильный» - «Так это же всё только цветочки, цветочки... Ну как?» - «Держимся. Пока порядок. Посмотрим. Поборемся» - «Так на же тогда!» - «А я так» - «Да? Скотина, я же тебя сейчас замочу!» - «А я постараюсь контратакой ответить» - «Мерзавец, мерзавец. Зря ты со мной связался... Ах, ты даже так?!» - «Да!» - А это видел?» - «Так, так. Так, так. Так, так. Ну, так» - «Умри, несчастный!» - «Как бы не так...» - «Так я же сейчас добавлю?!  - «Не держи за дурака - тут всё под защитой» - «Тоже мне защита. Мы знаем как с такой защитой обходиться. Видали, играли» - «Мы тоже не новички» - «Этого мало...» - «Ты что не по правилам жмешь, гад?!» - «Всё по правилам, не ори, симулянт!» - «Ну, я тогда тоже, погоди» - «Поздно годить, сдавайся, говорю тебе» - «Нет, я еще попытаюсь» - «Для вида, что ли?! Ну, это пожалуйста; сохрани, так сказать, лицо» - «А может еще и накажу тебя» - «Опыт,  братец, опыт – таких, как я не наказывают. Так что просто подыши эти пять минут перед смертью...»

Комм:
Таких, как я, еще как наказывают; сколько моих жизней к черту снесено (и два дома, и две дачи…)

2 книга:
Полмира прошагать - полусмерть, весь мир - "смертельная рана".

Комм:
Полмира прошагать – полжизни, весь мир – «настоящая жизнь начинается». Столько опыта, что даже собаки, к примеру, не кусают, сразу боятся, ластятся, виляют хвостами – признают вожаком….

Или: «да я еле выжил в этом своем кругосветном путешествии – чего они меня славят?» Инвалид на пенсии славы; дополз до дома и с тех пор больше из дома ни ногой… (Какого черта я, к примеру, их книжки читал, если они потом мои чтения  - ЦИТАТЫ – не читают? Т.е., может, и читали бы, но я весь мир обошел, а место, куда бы их можно было пристроить, так и не найдено. Ни одна библиотека точно не возьмет…)

ЦИТАТЫ, Лосев:
- Слепота -- вот настоящее имя для твоей жизни. Слепота  --  вот  что  такое  организм. 

жизнь сама себя губит. А я тебе прямо скажу: жизнь --  это  и  есть  смерть.

Ни одно мгновение она не есть только жизнь. Каждое мгновение она есть и смерть... Каждое  мгновение  рганизм впитывает в себя среду, где он живет, перерабатывает ее в себя, ассимилирует себе, превращает в себя. Но  и в каждое мгновение он выталкивает из себя переработанные материалы, убивает, умерщвляет  себя,  гибнет  ежесекундно.  Только  вот  что-нибудь наступило в жизни, и--в тот же момент уходит, смывается, улепетывает. И  все  эти  точки так  плывут,  что  ни  за  одну  схватиться  нельзя.

Комм:
Неужели так и не признается, что сам слеп и себя же губит…

Инет:
Раньше было принято на протяжении трех дней до похорон над умершим читался псалтырь и соответствующие молитвы. Делать это могли, как родственники, так и специально приглашенные для этого люди.

Комм:
Раньше написал бы: если читают не на русском, сжечь бы  всех и прах обязательно развеять…
 
3 книга:
Только тем несчастным позволяйте обличать, кто себя заклевывает насмерть. Хотя это и изуверская отдушина...

Комм:
Ни одна живая душа меня не хвалила, да и сам себя «несчастным изувером» называл…

2 книга:
"Только небо озарилось, когда я с крестом своим к смерти шел и взглянуло мне вслед виновато".

Комм:
Какую-то песню Высоцкого на христианский лад перелагаю…

ЦИТАТЫ, Лосев:
Знание -- вот чего не хватает голой жизни, обнаженному  процессу рождений  и  смертей,  бессмысленному  потоку  жизненных  порывов, всей этой слепой стихии роста, питания и размножения. Знание -- вот  единственно,  что противится  судьбе  и  что  способно  ее  преодолеть.   Знание -- это единственная  область,  где нет  истерики  жизни,  нервоза  бытия,  слабоумия  животности. Знание -- это свобода. Кто знает  мало,  тот суетлив,  пуглив,  всего  боится,  от всего зависит. кто знает много зла, кто знает, что весь мир во зле, что вся жизнь есть катастрофа, тот спокоен, тому ничего не страшно, тот не хочет никуда прятаться, тот благороден.

Комм:
Пугливому интеллигенту: «а говоришь, что что-то знаешь». Хотел бы знать, прикрыть пугливость, но ведь не более…

Узнавание жизни не может быть голым мыслительным, логическим, техническим процессом. Любой старик, мне кажется, знает о жизни больше какого-нибудь шустрого кандидата наук, поэта или шахматиста (где, кстати, обычно, чем моложе, тем и лучше…)

Инет:
Похоронные обряды русских предусматривают и такую традицию: после смерти человека, перед образами ставят стакан воды и накрывают его куском хлеба, а на поминках хлебом накрывают рюмку водки. Делают это для души, которая, согласно приданиям может находиться в своем бывшем жилище около полутора месяцев.

Комм:
За полтора месяца умерший подзабывается, самое острое горе проходит (у меня, правда, все было иначе с умершими близкими, но только потому, что близки мы и не были…; да и занятия мои столь могучи, что  личные переживания  мало что значат – я должен вокруг них хлопотать в любом положении…)

3 книга:
«Это уже не иллюзия, раз она до самой смерти продлилась». В жизни очень много иллюзий. И многие люди лишь снятся мне. С кем и чем я выйду на берег Великой Черной Реки…. (Вот я появился там, в руках огоньки и крылышки, рядом та, чьи глаза светятся светом -  это уже не иллюзия...)

Комм:
Светом глаза светятся у достаточно многих – и я удивлен, что никто из них еще не со мной. Может, карма такая – всем казаться иллюзией… (с картавыми да шепелявыми редко бывает иначе!)

2 книга:
Сама смерть рождает сыновей. Ведь всякий  сын зачинается в любви до смерти, в беспамятстве.

Комм:
Если бы, допустим, всякий  десятый секс, кончался смертью одного из участников действа – многие ли  стали рисковать? (Причем, даже зная про эту угрозу, большинство бы не могло удержать ретивость свою, когда уже все началось и задвигался неистовый поршень…) В общем, бабам пришлось бы ходить в паранже, жить отдельно, а рядом со сношающимися всегда находились бы врач и друзья в качестве скорой помощи… (в отсутствии друзей и денег на медицину, лучше член отрубать!)

ЦИТАТЫ, Лосев:
Смерть -- критика всякого действия.

Комм:
Звучит так, будто за каждое действие наказываешься смертью!  Настолько каждое из них  несовершенно?! (а как ты думал…Не одно лето, как бабочки прекрасные, живем одной лишь милостью Господней… Живем не так уж долго, правда, но ведь всего 9 месяцев нам надо, чтобы нового детеныша родить…)

Инет:
Время выноса тела для отпевания устанавливается по договоренности со священнослужителем, который будет проводить отпевание. Как правило, оно назначается между двенадцатью часами и до того времени пока солнце находится на горизонте. После его захода вынос усопшего запрещен.

Комм:
Отпевание – это не пение; а красивое пение было б уместно, оно ведь как птица напоминает о полете…
 
3 книга:
««Поговорить»? О чем?» (Да, дело плохо. Уже поговорили, собственно.  Смертность среди любовей моих явно превышает рождаемость и я уже не вижу ни одного крылатого жителя. Хотя кто-то, конечно, на облачных склонах спрятался и только волынит...)

Комм:
Бабы – скорее мастерицы-рукодельницы, только в этом они как крылатые птички…

2 книга:
"Я ухожу - придет другой" - только народ может  так думать о смерти.  ...Где церковь, там умирать легко: остаются имеющие такой же дух, как у  тебя, твои братья и сестры, твои двойники.

Комм:
Хотел бы я тоже подумать «я ухожу – придет другой, и он будет как я»… (может, в Германии есть такие, как я? Или в Англии? Мне кажется, с равным успехом и там, и в России…)

ЦИТАТЫ, Логинов:
При подходе к Турину решено было для устрашения  дать  залп  из  двух
больших серпантин. Пушки громоподобно рявкнули, каменные ядра  унеслись  в
сторону  замка,  солдаты  радостно  взревели,  а  канонир,  столь   удачно
проведший первый в своей жизни залп, восторженно замахал руками, отшвырнув
горящий фитиль. Фитиль попал в  мешок  с  черным  артиллерийским  порохом.
Вспышка обожгла двенадцать человек. Трое были еще  живы,  когда  на  место
происшествия прибежал Паре. Он осмотрел пострадавших и сказал одно  только
слово: "Безнадежно". Умирающих причастили, а потом один из  старых  солдат
тонким итальянским  стилетом  хладнокровно  перерезал  горло  всем  троим.
Повернулся к онемевшему Паре и хмуро буркнул:
     - Так будет лучше. Что им зря мучиться...
     С того дня Паре принимал в свой госпиталь всех, сколь угодно  тяжелых
больных, и многие, казалось смертельно раненые, возвращались к жизни.  "Я
его перевязал, - говорил Паре, - а господь его вылечил".

Комм:
Быть не может такого канонира! Да и про массовое прилюдное перерезание горла слышу впервые.

Инет:
Чтобы покойник не вернулся в дом и не забрал с собой кого-то из живущих в нем, его необходимо выносить ногами вперед, стараясь не задеть при этом стены или дверь. С этой же целью производят ритуал под названием «замещение места». Для этого, на место, где стоял гроб, ставят стулья и садятся. Затем их на сутки переворачивали вверх ножками. В Сибири, после выноса тела, под угол дома, который находится слева от двери, клали камень, чтобы остальные члены семьи не торопились вслед за усопшим.

Комм:
Страшусь покойника в доме (лучше быстрей его обрядить, в гроб уложить, чтобы был как игрушка особая…)
 
3 книга:
Она уже подбитый самолет добивала на земле, она уже убитого пришла пинать. Сломав два крыла, пришла выщипывать крылышки, написав слово «смерть», теперь переписывает его черной краской...

Комм:
Еврейка, кстати…

2 книга:
Успеть улыбнуться – значит, побороть ужас,  гнев, смерть. Но как  успеть, если нет перспективы, если слишком разреженно пространство, так  что о близких себе можно узнать только из книг.

Комм:
Племянник жутко гневлив – в будущем как бы кого не зарезал в беспамятстве… Только труд воспитывает терпеливость, сдержанность, скромность, только в солнечной жизни внутри не копятся поводы для недовольства…

ЦИТАТЫ, Логинов:
Проверял инструменты и лекарства,  запас крепкого вина и уксуса, гонял Жана за водой  к  Роне,  растирал  ртуть  по медным пластинкам - класть  на  рану  против  нагноения.  На  видное  место  поставил  котелок  для  кипячения бузинного масла. Новейшая война - жестокая вещь, раненые будут  считаться сотнями. В  прежние  века  не  знали  артиллерии  и  пищалей;  катапульты, черепахи и баллисты древних кажутся детскими игрушками  рядом  с  двойными пушками,  василисками,  фальконетами  и  длинными  серпантинами.  Раны  от огнестрельного оружия обширны и  глубоки,  и,  главное,  отравлены  черной гарью сгоревшего пороха.  Скорую смерть от  порохового  яда  может  остановить только бесчеловечно  жестокий  прием:  выжечь  яд,  влить  в  свежую  рану достаточное количество кипящего масла.

Комм:
Опять  не всему верю… (вроде бы порох напротив лекарством считается? А вот ртуть – заведомый яд…)

Инет:
Если родственники на похоронах не плакали, общество их осуждало, считая, что они не достаточно любили ушедшего. Существовали и исключения из правил. Так, матери не имели права плакать по своим умершим деткам, поскольку считалось, что плач вредит их душам на том свете.

Комм:
Я свое в жизни отплакал иль нет?

3 книга:
«...«Люблю»? Всё в развалинах. Я сам себе удивляюсь, что меня еще тянет к тебе». Вдохновенно тянуло весь вечер, но потом оказалось, что вечер тот случился уже после смерти…

Комм:
С оторванной головой все еще бегал по любовным делам. Вот она, «сила любви» – не вдруг остановишься. Как смерть страшна любовь иная. Особенно, разум страдает – становишься дурак-дураком… (начинал с  мечтаний – ими же и кончил)

2 книга:
Коса смерти, печали, зла нашла  на камень любви, похожей на сон, коса ветра, тумана и снега нашла  на камень дома. Но и наоборот, коса любовных песен наткнулась на  камень.

Комм:
Камень, похожий на сон! Коса из тумана и снега…

ЦИТАТЫ, Вересаев не в то время родившийся:
Я прочла сегодня в одной книжке: "Большевизм по заслугам славится своею стройною законченностью и монолитностью в области мировоззрения".  Я бы хотела, чтоб в этом новом году у меня больше не было сумасбродных мыслей о жизни, о смерти и прочих идеализаций чего бы то ни было, чтобы не было стремления и к индивидуализму.

Комм:
Демократизм (он же и либерализм) этим же славен… «Не думай о смерти, подставься под местное лучезарное солнце»… Что сейчас, когда демократия – фикция,  солнце? Мода? Рок-музыка? «Творчество», мать его? По-моему, солнца закончились – футбол на солнце не тянет! -  и вот почему люди стали злиться (вместо того, чтобы смотреть телевизор), а от злости и убивать… (Нет, есть солнце мусульманства у одних и солнце техники у других – но они ведь сами по себе весьма убийственны, бездушны…; это черные солнца, причем они с нами были всегда, раз вся история человечества – это религии и совершенствования орудий труда…)

Инет:
Похоронное шествие сопровождается рыданиями близких и родных покойного, а также, их причитаниями. Возглавлял процесс мужчина, который нес в рушнике икону или распятие. После него шли пару человек, которые несли крышку от гроба. Затем священнослужители, после которых следовало 6-8 человек, несущих на плечах гроб. Замыкали шествие родные, близкие и знакомые. Из-за суеверий, которые пришли еще с языческих времен, гроб, как и крышку, старались переносить в перчатках, на специальном полотне. На кладбище покойника приносили или же привозили на санях. Последние потом могли сжечь либо же перевернуть на сорок дней полозьями вверх.

Комм:
Сейчас к смерти относятся проще и меньше ее боятся? Мир вообще всю торжественность свою потерял. Мы все-таки рабы, как не бунтовали в прошлом веке... (а рабу особо нечего терять…)

3 книга:
Грязи и смерти всё больше, а т.к. душа белоснежка и бессмертница, то и  вытесняется она из нашего тела. Такое ощущение, что скоро - как раз накануне смерти и превращения в землю  - мы душу  чуть ли не воочию увидим!  На какую бумагу не посмотришь, везде будет написана, нарисована одна лишь голая душа. И хорошо это,  холодно, голодно и болезненно, но все же не совсем плохо, пузырик ты наш родимый и ангельский, но вот только почему не хотим мы бороться с землею и смертью ее, почему спасаемся, настолько уменьшаясь в размерах...

Комм:
Как Путин пришел, так грязи и даже смерти стало становиться все меньше, но тогда в какой-то момент от меня в очередной раз осталась только голая душа и я не знал, куда мне с ней деваться…

2 книга:
Преодоление страданий и смерти по методу рыб - ведь рыба не умирает, а "засыпает". Рыбы и птицы  бодрствуют во сне -иначе бы падали вниз - и как бы спят наяву, настолько автоматичны их движения.

Комм:
Да, любое бодрствование на сон весьма похоже. Само слово «сознание» уже отдает сном - только «з» и мешает уснуть окончательно! Да и в «знании» лишь та же «з» не дает нянкать как младенец-сосунок…

ЦИТАТЫ, Вересаев:
Разудалое веселье Есипова ничуть не удивило. Он, как  водится,  сразу
забыл о всех ужасах и клятвах, едва полегчало. Вряд ли, подумал  Елисей,
существует на свете что-нибудь, что могло бы  остановить  Есипова,  если
его плоть хоть немного набрала силы. В юности он, кажется, даже сам  бо-
ялся терзающих его желаний. А сейчас даже угроза  смерти  не  устрашает.

Комм:
Может, в аудиозаписях мне  удастся к еще большей разудалости прорваться… (она стоит даже смертельного риска!)

Инет:
Если на пути похоронного шествия встречались люди, то необходимо было осуществить ритуал «первая встреча». Он символизировал встречу живого и мертвого миров. Встречному давали кусок хлеба, который заворачивали в полотенце. Взамен он должен был помолиться о душе усопшего.

Останавливаться процессия может лишь возле церкви и кладбища, возле мест, которые занимали важную роль в жизни покойного человека или возле крестов, которые в народе так и называют «покойничьи». Чем дольше несут гроб, тем более уважаемым человеком покойный был при жизни.

Комм:
Сейчас покойник как мешок картошки… В «городской» литературе я, кстати, ничего такого не читал… Деревенские себя больше уважают (но перед городскими зачем-то стушевались!) Потеряли веру в себя, вот и запили… Теперь и город пьет… Хотя в целом цивилизация еще кичится… Ее разгром, возможно, случится только через 200 лет? Хорошая связь заменит города – понятие «глуши» исчезнет. Природа и ручной труд восстановятся в правах…

3 книга:
Он утонул, вместе с машиной под лед провалился. Ехал  одетым и таким и остался, только шапку потерял. Потом он плыл, и волосы  развевались в воде, и он думал об ужасе жизни, о белом небе, насмерть замерзшем...

Комм:
Скольких людей ужас перед смертью кормит до отвала и они сходят с ума?
Вот говорят, что у милосердного Бога не может быть геенны, огненной свалки, что и на земле без Его воли не упадет ни один волосок – но разве тогда бы люди тонули, горели? разве могли бы тогда америкосы спокойно сжигать миллионные города…

2 книга:
...Серебряный зверь луны и электричества в поисках тепла солнца  - но это поиск собственной смерти.

Комм:
БГ… Если б он солнце искал, то давно бы, как Мамонов, жил в деревне (хотя и Мамонов все еще где-то между бултыхается – и даже сделал это своей специальностью… Он в деревню побежал спасаться только потому, что его бесы посильней гребенщиковских атакуют… БГ, путешествуя, ведь тоже в мире часто выбирает деревенские места; а деревня кондовая, понтами не снабженная, ему претит как петербуржцу…)

ЦИТАТЫ, Джин:
Да, если мудрость заключается в пренебрежении неглавным, я прожил глупую жизнь. Но эта тяга к несущественному, которому, в отличие от существенного,  нет  конца, -  она  и внушила  мне страсть не  к  смерти, а, наоборот, к неумиранию. Чаще всего  я мечтал как раз о  неумирании, хотя так же  часто не знал куда деваться от скуки.  за долгие годы, изо дня в  день, к жизни привыкаешь,  как  к  курению,  и никакая  вольная мысль  не способна толкнуть под дуло. Мыслить и существовать - разные вещи, и отвадить от жизни способна только сама жизнь...

Комм:
Беззубые жизнелюбцы – любят жизнь со всеми ее потрохами, но давятся слишком крупными кусками. Ты им лучше на завтрак, обед и ужин кашу  подавай…

Инет:
Этап четвертый – панихида
Приглашенные лица, которые имеют духовный сан читают молитвы и псалмы, которые призваны успокоить душу ушедшего и адаптировать ее в ином мире.
В таких пениях образно показывается путь человека и его мытарства от момента появления на свет и вплоть до смерти. Также в них говорится о Божьем проведении и справедливости, о великой любви Бога к человечеству.

Комм:
Уже ведь три дня псалмы читали…; да и слово какое-то нехорошее – как будто кто-то хихикает над паникой окружающих… Никогда не любил имен, типа «Степанида» - что за грубейшее «да» в конце? Давалка, что ли? Весом с тонну?  Или у греков взяли?

3 книга:
Предсмертный сон классика каменной отравы. Гул Гомера-летателя и кусочек бритвы в чувственной губе Гогена, а, может быть, Уайльда. Снова огни и кровь Авеля,   таблички и космос землетрясений брата злополучного его… (У Каина родился сын – снова Авель, но его убивать не пришлось, перевоспитали; даже сам перевоспитался…)

Комм:
Тут намек на то, что еврей Гоген – возможно, вместе  с пидором Уайльдом – бритвой зарезали Ван Гога, что в маленьких городках обитал, как Авель деревенский… (кто, кстати, из них притворно  пас скот, а кто пахал землицу? Забыл, а значит и Богу могу не угодить…) И хотя все засек тогдашний  Гомер-летатель, но его сказания замикшировали в гул…

2 книга:
  Галича убил ток стереосистемы  - очень похоже на гэбистов, но всё равно символично, раз сам он ее покупал: ушел из благополучной жизни драматурга,  чтобы бороться, а тут как бы возврат в благополучную жизнь. Ревнивый Бог  послал молнию. /Вообще, самой  страшной книгой была бы та, где были бы собраны одни только смерти - например, тех же знаменитых людей. Максимально  подробно и документально. Книга - как страшное кладбище или даже лобное   место. Ведь в Евангелии смерть Христа - это существеннейшее из описаний.  Раз смерть реальность - значит ее и надо делать реальной, а не замалчивать,  будто это призрак или недоразумение./

Комм:
Я смерти как иконы для этой книги буду собирать…

 А стерео ему нужно было, чтобы музыку и песенки послушать – при чем тут Бог, когда он и раньше наверняка не бедствовал?! И какая там борьба? - обычная еврейская сварливость и злоба… Аж заднюю крышку у аппарата снял зачем-то! Причем, с включенным током?! Хотя, падая, он не мог не отключиться от сети… Может, с сердцем плохо стало от испуга – у него внешность сердечника…  В другом месте пишут, что антенный провод в розетку сунул! Причем, всю жизнь имел дело с аппаратурой! Упал на батарею и цепь замкнулась?!

Но убивать этого поэтично-сварливого сердечника не имело никакого смысла –  всех не перебьешь! Только еще больше вони будет! К тому же его жена отсутствовала всего 15 минут! А аппаратуру он сам в Италии заказывал – она там со скидкой! Напоследок, цитата из интервью дочери: «Один факт не дает мне покоя, мне намекнули, что если бы расследование продолжалось и было бы доказано, что это убийство, а не несчастный случай, то Ангелина (жена) осталась бы без средств к существованию. Ибо гибель папы рассматривалась как несчастный случай при исполнении служебных обязанностей – он ставил антенну для прослушивания нашего российского радио, он должен был отвечать на вопросы сограждан, у него на “Свободе” была своя рубрика» Ха! Корыстный мотив кое у кого всегда самый главный. Как и политика…

ЦИТАТЫ, Джин:
Он  выходил  из чулана только  после захода солнца, осунувшийся, с блуждающим взором человека, вернувшегося из  нигде не обозначенного  мира:  в  цинковом чане  на верхней полке  чулана,  рядом  со служебным  парабеллумом  отца,  я обнаружил  однажды пересыпанный нафталином талес и молитвенник на Судный день. Из этого парабеллума он, узнав о  смерти своего  брата Беса в  колонии  на  Урале, в  ярости  расстреливал среди ночи разбежавшихся по стене мохнатых тараканов.

Комм:
Полный комплект – парабеллум и молитвенник… Блуждающий взор, стрельба по стенам – человек-то неадекватный… И почему брат бес?... (талес – молитвенное облачение в иудаизме)

Инет:
Обряд похорон погребение совершают до того, как солнце покинет горизонт. Считается, что с собой оно забирает в потусторонний мир душу. Считается, что родственникам усопшего нельзя закапывать гроб. Подобное поверье связывают с тем, что родные боятся, чтобы покойный с собой не забрал еще кого-то из семьи.
Прощаясь, родные усопшего целуют его в лоб (в венчик), и выражают свое сожаление плачем и причитаниями. После того, как все желающие простятся, священник произносит специальные молитвы, затем гроб заколачивается и опускается в предварительно выкопанную яму. Еще одним элементом прощания является такой ритуал как бросок горсти земли на крышку гроба. При этом, надо произносить такие слова, как «земля пухом».
Иногда, в могилу бросают мелкие деньги, чтобы покойный смог откупить свою могилу либо же для откупа при переправе через реку, которая отделяет наш мир от мира мертвых.

Комм:
«Земля как пух» - крестьянская похвала… (но там обычно глина… - песочек пухом, а глина комом)

Никогда не буду покойников целовать – как раз это для меня дурная примета: смерть ляжет на уста…

3 книга:
Одежда опять смотрела человеком, пророчила лежание калачиком, быть может - смерть. Маразм отчаяния – при том, что раньше были же толковые сомнения. Вся собственность, которая осталась - достоинство, забавность мыслей, странность чувств...

Комм:
Каждый вечер скидываю не только одежду, но отчасти и само тело… И тысячи замогильно одиноких вечеров… (обычной болтовней их ни чувачку, ни какой-нибудь бабенке уж не развеять…)

2 книга:
«Выстрел» Пушкина – смерть ждет, когда ты начнешь бояться ее, и дорожить жизнью, чтобы мучить тебя, угрожая выстрелом.
У черешни особый вкус, когда рядом смерть – наслаждайся вкусом!

Комм:
Да, в книге «Смерть» у всего особый вкус…

Живи я в квартире с удобствами, боялся бы дома без особых удобств, но вот живу в нем и наслаждаюсь (не променял бы на квартиру). Может, даже и бомжом, если с умом, можно прекрасно устроиться?! (и даже  гораздо больше общаться с людьми)

ЦИТАТЫ, Бабченко (контуженный?):
На войне видел человека, идущего через поле. Человек шел один, без оружия, сам
по себе. Это было нелепо -- они никогда не ходили по одному, только группами
и лучше под прикрытием брони. А уж тем более через поле, где под ногами было
битком набито всякой взрывающейся дряни.
     Артем  смотрел на него  и  ждал: вот  сейчас еще  один шаг -- и  взрыв,
смерть,  увечье, боль, страх. Он замер, не отрывая глаз смотрел  на шагающую
фигуру, боясь пропустить момент взрыва, человеческого страдания. Помочь тому
человеку он не мог бы при всем желании, но и равнодушно отвернуться тоже  не
мог. Ему оставалось только смотреть и ждать смерти.

Комм:
Артемы, они такие… (хотя это мог и беспризорник быть; или интеллигент? Писал-то наверняка кто-то третий и интеллигентный…)

Нельзя вот так писать, а потом не расшифровывать…; почему-то человеку пришлось рискнуть? или он находится в аффекте и даже ищет смерти? опасность поля преувеличена? Ведь «дрянь» может быть одна – мины…

Инет:
После того, как могила будет полностью засыпана, на ней, как правило, размещают венки, в их центре живые цветы. Поскольку, согласно обычаям ставить постоянный обелиск можно лишь по прошествии первой годовщины смерти, то на могилке устанавливают временный памятник или крест. На них прикрепляют табличку с информацией об имени и фамилии усопшего, а также дат его рождения и смерти.

Похоронные обряды предписывают, что по окончанию церемонии погребения родственники умершего организовывают обед для копателей. Эти должен быть скромный стол, на котором обязательно должны быть кутья, блины, водка и другие угощения. Остатки пищи необходимо оставить на могиле, чтобы ими полакомились птицы. Последних ассоциировали с душами умерших ранее людей.

Затем друзья, знакомые и родственники отправляются в дом почившего, где уже накрыт стол для поминания. По окончанию трапезы пришедшим раздаются сладости (печенье и конфеты).

Комм:
Затем все отправляются в «кафе» - бе-е…

3 книга:
Самое худшее за всю мою предыдущую жизнь случилось, когда одна обыкновенная сволочь (мужского пола) сказала мне: «иди скорей, посмотри, как он её е. Залазь сюда и смотри. Он ее всё время е. А куда ей деваться...» Правда, потом, совсем в другие времена, среди совсем других людей меня просвещали, что такая-то у целой роты в рот берет и это тоже было ужасно (хотя есть же Шолохов - школьная программа), но к тем временам я уже понял, что человек - это дьявол и нужен Бог, чтобы забить его до смерти...

Комм:
Нужна смерть, чтобы вразумить его до Бога…

Похотливы 90 процентов мужиков и всего 10 процентов баб?! Бабы лишь дают, предоставляют свою дырку – из любопытства, из расчета, по доброте душевной или по слабости характера. Все примерно так, как с алкоголем – сами по себе бабы вовсе бы не пили, но их покупают обычаем, компанией, халявой, видимостью веселья…

2 книга:
«Моя ярость так сильна, что ты не достоин смерти – ты достоин вечной жизни в аду».

Комм:
Да, силенок нет, а мыслишки кровожадные: злодеев надо самостоятельно  ловить и не убивать, а пытать неделями! Долгие ведя разговоры,  допытываясь (пока кто-то из нас не раскается – ведь в кровожадном своем наказании тоже можно раскаяться… Тем более, когда обнаруживается, что убийца тоже за что-то мстит, только без разбору, возненавидев весь род человеческий…)

ЦИТАТЫ, Максимов (эмигрант?):
Вот пример замечательной интуиции  воспитательницы  Школы:
еще  ничего  не  понимая, Гейл почувствовала, что есть какая-то
связь между рыбалкой и неграмотностью Джорджа. Она села рядом с
ним  у  плаката  и  тем  сделала  еще  один  шаг  к  сближению.
Совместные  походы к озеру продолжались. Сидя у плаката, Гейл и
Джордж вели неторопливые беседы, в  которых  часто  обсуждались
вопросы,  имеющие серьезную юридическую подоплеку. Например: "А
если человек даже  не  может  прочесть  закон,  посадят  его  в
тюрьму?  "  Постепенно  перед Гейл открылось следующее. Джордж,
конечно, не забыл о своей попытке утопить человека. Но  угодить
за  это  в  тюрьму...  из нее не убежишь. Поэтому Джорджу нужно
было выработать способ психологической защиты от этого  страха.
И он его нашел, потому что это был вопрос жизни и смерти. Нужно
остаться ребенком -- сажают ведь только взрослых.

Комм:
Лишь неведение, остатки детскости позволяют человеку испытывать хоть какие-то удовольствия, оставаться хоть в каком-то раю? (И мудрые старики поэтому детскость свою стараются наращивать. Они все испытали, им есть что сравнивать – и они выбирают детскость точно так же, как мудрость выбирает их самих… Ребенку и мудрецу гораздо легче умирать…)

Инет:
Несколько веков назад на Руси существовало два вида поминовения умершего: тайный и явный. В первом случае родственники в течении сорока дней раскладывали на подоконники, крылечки соседей подаяния. Это могли быть яйца, хлеб, спички, ткань, полотенца. Приняв такое подаяние, соседи должны были молиться за душу ушедшего. Считалось также, что часть грехов умершего они берут на себя.

При явном поминовении близкие умершего заказывали в церкви его отпевание. После нее у ворот церкви детям и нищим принято было раздавать пироги и иные сладости.

Чтобы душа не попала в ад, родственники жертвовали денежные средства на церковный колокол, который в дальнейшем, своим звоном смог бы вызвонить грешника из ада. Или можно было пожертвовать соседям петуха, чтобы он пел ежедневно за грехи усопшего.

Также, иногда в конце поминок женщинам, которые оказывали особое содействие в их организации, раздают платки, которые необходимо хранить.

Комм:
Живой-то таких хлопот не стоит. Как должен я любить кого-то, чтобы так стараться? (но чайник электрический своим коллегам по работе недавно подарил! Правда – за опоздания…) Часть грехов умершего берут на себя?! По братски в деревнях жили! (В части грехов умершего сами соседи и бывают виноваты!)

«Почему у вас в деревне так много петухов кукарекает?» - «Раньше у нас сплошные грешники жили!» Отрубил голову петуху – а вместе с ней и голову греху! «Вкусный грех-то кукарекал!»

Продуктов много было, не знали, куда и девать - по подоконникам и крылечкам по любому поводу рассовывали…

3 книга:
Иногда мне кажется, что я уже приговорен к смерти - нет,  только к войне.
И я бы даже сказал, что в наши времена можно комфортно воевать - столько умной и доброй силы в твое распоряжение могут предоставить некоторые духовные помещения – книги...

Комм:
Что уж говорить про интернет (с ним и с компом, планшетом и вахтером в иных местах работать – кайф незабываемый…) Правда, эффективность этой «войны» под сомнением (как и любой другой, впрочем). Пытаюсь детским совочком подрыть гору, а она все не уменьшается, надо же… Если бы все встали дружно в ряд со своими совочками, да работали бы с умом и посменно, глядишь, через пару лет от горы бы действительно ничего не осталось - и мы бы умирали так же легко, как раньше болели, а болели – как раньше чихали… - и кто-то бы даже говорил «чихал я на смерть!», подготовляя новое будущее…

2 книга:
Граф – «несчастная жертва ужасного искусства» смерти откладывать свой выстрел. …И ужаснулся он не столько смерти, сколько размеру ненависти Сильвио, силе зла, долготе его памяти /и силе его стрельбы/.

Комм:
Какая юношеско-романтичная фабула-страшилка. Явно не им самим придуманная, скорее веками распространенная как самая настоящая попса… «Месть его ужасна!» «Тайна его страшна!» «Любовь до гроба!»…

ЦИТАТЫ, Максимов:
Попытка самоубийства наказывалась... смертной казнью.

Комм:
Про эсэсовцев басни…

Инет:
Согласно православной традиции к умирающему человеку (при необходимом условии, чтобы он находился в сознании и адекватном состоянии) обязательно зовут священника, который совершает над ним таинство соборования для исцеления и отпущения грехов. По правилам христианской Церкви таинство должно совершаться собором, то есть семью священниками. Однако в русском православном обиходе человека соборует один священник, но семикратно. Соборование проводится у постели больного в присутствии родственников и соседей, стоявших с зажжёнными свечами в руках[10]. Далее священник исповедует умирающего и причащает его, а в минуты разлучения души с телом совершает канон на исход души. Он читается «от лица человека, с душою разлучающегося и не могущего глаголати», и иначе называется отходной молитвой. По церковному обычаю умирающий просит у присутствующих прощения и сам их прощает. В момент смерти, по учению церкви, человек испытывает чувство томления. При выходе из тела душа встречает Ангела-Хранителя, данного ей в Крещении, и злобных духов — бесов. Облик бесов так ужасен, что при их виде душа мечется и трепещет.

Канон на исход души в отсутствии священника должны прочитать родные и близкие умирающего. Его не обязательно читать рядом с умирающим, если человек умирает в больнице, канон можно читать дома. Если христианин испускает дух во время чтения канонов, то их дочитывают с заупокойным припевом: «Покой, Господи, душу усопшаго раба Твоего (усопшия рабы Твоея) (имярек) (поклон), и елико в житии сем яко человек согреши, Ты же, яко Человеколюбец Бог, прости его (ю) и помилуй (поклон), вечныя муки избави (поклон), Небесному Царствию причастника (причастницу) учини (поклон), и душам нашим полезная сотвори (поклон).»[11]

Если человек долго и тяжело страдает и не может умереть, то родственники могут прочесть другой канон — «Чин, бываемый на разлучение души от тела, внегда человек долго страждет». Оба этих канона есть в полных православных молитвословах. Моление должно быть усилено, чтобы облегчить кончину. Можно окропить умирающего святой водой со словами: «Благодать Святого Духа, освятившего воду сию, да избави душу твою от всякого зла».

Комм:
Обряды придумали бабы  - в них ведь тоже много рукодельного, технологического (Что-то мне эта мысль капитально запала… Бабы – существа ограниченные, земные, служебные (служат ограниченными, земными рукоделиями), но для компенсации очень мечтающие о чем-то возвышенном; более того, не зная никаких понятий, а значит, и ограничений, их фантазия постоянно безумно разыгрывается… По сути, всякий раз выходя за пределы обжитого уютного мирка, они  сходят с ума…)

3 книга:
Это не столько усталость, сколько какой-то диссонанс. Если удастся убрать его, вдруг окажется, что сил и тепла еще сколько угодно... (Вот тебе победа над смертью и второе дыхание)

Комм:
Да, пишешь книгу «Смерть», а потом вроде устаешь и телевизор включаешь – и вместо отдыха еще и диссонанс получаешь и уже сам себя совсем не понимаешь – отчего становится не до усталости…

2 книга:
От Макара Девушкина через Голядкина к Прохарчину: от жизни через сумасшествие к смерти. Точнее, везде карикатуры: Девушкин – карикатура любви, Голядкин – карикатура борца за правду, Прохарчин – карикатура тайного фанатика. Рисовал тех, кем не хотел быть. А может, тут карикатура и на Гоголя – было в нем наполеоновское, говорил «мальчишка, ничего не понимаешь» - и умер похоже.
…Случай смерти от мысли.

Комм:
Все персонажи, если и не похожи на своего автора, то похожи на других писателей – они ведь в одном котле варятся и имеют схожую психологию… Все выдумки весьма стереотипны, ведь выдумывать настоящую «небывальщину» слишком трудно, тогда как копировать фрагменты реальности  очень легко…

В России и тогда, и потом было смертельно серьезное отношение к мыслям – они еще не приелись, к их бессилию и обманчивости еще не присмотрелись…

ЦИТАТЫ, Максимов:
Поразительно, как быстро человек, попавший в элиту,
забывает те лишения и страдания, которые он терпел,  когда  был
обыкновенным  заключенным.  Дело  в  том, что жизнь элиты резко
отличается от жизни  заключенных.  Элита  питается  значительно
лучше  и  отдельно,  она  лучше  одета, меньше работает, больше
времени проводит в помещении.  И  вот  староста  посылает  на  смерть заключенного,
которого он застал за одним из самых страшных  преступлений  --
когда  тот рылся в помойке в надежде найти картофельную шелуху.
Староста, который еще три месяца назад  полжизни  бы  отдал  за
пригоршню  этой  шелухи,  теперь представить себе не может, как
это  можно  быть  таким  голодным.

Комм:
Да, может он все представить, но боится хорошее место потерять, ему его надо отрабатывать… Да и потерял он уже человеческий облик, пока в помойках рылся – и знает, что и другие его потеряли (а если не потеряли, так зависть может оказаться смертельной…)

Инет:
Сразу после наступления смерти тело умершего при любых обстоятельствах омывается пока оно полностью не остыло. В то же время покойника следует обмывать только в светлое время суток (от восхода и до заката солнца). Омовение преследует не только гигиеническую цель (так как после смерти вследствие полного расслабления мышц часто происходит самопроизвольное опорожнение кишечника и мочевого пузыря, кроме того на теле может остаться грязь, кровь, пот, гной и др. выделения организма), но рассматривается и как очистительный обряд. По церковному вероучению, умерший должен предстать пред Богом в чистоте и непорочности, полученной человеком в момент крещения. Этот обряд не имеет строгих канонов и его выполнение зависит от конкретного региона и обстоятельств его проведения. Как правило, покойников любого пола обмывают пожилые женщины (старые девы и вдовы), т. н. старушки-обмывальщицы, не состоящие с почившим в родстве, обычно из числа соседей. В экстремальных ситуациях (например, в случае смерти в дали от дома) умершего может обмыть любой взрослый человек, оказавшейся рядом в минуту смерти. Единственно обязательное условие — нельзя обмывать беременным женщинам или женщинам, у которой в данный момент месячные во избежание болезней будущего ребёнка. Также согласно церковному учению, матери не полагается обмывать своего умершего ребёнка, так как она обязательно будет его оплакивать, а это осуждается как отступление от веры в бессмертие души: по христианскому вероучению, умерший ребёнок сразу обретает райскую жизнь, и поэтому его смерть не должна оплакиваться

Комм:
С помощью инета теперь и хоронить можно по всем правилам – но вряд ли кто будет, кроме рьяных православных…

И живой-то человек – прах и фикция, а уж мертвый и вовсе – гнойная оболочка…

3 книга:
Колдовство (мистика) и чудо... - я пытаюсь произвести свет и произвожу уже какие-то лохмотья - в которых швыряюсь, как на помойке - а они крепко спят посреди шикарного мрака и углубляют этот сон до самой  смерти...

Комм:
Когда сон до смерти углубляется, они ненадолго просыпаются, но это все равно что голым оказаться на холодной улице.

 Жизни есть одна подмога – сон; и он же есть защита и от смерти (Моей жизни уже не помочь, поэтому хочу  хотя бы  защититься от смерти…) Сон – есть мечты умирающего без болей (например, от усталости). Всякий, кто без болей умирает, наверное, тоже видит видения, вспоминает прошлое, мечтает о будущем мире… (Боль превращает эти картинки в авангардные)

Но что такое усталость, кстати? Разочарование после незримых поражений или ввиду несоразмерности затрат и достижений? Тебя так повсюду обломали, что ты даже обижаться не можешь – немеешь весь, а немота со сном соседи…

2 книга:
«Будете искать смерти как желанного убежища, распаленные наркоманы».

Комм:
Сам ты распаленный… (и, в итоге, вот мое желанное убежище)

ЦИТАТЫ, Максимов:
примерно  к  1942 году,  когда  стало ясно, что программа перевоспитания Германии не дает нужных результатов,  рабочие  лагеря  стали  постепенно превращаться в лагеря уничтожения -- лагеря смерти. А новые уже строились сразу как лагеря смерти.

Комм:
Кто этот бред писал? Это были рабочие лагеря («перевоспитание» - лишь прикрытие; хотя труд действительно лучший воспитатель) И с годами потребность немцев в рабочей силе катастрофически увеличивалась… В лагеря смерти они превратились лишь в конце, когда союзниками  были разбомблены все коммуникации и прекратилась и кормежка и дезинфекция в газовых камерах… Хотя с ослабшими и раньше вряд ли сильно возились, это да… Я уж не говорю об  «эксцессах исполнителей»…  В целом, условия там были много лучше, чем в сталинских лагерях – уже хотя бы потому, что располагались в совсем другом климате…

Инет:
Сама процедура выглядит следующим образом. Сначала покойного полностью раздевают, освобождая от всех одежд[13]. Затем тело мирянина омывают тёплой, но не горячей, (чтобы не распарить его) водою с мылом. Для того, чтобы было удобнее обмывать покойника, на полу или скамье стелют клеёнку и покрывают её простынёй. Сверху кладут тело усопшего человека. Берут один тазик с чистой водой, а другой — с мыльной. Губкой или мягкой тряпкой, смоченной в мыльной воде, омывают всё тело, начиная с лица и кончая ногами, крестообразными движениями трижды, затем омывают чистой водой и вытирают насухо полотенцем или холщовой тряпкой. В последнюю очередь омывают голову и причесывают умершего. При омовении читают Трисвятое и «Господи, помилуй»[14]. Одежду, в которой человек умер, и все, что использовалось при его омовении, принято сжигать[13], а пепел закапывать. Обмыть мёртвого всегда считалось богоугодным делом, способствующим прощению грехов. До сих пор сохранился обычай оплачивать обмывание чем-нибудь из вещей покойного.

Омытое тело умершего облекают в новую, иногда весьма дорогую, и, главное, чистую белую одежду (она должна быть впору, ни велика и ни мала). Новая одежда символизирует обновление по воскресении, а белый цвет одежды указывают на духовную чистоту, знаменует собой, что усопший приготовился предстать суду Божию и желает остаться в этом суде чистым. На усопшем обязательно должен быть нательный крестик (если сохранился — крестильный). Если в момент смерти крестика на нём не было, то его необходимо надеть на него. Затем покойника одевают в одежду его земного служения, во свидетельство веры в воскресение мёртвых и будущий суд, на котором каждый христианин даст Богу ответ не только по долгу христианскому, но и ответит за вверенное ему на земле служение. Не следует надевать на почившего православного христианина галстук[13]. Голову христианки покрывают большим платком, полностью закрывающим волосы, причём его концы можно не завязывать, а просто сложить крест-накрест[13]. Мужчин хоронят наоборот с непокрытой головой. Молодых девушек, умерших незамужними в некоторых регионах хоронят в подвенечном наряде. Одевает покойника тот же человек, который обмывал.

Потом покойника кладут на специально подготовленный стол или лавку, лицом вверх, головой в красный угол, то есть на восток. Поверх обычной одежды до пояса усопшего христианина укрывают саваном — белом покрывалом с изображением Распятия, напоминающим о тех белых одеждах, в которые облекают младенца при крещении. Это свидетельствует, что умерший находится под покровом Христа и сохранил до конца жизни обеты, данные им при крещении. На лоб покойного кладётся венчик — длинная бумажная или тканевая полоска с изображением Спасителя с предстоящими Богородицей и Иоанном Предтечей и текстом Трисвятой песни — в знак принадлежности новопреставленного к светлому сонму чад Церкви Христовой и верности ей до конца. Возложение венчика на лоб умершего символизирует венец славы, который, по учению церкви, получает в Царствии Небесном христианин за свою праведную жизнь. Венчик и покров можно приобрести в любом православном храме.

Глаза почившего должны быть закрыты, уста сомкнуты. С этой целью челюсть покойника подвязывают, а на веки кладут монеты (чтобы глаза самопроизвольно не открылись впоследствии, из-за сокращения мышц). Конечности, если возможно, выпрямляют и фиксируют (связывают), чтобы умерший находился в таком положении вплоть до погребения (развязывают их уже перед самым выносом тела из дому). Руки покойного складывают крестообразно на груди (правая поверх левой), изображая Животворящий Крест Господень, в свидетельство веры в Распятого Иисуса Христа и того, что он предал свою душу Христу. В левую руку усопшего вкладывают крест, а на грудь кладут икону (для мужчин — образ Спасителя, для женщин — образ Божией Матери), так чтобы изображение было повернуто к лицу покойного. Можно также вложить Распятие (существует специальный погребальный тип Распятия), или образ небесного покровителя[15]. Вокруг покойного крестообразно зажигают свечи (одну у головы, другую у ног и две свечи по бокам с обеих сторон) в знак того, что умерший перешёл из тьмы земной жизни в область вечного света, в лучшую загробную жизнь. Нужно сделать всё необходимое, чтобы ничто лишнее не отвлекало внимания от молитвы о его душе. По обычаю православной церкви над телом усопшего с момента кончины до самого погребения должно вестись непрерывное чтение Псалтири его близкими поочередно. Если тело покойного находится вне дома, его домашние всё равно читают дома Псалтирь — считается, что душа покойного витает среди них[16]. Чтение Псалтири прерывается только, когда при гробе служится панихиды. Наряду с панихидами принято служить заупокойные литии, особенно за недостатком времени (лития заключает в себе последнюю часть панихиды)[17]. По учению Православной Церкви, в то время как тело человека лежит бездыханным и мёртвым, душа его проходит страшные мытарства — своего рода заставы на пути в иной мир. Для облегчения мытарств души до отпевания наряду с чтением Псалтири священник или родственники покойного читают также канон «Последование по исходе души от тела» из молитвослова.

Когда наступает время полагать покойника во гроб, священнослужитель окропляет святой водой тело почившего и сам гроб в ознаменование того, что это вместилище (ковчег), в котором тело умершего будет покоиться до Второго Пришествия Христова. Под голову и плечи (иногда и под ноги) покойника кладут подушку, которую обычно делают из ваты или сухой травы, тело в гробу оставляют до пояса прикрытым саваном.

За час — полтора перед выносом гроба из дома служат заупокойную литию, сопровождаемую каждением. Считается, что, подобно струящемуся вверх от кадила фимиаму, возносится на Небеса душа покойного. Над телом умершего ещё раз читается «Последование по исходе души от тела». За 15-20 минут до выноса тела в помещении остаются только родные и близкие для прощания с умершим.

Далее гроб с телом скончавшегося христианина выносят из дома ногами вперёд под пение Трисвятого в ознаменование того, что умерший при жизни исповедовал Живоначальную Троицу и теперь переходит в царство бесплотных духов, окружающих престол Вседержителя и немолчно воспевающих Ему трисвятую песнь и направляются в церковь на отпевание. Отпевание, так же, может происходить «на дому» или на кладбище, в зависимости от желания родственников усопшего.

Комм:
Я, еще читая кого-то из русских деревенщиков (Белова?), поражался, как много знали и умели русские крестьяне и крестьянки! Нам, теперешним и одной десятой не осилить (по себе сужу)… Они все были Мастера!  Отсюда и такие сложные церемонии (хотя по факту я и не верю ни во что: мастер и мудрец – всегда антагонисты?! Не только бабы-мастерицы, но и мужики-мастера вне своего мирка (или Мира) напоминают сумасшедших… Парадокс… (И наоборот, неумехи и лодыри часто с мудрецами схожи?!)

3 книга:
Проповедником вообще трудно быть, потому что пока учишься, чуть до смерти не замучиваешь проповедями самого себя. Как проиграешь что-нибудь, так вскрывается такой потоп тиранящих тирад, что сразу всё как на собаке заживает...

Комм:
Проповеди – как и смерти! – можно избежать, если только будешь как кисель или компьютер (совсем не хочется – лучше один раз умереть, чем каждый день быть эмбрионом жизни или совершенным мертвым)

2 книга:
Только в молодости полно было «предлогов» для жизни /имеются в виду развлечения и т.п./ и можно было поверить, что инфантилизм и невредность этих людей таковы, что они способны «смотреть с улыбкой» и на могилу. Соблазненные соблазнители – как соблазненным, им смерть не страшна, но как соблазнителей – пугает. Знакома им услужливость Мефистофеля…

Комм:
Мефистофель достойно венчает сию метафизическую проповедь… (в итоге, можно дважды умереть – от слишком близкого знакомства с объектом проповеди и от нее самой. А если ошибаешься – ввиду неблизкого знакомства и накиданных понтов – то умереть можно со стыда и смеха…)

ЦИТАТЫ, Толстой:
Уже шесть  месяцев  прошло с тех  пор, как  просвистало первое  ядро с
бастионов  Севастополя и взрыло  землю  на  работах неприятеля, и с  тех пор
тысячи бомб ядер и пуль не  переставали  летать с бастионов в траншей, и из
траншей  в бастионы, и  ангел  смерти не переставал  парить над ними. Тысячи
людских  самолюбий  успели  оскорбиться,  тысячи  -- успокоиться  в объятиях
смерти. Сколько розовых  гробов и  полотняных покровов!  А  все те же  звуки
раздаются с бастионов. и все с  тем же жаром стремятся с  различных  сторон света разнородные толпы  людей  с  еще  более разнородными  желаниями  к  этому  роковому  месту.

Комм:
Война была еще с настоящими похоронами… (только для господ офицеров?)

«Ангелы Смерти — ангелы, забирающие душу (жизнь). В иудаизме ангел смерти — это представитель Бога, которого посылает Бог, чтобы забрать жизнь или душу. Ангел смерти проходил мимо домов, на которых была кровь ягнёнка и щадил первенцев.»

Инет:
Служба отпевания состоит из многих песнопений, отчего и получила своё название. В конце отпевания, по прочтении Апостола и Евангелия, священник читает разрешительную молитву, в которой Церковь молит Господа простить усопшему грехи и удостоить его Царства Небесного. Этой молитвой усопший разрешается (освобождается) от обременявших его запрещений и грехов, в которых он покаялся или которые не мог вспомнить на исповеди, и усопший отпускается в загробную жизнь примиренным с Богом и ближними. Текст этой молитвы сразу по её прочтении вкладывается в правую руку усопшего.

Все молящиеся имеют в руках горящие свечи. На отдельно приготовленный столик возле гроба ставят поминальную кутью, со свечой посередине[13]. После разрешительной молитвы происходит прощание с покойным. Родные и близкие усопшего обходят гроб с телом, с поклоном, в последний раз целуют умершего — прикладываются к иконе на груди усопшего и к венчику на лбу. В том случае, когда отпевание происходит при закрытом гробе, целуют крест на крышке гроба. При этом надо мысленно или вслух попросить у усопшего прощения за все те вольные и невольные обиды, которые были допущены к нему при жизни, и простить то, в чём был виновен он сам. Во время прощания поются стихиры как бы от лица покойного. Когда прощание закончено, священник навсегда закрывает лицо умершего покрывалом-саваном (тело должно быть покрыто целиком). Далее священник крестообразно посыпает землёй (или чистым речным песком) закрытое простынёй тело, от головы к ногам и от правого плеча к левому, с тем, чтобы получить правильные линии креста со словами: «Господня земля и исполнение ея (все, что наполняет её), вселенная и вси живущий на ней», знаменуя угасшую, но богоугодную жизнь на земле. Лицо умершего обращают к выходу. После этого гроб закрывается крышкой, заколачивают гвоздями и открывать его вновь ни под каким предлогом не дозволяется. Так заканчивается отпевание. Под пение Трисвятого гроб ногами вперёд выносится из храма и ставится на катафалк. Особо чтимых покойников вплоть до самого кладбища несут на руках. По церковным правилам впереди похоронной процессии несут крест или икону Спасителя, затем несут хоругви (церковные знамена), затем идёт священник с кадилом и свечой, затем несут гроб с почившим (желательно, чтобы несли близкие родственники и друзья), за гробом идут родные, близкие, а за ними прочие участники похорон с цветами, венками.

Комм:
Красиво, многозначительно, но покойнику совсем не интересно…

3 книга:
Пустыня, страна Лилипутия. К сорока, наконец, понимают, что они не гении, перед смертью - что, возможно, даже не умные люди...

Комм:
Перед старостью я тоже в очередной раз засомневался в своем прежнем уме – слишком уж легко прежний ломается, просто как спичка… Успеть бы окрепнуть настолько, чтобы никакой богатырь не мог бы его сломать, чтобы после меня рос он огромным деревом (безымянным или именным, т.е. вместе с моей писаниной, ценной если не как одна только истина, то хотя бы как жизнь и путь  в ее направлении…)

2 книга:
Пушкин  был слабым человеком – в молодости это помогало разделять общее веселье, но это же, когда цирк кончился и «все разошлись по домам», захлопнув двери, понудило его искать опоры и общества. И перспектива такого полумонастыря казалась ему настолько безрадостной, что не с чего было уклоняться от игры со смертью на дуэли – и он  даже искал ее.

Комм:
Обычай странный для Руси – дуэль; чужая дикость, чужое благородство; но Пушкин ведь русским не был – как и весь двор; на Руси обычно хулиганы, забияки; могли, конечно, и на дуэль из любопытства выскочить – или из высшего презренья к форме («лишь бы драться!»)

А иностранцу, да еще южанину, обязательно в какой-то момент будет слишком неуютно на Руси – тут и аборигены часто пьют и маются (и клянут всякого приезжего! Или дурак или вообще человек подозрительный, раз в нашу холодрыгу забрался!)

ЦИТАТЫ, Державин:
Что ж в сердце чувствую тоску
 И грусть в душе моей смертельну?
 Разрушенну и обагренну
 Под пеплом в дыме зрю Москву,
 О страх! о скорбь! Но свет с эмпира
 Объял мой дух,-отблещет лира;
 Восторг пленит, живит, бодрит
 И тлен земной забыть велит,
 "Пой!-мир гласит мне горний, дольний,-
 И оправдай судьбы господни".

Комм:
Стихов хватало, чтобы не скорбеть даже над разрушенной Москвой… И после второй мировой откуда-то взялся жуткий оптимизм, хотя страна сожженною лежала (мне гарь от сгоревшей бани на годы в душу въелась!) Людей так вовсе не проймешь, раз им даже всемирные пожары нипочем… Зубами держатся за жизнь из любого положения, но это ведь даже не смешно…

Инет:
Гроб опускают в могилу так, чтобы покойный лежал головой на запад и ногами на восток, следовательно, его лицо будет обращено на восток. Это знак ожидания наступления Утра вечности, Второго пришествия Иисуса Христа, а также знак, что усопший идёт от заката (запада) жизни к вечности (востоку). Гроб опускают в могилу на полотенцах или веревках. При опускании гроба также поётся Трисвятое. Эта песня ангелов означает, что усопший переходит в ангельский мир. Совершенно неуместна при христианском погребении музыка. В православном храме за богослужением музыка не употреблятся, не нужна она и при погребении, которое представляет собой богослужебный обряд[19]. Все присутствующие держат в руках зажжённые свечи. Пение может продолжаться до тех пор, пока над могилой не вырастет холмик и цветы с венками не закроют его. Первым со словами: «Господня земля и исполнение ея, вселенныя и вси живущий на ней» — бросает землю священник, изображая при этом на крышке гроба крест. В отсутствие священника это может сделать кто-либо из благочестивых мирян, используя землю, благословленную священником в храме[19]. Затем каждый, кто провожает умершего в последний путь должен бросить в могилу свою горсть земли. Над могильным холмиком устанавливается крест, как символ Спасения. Крест ставится восьмиконечный, из любого материала, но обязательно правильной формы. Он устанавливается у ног покойного, Распятием к лицу усопшего, чтобы при воскресении, восстав из гроба, христианин смог взирать на предвестие победы Христа над смертью, над дьяволом. Можно также установить любой памятник, главное, чтобы на нём было изображение православного креста, однако по православному обычаю ставить памятник на могиле не принято (ставить памятник на могиле покойника принято по католическому обычаю). На могильный холм устанавливают венки, в центре — кладут цветы. Теперь все желают покойному Царствия Небесного и уходят поминать усопшего. Следует отметить, что могилы христиан должны содержаться в чистоте и порядке, быть благоустроенными и ухоженными.

Комм:
Выходит, на Руси действительно «благолепно» жили? Но ни в одном учебнике истории про это не расскажут – да и действительно верится с трудом (литература в 19 веке сразу начала с критики; правда, это горожане с подвешенным, очень борзым языком…) Ведь благолепие есть тот же рай… (Рай и был, только его со всех сторон баре и прочие солдаты обложили; зная, что целебен рай, местных жителей обирали догола и до полусмерти смело загоняли на работах…)
 
3 книга:
«Голос вопиющего в пустыне» - захудалая станция в пустыне, гудки паровозов... Мой сон был полон смерти - скверно жил вчера. Еле  встал, в пеленах. Справился только под утро, смерть ушла и прикрыты двери. Плохо прикрыты - перепутаны створки. Надо бы переиначить, но  не хочется вставать с постели...

Комм:
Паровозы в пеленах, захудалая станция в пеленах, створки двери в пеленах – надо бы очистить все, но не хочется вставать с постели (где сплошные пелена…)

Перепутаны рельсы и паровозы каждый раз разъезжаются с риском для жизни, много гудят –  да переиначьте же кто-нибудь эти захудалые станции!  - а стрелочнику даже лень встать с постели…

2 книга:
Как заскучает человек или забоится, так, значит, смерть близко…

Комм:
С детства запал подобный ужастик: некто стал много в землю смотреть при ходьбе, вот и умер вскоре – десятилетия потом вспоминал и задирал голову (хотя естественней ее было повесить…)

ЦИТАТЫ, Державин:
Бегут все смертные смятенны
 От князя тьмы и крокодильных стад.

Комм:
Бегут все князи тьмы и крокодильные стада смятенны
От смерти – хотя пока от нее умер  только муравей…

Инет:
Над мусульманином, уже находящимся при смерти, совершаются особые обряды. Погребальные обряды сложны, поэтому осуществляются под руководством духовных лиц и сопровождаются особыми погребальными молитвами. Строгое соблюдение погребальных обрядов — долг каждого мусульманина.
Прежде всего умирающего (будь то мужчина или женщина, взрослый или ребёнок) необходимо положить на спину таким образом, чтобы ступни его ног были обращены в сторону Мекки. Если это невозможно, то следует положить его на правый или левый бок лицом к Мекке. Умирающему так, чтобы он слышал, читают молитву «Калимат-шахадат»: «Ла илаха илла-Ллаху, Мухаммад расулу-Ллахи» («Нет Бога кроме Аллаха, Мухаммад Посланник Аллаха»).
Муаз бну Джабаль приводит такой хадис: «Сказал Пророк, что тот, у кого последним словом будут слова „Калимат-шахадат“, обязательно попадет в Рай». Согласно хадису, желательно читать умирающему суру «Ясин».

Возле умирающего, если это возможно, следует находиться тому, кто лучше всех знает его, ибо, если, умирающий не сможет нормально изъясняться, он лучше других сможет понять, что ему нужно[21]. Последний долг перед умирающим — дать ему глоток холодной воды, которая облегчит его жажду. Желательно давать по каплям священную воду зам-зам или сок граната. Возле умирающего не принято вести слишком громкий разговор, сильно причитать или плакать. После того, как человек умер можно его поцеловать в лоб.
Покойному подвязывают подбородок, закрывают глаза, выпрямляют руки и ноги, накрывают лицо. На живот покойного кладут тяжёлый предмет (во избежание вздутия).

3 книга:
«Сынок-то Иосифов, слышь, в мессии лезет! Говорит, что отец у него бог, что он сам бог и что дети у него тоже будут боги!» - казалось бы дурдом по Нему плакал, смешная тюрьма, но Его всё же распяли. Со смертью происходит удвоение твоего веса, но малые величины бесполезно удваивать. Уже приняв Его всерьез, они еще надеялись, что Он - малая величина. Сначала от синагоги отлучили и с работы уволили, но этого оказалось мало... «Его распяли люди в белых халатах -  за то, что в местном дурдоме Он исцелил всех сумасшедших...»

Комм:
Спасают Боги людей или еще больше сводят с ума? (спасали Они меня или сбивали с толку?) То люди боялись даже имени Его, а то начали растекаться мыслию по древу (вслед за Павлом). Ведь уже почти признано, что все Средневековье было во многом угроблено этой темой! С другой стороны, и отказ от Бога приводит только к безумию. И материальная, и даже душевная искушенность человека налицо, но Дух его пока вовсе не спасает, как завещано, а губит, вводит в бесконечные заблуждения, в лабиринт… Люди бывают и материально богаты, и душевно талантливы, но правильно жить все равно не умеют… Их отдельные заповеди, правила, мысли всего лишь как спасательные круги в огромном океане  (и нужна целая огромная Эра, чтобы это преодолеть, построить настоящие Ковчеги…)

2 книга:
Снова о Достоевском: перед смертью прочел: «если зерно, павши в землю, не умрет…»: в романах он умирал, а в публицистике – нет. Т.е. для Достоевского учительство было грехом, а иносказание романов – призванием, а для Толстого наоборот.

Комм:
Всю жизнь так считал, хотя на самом деле это все мной совсем не доказано. Всего лишь единичный опыт, да и не такой уж и длительный… - поэтому, возможно, смертный… (и в то, что я «падши в землю, умираю» ведь тоже лишь верю; ощущение такое не покидало никогда…; хотя и оно очень однобоко – ведь по настоящему «падают в землю», быть может, только бродяги и бомжи…; я падаю и умираю, но падаю я в духовную землю – внешне подчеркнуто белоснежную…)

ЦИТАТЫ, Державин:
 Там штык с штыком, рой с роем пуль,
 Ядро с ядром и бомба с бомбой,
 Жужжа, свища, сшибались с злобой,
 И меч, о меч звуча, слал гул;
 Там всадники, как вихри бурны,
 Темнили пылью свод лазурный;
 Там бледна смерть с косой в руках,
 Скрежещуща, в единый мах
 Полки, как класы, посекала
 И трупы по полям бросала...

Комм:
Там смерть с косой науки в единый мах, как полки на поле брани, косила бледны классы; и детишки для настоящей жизни навечно помирали…

Инет:
Над умершим совершается обряд омовения (вуду) и купания водой (гусль). Как правило, умершего омывают и обмывают три раза: водой, содержащей кедровый порошок; водой, смешанной с камфорой; чистой водой. Если мусульманин был облачен в ихрам (одежда паломника) и умер во время паломничества, не успев обойти вокруг Каабы, то его омывают и обмывают чистой водой без примеси кедрового порошка и камфоры.

Обмывающему следует произнести слова «бисми-Ллях» (Именем Аллаха) и начинать обмывать тело с правой стороны и мест совершения малого омовения. Покойника кладут на жесткое ложе таким образом, чтобы его лицо было обращено к кибле. Такое ложе всегда имеется при мечети и на кладбище. Окуривают помещение благовониями. Умершего раздевают перед обмыванием и накрывают половые органы материей. Гассал (омывающий) три раза моет руки, надевает на себя что-либо вроде сарафана, защитные перчатки, и что-нибудь на ноги, чтобы защитить их от стекающей воды, затем, надавливая на грудь умершего, проводит ладонями вниз по животу, чтобы вышло содержимое кишечника, затем обмывает половые органы, просунув левую руку под ткань их прикрывающую. При этом запрещается смотреть на гениталии покойного. Гассал меняет перчатки, смачивает их и протирает покойнику рот, чистит нос, моет лицо. Затем он моет обе руки по локти, начиная с правой. Такой порядок омовения одинаков как для женщин, так и для мужчин. Разве что женщине следует заплести волосы в три косы (или три хвостика)[21].

Затем производится полное обмывание. Лицо покойного и его руки по локоть моются три раза. Смачиваются голова, уши и шея. Моются ноги по щиколотку. Голову и бороду моют с мылом, желательно тёплой водой, содержащей гулькаир (кедровый порошок). Покойного кладут на левый бок и моют правый бок. Порядок мытья: льют воду, протирают тело, затем снова льют воду. На материю, прикрывающую половые органы, только льется вода. Эти места уже не протираются. Всё это проделывается три раза. То же самое проделывают, положив умершего на правый бок. Затем снова, положив на левый бок, омывают водой три раза. Запрещено класть грудью вниз, чтобы вымыть спину. Слегка приподняв за спину, поливают на спину. Положив покойного, снова проводят ладонями вниз по груди, надавливая, чтобы вышли остатки испражнения. Если после этого произойдет выход испражнений, то обмывание уже не производится (только очищают загрязнённое место). Обмывать тело умершего следует нечётное количество раз. Обязательно обмывать покойного один раз. Свыше трёх раз — считается излишним. Мокрое тело покойного вытирается полотенцем, лоб, ноздри, руки, ноги покойника смазываются благовониями (Миски-анбар, Зам-Зам, Кофур и т. д.)[22].

В омовении и обмывании участвуют не менее четырёх человек. Нежелательно, чтобы присутствовало людей больше, чем нужно. Гассалом (омывающим) может быть близкий родственник, его помощник, который поливает тело водой. Остальные помогают поворачивать и поддерживать тело умершего в процессе обмывания. Мужчины не обмывают женщин, а женщины не обмывают мужчин. Однако разрешается обмывать маленьких детей противоположного пола. Также жена может обмывать тело своего мужа и наоборот. В случае, если умерший — мужчина, а среди окружающих его были одни женщины (и наоборот), то производится только таяммум. Гассал не должен говорить о физических недостатках и изъянах покойного, о которых он узнал во время ритуала, тогда как хорошие следы, такие как приятный вид лица и т. п. не запрещено рассказывать. Обмывание может производиться как безвозмездно, так и за определенную оплату. Могильщику и носильщикам также может быть оплачена их работа[23].

Омыть умершего мусульманина, является обязательным. Единственно исключение из этого правила — шахиды, погибшие в бою за веру. Ему гарантирован рай, куда он попадёт, минуя все испытания в могиле и в мусульманском чистилище. Поэтому над ним не производят обряд омовения, даже если он до момента гибели был в состоянии осквернения, не заворачивают в саван, а хоронят в окровавленной одежде, в которой он принял смерть и не совершают джаназу (погребальную молитву). Иногда шахидов хоронят в том же месте, где они погибли.

Шариат запрещает хоронить умершего человека в одежде. Его окутывают в кафан (саван). Кафан изготавливается из белого полотна. Мусульмане никогда не хоронят людей в гробах. Для этого используют специальные похоронные носилки (тобут).

Тобут представляет собой носилки с раздвижной крышкой, и обычно имеется при мечети и на кладбище. На тобут стелят одеяло, на которое кладут тело покойного, затем крышка закрывается и покрывается материей. По некоторым обычаям сверху кладется одежда покойного, чтобы молящиеся знали, кого хоронят — мужчину или женщину. Выносят покойного ногами вперед. Во дворе — переворачивают. Несут покойного на кладбище головой вперёд. Перед тем как внести на кладбище, носилки ставят на специальное возвышение. Все присутствующие мужчины совершают особый намаз — погребальную молитву джаназа.

Комм:
Все тоже очень сложно… (Надо перечитать пять раз, чтобы запомнить хотя бы половину… недели на две. Видимо, Мухаммеда пение совсем не интересовало, а вот омовения – весьма… Редкостный чистюля, хотя и безголос…)

3 книга:
Смерть любви следует приравнивать к смерти живого человека. Во мне уже убили пятерых...

Комм:
Даром не проходит даже  ни одна обида. «Жгучая обида» - она внутри душу выжигает… (Изначально все души округло универсальны, а потом всякие обиды причудливо  обжигают им края - и ты становишься индивидуумом, на других не похожим – ведь у других выжжены другие места…)

2 книга:
Снова о «медлительности» Хрущева и Горбачева: ведь тоталитаризм подобен пребыванию на больших глубинах - только с длительными остановками можно подниматься, иначе грозит страшная смерть от перепада давления /смотрю «Кусто…»/.

Комм:
Был в барокамере один только раз и неудачно – пришлось прервать «погружение» (а с виду, выходит, был  хоть куда – похож на водолаза!)

ЦИТАТЫ, Петроний:
   Служанка, которую звали Психеей, между  тем постлала на  полу ковер и стала  возбуждать  мой член,  семью смертями  умерший.

Комм:
Поэтесса?

Инет:
Особое значение придается погребальной молитве. Она совершается имамом мечети или лицом, его заменяющим. Тобут устанавливается перпендикулярно направлению Каабы, куда должна быть обращена и голова упокоенного мусульманина. Ближе всех к гробу стоит имам, за ним рядами стоят собравшиеся. Отличие от обычных молитв состоит в том, что здесь не совершаются поясные и земные поклоны. Погребальная молитва состоит из 4-х такбиров (Аллаhу Акбар), обращений к Всевышнему с просьбой о прощении грехов и милости к покойному и приветствия (направо и налево). Перед началом молитвы имам трижды повторяет «Ас-Салат!», то есть «Приходите на молитву!». Перед молитвой имам обращается к собравшимся на молитву и к родственникам усопшего с вопросом, есть ли за усопшим долги, не выплаченные им при жизни, (или, наоборот остался ли ему кто-то должен) или был в споре с ним и просит простить его или рассчитаться с родственниками. Без чтения молитвы над покойным похороны считаются недействительными. Если умер ребёнок или новорожденный, имеющий жизненные признаки (крикнул, например, перед смертью), то молитва обязательна. Если ребёнок родился мертвым, молитва нежелательна. Молитву читают, как правило, после омовения и окутывания умершего в саван.

Совершать заупокойную молитву лучше за пределами мечети, в специально отведенном месте. Если умерший мужчина, имам должен стоять во время молитвы над его головой, а если женщина, то на уровне середины туловища.

Комм:
Разумеется, ни разу не был на мусульманских похоронах (я даже и на православных не был!)
 
3 книга:
Интересно, хотя бы в концлагере проснулось тогда в людях  что-то истинно человеческое, теплое и интересное или они так и остались мусором, который уморить голодом или закопать живьем, даже без выстрела в затылок, есть грех не смертельный?!

Комм:
Мое тогдашнее ожесточение достигало прямо-таки фашистских пределов… (готов был и убивать, и умирать? Фашизм всегда лишь следствие отчаяния? Как и большевизм 17-го года…)

2 книга:
Нет ничего случайней и закономерней смерти.

Комм:
Приятие случайностей делает философом, понимание законов – мудрецом…

ЦИТАТЫ, анекдот:
- На нашей пивоварне произошёл несчастный случай.
- О, Господи! - воскликнула испуганная Бренда, - Не говори мне ничего!
- Мужайся, Бренда. Твоего мужа Пэдди больше нет с нами...
Когда Бренда наконец справилась со слезами и вновь обрела способность
говорить, она промолвила:
- Расскажи мне, как это случилось, Тим.
- Это было ужасно, Бренда. Пэдди упал прямо в котёл, где варился
  Гиннесс Стаут, и утонул.
- О, Боже! Скажи мне правду, Тим, по крайней мере его смерть была
  быстрой?
- По правде говоря, Бренда, не очень.
- Не очень?
- Нет. Он три раза вылезал пописать...

Инет:
Рекомендуется как можно скорее похоронить умершего. Правоверного мусульманина обязательно должны похоронить в день смерти до захода солнца. Если человек умер ночью, то хоронят на следующий день и также нужно успеть до заката. Рекомендуется хоронить умершего на ближайшем кладбище. Такая поспешность объясняется жарким климатом южных стран, откуда по свету пошёл ислам, в котором тела начинают разлагаться очень быстро — затем правила были вписаны в шариат[24]. До спуска тела в могилу его три раза приостанавливают у самой могилы, а перед самим спуском приподнимают как можно выше вверх — и тем самым как бы препоручают вышним силам[24]. Когда умершего кладут на землю, голова его должна быть повёрнута в сторону киблы. В могилу тело опускается ногами вниз в сторону Киблы, а когда женщину опускают в могилу, над ней держат покрывало, чтобы мужчины не смотрели на её саван. У могилы собираются исключительно мужчины, женщины оплакивают дома. Опускать тело в могилу должны только мужчины (желательно родственники) даже если это тело женщины. В могилу бросают горсть земли, говоря на арабском языке айят из Корана (2:156), в переводе означает: «Все мы принадлежим Богу и возвращаемся к Нему». Засыпанная землей могила должна возвышаться в виде холмика над уровнем земли на четыре пальца. Затем могилу поливают водой, семь раз бросают на неё по горсти земли и читают молитву айят из Корана (20:57), в переводе означает: «Из Него мы сотворили вас и в Него возвращаем вас, из Него изведем вас в другой раз»[25].

С погребальным обрядом связано чтение аятов из Корана. Согласно завету Пророка Мухаммеда, читается сура «Аль-Мульк», которая сопровождается многочисленными просьбами, обращенными к Аллаху Всевышнему, чтобы Он смилостивился над покойником. В молитвах, особенно после похорон, чаще всего упоминается имя умершего, причем о нём говорится только хорошее. Необходимы молитвы, просьбы к Аллаху, так как в первый же день (ночь) в могиле появляются Ангелы Мункар и Накир, которые начинают «допрос» покойного, и молитвы должны способствовать облегчению его положения перед «подземным судом».

Могила сооружается по-разному, в зависимости от рельефа местности, в которой живут мусульмане. Шариат требует хоронить тело таким образом, чтобы не ощущался запах, и хищники не могли бы вытащить его. Шариат не запрещает оплакивания умершего, однако строго запрещается делать это громко. Пророк сказал, что умерший мучается, когда его семья оплакивает его.

Особенность мусульманских кладбищ в том, что все без исключения могилы и надгробные памятники обращены фасадами в сторону Мекки (юго-запад), а на памятниках отсутствуют фотографии, это запрещается шариатом. Эпитафии на памятниках строгие, ограничиваются словами из Корана, общей информацией об умершем человеке и датами его рождения и смерти. Мусульмане, проходящие мимо кладбища, читают любую суру из Корана, ориентируясь в направлении молитвы по расположению надгробий. Хоронить мусульманина на немусульманском, а немусульманина на мусульманском кладбище строго запрещается, так как согласно шариату, захоронение рядом неверного оскверняет могилы правоверных. Также шариат не одобряет различные надмогильные постройки (мавзолеи, гробницы, склепы и т. п.

Комм:
Кто я такой, чтобы все это комментировать? Ритуалы на земле начались чуть ли не десятки тысяч лет назад – как и законы. Ведь жизнь под законами сама по себе весьма ритуальна… Смена ритуалов совершается очень постепенно, веками – а если нет сил ждать, то приходится терпеть кровавые революционные жертвы, потому как у старых ритуалов всегда много адептов (они же и зомби). В итоге, люди из одного зомбированного состояния переходят в другое, но до сих пор никогда так и не были свободными. Они живут вслепую, а при жизни вслепую очень помогают законы-регламенты. Надо освобождать людей от ритуалов лишь по мере их прозревания, иначе они все разбредутся, попадают…
 
3 книга:
Смерть вырыла во мне такую яму, что я уже с трудом удерживаюсь на краю - отступать-то некуда. Я был большой когда-то, а ямка была маленькой, а теперь меня даже закапывать не нужно, меня и не заметишь на дне такой ямы. Я тот же покойник, только шиворот-навыворот. Или я все же  яма, а покойник и деревянный ящик - это то, чем меня одарили  вокруг собравшиеся люди? «Ямой душа у меня, ямой, не надо скульптуры, отройте мою скульптурную, неповторимую яму; позовите господ археологов и проведите раскопки...» (Подтянусь и ущипну их за ногу, сзади, повыше ботинка...)

Комм:
Накануне любой смерти буду устраивать маленькие художественные акции? Чтобы отвлечься…; это же как безумства отрыжка…; будут они из меня лезть как ногти мертвеца…
(Яму в себе засыплю только вместе с окончанием данной книги. Пока только сам гроб текстами засыпан…)

2 книга:
Он жизнь делает частью смерти, ее преддверием, к ней приготовлением, а я хочу, чтобы смерть была частью жизни.

Комм:
И мне это всегда удавалось! смерть – хотя бы в виде черного цвета – всегда входила в жизнь моих творений подчеркивающим, а не перечеркивающим ее контрапунктом… (хотя и случались ужасные ошибки – это как при сложной  работе с ножом порезов избежать почти невозможно…; оттяпывал себе фаланги пальцев, потом их кропотливо восстанавливал…)

ЦИТАТЫ: историк-актер Радзинский:
тайны - в  традициях  Юсуповского  рода.
Прабабка убийцы Распутина была одной из  красивейших  женщин  Европы.  В  ее
апартаментах после революции большевики нашли потайную дверь,  а  за  ней  -
гроб  с  истлевшим  телом  мужчины.   Феликс   впоследствии   писал   о   ее
любовнике-революционере, узнике  Свеаборгской  крепости,  которому  прабабка
устроила побег и скрывала во дворце и до его смерти, и после.

Комм:
Революционер в чулане, на правах домашней собачки?! Причем, гроб стоял там давно и мужичку предоставлялся выбор, где спать  - в нем или с бывшей красавицей, нынешней старухой…

Инет:
Своеобразный образ жизни евреев основан на определенных представлениях о Боге и о месте человека в обществе и во Вселенной. Точно так же ритуалы, связанные со смертью и похоронами у евреев отображают определенное отношение к Богу, к природе и к проблеме добра и зла. Все эти ритуалы сопровождаются вербальными молитвами на иврите, погребальной процессией в сочетании с молчанием или соответствующими речами. Весь похоронный обряд от момента смерти до закрывания гроба для мужчин выполняют исключительно мужчины, а для женщин — женщины.

Так как в иудаизме особый акцент делается на священности и неприкосновенности жизни, у евреев запрещена эвтаназия и любая помощь, помогающая людям уйти в мир иной. Умирающего человека нельзя оставлять одного. К нему следует относиться с уважением и любовью вплоть до последнего момента его пребывания на земле. Одна из еврейских заповедей гласит: «Оставайтесь у постели умирающего человека». Если человек не в состоянии произнести предсмертную исповедь («видуй»), то ему помогают её произнести. Покаяние перед смертью дает человеку возможность отойти в мир иной без грехов. Еврей должен знать наизусть слова этой молитвы, поскольку человеку не известно, когда он умрёт.

Ещё до смерти, в последние часы жизни человека, принято вызывать к нему раввина, чтобы он помог умирающему подготовить себя к достойному уходу из жизни. В иудаизме тело считается священным вместилищем души и поэтому к нему относятся с надлежащим уважением. Большинство синагог помогают в подготовке к похоронам. Во многих общинах есть Хевра Кадиша — «Святое братство», похоронное сообщество, которое традиционно отвечает за подготовку человека к уходу из жизни и выполнение надлежащих ритуалов сразу после смерти, а также за проведение похорон. Возле тела всегда должен обязательно находиться «охранник» (шомер), а в случае с женщиной — «охранница» (шомерет). Также возле тела запрещено есть и пить. Члены этого общества совершают ритуал омовения тела: в порядке старшинства присутствующие обливают тело тепловатой водой с головы вниз. Ковши не должны в это время передаваться из рук в руки, после использования их следует ставить на место. Затем тело очищается при помощи платков. Очистив верхнюю часть тела, переворачивают его на левую сторону и очищают правый бок и половину спины, то же самое повторяют с левым боком. Ритуал омовения сопровождается молитвами и чтением псалмов. Тело умершего кладется на землю. Затем покойного одевают в традиционное погребальное одеяние — тахрихин (саван), сшитый вручную из белой хлопчатобумажной (не шерстяной) материи и прошитый льняными нитями. Шапка, похожая на высокую ермолку, должна быть двух-слойной, чтобы ею можно было прикрыть лицо умершего. Как на тахрихине, так и на талите (молитвенном покрывале) не должно быть украшений, ничего металлического: золота, серебра, вензелей, значков, пуговиц — нельзя давать это мертвому с собой. Всех евреев, как богатых, так и бедных принято хоронить в этом белом саване, что свидетельствует о равенстве перед смертью. На покойнике также не должно быть каких-либо украшений. Стоит отметить, погибшего или убитого хоронят не в тахрихин, а в той одежде, в которой он встретил смерть. Белье, одежда, платки и другие вещи, каким-либо образом запачканные кровью покойного, кладут на дно пустого гроба и погребают вместе с ним. Всё, что было отрезано или отпало от тела, кладут на дно гроба и также погребают вместе с покойником. Любое перемещение тела осуществляется вперёд ногами.

Комм:
Неплохо, неплохо… Собрать бы все самые удачные выдумки из различных ритуалов в один – Совершенный… Хотя, боюсь, слишком многое зависит от местных обстоятельств… А то удивительно: почему только первым людям было позволено что-то выдумывать и постановлять?! Что за избранность у отсталых, вообще-то, дикарей?! Причем, разумеется, эти первые люди для кого-то сами были последние, но набрались то ли смелости, то ли наглости, попробуй, сейчас разбери… В наше время явно пора сделать автоматизированный завод по упаковке покойников (и даже их захоронению) – автоматы сделают все гораздо точней, быстрей, красивей и дешевле. А на память пусть остаются лишь видео, аудио и фото – где у покойного вечно рот до ушей… Можно обязать близких родственников раз в год все это просматривать и прослушивать под угрозой лишения Божьего благословения и собственного забвения… (дальним хватит и одного в три года воспоминания; а то и в семь…) Тухлятину же – с глаз долой и из сердца вон!
 
3 книга:
«Не обманывай меня воскресением - я не хочу умирать»! - предпочитает жизнь в гробах, а не смерть и воскресение – и, конечно, не воскреснет...

Комм:
Каждый, кто любит риск (да хотя бы парную!), жизнь в гробах не предпочитает… Ее предпочитают только бабы. Мол, в гробу со мной тебе вполне хватит жизни! Подкаблучники, к сожалению, согласны (и парная – или какой-нибудь спорт-огород для них только форточка…) Оттого-то и причтены были первые христиане к злодеям, что выбирали смерть, а не безжизненное, фиктивное благополучие квартирки, как подобия будущего гроба… Они реально воевали за истину, не имитировали… (сам я, впрочем, далеко  не образец смелости! Есть такой ТВ-путешественник – Понкратов – так он может даже посреди улицы разлечься, чтобы рисовать! Вот у кого бы поучиться…)

2 книга:
Чем более значительно дело, тем более значительной будет смерть /с вершиной во Христе/. …Ведь дело – это делание несуществующего существующим – тут путь к вере в воскресение после смерти.

Комм:
Да, я умру, а дело мое должно жить, побеждать, приносить вдохновение радости… (кто иначе меня понимает, тот неправ! Впрочем, в период 2-ой книги я сам себя понимал еще не вполне верно – грузился неимоверно…)

ЦИТАТЫ, историк-актер Радзинский:
"Всякую весну я по 40 ночей не  спал,  -  вспоминал  Распутин,  -  так  и
проводил время с 15 до 38 лет... "
   (Григорий  видел камень под елью, где любил сидеть святой. ) Смерть  Симеона  последовала  от чрезмерного воздержания и поста в 1642 году.
     "Симеон  Праведный  Верхотурский  уврачевал  мою  болезнь  бессонницы",

Комм:
Ель не то дерево, под которым стоит сидеть – и оно  слишком холодно, и камень…

И кто сейчас разберет, кто чем болел, от чего излечился – или же помер… 40 дней он не спал! 3 дня не поспишь и уже так окосеешь, словно все 40 прошло…

Инет:
Иудаизм не запрещает хоронить умерших в гробу, однако в некоторых местах (например, в Израиле) принято хоронить умерших без гроба. В тех же местах, где принято хоронить в гробу, принято использовать простой деревянный гроб, без украшений, что, как и саван, указывает на равенство всех пред лицом смерти. В дне гроба обычно снимают одну из досок, однако если это невозможно, достаточно, чтобы в гробу была щель длиной в 4 см. Это нужно для того, чтобы тело покойного находилось в непосредственном контакте с землей, поскольку человек, созданный из праха, должен возвратиться в прах. Положение в гроб умершего у иудеев совершается родственниками. Усопший кладется на спину, лицо повернуто кверху, руки вытянуты выпрямлены вдоль туловища, голова лежит на мешочке с землей Израиля, которой посыпано также тело покойного[27]. Обычно гроб немного приоткрытым у изголовья, покрывается чёрным полотном и ставится ногами к выходной двери. Подобно христианам, иудеи занавешивают все зеркала в доме умершего и ставят в изголовье почившего свечу. Не принято смотреть на тело умершего, поскольку человек создан по подобию Бога, а в мёртвом теле это подобие нарушено, кроме того, родственники должны запомнить покойного таким, каким он был при жизни, а не его посмертный образ

Комм:
Интересно, но  мало! Можно было еще много чего напридумывать… (чтобы в деталях забыться или  чтобы похороны медом не казались?! Чтобы не желать смерти близкому своему хотя бы виду предстоящих хлопот и расходов!)
 
3 книга:
Среди «профессионалов» всё время пахнет гробами. Гробовщики, мебельщики, агрегатчики; прибор в руках - это сердце. «Что вам мебель - плот спасения, что ли?!»

Гроб с мотором, шкаф с прибором. Шкаф в гробу с мотором. Гробы в шкафу с прибором, прибор определяет, какой гроб нам сегодня наиболее к лицу. Произрастают не деревья, а гробы-полуфабрикаты. Земля - это концентрат смерти, ее так много в ней, что она даже прет наружу, пытаясь заселить и воздушный мир черным лесом из профессионалов. Всюду потолки: перемещаться под небом профессионалам рекомендовано под крышей, быстро и хотя бы в окружении стен...

Комм:
Да, от деревьев сначала пахнет смертью…; и на нашем севере они эту смерть, можно сказать, полгода проповедуют… (отчего наших профессионалов, наверное, всех трудней переубедить; мол, без наших «гробов» все бы уже давно померли! И как им понять, что человек должен все знать и уметь, но все-таки не поклоняться наукам и  технологиям… Человек – центр этой вселенной! не наука, не государства, не религия или культура…)

2 книга:
Для Сенеки смерть действительно момент истины.

Комм:
Как и для каждого приговоренного (даже для каждого солдата на войне…) Если человек умирает с верой в себя, с внутренним знаменем, он в аду не окажется… - и его жертва, в конечном итоге, не будет напрасной, ибо разрывает черствые сердца…

ЦИТАТЫ, историк-актер Радзинский:
прямодушный аскет Феофан не  смог  заменить  лукавого  Филиппа.  И  во
дворец Милицы все чаще зовут протоиерея Иоанна  Кронштадтского  -  тогдашнюю
всероссийскую знаменитость. Его глубоко почитал отец  Николая  -  протоиерей
стоял у постели Александра III в минуту его смерти.   Ему  была  ниспослана  высшая  сила
христианина - дар исцеляющей молитвы.

Влиятельнейшая петербургская газета "Новое время" выпустила целый номер  (20
декабря 1883 года) с благодарностями исцеленных.

Комм:
У некоторых попов любых вероисповеданий действительно есть духовная сила; она, правда, часто  опирается  на физическую силу и большой душевный опыт,  а также на природные лидерские качества, уверенность в себе, силу воли – а не на реальное понимание всей истины… (но на час-другой сильного впечатления точно хватает! Главное, в  тексты этих людей не вчитываться – да они и избегают писать…)

С другой стороны, при общении с людьми в некоторых входит  дух, некий дар,  сила (как в меня она стала входить при аудиозаписях - а ранее входила при рисованиях – а сейчас вновь входит и при писаниях…). Эта сила достаточно отстранена от личности своего обладателя (история Самсона об этом – его сила не сделала его универсальным силачом, у него были слабые места…)

Т.е. одни являются сильными личностями без прочного дара, а другие - одаренными личностями без прочной силы… (Только Бог вмещает и то, и другое)

Инет:
Похороны должны состояться вскоре после смерти (обычно в течение суток), так как считается, что душа возвращается к Богу, и тело должно быть возвращено в землю как можно скорее. Нельзя оставлять покойника на ночь, за исключением смерти в субботу или праздник. Быстрые похороны защищают умершего от позора (разложения его тела у всех на глазах). Это также помогает родственникам умершего осознать реальность смерти и быстрее оправиться от утраты. Похороны запрещены во время Шаббата и праздника. Во время похорон в доме умершего читают псалмы и молитвы. Тело покойного при этом не должно оставаться в одиночестве.

Друзья удостоенные чести нести гроб должны остановиться семь раз на дороге, ведущей к месту погребения. В синагоге церемония похорон не проходит, так как она считается домом живых[27]. На кладбище гроб опускается в могилу так, чтобы ноги лежали на Восток. Каждый человек присутствующий на похоронах должен опустить три лопаты с землёй в погребальную яму и произнести при этом: «Да упокоится его (её) душа с миром». Лопата не передается из рук в руки следующему участнику похорон, а втыкается в землю, чтобы избежать «передачи смерти». Каждый бросает три горсти земли, потом зачитывают Кадиш.

После того, как тело скроется под землей, члены семьи умершего совершают ритуал разрывания одежды. Они надрывают свою одежду, так, чтобы оголить сердце. Женщины не совершают этот обычай из скромности или только немного надрывают верхнюю одежду. Этот обычай призван дать выход эмоциям, чтобы родственники быстрее оправились от потери. Все участники похорон дожидаются момента, когда могила будет полностью засыпана землёй. Похоронная проповедь произносится раввином. После похорон все моют руки, что является символом очищения, не вытирая их, чтобы символически остаться с усопшим и его семьёй. Похороны в иудаизме обычно обходятся без цветов.

Надгробные памятники у иудеев содержат надписи на иврите, содержащие информацию о покойнике и иногда символ таблиц закона.

Комм:
Каждый человек действует немного по другому и каждый народ действует немного по другому – но умирают все одинаково, и живут душой тоже одинаково… (Почитайте арабскую средневековую поэзию и поймете, о чем я)
 
3 книга:
Я - типичный пророк, взявшийся, наконец, за ум! Слишком легкая смерть - людей осуждать! И жизнь слишком легкая где-то. Более  не имею нужды уже отпугивать врагов своих видом: «Пинайте меня, если это вам так интересно»...

Комм:
Старик осуждающий будет иметь укороченную старость (если и доживет до 80, то лишь потому, что имел здоровья на все 100 лет). И осуждения делают и молодого преждевременным стариком… Осуждениями я сначала молодость свою сокращал, но нынешним миролюбием удлиню старость…

2 книга:
Жил, обсуждая темы жизни, а теперь умирает, обсуждая темы смерти - пожрал всё, что было дано; последний плод  очень горек, но он уже искусен в поедании.

Комм:
Ни фига не горек; для старика горьки темы не смерти, а  жизни – несбывшегося в ней… (Смерть – это такой дружок, который не обманет, который все-таки по справедливости накажет!)

ЦИТАТЫ, историк-актер Радзинский:
Николай не сомневался в своей  гибели.  Он  писал  Марине  в  ночь  перед
дуэлью: "Последней моею мыслью была мысль о тебе... Мы встретились  с  тобою
на  наше  несчастье  и  погубили  друг  друга...  Через  два  часа   приедут
секунданты... Прощай навсегда, я люблю тебя".

  Николай выстрелил в воздух. Мантейфель промахнулся  и  потребовал  сократить
дистанцию до пятнадцати шагов. И опять Николай выстрелил в воздух -  не  мог
он губить оскорбленного им человека. И тогда граф прицелился и  хладнокровно
застрелил его.

    Зинаида Юсупова лежала в то  время  в  горячке,  приступы  безумия  будут
мучить ее до смерти. А Феликс уже вскоре осматривал свои  будущие  владения.
"Я  всерьез  воображал  себя  молодым  государем,  объезжающим  страну",   -
вспоминал он.

    Но оказалось, была еще одна жертва дуэли, еще одна женщина - на  сей  раз
нелюбимая, но любившая. И навсегда сохранившая любовь  к  Николаю,  воистину
безответную, о которой тот при жизни  даже  не  подозревал.  Это  была  Муня
Головина. В своем архиве Феликс  сохранил  и  ее  письмо.  Она  тоже  хотела
"припасть к гробу"

   Погибший Николай связал ее с Феликсом. Навсегда.
    Она занялась спиритизмом, пыталась говорить с  убитым  Николаем.  "В  это
время я... делала опыты  по  вызыванию  духов...  Я  была  крайне  удивлена,
когда... отец Григорий спросил меня: "Зачем ты все  это?..  Ты  знаешь,  как
подготовляются пустынники, чтобы иметь наитие духа? Как  ты  среди  светской
жизни хочешь достичь  общения  с  духом?"...  Он  посоветовал  мне  этим  не
заниматься, предостерегая, что я могу сойти с ума...

Комм:
А Мантейфеля-мефистофеля  Юсупов не прикончил? («отец Григорий» тут – Распутин…)

Инет:
Период между наступлением смерти и погребением называется анинут. В этот период семь близких родственников: мать, отец, брат, сын, дочь и жена или муж обязаны соблюдать особый ритуал, который помогает им справиться с постигшим их горем.

После погребения все участники похорон возвращаются домой и едят особую трапезу, которая называется сеудат хавраа. Эта трапеза символизирует утешение для друзей и соседей. Традиционная часть этой трапезы — сваренные вкрутую яйца, которые своей круглой формой напоминают о чередовании жизни и смерти. Статус родственников покойного — онен (скорбящий) меняется на авель (в трауре) и для них начинается период траура, который называется шива (семь), так как длится 7 дней, в течение которых родственники не выходят из дома, в то время как соседи и друзья приносят им пищу. В течение этого времени скорбящие родственники не пользуются косметикой, не моются горячей водой, не бреются и не стригут волосы, так как это считается признаком тщеславия. Им запрещено носить кожаную обувь, есть мясо, пить вино и вступать в половую связь. Зеркала оставляют занавешенными или выносят из дому, чтобы избежать любой формы проявления тщеславия. Они сидят на низких стульчиках или на полу, чтобы выразить своё горе. На седьмой день они начинают постепенно выходить из дома, но в сопровождении друзей или родственников. После окончания семи дней траура они должны посетить службу в синагоге в первый Шаббат.

После окончания шивы, начинается ещё один период траура, который называется шелошим (тридцать). Он продолжается вплоть до тридцатого дня после погребения. В течение этого времени скорбящие родственники возвращаются к своей работе, но не посещают торжественных мероприятий, например, свадьбы и вечеринки. Они не посещают могилу умершего. Эта мера также необходима для того, чтобы они смогли смириться с утратой.

Через год после смерти члены семьи собираются возле могилы для установки надгробного памятника. Надгробный памятник играет большую роль для скорбящих, так как он является символом нового начала. Во время установки надгробного памятника читают молитвы. На надгробном памятнике принято писать имя покойного, дату его рождения и дату смерти на иврите, иногда также на местном языке или только на нём. В некоторых общинах принято ставить памятник раньше, например по окончании месячного или одиннадцатимесчного траурного периода, когда заканчивают читать молитву «Кадиш». Подобно остальным еврейским традициям, еврейские ритуалы, связанные со смертью и похоронами свидетельствуют об их практичности. Эти ритуалы свидетельствуют о почтении и уважении к мертвым; с другой стороны, иудаизм не поддерживает чрезмерный траур, поэтому не принято ходить на кладбище в любое время, а только в годовщину смерти или другие подобные даты. Однако, это не строгий запрет, он лишь призван дать человеку возможность служить Богу в радости, что является основной его задачей в этом мире. Это также одна из причин, по которым запрещено строить кладбище в черте города.

Комм:
Канализация горя – в трубы его, в трубы! - чтобы не ходить растрепанным, чтобы знать, что делать… Только мыслящему и сильному такое ни к чему… Если же не справляешься с горем, придумай себе сам какой-нибудь ритуал – чтобы он был только твой…

3 книга:
Уже в литераторах состарился, а всё чувствуется, как его армия согнула…
А вот его она вообще вдвое сложила и теперь он и в литературе как солдат: добросовестность, сила и смерть…

Комм:
Нет ничего гнуснее, чем профессиональное искусство – оно как вязкая, уже никуда не текущая кровь. В принципе, каждый должен падать замертво на месте! (хорошо, что его покупают как дополнение не к душе, а к мебели! Для мебели это даже оживляж, разбавление деревянности или железности…)

2 книга:
Шелли – если Байрон обожжен снаружи, то этот выжжен изнутри. Певец смерти, как Петрарка певец любви.

Комм:
Петрарку очень помню и люблю, а Шелли, как и 99 процентов прочих возвышенных существ, в большом тумане и пролете… (неясно пишут – и, значит, смерть действительно властвует над ними…)

ЦИТАТЫ, популяризатор Радзинский:
Драма этой несчастной женщины началась, когда она узнала об измене  мужа.
Она тотчас ушла от него, забрала детей  и  "затеяла  дело  о  разводе".  Муж
покончил с собой. Она обвиняла себя в  его  смерти,  не  хотела  жить...  Но
вскоре "одна знакомая в  разговоре  предложила  мне  познакомиться  с  одним
мужичком, который очень успокаивает душу и говорит сокровенное".

   Распутин помог ей выйти из депрессии, познакомил со  своими  "ученицами".
Они "укрепили убеждение в его святости... Я старалась подчиняться во всем, и
когда в душе восставало: "не  надо",  "не  хочется",  или  тяжесть  была  "к
исполнению послушаний": душа во многом не  шла,  -  то  я  борола  все  это,
настаивая, что не понимаю, что все это ново, и что слова его - святой закон,
и не мне рассуждать"...

   А  потом  начались  его  ласки...  "Ласки  его  меня  иногда  тяготили  -
бесконечные прижимания и поцелуи, с желанием поцелуя в губы. Я скорее в  них
видела опыт терпения и радовалась концу их".

   Она поехала в  Покровское  с  маленьким  сыном.  "Ехали:  Григорий,  одна
сестра, я и сын.  Вечером,  когда  все  легли...  (Господи,  что  Вы  должны
услышать!), он слез с своего места и  лег  со  мною  рядом,  начиная  сильно
ласкать, целовать и говорить самые влюбленные слова и  спрашивать:  "Пойдешь
за меня замуж?" Я отвечала: "Если это надо". Я была вся в его власти, верила
в спасение души только через него, в чем бы это ни  выразилось.  На  все  на
это: поцелуи, слова, страстные взгляды, на все я смотрела, как на  испытание
чистоты моей любви  к  нему,  и  вспоминала  слова  его  ученицы  о  смутном
испытании,  очень  тяжком.  (Господи,  помоги!)  Вдруг  он  предлагает   мне
соблазниться в грешной любви... Я была уверена, что это он испытывает, а сам
чист... (Господи, помоги написать все!) Он заставил меня приготовиться...  и
начал совершать, что мужу возможно... имея надо мною насилие, лаская, целуя,
и тому подобное...  заставляя  меня  лежать  и  не  противиться.  О,  святой
владыко!"

Комм:
Почему я так осуждаю тех же баб? Потому что в эту душевную эру им много дано, но они вечно выбирают совершенно не то – в том числе, распутиных всяких мастей (демонов, уголовников и прочих «сильных личностей»). Кому много дано (а в духовную эру им уже много не дастся – как не давалось и в материальную «ветхозаветную» эру), с того и спрос другой…

Т.е. бабы  выбирают сильных, но мерзких людей, с одной стороны и благолепные, но фальшивые интерьеры, с другой – нужно же обратное: должны поддерживать слабоватых, но талантливых и выбирать природоцентричные, естественные интерьеры, совсем не дворцы…

Инет:
Ответственность за организацию похорон по обычаю берет на себя старший сын. Похороны в Японии проходят по буддистским обрядам. После смерти губы умершего увлажняют водой. Семейную гробницу укрывают белой бумагой, чтобы уберечь покойного от нечистых духов. Рядом с кроватью умершего ставят небольшой столик, декорированный цветами, благовониями и свечами. На грудь покойного могут положить нож, чтобы также отогнать злых духов.

Тело омывают, а отверстия затыкают хлопком или марлей. Для мужчин последней одеждой служит костюм, а для женщин — кимоно. Хотя иногда кимоно используют и для мужчин, но, в целом, это не особо популярно. Также для улучшения внешнего вида наносят макияж. Затем тело кладут на сухой лед в гроб, туда же помещают белое кимоно, сандалии и шесть монет, для того, чтобы пересечь реку Сандзу; также в гроб кладут вещи, которые покойный любил при жизни (например сигареты или конфеты). Далее гроб устанавливают на алтарь так, чтобы голова смотрела на север или на запад (так преимущественно поступают буддисты, чтобы подготовить душу для путешествия в Западный Рай).

На отпевание люди приходят в чёрном. Гости могут принести в знак соболезнования деньги в специальном конверте. Более того каждый приглашенный гость дарит подарок, стоимость которого составляет половину или четверть денег, которые он преподносит. Близкие родственники могут остаться и отслужить в течение ночи вигилию (бдение).

Комм:
У японцев все попроще или их не так уважили и описали далеко не все?
 
3 книга:
«Достоевские» не более больны - они более врачи,  исследуют духовные болезни и воюют с ними - прописывая не засахаривание в сиропе попсы и не проспиртовывание алкоголем...
(Но мечта человечества - умереть во сне, самой легкой смертью, во время самой легкой жизни...)

Комм:
Правильная мечта, ведь «достоевское» лечение отнюдь не бесконечно и не бесполезно…

2 книга:
Перебирая старые картины и записи – кажутся значительными и  загадочными, и уже не возникает желания мучительно морщиться или скептически отстраняться, как было тогда, когда делал их – не в этом ли загадка эффекта «посмертной славы»?! «Нет пророка в своем отечестве и своем времени даже для самого пророка!»

Комм:
Опять же, равно ценны две крайности – полного отстранения и полного приближения – а вот с серединой вместо золота обычно одни проблемы… (Не рыба, не мясо? Но, может, какой-нибудь совсем необычный зверь, живущий в двух средах?! …Стоп, это пророки – не рыба, не мясо? Мясо – боги, рыба – человеки. А что, с пророками вечно были проблемы и зверь это действительно крайне редкий, в природе почти не встречающийся…)

ЦИТАТЫ, популяризатор Радзинский:
Это случилось, когда Распутин возвращался из церкви.  У  ворот  дома  его поджидала женщина. Она попросила милостыню и, пока Распутин доставал деньги,выхватила нож и ударила его в живот.

    показания покушавшейся:  "29  июня  после   обеда...   увидела   идущего...   Григория
Распутина... Кинжал с ножнами у меня был  привязан  под  юбкой...  и  я  его
вытащила через отверстие в кофточке... Один раз его этим кинжалом ударила  в
живот. После чего Распутин отбежал от меня,  я  за  ним  бросилась...  чтобы
нанести ему смертельный удар".

   Так они бежали вдоль домов, мимо оцепеневшей толпы -  маленькая  женщина,
размахивая кинжалом, и Распутин, зажимая рану рубашкой.  Но  ударить  второй
раз ей не удалось... "Он схватил лежащую на земле оглоблю и ударил меня один
раз по голове, отчего я тотчас упала на землю... Это было днем,  и  сбежался
народ, который говорил: "Убьем ее"...  и  взяли  ту  же  оглоблю.  Я  быстро
поднялась и сказала толпе: "Отдайте меня полицейскому. Не убивайте  меня"...
Мне связали руки, повели в волостное правление, по дороге... пинали,  но  не
били".

   Она назвалась Хионией Гусевой, жительницей Царицына. У этой еще  нестарой
женщины было страшное лицо с провалившимся носом.  Хиония  объяснила:  "Я  -
девушка, у меня никогда не было  детей,  сифилисом  я  не  страдала...  меня
испортили лекарствами, от них с 13 лет у меня провалился нос".

    Придя в себя и узнав, что Хиония приехала из Царицына, Распутин  объявил:
это царицынский монах Илиодор  послал  ему  смертельный  привет.  Но  Гусева
участие Илиодора в  деле  отрицала,  объясняла  свой  поступок  "собственным
решением": "Я считаю Григория Ефимовича Распутина  ложным  пророком  и  даже
антихристом... я решила убить Распутина, подражая святому пророку... который
заколол ножом 400 ложных пророков".

  Хиония   Гусева,   по   профессии   шапошница...
познакомилась с  Распутиным  в  1910  году,  когда  он  посещал  Балашевское
подворье в Царицыне, где жила монахиня Ксения, подруга Гусевой".
говорил о Гусевой: "Царицынская она... почитала Илиодора. Баба - она на  все
пойдет, если чужим умом живет.

До 18  лет она была очень красива лицом, а потом сделалась уродом:  у  нее  отпал  нос.
Сама она объясняет это тем, что она молила Бога отнять у нее красоту.  И  Он
отнял. Просто  она  во  время  паломничества  по  святым  местам,  ночуя  по
ночлежным домам в больших городах, заразилась скверною болезнью,  сифилисом,
и сделалась  уродом". 

В "Новой Галилее", ночью, на берегу реки  он  собрал
свою паству. Пришло около четырехсот человек. "Собрание избрало  трех  самых
красивых девушек... они должны были заманить и убить Распутина".  Но  Хиония
Гусева сказала: "Зачем губить красивых  женщин,  жизнь  которых  впереди?  Я
женщина убогая и никому не нужная...  я  одна  предам  его  казни.  Батюшка,
благословите меня заколоть его, как пророк древний заколол  лжепророков".  И
монах благословил ее на убийство.

Комм:
Реальная, «документальная» жизнь всегда намного интересней и причудливей любых выдумок. Выдумки – это пузыри полумертвого… И чтобы собрать документы про жизнь, ее надо очень любить, надо затратиться – а выдумки из пальца высасывают не вставая с дивана, наблашившись, их можно плодить килограммами…

Инет:
Сами похороны обычно проходят на следующий день после отпевания. Во время церемонии покойному присваивается новое буддийское имя — каймё (яп. ;; каймё:). Это позволяет не тревожить душу умершего, когда упоминается его настоящее имя. В конце церемонии, до того, как гроб поместят в украшенный катафалк и отвезут в крематорий, гости и родственники могут возложить к голове и плечам покойного цветы.

В крематории тело помещают на лоток и затем семья наблюдает за тем как оно исчезает в камере. Кремация обычно длится около двух часов и семья обычно возвращается к её окончанию. Затем из родственников выбираются двое, которые с помощью больших палочек перемещают кости из праха в урну (или по некоторым данным, сначала кости передаются из одних палочек в другие, а затем в урну). Это единственный (!) случай, когда в Японии люди касаются палочками одного и того же предмета. Во всех других случаях передача предмета из палочек в палочки будет напоминать окружающим похороны и воспримется как грубейшая бестактность.

Наиболее распространенная форма захоронения в Японии — это семейные могилы. Помимо каменного монумента, они включают в себя место для цветов, фимиам, воду перед монументом и крипту для праха. Имена покойных зачастую, но не всегда, наносят на переднюю часть памятника. Если один из супругов умирает раньше второго, то имя живущего может быть также выгравировано на надгробии, но иероглифами красного цвета, который означает, что он ещё жив. После его смерти и захоронения, красные чернила смываются. Фотографию умершего обычно помещают около семейного алтаря или на нём.

Комм:
Похороните меня в приличном винчестере, сверху хоть урну поставьте, хоть пепельницу…
 
3 книга:
Смерть ждет нас за оградой тюрьмы нашей. Она вместе с мамой неотлучно за оградой - дожидаясь срока. Мама плачет, а она сажает черные розы на железную ограду...

2 книга:
В разговоре: «я теперь не боюсь ни армии, ни психбольницы, ни всего прочего – кроме тюрьмы и пыток, предбанников смерти. Оголтел и раскован. Кого презираешь, того не боишься».

Комм:
Герой нашелся…

ЦИТАТЫ, смакующий историю Радзинский:
Она уверена: враги в Ставке не дают Ники возможности исполнить эти мудрые
решения. Недаром там находится недруг "Божьего  человека"  -  великий  князь
Дмитрий Павлович...

   "13 сентября... Мой  дорогой...  почему  ты  не  отсылаешь  его  в  полк?
Получается нехорошо: ни один из  великих  князей  не  находится  на  фронте,
изредка наезжает Борис, а бедные Константиновичи всегда больны".  Она  опять
забыла о гибели младшего из Константиновичей...

   Она  умеет  воевать  -  и  беспощадно.   Вчерашний   жених   ее   дочери,
воспитывавшийся в Семье, должен отправиться на фронт, на смерть - за то, что
посмел идти против   Аликс продолжает забрасывать мужа письмами. Она не может  остановиться  - темперамент не дает. 17 сентября она отсылает ему целых два письма.
   "Телеграфируй хоть одно слово, чтобы успокоить меня! И если решил  насчет
Хвостова,  напиши:  "Я  помню  про  хвост".  Если   министры   не   сменены,
телеграфируй: "Перемен пока нет".

     И она продолжает: "18 сентября... Я надоедаю тебе этим,  но  хотелось  бы
тебя убедить... что этот  очень  толстый  опытный  молодой  человек  -  тот,
которого ты должен одобрить

Комм:
Баба – страшная сила… Сам Николай с виду был безобиден, но подкаблучника нельзя оценивать самого по себе…

Инет:
По крайней мере, в XVI век уходит традиция класть в руки покойному письмо к св. Николаю, о чём упоминает Дж. Флетчер. Текст письма приводится в Альбоме Мейерберга: «Мы NN, епископ и священник здесь в N, сим свидетельствуем, что настоящий N у нас жил, как истинный греческий христианин, и, хотя он иногда Бога и гневил, но он покаялся в своих грехах, получил прощение и св. причащение во оставлении грехов. Он правильно чтил Всемогущаго Бога и его святых, а равно как следует постился и молился. Он же ко мне N, своему духовному отцу, во всем относился хорошо, так что я ему совершенно простил его прегрешения. Поэтому я и дал ему с собою эту подорожную, дабы он показал её св. Петру и другим святым и беспрепятственно пропущен был во врата вечной радости»

Комм:
Почему бы и нет?
 
3 книга:
«В море слов протюкнулся, родился кораблик маленького дела».  «Стреляю по всем словам в фразах и оставляю только бессмертные....»

Комм:
Бессмертных мало – а ведь я старался, их сначала рождая, а потом воспитывая. Все мои детки, похоже, смертны… Через 100 лет выяснится, кто из них всех дольше проживет? (Но если какие-то будут подхвачены, продолжены, дадут собственное потомство, то ситуация будет выглядеть иначе…)

2 книга:
Есть болезни не к смерти, но в 20 веке мир заболел смертельной болезнью. И тоталитарные формы только собирают то, что разлито в  демократической бесформице.

Комм:
Мир всегда был болен всем на свете, просто иногда оптимистично настроен насчет своего выздоровления… (что лучше, оптимизм или мудрость? Вопрос, на самом деле, сложный, ведь оптимизм, как и любое сильное настроение, обладает гипнотизирующими, а значит, и лечебными свойствами…)

ЦИТАТЫ, смакующий историю Радзинский:
О смерти отца мужик, по словам агентов,  "говорил  с  подкупающим
прискорбием".   Агенты неоднократно отмечали в донесениях, как он нещадно  бил  отца.  Но
они были люди городские и не понимали; Распутин бил отца, как когда-то  отец
бил его деда. Но он и любил отца, как отец когда-то любил деда...

Комм:
Неужели правда? Я-то слышал, что тому, кто против отца руку поднял, в деревне не жить…

Инет:
«В зимнее время — писал Джильс Флетчер, — когда всё бывает покрыто снегом и земля так замерзает, что нельзя действовать ни заступом, ни ломом, они не хоронят покойников, а ставят их (сколько ни умрёт в течение зимы) в доме, выстроенном в предместий или за городом, который называют Божедом, или Божий дом; здесь трупы накладываются друг на друга, как дрова в лесу, и от мороза становятся твёрдыми, как камень; весной же, когда лёд растает, всякий берёт своего покойника и предаёт его тело земле»

Комм:
Чем сейчас долбят мерзлую землю? Ведь рядом с могилами электричества нет (наверное, легче с лета могил наготовить, а зимой только снег из них выгребать? Или так нельзя, свежей должна быть яма? Иначе ведь будет на порядок больше усилий и на порядок дороже цена?)

3 книга:
Толпа и реализм нужны для прочности земли, разнообразие видов и авангард нужны для своеобразия души, а вертикаль и постмодерн нужны для спасения души с помощью духа после смерти тела и земли, толпы и реализма…

Комм:
Смерть нужна для придания человеку своеобразия?! Без нее все были бы совершенно одинаковы… (Ведь борьба жизни со смертью непредсказуема и порождает невиданное множество результатов)

2 книга:
А. Хомяков  - его бы с Рылеевым на гладиаторскую арену; и не обязательно насмерть, а только чтоб звериный пыл гражданского фанатизма вышел (он и в словах выходит, но ведь неумелы они в словах, может, другим видом оружия получше владеют, раз подстрекают)

Комм:
Предлагаешь всех болтунов бить – смертным боем, но не насмерть – а всех действователей тогда убивать что ли? Нет, везде должно быть сплошное дзюдо – чтобы человек, если в чем-то виновен, в итоге сам бы себя наказал…Кто не владеет этим искусством, не может считаться умным человеком… Кто смерть на других насылает, тот абсолютно точно в ад попадает… (а кто на себя, тот учится, пусть и с риском для жизни…)

ЦИТАТЫ, смачный историк Радзинский:
Надежда Ивановна Воскобойникова, 30-летняя вдова казачьего есаула,  после
смерти мужа в 1911 году приехала из провинции в Петербург и сошлась с семьей
сенатора В. Н. Мамонтова, 68-летнего старика, человека глубоко религиозного.
Правда,  по  словам  Воскобойниковой,  "жена  Мамонтова  не  понимала   этой
дружбы... даже развелась с ним".  Именно через  сенатора
она сумела осуществить самое полезное из своих знакомств: Мамонтов "на почве
религиозных исканий" пригласил ее к  Распутину.

   "В  1915  году...  у  меня  расшатались  нервы...  "  И   хотя   Мамонтов
предупреждал ее, что "посещение Распутина будет  неудобным  ввиду  слухов  о
нем", она  пошла  к  мужику.  "Распутин  ободрил  меня...  сказал,  что  Бог
поможет".   Естественно, следователь задал ей весьма неприятный  вопрос,  на  который
она гордо ответила: "Ночью - не только у Распутина, ни у кого из знакомых не
бываю".

   Однако донесения агентов давали иные  сведения  (отсюда  и  вопрос).  Но,
видимо,  посетив  однажды  "комнатку  с  диваном",  она,  как  и  многие  ее
предшественницы, более туда не приглашалась.  И  могла  смело  заявить:  "По
отношению ко мне Распутин не допускал никаких вольностей".

Комм:
Распутин как попытка крестьянской (а не рабочей) революции? (Вышло столь же страшно и противно. Крестьянин -  то же Мастер, у которого в башке сплошные дыры, кавардак… Причем, похотливость для крестьянина как природного существа, видимо, действительно основное свойство – тогда как рабочий в какой-то период до импотенции может быть затрахан своими железяками…)

Инет:
В XVII веке многочисленные иностранные свидетели отмечают традицию голосить: «они имеют обыкновение нанимать людей для того, чтобы они вопили во всеуслышание в продолжение того, как несут покойника на кладбище. Вместе с покойником они кладут одежду и деньги, из страха, чтобы ему ничего не доставало во время его длинного путешествия в другой мир»

Комм:
Настолько суровые люди, что им совершенно не плакалось…; приходилось за деньги чужих  баб нанимать, если своих не хватало…
 
3 книга:
Земля - шарик жизни в океане смерти. И на земле - шарик истины в тумане безразличия. А они ежики в тумане, милые предатели...

Комм:
Раньше трогал ежиков руками, но теперь все – по всем как асфальтоукладчик пройдусь, как мусороуборщик, как снеговой комбайн. Хотел бы, чтобы мое появление означало исчезновение с площадей человекообразных ежиков, попугаев,  обезьян,  и прочей  разговаривающей  живности – их место  в глухих  лесах, полях и небесах…; из прежнего останутся лишь кухни…

2 книга:
Моцарт – какая-то голая музыка, голый бал  музыкальной машины. Любит нежные, «пленительные» звуки, а человечности не ощущаю. …Кстати, просматривал в тот день «Паломира» Кальвино – а ведь есть параллель между тем бессмысленным буколическим пейзажем  и этим сверхметафорическим! …Абсолютное одиночество, смерть в эстетизме и  рационализме; одновременно с одиночеством абсолютное же растворение в коллективной традиции. Да, знание как узнавание о собственной смерти; и о том, что были они лишь безмозглыми франтами и живыми машинами (тогда машин не было, еще не создали их по своему образу и подобию, поэтому не могли сравнить).

Комм:
Моцарт как лучезарная смерть, лучезарное начало машинного века. И все действительно начиналось с развлечений высшего общества… (Наш Пушкин, кажется, из этой же серии…; кстати, эпигонство там норма: машины скорее должны быть подобны, чем различны…» «профессионалы» должны иметь общие критерии, иначе они обречены на войну друг с другом. Типа: «ты любитель, плагиатор, эпигон и вообще нехороший человек, не джентльмен» - «Нет – ты»)

ЦИТАТЫ, смачный историк Радзинский:
Аристократический  муравейник  гудел...  "Все  только   и   говорили   об
исчезновении Гришки... Под конец обеда явился  бледный  как  смерть  Дмитрий
Павлович, с которым я не разговаривал, так как он сел за другой  стол...  Трепов
доказывал во всеуслышание, что все это ерунда... Между тем Дмитрий  Павлович
заявил другим, что Распутин, по его мнению, или исчез, или убит... 

   В тот день Вырубова по требованию Аликс переселилась во дворец.
   Из показаний фельдшера Жука: "Вырубова переехала ночевать  во  дворец  по
приказанию царицы. Опасались, что ее могут тоже убить, так как она...  стала
получать угрожающие письма еще за год до убийства  Распутина...  Особенно...
опасались молодых великих князей... Мне было  приказано  никого  из  великих
князей не принимать...  В  квартире  Вырубовой  были  переделаны  внутренние
ставни".

Комм:
У царей кипела жизнь – столько баб вокруг и выгодополучателей – а мы мало что знаем, «Войну и мир» про это не дали написать…

Инет:
Из Авесты известен обряд похорон в V—VII вв. до н. э. в открытых ямах (Персия, Согдиана) с фиксацией веревками конечностей покойного на кольях — чтобы звери не растащили останки.

Комм:
Разве зверям все это трудно разорвать? Там же, наверное, даже львы водились…

3 книга:
Крест смерти как прицел винтовки: пока бежишь, в тебя не выстрелят, но убежать невозможно и спрятаться негде… - и ведь тот, кто стреляет, передвигает винтовку свою только на миллиметры... Я тоже бегал, но теперь приучил себя к смерти и воскрешению. Смелость - это бессмертие. Мы все мертвы от страха.  Спокойствие - это рай. «Стреляй!»...

Комм:
Спокойствие – это рай, жаль длилось недолго. Зашибся я с непривычки в раю, а ад-то оказался рядом…

2 книга:
Каждому аристократу по буйволу и льву в сезон – вот и опустела Африка. Велика доблесть – расстрел (они бы еще приговоренных к смертной казни расстреливали – тоже, наверное, захватывающий спорт).

Комм:
Защитник львов и враг аристократов… Приговорить браконьера на встречу с диким зверем с голыми руками…

ЦИТАТЫ, приключенческий историк Радзинский:
И  он  всего  лишь  тяжело ранит Распутина. Мужик был попросту без сознания. точно  так  же,  по пульсам,  цареубийцы  констатируют  смерть  всех  членов  Царской  Семьи   в
Ипатьевском подвале, после  чего  вскоре  на  их  глазах...  станут  оживать
великие княжны!

   И Распутин так же ожил! Он попросту пришел в сознание и "сорвал погон"  с
Юсупова. Ибо недостоин офицерских погон Феликс, обманувший его любовью!  Вот
почему обманутый мужик кричал: "Феликс... Феликс... " - он укорял князя! Вот
почему тот не сможет забыть этого крика! Вот почему и  случится  безобразная
сцена - Юсупов вдруг начнет избивать мертвого Распутина  гантелей,  повторяя
при этом: "Феликс... Феликс... "  Слова,  которыми  посмел  обличать  его  -
барина! - безродный мужик, сорвавший с него погон...

    Но  скорее  всего,  действие   развивалось   куда   более   скучно   и...
правдоподобно. Все свершилось на самом деле  очень  быстро.  Когда  Распутин
отказался есть пирожные и пить вино, Феликс ушел (будто бы узнать, когда  же
уйдут гости) и, после совещания с товарищами, вызвался застрелить мужика. Он
вернулся в подвал с револьвером и тотчас выстрелил. Заговорщики сбежали вниз
и, решив, что Распутин мертв, снова поднялись наверх - отпраздновать удачное
избавление  от  опасного  мужика.

   А потом они пили наверху, дожидаясь, когда город  окончательно  заснет  и
улицы станут совсем пустыми - чтобы  вывезти  труп.  В  это  время  Распутин
пришел в себя и, как когда-то, после удара ножом Гусевой, попытался спастись
бегством, но был подстрелен у самых ворот. Кем? Пуришкевичем.
   Так утверждают и сам Пуришкевич, и Юсупов. И это - третья и самая большая
неправда.
    Как  напишет  сам  Пуришкевич,  он,  преследуя  тяжело  раненого  мужика,
промахнулся по нему с нескольких шагов И это неудивительно - он был  человек
штатский, гуманитарий по образованию, служивший в хозяйственном департаменте
министерства внутренних дел.

после  первых  беспомощных   выстрелов
(Пуришкевич объяснял это волнением), следуют два  мастерских  выстрела.    эти  два  выстрела  -  иного  класса,  они  будто принадлежат совсем другому стрелку, отличному и хладнокровному...
   Кто же из заговорщиков подходит для роли такого стрелка? Прежде  всего  -
великий князь Дмитрий  Павлович,  блестящий  гвардеец,  спортсмен,  участник
Олимпийских игр.

    Следы правды, на наш  взгляд,  находятся  в  первых  показаниях  Феликса,
данных сразу после убийства. После того как  он  выстрелил  в  Распутина  из
револьвера  великого  князя,  Дмитрий,  по  словам  Феликса,  забрал  оружие
обратно.

Комм:
Здорового крестьянина убить не так-то просто (примерно, как медведя?)

Инет:
Диодор Сицилийский за 30 лет до н. э. сделал запись о галлах: «…при погребении покойников некоторые бросают в погребальный костер письма, написанные для своих умерших ближних, словно покойные будут читать их»[28]

Спустя 200 лет Апулей отмечал, что «умирающий бедняк должен запастись деньгами на дорогу, потому что, если нет у него случайно в наличии меди, никто не позволит ему испустить дух»

Комм:
«Мужики, одолжите ему деньжат, а то и после смерти будет где-то здесь околачиваться»
Огонь всю писанину читает, содержание докладывает Самому Богу… (Рукописи не горят? – значит, и Богу остаются неизвестны…)

3 книга:
Ощущение оккупации - конторами, муторными работами. Поэтому: «упал - отжался» - силы нужны. Всех взрослых ведут в плен, чтобы не сделали чего. Перед смертью в насмешку выпускают - уже дебильных, похожих на детей. Поэтому: «упал – отжался»…

Комм:
Отжиматься приходится уже в щадящем режиме…  (и почему вирус гриппа по 3 раза за зиму атакует? Не враги ли виноваты…)

Мудрец – это тот, кто по тихому более 50 процентов муторных контор и прочей мути отсекает (мой брат – дурак окрыленный – сам нарывается; ну еще есть и герои, цезари, отсекающие  все лишнее мечом – сам не видел, но говорят…; или видел, но не имел чести быть знакомым – с воинственным видом мимо пробегали…)

2 книга:
Но мир полон уже материализованным сознанием и одухотворенной, бесовской материей. И всё это совершается через крестные муки разврата-мазохизма, через смерть-помрачение, выход на высшие уровни зла, на новый чистый – черный – лист (старается закрашивать серым, но в итоге придется пожрать и самого себя, исчезнуть во мраке – нельзя не повышать густоту цвета).

Комм:
У страха глаза велики или в поле зрения великих, широко раскрытых глаз неизбежно окажется много страшной смерти?

«Человечностью себя успокаиваю – а то после вчерашнего шабаша руки трясутся»… На черном фоне (который как черный пояс, как тайное знание и секретное оружие) приятно побыть человеком – тот же эффект, как если бы  обычную серятину в рай запустили…

ЦИТАТЫ, приключенческий историк Радзинский:
Ляжет  в  безвестные  могилы  вся  честная  компания
распутинских выдвиженцев: Протопопов, Хвостов  и  Белецкий.  С  перемещением
столицы в Москву  этих  бывших  сановников  перевезут  в  Бутырскую  тюрьму.

Расстреляли их всех в Петровском парке,  рядом
с рестораном "Яр", где так любил кутить Распутин. Казнь совершили  публично.
За несколько минут до расстрела Белецкий бросился бежать, но его  вогнали  в
круг палками... "

   Не  пощадит мучительная гибель бывшего друга, а потом врага Распутина - Гермогена. Павел
Хохряков, глава тобольских большевиков, рассказывал, как он  вывез  епископа
на середину реки, надел ему на шею чугунные колосники и столкнул в  воду.  И
когда мощный Гермоген пытался удержаться на поверхности, его баграми забили,
затолкали под воду... Как и Распутин, в реке погиб его главный враг,  живым,
как и Распутин, пошел ко дну...

    И  конечно  же  Манасевич-Мануйлов,  умело  воспользовавшийся
Октябрьским переворотом, чтобы освободиться из тюрьмы. Он счастливо добрался
до самой финской границы, но на таможне его узнал некий матрос: "Не  вы  ли,
часом, будете Манасевич-Мануйлов?" Тот успешно открестился от  подозрения  и
уже готовился  навсегда  покинуть  большевистскую  Россию.  Но  именно в этот момент в комнату вошла его давняя любовница, актриса Лерма-Орлова, также уезжавшая в Финляндию.  Увидев  Манасевича,  она восторженно закричала: "Ванечка!"   И расстреляли "Рокамболя" на самой границе...
   Погибнут и великий  князь  Николай  Михайлович,  и  великий  князь  Павел
Александрович.  Рядом с могилами их предков, великих российских царей,
примут они смерть от большевистской пули... Ольга,  жена  Павла,  напишет  в
своих воспоминаниях: "В ночь на 16 января... вдруг  проснулась  и  явственно
услышала голос мужа: "Я убит"...

   Не минует пуля и Джунковского. Он сумеет пережить революционные  времена,
но  придет  пора  нового  террора...  Бывший  глава  жандармов,  генерал   с
воинственными усами, будет жить (точнее - существовать) в то  время  тихо  и
бедно - церковным старостой. Но метла террора его не пропустит: в 1938  году
распутинского врага повезут на Лубянку - к расстрельной стенке.

    Благополучно покинул Россию и вывез семью пройдоха Симанович  -  "тяжелая
рука"  Распутина  не  стала  ему  помехой.  А  может  быть,   его   защитила
благодарность десятков несчастных евреев, которых он спас при помощи "Нашего
Друга" от расправы или фронта,  и  сотен  тех,  кому  он  через  него  добыл
разрешение жить нормальной жизнью в Петрограде?

   Остался в живых Илиодор.  Впрочем,  неизвестно,  что  лучше  -  пуля  или
мучения, которые выпали на его долю. Он эмигрировал в Америку,  где  пережил
биржевую катастрофу 1929 года, ужасное  разорение,  съевшее  все  деньги  за
книгу о Распутине, смерть сына, развод с женой... Он постригся  в  монахи  в
Мелвиллском православном монастыре, потом его видели в Нью-Йорке. Совершенно
одинокий, нищий

   Сосланный в Тверь бывший  обер-прокурор  Синода  Саблер  пережил  красный
террор. Хотя ненадолго. Он жил подаянием и умер от голода...

Комм:
А не надо было делать людей рабами… Все-таки, веками злоба и презрение к богачам на Руси копились – а  те веками привыкали к холопству народа и в итоге воспринимали все, как должное; при всех благих намерениях (которых  тоже было очень мало), никто свой народ  за ровню не считал, относились к ним, как все сейчас к «чукмекам» относятся (тоже великий грех, за который еще придет расплата!). А ведь все это были Мастера и праведники…

Инет:
Корнелий Тацит описал похороны у германцев: «Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, это — чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предаётся огню только его оружие, иногда также и его конь. Могилу они обкладывают дёрном. У них не принято воздавать умершим почёт сооружением тщательно отделанных и громоздких надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слёз они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам — помнить»

Комм:
Опрощения  даже и тациты жаждали? С таким уважением написано – так народники  о народе писали (но в городе  написать то все можно, а вот исполнить все нельзя… Опять же, аристократии все это слишком не по вкусу…)

3 книга:
Интеллектуалы - это производители культуры, а интеллигенты -  только потребители ее. Боги и богомольцы. Боги и эпигоны. Два шарика видят, а остальное в мире - слепое тело, его целые народы. Боги и традиция жизни слепых по инерции. Боги и дьяволы, и попытка слепых разобраться в этом вслепую. Или  попытка подавить желание разобраться - главное, держаться, главное, верить, что кроме смерти ничего у слепых не случится...

Комм:
Иногда со страхом думал, что у слепых может быть тайное знание, перекрывающее даже потребность в зрении (т.е. в зрении обычном, снабженном здравым смыслом). Причем, у животных эта самая тайна прозревалась мной в еще большей степени! Мол, это древние суперсущества, давно переросшие стадию обычной человечности, что каждый зверь подобен богу…

И еще мнилось, что это все наказанные боги – и мне, с одной стороны, их надо уважать как богов, а с другой не вмешиваться, ведь наказание осуществлено совсем уже Верховным существом… (На самом деле, в любом коллективе в процессе общения люди гипнотизируют друг друга, делая каждого индивида послушной и слепой частью общего целого – которое и становится новым существом более высокого порядка…)

2 книга:
Художество выше познания, но мы должны умирать как художники в познании своих художеств. Значит, выход только один: постоянно расти вверх, ко всё большему художеству. Убегать от смерти в рай!!! – достигая вечного рая. Кто не берет креста смерти, тот летает, но и невысоко и недолго. Тот смертная птичка, намертво детерминированная своими инстинктами и традициями.

Комм:
Смерть – это кнут, заставляющий нас прогрессировать (но прогрессировать можно либо в сторону ангелов, либо в сторону машины… Только ангелы и машины кнута не боятся… Машины – это материальные ангелы, а ангелы – это духовные машины? Машины приближают Царствие Божие на земле, как ангелы приближают Его на небе?… И ангелом не стать, если без машин тяжко, как скотине, работать приходится? Так же и машину изобрести способны лишь люди ангельского типа?! Да, но есть как падшие ангелы, так и падшие машины – к примеру те, что убивают… Обман машин, опять-таки, силен почти что по-еврейски… Получается, что одна смерть, без Бога жизни, разобраться с истиной не в силах…)

ЦИТАТЫ, сплетник Радзинский:
Ксения Николаевна, внучка Феликса Юсупова, рассказала о том, как  в  1946  году  ее
мать (та самая, которая ребенком  кричала  -  "война...  война...  ")  вышла
замуж, сменила фамилию и приехала в Грецию. Там она  познакомилась  с  женой
голландского посла, очаровательной русской женщиной. Они стали  неразлучными
подругами. Когда наступило время расставаться,  жена  посла  сказала  дочери
Юсупова: "Я хочу открыть вам  горькую  правду,  которая,  возможно,  вам  не
понравится... Дело в том, что моего деда зовут Григорий Распутин". Это  была
одна из дочерей Матрены и Соловьева. "Моя правда, - ответила ее  подруга,  -
возможно, не понравится вам еще больше. Дело в том, что мой отец убил вашего
деда... "

Комм:
Голландский посол с такой женой понты кидал, похоже… (Вся Голландия тащилась?!)

Инет:
В XII веке в арабском мире, по сообщению Ибн Джубайра, существовала традиция, весьма сходная с русской образца XVII века: «У жителей Дамаска и других городов этой страны имеются странные обычаи при совершении ими погребального шествия. А именно: они идут впереди покойника вместе с чтецами, которые читают Коран жалобными голосами; при этом раздаётся пение, вызывающее слёзы»

Комм:
Раз у всех народов многое пересекается, то по теории вероятностей должна быть  куча и буквальных совпадений…
 
3 книга:
Лучше умереть явно и воскреснуть, чем скрывать  смерть в себе. Лечения не хуже братства способны превращаться в свою противоположность. Пока я несовершенен, всегда находятся демоны, способные и во сне моем и в бодрствовании  сплясать свой неприятный танец…

Комм:
Да, и свобода и сила напрямую зависят от откровенности (хотя таких и бьют, и убивают…)

2 книга:
«Мои романы – это поезд; жаль, не ездить мне на самолетах, привык уже к поездам, а то, может быть, успел бы узнать эти последние тайны жизни и смерти».

Комм:
Самые последние тайны у космонавтов – и вот они: есть тайна пустоты космоса и тайна (шитая настолько белыми нитками, что даже непонятно, как еще может храниться) «полетов на луну»… (Нет, есть еще тайна жутких перегрузок и ощущение, что в этом космосе болтаешься как говно в проруби)

ЦИТАТЫ, смакующий историю Радзинский:
Семья примет смерть в очень похожем подвале. И точно так же их тела будут
брошены в воду (в затопленную шахту), а потом, как и останки мужика, преданы
земле... И так  же,  как  и  труп  "Нашего  Друга",  после  расстрела  будут
"странствовать" с места на место трупы Царской Семьи. И  так  же,  во  время
поиска места для тайного захоронения, внезапно застрянет грузовик с  трупами
Семьи, и так же разложат костер,  чтобы  их  сжечь.  И  цареубийца  Юровский
напишет в своей  "Записке":  "Около  4  с  половиной  утра  машина  застряла
окончательно... оставалось... хоронить или жечь... Хотели  сжечь  Алексея  и
Александру Федоровну, но по ошибке сожгли вместо последней... Демидову".
  И как символ присутствия  "Нашего  Друга"  -  на  обнаженных  телах
великих княжон Юровский увидит ладанки с  его  лицом  и  его  молитвой. 

Комм:
Когда даже цари – дураки, чего ждать хорошего… С единоличными правителями получается вечная рулетка. Путину придумать бы другую, более устойчивую форму управления, иначе  очень скоро все опять разбазарят, переиначат, уничтожат, сожгут…  Или же надо поменять народ, приучить его к независимости и самостоятельности…)

Инет:
Если людей богатых и людей Дома (из семьи пророка Мухаммеда) хоронили в гробницах, то, по сообщению того же Ибн Джубайра, никаких надмогильных плит над рядовыми членами общества не ставилось: «Упомянутая равнина (около Каира) кажется глазу сгорбленной из-за могил, подобных горбам верблюдов, без сооружений на них»

Комм:
В пустыне как без огромного надгробного камня хоронить?  (а не пустыню жалко тратить на покойников…)
 
3 книга:
Что-то не желает вмещаться в меня, что-то так трудно, что при соприкосновении с ним я постоянно до сна и смерти увядаю…

Комм:
Да мне даже обыкновенные смелость и щедрость трудны – воспитывался забитым крохобором… (не потому ли я опять гриппом заболел, что в ситуации явной угрозы пожалел деньги на лимон – «ведь тут лимоны наверняка дорогие»! …Или я все же просто поленился и на авось понадеялся?)

2 книга:
«Только  откликнувшись  немедленно, бросив все дела и всех людей, можно успеть узнать тайну жизни и смерти!»

Комм:
Но в гору лучше подниматься наискосок… (сразу «все» ему подавай – на что замахнулся! И ведь был период, когда я питал надежды на успех!… Если не Христа, так Павла точно считал за ровню…)

ЦИТАТЫ, Светоний:
На Марсовом поле он дал военное представление, изображавшее взятие
и разграбление города, а потом покорение британских царей, и сам
распоряжался, сидя в плаще полководца. Даже перед спуском Фуцинского озера
он устроил на нем морское сражение. Но когда бойцы прокричали ему:
"Здравствуй, император, идущие на смерть приветствуют тебя!" - он им
ответил: "А может, и нет" - и, увидев в этих словах помилование, все они
отказались сражаться. Клавдий долго колебался, не расправиться ли с ними
огнем и мечом, но потом вскочил и, противно ковыляя, припустился вдоль
берега с угрозами и уговорами, пока не заставил их выйти на бой. Сражались
в этом бою сицилийский и родосский флот, по двенадцати трирем каждый, а
знак подавал трубою серебряный тритон, с помощью машины поднимаясь из воды.

Комм:
Не мужик, если не умрешь за  императора… И император непонятно чего хотел, а уж гладиаторы… На воде, наверное, легче битву симулировать; типа, упали в воду, оружие утопло…

Инет:
На о. Пасхи «позади аху находятся крематории, содержащие останки тысяч человек. Обычай кремации — по данным Джареда Даймонда — является уникальным для Полинезии, на всех остальных островах умерших погребали в земле»

3 книга:
Обычный человек - это более смерть, чем жизнь, более жесткость и бездушность. Обычный человек это евангельские Афины, переполненные идолами и  Иерусалим, подлежащий опустошению. Если присмотреться, то увидишь, что одни молятся именно потому, что понимают безнадежность свою, а у других в стихах лишь тени надежды. И вместо любви лишь эпизоды страсти и симпатии - у них нет этого дара (а у меня есть - и я разрываюсь от того, что мне не дают его реализовать, поселив среди девушек обычных, похожих на смерть и на болото...) 

Комм:
Могла бы моя жизнь повернуться так, что у меня была бы прекрасная жена и дюжина детей, но не было бы никакого бумажного творчества? Нет, альтернативы судьба мне не предложила… (А на старости лет мне надо успеть «вынянчить» целую дюжину решающих творчеств…)
Обычный человек – это более дерево, чем человек. Так смерть его «закаляет». Я сам не исключение, просто я давно с этим разбираюсь, себе ниши, как дятел выдалбливаю,  и в итоге похож на человека в деревянной посуде…

2 книга:
Читаю «к Ефесянам» /5-6гл./: Христос и апостолы как уход от вечного положения униженных и оскорбленных миром и грешных внутри. Революция класса добрых: «добрые всех стран, соединяйтесь!» Небоязнь смерти в своем роде устрашает не меньше, чем способность убить. «Религия жизни и подвизаний!» «Не боимся смерти и приветствуем страдание!» Дан пример и проповеди, и подвизания, и строительства общин, и писания своих особых книг – дан пример стиля жизни.

Комм:
Да, пока смерти боишься, летать не будешь… Хотя сами птицы весьма пугливы, т.е. боятся смерти – но в этом и главная причина их несовершенства… Даже удивительно, почему они все так запуганы – много ли у них реальных врагов? Только хищники да вороны – птицы смерти, «монстры на колесах» – ведут себя по хозяйски в небе…

Готовность умереть, решительность была очень важной особенностью христиан в  ранней церкви (потом пришли христиане с готовностью убивать! А сейчас никто ни убивать, ни умирать не хочет – хотя все же кто-то  скорее убивает, чем умирает сам, а кто-то напротив…)

ЦИТАТЫ, Светоний:
Однако и это, и другое, и все его правление по большей части
направлялось не им, а волею его жен и вольноотпущенников
Первую он отверг еще девушкой, так как родители ее были врагами Августа, вторая
умерла от болезни в тот самый день, когда была назначена свадьба. (2) После
этого он был женат на Плавтии Ургуланилле110, дочери триумфатора, а затем
на Элии Петине, дочери консуляра. С обеими он развелся: с Петиной из-за
мелких ссор, а с Ургуланиллой из-за ее наглого разврата и из-за подозрения
в убийстве. После них он женился на Валерии Мессалине, дочери Мессалы
Барбата, своего родственника. Но узнав, что в заключение всех своих
беспутств и непристойностей она даже вступила в брак с Гаем Силием и при
свидетелях подписала договор, он казнил ее смертью, а сам на сходке перед
преторианцами поклялся, что так как все его супружества были несчастливы,
то отныне он пребудет безбрачным, а если не устоит, то пусть они заколют
его своими руками. (3) И все же он не мог удержаться от помыслов о новом
браке - то с Петиной, которую сам же когда-то прогнал, то с Лоллией
Павлиной, которая была замужем за Гаем Цезарем. Однако, обольщенный
лукавствами Агриппины, которая была дочерью его брата Германика и
пользовалась своим правом на поцелуи и родственные ласки, он нашел
людей, которые на ближайшем заседании предложили сенату обязать Клавдия
жениться на Агриппине, якобы для высшего блага государства, и дозволить
подобные браки для всех, хотя до той поры они считались кровосмесительными.
И чуть ли не через день он справил свадьбу; однако примеру его никто не
последовал, кроме одного вольноотпущенника и одного старшего центуриона,
свадьбу которого он с Агриппиною сам почтил своим присутствием.

Комм:
Про гнусности императоров и начальников всех рангов и мастей можно было бы написать совершенно неподъемную по размерам книженцию. В тысячу Библий размером (из самой Библии тоже можно кое-что взять). Будь такая книга написана талантливо, доходчиво, мир бы перевернулся?

Но какие-то бульварные варианты наверняка уже сейчас существуют в изобилии - посмаковать гнусь и простому народу хочецца, многие и из народа могли бы красоваться в короне из говна…

Правда, у нормальных людей к власти иммунитет – ни Путина, ни Горбачева, ни Хрущева она не испортила…

Инет:
В XVII веке в Персии покойников секты аврамлян ставили вертикально около мечети на некоторое время, и только затем хоронили

Комм:
Последний шанс воскреснуть?!
 
3 книга:
Завидев женщин, он, не выдержав, увлекся и спустился со своих таинственных творческих небес на всем нам известную землю. Он проповедовал им любовь, но лишь единицы вполне доверились ему -  еще тысячам он нравился и т.п.,  но это уже было не то, попахивало иным уровнем развития. А остальные вовсе им не интересовались и, в итоге, они-то и распяли его, каждая на своей кровати, принуждая к воскресению после всех своих бесконечно смертоносных соитий...

Комм:
У тела истинный голова – член; когда верхняя голова пытается что-то придумать для тела, то получаются только холодные чертежи; на самом деле, телу никто не может угодить, кроме члена (а духу никто не может угодить, кроме головы – хотя член под видом «фаллоцентрической культуры»  и пытается вмешаться, все испачкать). Чрево – на втором месте, хотя это место ближе душе (которая в нашей крови…) Т.е. насыщая чрево, мы угождаем не столько телу, сколько душе (отсюда и тотальное переедание, протест тела против собственного чрева…)

2 книга:
И он не пытался овладеть чужими душами или сковать их – пытался зажечь  и сделать подобными себе. Даже крестил, тавро свое ставил мало. Это и других апостолов имел в виду Павел, когда писал о Моисее: «то служение даже не оказывается славным перед этим служением»; и: «если служение смертоносному тавру столь славно, то сколь славнее служение животворящему духу».

Комм:
В водное крещение «христиане» веруют много больше, чем в Святое Писание – хотя, как и любой ритуал,  оно есть смерть христианства и рождение очередной религии. Можно давать себе зароки не грешить, можно ритуально смывать с себя грехи водой, вином и чем-нибудь еще, можно метелкой выметать нечистую силу из дома – все это мертвому припарки: и жизнь и смерть, с ней соединенная, возьмут свое, как вода отыщут дырочки… Более того, превратишься в фарисея и  худшего урода: потому как признаться в своей неудаче будет в лом (ведь про дырочки знает только вода, пока совсем не расхлябался)

ЦИТАТЫ, Светоний:
Незачем перечислять подробно мелочи - удержанные награды,
отмененные приговоры, тайно исправленные или явно подложные указы о
назначениях. Но даже Аппия Силана, своего тестя123, даже двух Юлий, дочь
Друза и дочь Германика он предал смерти, не доказав обвинения и не выслушав
оправдания, а вслед за ними - Гнея Помпея, мужа старшей своей дочери, и
Луция Силана, жениха младшей124. (2) Помпей был заколот в объятьях любимого
мальчика,

Комм:
Гнея не жалко, однако – а может и остальные вполне судьбу свою заслужили… Вообще, раз ебарь, то уже смерти достоин, потому как всякий ебарь – убийца, как ножом остервенело тычет своей палкой…

Инет:
По информации от Н. Я. Бичурина в XIX в Китае «по окончании большого одевания кладут покойника в гроб лицом кверху и накрывают одеялом. Боковые в гробе промежутки наполняют мягкою писчею или хлопчатою бумагою, а сверху накрывают красною шёлковою материею, которая называется гробовым покрывалом. Гробовую крышку прибивают деревянными гвоздями, а пазы замазывают лаковою замазкою, что называется замазывать пазы. Перед гробом ставят опрокинутую лоханку, а под нею кантарную гирю, которая называется гнетом, в том смысле, что она придавляет, то есть уничтожает искушения (Как то: умерший не может вставать и проч.)… Покойников погребают в течение седьми седьмиц, или ста дней. Но если в продолжение сего времени не найдут удобного места для похорон, то строят в избранном месте хижину и в ней ставят гроб. Это называется на время поставлять»

Комм:
Похоже на упаковку товара; китайцы ведь классные упаковщики…

3 книга:
«Старик Авраам и старуха Сарра зачинают сына...» Нет, это зрелище слишком ужасное – словно бы саму смерть заставили родить!  Исторгли, вырвали некоего младенца Лазаря. Случайно ли то, что Бог хотел убить его на жертвеннике. Сухая палка потыркалась в сухом сене и явилось чудо! Опять зачатие получилось непорочным. (Впрочем, еще Адам возник из какого-то абсолютного праха…)

Комм:
У евреев старцы значат гораздо больше, чем молодежь (как и у любых горных народностей, собственно) – и это причина, почему такие народы неизменны в истории…

И все-таки, как родила старуха? И кого она могла родить?! Причем, она была племянницей Аврааму! Назвала сынка «Смех» только ли по причине собственного смеха (мол, ну мы и даем, бабы)

В общем, уж кому-кому, а евреям надо бы верить в чудеса (кругом смеется и скрежещет их неверие)

2 книга:
Есть ремесленники /добиваются большого буквального сходства/ - это отчасти искусство, есть Д. и компания – это собственно искусство, и есть я – это жизнь, не искусство и не ремесло. Продавать можно либо как искусное ремесло, либо как умное искусство /при том, что ремесло очень трудоемко, а искусство смертельно ядовито/. Художник-ремесленник ничем не отличается от столяра – стол тоже может быть более или менее искусным и нет предела совершенству. Искусство – это всегда гимн смерти.

Комм:
Искусство было порождено потребностями знати, а знать – явление явно смертоносное… Потом разбогатело и мещанство, у него тоже образовались свои потребности – и свое искусство - но и мещанство смертоносно по-своему (а иначе бы не разбогатело!) Наконец весь остальной плебс прибежал в магазины, на дешевые распродажи, причем иные хотят выглядеть как солидные мещане, а иные гордятся своим демократизмом… В общем, жизнь на этот рынок могла пробраться лишь по воле автора; могла слегка просвечивать с той стороны стекла, в надежде, что тупицы (которых с тем же основанием можно звать и мертвецами)  не обратят на эти мелочи особого внимания… (и то сказать, какая-такая «живая» картина выиграет, к примеру, у живого попугая?!)

ЦИТАТЫ, Светоний:
Пытки при допросах и казни отцеубийц заставлял
он производить немедля и у себя на глазах. Однажды в Тибуре он пожелал
видеть казнь по древнему обычаю, преступники уже были привязаны к
столбам, но не нашлось палача; тогда он вызвал палача из Рима и терпеливо
ждал его до самого вечера. На гладиаторских играх, своих или чужих, он
всякий раз приказывал добивать даже тех, кто упал случайно, особенно же
ретиариев. Когда какие-то единоборцы поразили друг друга насмерть, он тотчас приказал изготовить для него из мечей того и другого маленькие ножички. Звериными травлями и
полуденными побоищами увлекался он до того, что являлся на зрелища
ранним утром и оставался сидеть даже когда все расходились завтракать.
Кроме заранее назначенных бойцов, он посылал на арену людей по пустым и
случайным причинам - например, рабочих, служителей и тому подобных, если
вдруг плохо работала машина, подъемник или еще что-нибудь.
Даже в первые дни правления, стараясь показать себя простым и доступным, он
решался выйти на пир только под охраной копьеносцев и с солдатами вместо
прислужников, а навещая больных, всякий раз приказывал заранее обыскать
спальню, обшарив и перетряхнув тюфяки и простыни. А впоследствии даже те,
кто приходил к нему с приветом, все до одного подвергались строжайшему
обыску

Комм:
Это всего лишь Клавдий, не Нерон или Калигула… Еще там говорится, что он жрал в три пуза, драл в три *** и прочая и прочая – и был при этом трус…

Инет:
На Кавказе, у некоторых народов, с глубокой древности и до 20 века, был обряд воздушного погребения

Комм:
В камни зарывать трудно…. Покойник гордо реет, его хищные птицы клюют, его жара сушит или снег заносит… (Не из-за кинокамер ли отказались от своих обычаев?)

3 книга:
Эстетика - это клеймо, печать, замок, которые должны быть разрушены. Разрушение эстетики откроет смерть и ужас перед смертью -  и неподчинение ей, борьбу с ней - и победу над ней. Разрушение эстетики упразднит богатство, отравленное убийственным ядом…

Комм:
Да, разрушение эстетики – это разрушение понятий, что является богатством, а что нет. Вся эстетика в конечном счете сводится к гладким завитушкам! Когда-то эти завитушки еще вполне символизировали жизнь, растения, лианы, но последние тысячелетия их впору делать только из железа… Их воспроизведение и ныне говорит лишь о том, что люди как звери – и тоже не  хотят выходить из древнего леса!

Стоп: в нашу эру завитушки уже не в лес ведут, а в спальню – другие джунгли! Подражают чьим-то очень юным телесам… (В духовную эру примутся подражать мозговым извилинам?!

Завитушки как рябь на воде – их так много, что они могут покрыть  всю площадь, прожужжать все уши; и их легко производить – т.е. это эффективный способ заслониться от смерти. Если же уценить их до… макарон или обоев (хотя последние нынче крепнут…), или той же ботвы  - то что от такой защиты останется…

2 книга:
«Даже известным писателям после их смерти есть место лишь на тесной, тесной полке и надо быть достаточно плоским, чтоб «сосуществовать»; а из остальных людей, вон, растут трава и деревья /что-то они сегодня беспокойны на ветру/».

Комм:
Интернета новые – виртуальные, а значит, и духовные – просторы (говорят, вояки для своих мерзейших нужд его изобрели, но жизнь вдруг, как воздух и вода в пустую емкость, туда как хлынула!)

Не верили в жизнь и зря ужимались многие…

ЦИТАТЫ, Светоний:
Некоторые же передают, что
сперва он впал в беспамятство, потом от переполнения желудка его вырвало
всем съеденным, и отраву ему дали вновь - то ли подложив в кашу, будто ему
нужно было подкрепиться после рвоты, то ли введя ее с промыванием, чтобы
этим якобы облегчить его от тяжести в желудке.

      Смерть его скрывали, пока не обеспечили всё для его преемника.
Приносили обеты о его здоровье, словно он был болен, приводили во дворец
комедиантов, словно он желал развлечься. Скончался он  на
шестьдесят четвертом году жизни и четырнадцатом году власти

Комм:
Любая цивилизация порождает чудовищ по той же причине, по которой в закрытых бутылках заводятся джинны…

Инет:
В древние времена грузины не зарывали в землю тела умерших, а выставляли оные на деревьях, что самое доныне видят у абхазцев. логично предположить, что это пошло от колхов и распространилось по всей Грузии.

С северной стороны, ближе всех (к мингрельцам), живут те кавказцы, которых Турки называют абазами (Abassas) или абкассами (Abcasses). Между прочими обычаями этого народа замечательно то, что они не погребают, ни жгут тела покойника, а кладут труп в выдолбленный ствол дерева, который служит гробом. Последний с молитвой привязывают виноградной лозой к высочайшей ветви какого-нибудь большего дерева. Они привешивают также оружие и одежду усопшего, а чтобы послать на тот свет коня, гоняют его во всю прыть от этого дерева до тех пор, пока тот не околеет. Если он издохнет скоро, то говорят, что хозяин любил его сильно; если же, напротив, он долго не издыхает, то говорят, что покойник этим показывает, как мало заботился о нём.

У них (у черкесов) есть обычай класть убитых молнией в гроб, который потом вешают на высокое дерево. После того приходят соседи, принося с собою кушанья и напитки, и начинают плясать и веселиться, режут быков и баранов и раздают большую часть мяса бедным. Это они делают в течение трех дней, и повторяют то же самое каждый год, пока трупы совершенно не истлеют, воображая, что человек, пораженный молнией, должен быть святой.

Комм:
Все черкесы выбегают под молнии?!
 
3 книга:
Научившись мертвых воскрешать, люди разучились детей рожать. Но никакой разницы: такого воскресшего тоже надо сначала обучить ходьбе и речи, а потом на какую-нибудь  службу устроить - работает столько же, так же, после чего благополучно впадает в детство и всасывается в смертоносные материнские утробы...

Комм:
И воскресшего, и воскресителя – всех захотят сожрать смертоносные служебные утробы….

2 книга:
Искусство убийства и искусство сваливания убийства на другого. Смерть от темных делишек сначала представленная как мирная смерть на нужнике, а затем как смерть в бою.

Комм:
Мазуччо – теперь с трудом отыскивается данный автор, совсем его закопали, а я уж и не помню, над чем он при жизни потешался… Наверно, как Рабле или… Боккаччо?  (мой наполовину дохлый интернет, мне мало помогает, иногда так тянет жилы, что, наверное, больше убивает…)

ЦИТАТЫ, Светоний:
вставал он всегда рано, еще до свету, и прочитывал письма и доклады от всех чиновников; затем впускал друзей и принимал их приветствия, а сам в это время одевался и обувался. Покончив с текущими делами, он совершал прогулку и отдыхал с какой-нибудь из наложниц: после смерти Цениды у него их было много. Из спальни он шел в баню, а потом к столу: в это время, говорят, был он всего добрее и мягче, и домашние старались этим пользоваться, если имели какие-нибудь просьбы.

Комм:
Завидный круговорот вещей в природе…

Инет:
характерным для дольменной культуры этих народов было «вторичное» захоронение лишь крупных костей и черепов (неоднократно обнаруженных археологами внутри дольменов), оставшихся после первичных «воздушных захоронений» на деревьях

Комм:
Все мелочишко сбросил – все равно же, шансов сохраниться нет; хребет бы выжил! (вспомнил, как Христос умолял руки лишиться…)
 
3 книга:
Ваше общество мне так же вредно, как моему ревматизму - болото, я заболеваю в нем болезнью, имя которой «смертельная скука»...

Комм:
Да, культура – это смертельная скука и перед религией (скучной смертью) ей превозноситься не стоит… Это выбор между поносом или запором…(Пока не нашел альтернативу, важно поддерживать правильный баланс!)

2 книга:
Подставил русский народ одну щеку Сталину, а вторую Гитлеру – поступил по христиански, потому и победил смерть, достиг вечности, укоренился в памяти…

Комм:
Впав в атеизм, русский народ попал в жуткую передрягу, наказан был не совсем по христиански, дай Бог, если половина уцелела, да и у той на весь век – шок и алкогольное затмение. Причем, все началось вовсе не с революции, а с 1–ой мировой войны (которую действительно христианские страны никогда бы не затеяли). Всю дорогу доили энтузиазм молодежи, не знакомой ни с Богом, ни со смертью и лишь те, кто до средних лет доживал, превращались в осторожных насчет таких материй мужичков (в старости обречены были грехи свои замаливать)

ЦИТАТЫ, Светоний:
Даже страх перед грозящей смертью не остановил его шуток: когда в
числе других предзнаменований двери Мавзолея вдруг раскрылись, а в небе
появилась хвостатая звезда, он сказал, что одно знаменье относится к Юнии
Кальвине из рода Августа, а другое к парфянскому царю, который носит
длинные волосы61; когда же он почувствовал приближение смерти, то
промолвил: "Увы, кажется, я становлюсь богом".

   недомогание усилилось, а холодной водой он вдобавок застудил себе живот.
 Когда же его прослабило чуть не до смерти, он заявил, что император должен умереть стоя; и, пытаясь подняться и выпрямиться, он скончался на руках поддерживавших его

Комм:
Похоже, этот император был большой шутник, причем юмор предпочитал, конечно, черный… (Я сам давеча едва копыта не откинул: грипп так ослабил организм, что при попытке пописать и попить я потерял сознанье и упал – но, к счастью, в последний миг успел сунуть под язык таблетку валидола… Без очков ее нащупал, среди множества лекарств… Какие-то мгновения, похоже, сердце совсем у меня стояло, я весь похолодел, покрылся потом, стало дурно, пол провалился из под ног…)

Инет:
В соответствии с традиционной религией мокшан, называемой мокшень кой, в древности умерших хоронили в лубе (кер), в который тело заворачивали и подвешивали на дереве; такое захоронение называлось урля или уркспря. Позднее стали хоронить на лесном кладбище (калмакужа). Из четырёх рядом растущих деревьев делали сруб и помещали его на образовавшиеся высокие пни. На срубе делалась крыша, внутрь помещали тело умершего в лубе. В период крещения калмакужат были сожжены. После этого погребение стало подземным.

Комм:
Воспользовались поводом, чтобы сжечь собственные все леса заполонившие могилы…
 
3 книга:
До смерти боялся, что придется стоять рядом с человеком и скучать, не зная, что сказать. Теперь научился чепуху молоть всегда, со всеми. Но буду - тайна. Мне будет интересно со всеми и это - тайна. Попробуйте-ка разгадать ее, мучительно перемолоть всё тело скучной чепухи, наверное, лишь  на пределе добираясь только до загадки…

Комм:
Боязливый и таинственный… (но какие-то свои понты научился кидать! Чего терять чепуховому человеку в чепуховом мире?!)

2 книга:
Смерть – как проявитель для фотопленки: здесь фотографируем, там увидим себя «как мы есть».

Комм:
Я сердился на свой грипп и что он мне чего-то там проявит, даже не надеялся. Сильный грипп – это коварная и злобная тварь, такая гадюка, тут надо себя очень правильно вести, без панибратства…

По видимости смерть действует по своим резонам – для нас они лишь вопиющий произвол -  и нас оставляет без всего… Ну что ж, не первый я, и не последний…

Иногда грубо нападки эти отгоняю, ведь грубиян обычно здоровяк...; рявкнешь на себя и словно нашатыря нюхнешь…

ЦИТАТЫ, Томас:
Учитывая уровень мышления "болотных убийц", для минимального морального
оправдания  своего  поведения  им  оказалось  достаточно  безобидной  версии
"Злоключений добродетели" Сада и научного труда о его месте среди  философов
восемнадцатого  века.  Хватило  бы  даже  десятиминутного  чтения  статьи  в
энциклопедии, следующей после  его  имени.

   Однако  лишенные  философии  Сада  убийцы  непременно  нашли   бы   ему
альтернативу. В аналогичном преступлении в Чикаго в 1924 году Леопольд и Леб
отыскали оправдание у Ницше. Известное изречение  немецкого  философа:  "Идешь  к  женщинам?  Не забудь их выпороть!" с убедительной точностью суммирует,  по  крайней  мере,
один из аспектов садовской мысли.

   Несмотря  на  восторженное  отношение  к  нацистскому  режиму,  этот   режим
приговорил бы убийц к смерти с  выражением  такого  же  омерзения,  с  каким
отнеслись к ним в Англии. И даже сам Сад отрекся бы  от  них  с  презрением,
которое выказывал мясникам, разделывающимся с женщинами и мужчинами в разгул
Террора. Подобные преступники пролетарского происхождения у него,  человека,
остро ощущавшего свое социальное  происхождение,  ничего,  кроме  презрения,
вызвать не, могли.

Комм:
Давайте друг друга презирать – а после давайте друг друга убивать… У нас в стране, к примеру, убийцы из низов разделались со всеми маркизами (и без изречений не остались!)

Инет:
О вестнике смерти говорят, что все его существо покрыто бесчисленными глазами. «Талмуд приводит метафору: „Не смотри, даже если ты исполнен очами, как Ангел Смерти“, о котором сказано, что он — это глаза»(Авода Зара 20). И когда наступает время смерти, он приходит к больному и становится у изголовья с обнаженным лезвием, на острие которого висит капля желчи. Увидя его, больной от страха открывает рот, этим моментом пользуется ангел смерти и бросает умирающему в рот смертоносную каплю. От неё человек умирает, лицо его желтеет и весь он разлагается.

Комм:
Перед Всевидящим невозможно оправдаться; мы, жалкие двуногие, двуглазые должны испаряться в присутствии Его… Вот только Всевидящим является и ангел жизни, он может биться за тебя…
 
3 книга:
Причудливый сторонник революции эволюции витиеватым сторонникам: «ослы моржовые, только при попытках революции возможна эволюция. Революция обречена на провал, но ее провал обрекает на успех эволюцию. Чистая эволюция -  такая же нулевая иллюзия, как и чистая революция, только времени отнимает ужасно много...»

Сторонник метафизического растворения философии определений сторонникам: «моржи ослиные, даже вы - существа смертные, вся эта земля смертная - на ней не нужно определять себя в качестве мишени; да и революция нужна не для того, чтобы застроить всё Кладбище домами…»

Комм:
Да, дома клепают как угорелые… (Пока болел, мне кстати, снился сон приятный: как будто все квартирки на этажах в одно пространство соединили, посредством сноса некоторых стен; всюду пустовато – не только почти без людей, но и почти без  мебели…; темновато, но приятно - т.е. отопление имеется, а электрического света, может, и нет. Мир почти потусторонний, но с чего-то же надо начинать?! Где-то же надо обитать последним людям – которым поневоле что-нибудь начать придется – но пока им нравится в полумраке на старых тахтах отдыхать…)

2 книга:
Такое желание жить, как если бы ты до этого был мертвый. …Рванешься, а мир не отпускает: «ты всё же не умер для меня» – тогда начинаешь желать этой смерти. И, может, кому-то удается умереть быстро, но я, например, уже много лет только хвораю.

Комм:
Весьма хворая 2-ая книга… (Уставал таскать огромную Библию, вот и хворал…; легче мешки разгружать, чем рассуждать о Боге вне канонов…)

ЦИТАТЫ, Томас:
Когда Саду  исполнилось  семнадцать,  за
покушение на жизнь Людовика  XV  с  сатанинской  изобретательностью  казнили
Дамьена. В конце жестокого истязания все увидели, что волосы  жертвы  встали
дыбом. Спустя несколько  часов  после  завершения  расчленения  тела,  когда
возбужденная толпа начала рассасываться, голова казненного поседела.  Судьбу
Дамьена можно отнести к исключениям лишь по степени выпавшего  на  его  долю
испытания, но не в принципе. Даже в условиях более мягкого  судопроизводства
Англии, закон требовал, чтобы восставшие якобинцы в 1746  году  подвергались
казни через повешение, "но так, чтобы смерть сразу не  наступала,  поскольку
тебя еще нужно было живого изрезать; вытащить внутренности и сжечь у тебя на
глазах".

Комм:
Садист в одном – садист во всем?

Инет:
Самаэль в образе «мала;х ха-мавэ;т», ангела смерти, представляет собой ужасную чёрную фигуру с зазубренным ножом, которая приходит только за грешниками. За праведниками же приходит ангел Гавриэль с идеально ровным ножом в руках и забирание им души праведников сравнивается с «кошерной шхитой», тогда как то, что делает Самаэль с грешниками, — это «шхита некошерная».

Комм:
Кошерные и некошерные сказки…
 
3 книга:
Милая, ты же теперь смертельно больной черный воробушек! Возможно даже, что твои чувства ко мне - это последняя надежда... И что же мне делать?! Как спасти?! Ты же не будешь принимать ни лекарства, ни пищу. Не любя, помочь  я, наверно, не в силах. Мне кажется только, что тебе нужно что-то очень веселое. Понимаешь, тебя отравили...

Комм:
Что-то веселое, бодрое, трам-пам-пам….

2 книга:
Не стыдишься того, что хочешь умереть, потому что гордишься тем, что уже не боишься смерти.

Комм:
Гордиться на том свете будешь, если все пройдет удачно… (Может, ты даже будешь образцовый чемпион по прыжку с этого света на тот?!)

ЦИТАТЫ, Томас:
На европейском континенте суды плотоядно оговаривали, что приговоренный
к смерти преступник не должен умереть до тех пор, пока не получит положенное
ему число "щипков" раскаленными докрасна щипцами или палач не переломает ему
предусмотренное количество конечностей. О тех,  кого  просто  обезглавливали
или  вешали,  говорили,  что  они  удостоились  "милости".  Когда   осуждают
литературные экзерсисы Сада,  то  редко  упоминают  о  его  неприятии  любых
наказаний, не способных вызвать нравственного преображения преступника,  или
о  выступлениях  маркиза  против  высшей  меры  наказания.

Комм:
Да, чернь всегда в чем-нибудь переплюнет аристократа…

Инет:
Ану;бис  — божество Древнего Египта с головой шакала и телом человека, проводник умерших в загробный мир. В Старом царстве являлся покровителем некрополей и кладбищ, один из судей царства мёртвых, хранитель ядов и лекарств.

Комм:
Лекарства лежат уже в царстве смерти, не удивляйся, если они тебе не помогут, если они тебя даже прикончат…
 
3 книга:
Снова голова выстрелила в душу и  в душе в ответ произрастает что-то. В душе пули становятся семенем. И только пули становятся, потому что в семени  должно быть энергии много... На одном поле и жизнь, и смерть стреляют, но жизнь претворяет, а на другом и жизнь, и смерть ведут себя мирно, но смерть притворяется...

Комм:
Вестерн посмотрел? Смекнул ковбой, но виду не подал, лишь что-то капнул, для отметки, в душу… Для ковбоя пули – почти те же мозги….

2 книга:
Растения ночью поглощают углекислый газ и  выделяют кислород: «смерть в нас, чтобы жизнь была в вас». Кто-то должен мучиться за грехи людей, чтобы могла зарасти нанесенная ими рана. Также: повышенная температура – это свидетельство борьбы с болезнью.

Комм:
Растения-подвижники: мучаясь, давясь, глотают по ночам всякое ядовитое дерьмо. Но вообще да, почему-то должен иметь человек и голову, и жопу – он явным кентавром сотворен, его смертность и греховность запрограммированы с самого начала, он как кусок борьбы, душераздирающих противоречий… - и пердежа…

ЦИТАТЫ, Томас:
степень ее физических страданий оказалась намного меньше тех,  которым
подвергались ее современники во время  стоматологических  или  хирургических
вмешательств, когда пациентов резали, "словно они каменные", не облегчая  их
боли анестезией, или  "прокалывали",  чтобы  выпустить  лишнюю  жидкость.  А
мучительные страдания, причиняемые ампутацией, были столь сильны,  что  поэт
Джон Драйден предпочел им смерть.

Комм:
Еще до ампутации можно уже полностью вымотаться от боли…

Инет:
Поэт Николай Олейников когда-то написал:
Живи, любимая, живи, отличная…
Мы все умрем.
А если не умрем, то на могилу к Вам придем.
Вот блестящий пример нормального отношения к смерти!

Комм:
Живи, любимая, живи, отличная, живи Столичная…
 
3 книга:
После смерти летит человек на небо и начинает пастись там вместе с облаками. Но т.к. там нет  травы, то дней через пятьдесят превращается человек не в труп, а в еще одно облако... (Потом он в каплях шлет нам послания свои, но мы их расшифровать не можем. А стремглав летит послание, наискосок, сквозь рваный ветер...)

Комм:
Умри я сегодня, я завтра же на том свете скандал устроил: что за бред, я же по поручению?! У меня же для темы смерти было безоблачное небо… Моего прилета – живым – с нетерпеньем ждут и на множестве других небес…

2 книга:
Увидел, как застреливаются – у меня  всё перевернулось и отнялись ноги. Хорошо хоть, что следом шла передача про женщину /Бичевская – какая фамилия неприятная/, ударившуюся в православие – тут всё было понятно и знакомо. Женщина приятная, но не прекрасная – от религии прекрасным не станешь. Ограниченная, жестковатая и занимающаяся, конечно, искусством, а не творчеством /только не светским теперь /впрочем, всякое искусство достаточно светско – не случайно и на ТВ пригласили//. Всё  прилизано и добротно - опять-таки, делает деньги на своих убеждениях, продает и свою русскость, и своё православие /и свою женственность/. …В итоге, спал плохо, продолжал и во сне малевать, спорить с женщиной и ужасаться смерти /и было ощущение, что не столько малевание, сколько споры спасали меня от движения к чему-то подобному, возбуждая жажду жизни.

Комм:
Я и сейчас прекрасно помню, что тогда увидел: бухой мужик играл в русскую рулетку… (А Бичевскую только по фамилии и знаю все 30 лет! Столько «звезд» развелось, что мне и за четвертью не уследить хоть сколько-нибудь подробно…)

ЦИТАТЫ, Томас:
Не  без  причины  герцог  Орлеанский  получил  название
"Филипп-отравитель". Регентом он мог стать только после смерти дофина, что и
случилось. Не мешало бы, чтобы умер и старший сын дофина,  что  вскоре  тоже
исполнилось. То  же  случилось  и  с герцогом  де  Берри.

Инет:
Итак, суть преступлений Джорджа Д. Смита состояла в том, что он женился, страховал жизнь своей жены, а затем топил ее в ванне, имитируя несчастный случай. Он успел проделать это трижды, пока не попал в поле зрения инспектора Скотланд-Ярда Артура Фаулера Нила.

В ходе расследования Артур Нил выяснил, что ни у одной из утонувших жен Уильямса-Смита-Ллойда не было на теле ни малейших следов насилия. Эксгумация и исследование внутренних органов также не говорили ни о чем подозрительном.
Тогда Артур Нил стал проводить эксперименты с опытными пловчихами. При любых ситуациях получалось, что невозможно опустить голову в воду в небольшой ванне без применения насилия. Но это значит, что должны были остаться следы!
Однажды, во время очередного эксперимента, инспектор схватил пловчиху за ноги и дернул на себя. Она мгновенно ушла под воду и потеряла сознание. Полчаса потребовалось после этого инспектору и помогавшему ему сержанту, чтобы вернуть пловчиху к жизни. Едва не погубив человека, Артур Нил раскрыл секрет Джорджа Смита. Научную сторону вопроса блестяще обосновал эксперт Бернард Спилсбери, и 30 июня 1915 г. при огромном наплыве публики (в основном, одинокие женщины) Джордж Смит был приговорен к смертной казни через повешение.

Комм:
Мужик был хитрый – настоящий англичанин… Бабы просто захлебнулись – тем более, что от удивления, наверное, дополнительно открывали рот… Вот и вся «научная сторона вопроса» (т.е. эксперт тоже прохиндей, а сам инспектор жуткая дубина и несомненно должен быть уволен…) Насчет «пловчихи» тоже наверняка соврали для красного словца – настоящую пловчиху ни в ванне, ни в океане, как ни дергай, не утопишь…

Жизнь была совсем другой сто лет назад – что ж, совсем другой станет и смерть (меньше ее точно не станет…)

3 книга:
Безумные Кассандра и Володя Высоцкий: «цивилизация примет смерть от коня своего, красота ее окажется смертельно ядовитой»... - и все души белые в итоге станут серой пылью на заброшенных дорогах. «Ждите, когда на  них завиднеются грузовики с новыми людьми!»            

Комм:
Приснилось нынче странное начало ядерной войны: кто-то взорвал, допустим, Лос-Анджелес – а не сознается. Кивает, допустим, на Иран. Мол, смонтировал заряд прямо на месте, вот ничего и не увидели радары. А это просто наши научились так безбашенно летать… В итоге, паника, надо и спасаться и решать, кого же убивать. В России-то и так тайга да тундра, а нам, американцам обидно свои картинки с выставки терять – размен неравноценный! А китайцев целый миллиард – кто столько народу решится укокошить? Предел бессовестности пока в пределах миллиона… (В итоге, все-таки случилась глобальная война и всю планету словно дустом посыпали – одна лишь Африка осталась процветать… Или вовсе – одна лишь Австралия с Новой Зеландией – не случайно же Господь их расположил  в сторонке… И вновь сбылось грозное пророчество: первые будут последними, а последние – первыми… Возможно еще какие-то случайные анклавы уцелеют, возможно американцы не все ракеты успеют раскидать или наши кого-то возьмут да пожалеют… Или не наши, а американские негры за штурвалами грозных самолетов: пошлют их в ту же Африку, а они по дороге отвернут и сбросят все в пустыню…)

2 книга:
Живу с поселившимся во мне даром смерти и не умираю, что, конечно, великое чудо; побеждаю ее, только нет «разгрома» /как мечталось в революционном романе/.

Комм:
Да, я как конструктивный немец отнесся к поселившейся во мне русской тоске. Песен петь не стал, пить не стал… - а ведь из инструментов под рукой была одна лишь простенькая протестантская вера… С удовольствием, без всякой тоски я бы прожил в России лишь в идиллической деревне без помещиков и даже мироедов… Весь местный научно-технический прогресс для меня из серии «русская тоска порождает чудовищ» (начиная с обычного панельного дома…)

ЦИТАТЫ, Томас:
Когда сцена завершилась, Сад извлек хрустальную шкатулку, оправленную в
золото. В ней находилось несколько лепешек засахаренных анисовых  семян.  Он
уговорил девушку взять одну из них. "Сладости, - сказал  маркиз,  когда  она
проглотила семь или восемь штук, - имеют ветрогонный эффект". Далее он хотел
посмотреть, как Латур займется с ней анальным половым актом, или  попытается
сделать это сам. Согласно заявлению девушки, сие предложение вызвало  у  нее
бурю негодования. Закон не предусматривал наказание за то, что она позволила
себя высечь, но отдаться кому-либо способом,  предложенным  Садом,  означало
подвергнуть себя смертельной опасности, так как  по  закону  такое  действие
каралось высшей мерой.

Комм:
Старомодный разврат, да еще и с такой угрозой для собственной жизни… Бабы могут ведь шантажировать…

Инет:
Трехлетняя девочка сломала шею на горке
По одной версии, девочка слишком быстро скатилась с горки и ударилась головой. Согласно другой версии, причиной трагедии мог стать шарф, который зацепился за горку, когда ребенок начал скатываться вниз. Нет сомнений только в одном - смерть была мгновенной.
"Я увидела, что Аня выезжает из трубы уже бледная, - рассказала Life News воспитательница младшей группы, в которой числился ребенок. - Я ее схватила на руки и понесла к врачу, но было уже поздно".

Похожий инцидент произошел около недели назад в магнитогорском аквапарке. Пятилетняя девочка, скатившись с горки, ударилась головой о стоящего рядом с аттракционом мужчину. Ребенок погиб на месте.

Комм:
Смерть ближе, чем кажется…; смерть, может быть, караулит…; игры с детьми иногда похожи на работу саперов – тоже ошибаешься один раз. Хочется доставить им особое удовольствие, а во все особое подмешан риск смерти…

3 книга:
Сейчас согрешить так трудно, все грехи не к смерти, потому что  смываются первой же волной светлого утра...

Комм:
Ах, лето – это жизнь и любовь, а зима – испытание смертью и ненавистью (в другом разрезе может быть обратная картина! Летом я до смерти надрываюсь, а зимой всю любовь мне с успехом заменяет простая настольная лампа…)

2 книга:
Всем нам надо победить смерть во время своего жизненного поприща, а не «покоиться» в каком-то помойном отстойнике. Провалы всех моих «начал» – это не выдерживание этого упорного распятия. Мы всё время полулежим, полуслепые, вечно пребываем в эмбриональном, рассеянном и развлеченном состоянии.

Комм:
На горе народное все помойки теперь снабжены телевизорами (казалось, мир пропал? Но жизнь не могла допустить такого перекоса – и появились совсем другие, снабженные настоящим разумом экраны…)

ЦИТАТЫ, Томас:
В Париже наконец подписали приказ об  аресте  Сада  и  его
заточении  в  Пьер-Ансиз.   Документ   датировался   16   декабря,   и   его
незамедлительно привели в действие. Необходимая подготовка была  произведена
в Париже, несомненно, не  без  активного  участия  мадам  де  Монтрей.  Она,
вероятно, также внесла материальный  вклад  в  операцию,  стоимость  которой
обещала вылиться в сумму более восьми тысяч ливров.  Полицейского  адъютанта
из Парижа, господина  Гупиля,  сопровождал  отряд  всадников  из  Марселя  с
четырьмя констеблями.

   "Приготовили лестницы, и стены шато были взяты штурмом.  Они  ворвались
со шпагами и пистолетами в руках. Именно в таком виде полицейский адъютант и
предстал перед истицей. Понадобившиеся ему для этого усилия спровоцировали у
него вспышку ярости, которую он и не думал скрывать. Страшно  ругаясь,  и  в
самых непристойных выражениях полицейский потребовал сказать, где  находится
господин де Сад, муж  упомянутой  истицы.  Кто  способен  описать  состояние
женщины в столь ужасном положении? Ее  глаза  видели  настоящее  варварство,
душу одолевал то ужас, то страх. Она понимала, что все происходящее является
делом рук ее матери...

   Упомянутая истица сказала, что мужа здесь нет. Это послужило сигналом к
необузданной развязности. Мужчины разделились на группы. Одна часть охраняла
подступы к замку, вторая с оружием в руках обшаривала каждый угол помещения,
в любую минуту готовая сломать любое оказанное ей  сопротивление.  Для  этой
цели специально подготовили особые приспособления, и одно из  них,  железный
лом, выкованный в Боннье, для взламывания дверей и  крушения  мебели,  можно
было увидеть в руках одного из констеблей.

Некоторые из них признавали, что явились туда  только  для  того,  чтобы  по
приказу мадам де Монтрей привести в исполнение смертный приговор. Каждый  из
них должен был "выпустить в него по три пули и доставить ей тело".

Комм:
Думаю, Сад был местным чудаковатым педофилом – и сейчас полно таких в любой стране… И от нашей порнушки он бы просто обалдел! (как и всякий обалдевает поначалу)

Инет:
В Шарм-эль-Шейхе во время катания на водном аттракционе погибла 26-летняя жительница Санкт-Петербурга Ярославна Федорова, работавшая аниматором, сообщает "Комсомольская правда". Трагедия произошла 15 декабря. "Знакомые ребята предложили покататься. Она с другими аниматорами согласилась. Сначала все шло нормально. Потом водитель катера резко повернул - "ватрушку" занесло, и она столкнулась с катером. Яся не удержала равновесие, упала и ударилась головой о борт. По словам подруги Гали, она просто плавала в лужи крови", - рассказала мать погибшей Татьяна Кудряшова.

По информации "Двина Информ", вместе с Федоровой на "ватрушке" находились две ее подруги. Одна из них при столкновении также упала в воду и получила серьезные травмы. Третья девушка не пострадала и 18 декабря вернулась в Санкт-Петербург.

Сейчас родственники и друзья Ярославны Федоровой собирают деньги для транспортировки тела из Египта на родину, передает TourDom.ru. По словам близких погибшей, страховки у девушки не было. Она уехала в Египет девять месяцев назад по туристической визе и осталась работать аниматором. "Ярославна официально не была оформлена, да и зарплату она толком не получала, сменила за все это время пять отелей, но только в последнем ей стали платить какие-то деньги", - рассказала подруга погибшей.

На странице Ярославны Федоровой "В контакте" друзья и знакомые оставляют теплые слова и соболезнования родным девушки. "Яркая и солнечная, добрая, нереально красивая и счастливая - такой ты останешься навсегда в моей памяти. Мне очень жаль... Такие люди не должны уходить, безумно больно терять солнце!" - написала пользователь Дарья Тербова.

Напомним, похожий случай произошел 19 сентября 2011 года. Жительница Твери, 27-летняя Светлана Кокунова, во время отдыха в египетском Шарм-эль-Шейхе, получила серьезную травму во время экскурсии на яхте. Девушка нырнула и под водой столкнулась с другим человеком. В результате у нее сместились позвонки, девушку тут же парализовало, и она всплыла спиной вверх.
Россиянку из воды вытащили друзья, с которыми она приехала отдыхать. По словам свидетелей, экипаж яхты был пьян, а на борту судна не нашлось аптечки. На берегу береговой охраны или кого-то, кто мог бы помочь доставить Свету в больницу, тоже не было. В итоге девушку пришлось везти в клинику ее друзьям. Там ее прооперировали, однако медики считают, что ходить она уже не сможет.

Комм:
Солнце башкой об борт за маленькие деньги… За компанию часто приходится принимать участие в диких и опасных развлечениях, допустим, с пьяным водилой за рулем…
И столкновение при нырянии – это типичная опасность; я сам в аквапарке этого все время опасался…

3 книга:
А я живу  после хаоса и они в ужасе - им кажется, что  созидаю свой мир прямиком на атомной бомбе. Чернозем это, а не бомба, мир пуст и тучен после стольких смертей и жизнь из этой земли прет взрывообразно. Земля есть хаос и взрыв, кто этого не понял, тот не живет, а только желает укрыться...

Комм:
Надеюсь, за смелость и первопроходство скостится мне хоть сколько-то грехов… Я наломал дров, потому что всюду гонял один и тот же экскаватор – а он не для всех делов годится, впору…

2 книга:
«Много хочу сказать вам, но вы не можете вместить» – но и Он не в состоянии это многое высказать, находится в муках косноязычия и отстраненности от нашей жизни. Т.е. преобладает монолог. Ученики только  присутствуют – они мало чему научились от Него, мало что поняли – не случайно разбежались перед Голгофой. «Лучше для вас, чтобы Я ушел…» Странность, нелогичность и иррациональность душевного Бога. «Душа Моя скорбит смертельно»…. Тут действительно нужна вера, потому что воистину «кто может это слышать! Такие странные речи!»

Комм:
Открытые праведники, если не являются представителями местной религии, в толпе долго не живут….

Христос явно был недостаточно проповедником – а иначе не понадобился бы Павел. Ведь с каждым словом выходит сила – а у Него не было ее излишка, Он и так с трудом оставался Богом (и воскрес или с помощью ангелов или с очень большим трудом…)

ЦИТАТЫ, Томас:
Что касается Венеры Медичи, он не  спеша,  с  фетишистским
наслаждением описывает прелести ее груди и ягодиц. Но с неменьшим  восторгом
рассматривает маркиз и восковую фигуру девушки, которую можно вскрыть с тем,
чтобы  исследовать  анатомию.    Особое  впечатление  произвела  на
него серия фигур, изображавших процесс разложения человеческого  тела  после
смерти и до полного исчезновения. Эта  тема  без  конца,  если  не  сказать,
навязчиво, муссировалась в "Жюстине" и "Жюльетте".   С  восхищением
любовался он  гермафродитом  античного  мира  и  Приапом,  на  котором,  как
напоминал он Рене-Пелажи,  благочестивые  дамы  античности  могли  посидеть,
чтобы выразить свое религиозное рвение.

Комм:
В Античности Бог – со своими моралями -  вообще никому не являлся, поэтому им пришлось выдумать себе всякие мифы-пустышки и, живя чуть ли не в содомском грехе, все время что-то мямлить про «доблесть»…

Инет:
Инцидент произошел 13 октября недалеко от рынка в городе Фошань на юге Китая. На видеозаписи, сделанной на месте происшествия, видно, как девочка начала переходить дорогу, но на что-то отвлеклась и попала под колеса маршрутки. Водитель скрылся с места происшествия, а другие машины просто объезжали истекающего кровью ребенка. На тот момент у девочки были серьезно повреждены ноги, но ее еще можно было спасти.

Потом на дорогу выехал грузовик и переехал китаянку двумя колесами. За это время мимо пешком и на автомобилях проследовали почти два десятка человек, и никто не остановился, чтобы помочь. Только женщина, собиравшая мусор, оттащила девочку на обочину и поспешно ушла. Судя по видеозаписи, она даже не вызвала "скорую", это подтверждают и некоторые СМИ, другие же сообщают, что врачей позвала именно эта женщина. Продавцы близлежащих торговых палаток рассказали, что из-за дождя, который барабанил по крышам, не услышали, что случилось.

Позже на место происшествия прибежала мать, которая во время аварии ходила в магазин. Двухлетнюю китаянку Юи Юи госпитализировали в местную больницу в глубокой коме. Накануне самочувствие девочки резко ухудшилось, медики констатировали смерть мозга. С этого момента ее жизнь поддерживал аппарат искусственного дыхания.

Видеозапись происшествия попала в эфир местного телеканала. В результате тема стала самой обсуждаемой в популярном китайском микроблоге Weibo. Случившееся возмутило интернет-пользователей по всему миру. Но еще больше шокировала причина этого "всеобщего безразличия" китайцев.
Водитель микроавтобуса, объясняя свое поведение журналистам, пояснил: "Ее смерть мне стоила полторы тысячи долларов. Но, если бы она выжила, мне пришлось бы заплатить в десять раз больше", - заявил шофер. Дело в том, что, по китайским законам, если гражданин спас человека, то должен оплатить половину медицинских услуг, которые будут оказаны пострадавшему. Именно поэтому прохожие и водители старались даже не смотреть на пострадавшую.

Блогеры назвали случившееся "позором Китая". Инцидент поднял вопрос о доступности медицины и других социальных гарантий в Китае. В результате к расследованию происшествия спешно подключилась Компартия Китая. Опасаясь общественных волнений, чиновники взяли дело на особый контроль и потребовали осудить виновников (имея в виду водителей маршрутки и грузовика) по всей строгости закона.
Власти Фошаня решили выплатить женщине-дворнику по имени Чен премию в размере $1570. Еще $7,5 тыс. получат родители погибшей. Сообщается, что они являются бедными трудящимися-мигрантами. Кроме того, власти провинции Гуандун, где произошла трагедия, решили принять закон, обязывающий очевидцев аварий оказывать помощь пострадавшим. Также комитет провинциального правительства по политическим и правовым вопросам комитета провинциального правительства обсуждает меры, которые бы привили китайцам "социалистическую мораль".
Водители маршрутки и грузовика, которых удалось найти благодаря записям с камеры наружного наблюдения, уже арестованы. Сначала они заявляли, что не заметили маленькую девочку на темной улице. Один из виновников даже пытался откупиться от отца погибшей деньгами, но позже на допросе признал свою вину. Он рассказал, что в момент аварии разговаривал по телефону и поначалу даже не понял, что произошло. Когда же увидел пострадавшую девочку, решил скрыться от ответственности. Тем более никаких свидетелей рядом не было.

Комм:
А расходы по-прежнему спасители будут оплачивать?! Странная у китайцев логика… Явно же расчет на то, чтобы в больницы «кого попало» не возили…

3 книга:
Жизнь наоборот - всё так запутано, что нужен полный жизни срок, чтобы разобрать тот факт, что при рожденье умер... И скрыть его? Впрочем, перед смертью все признанья спишут на аффект...

Комм:
Разобрать тот факт, что уже детский сад – это наша первая армия, первая служба… Вся жизнь в щелях – на переменках, в курилках, вечерками; или же напротив ранним утром…

2 книга:
Ужасная боль: «я – ничто». Павел: «я преодолел ничто и победил смерть» – а вот я не победил, и за 5 копеек /цена автобусного билета/ пойду на нечистое дело. «Ну как не взять, если это в крови».

Комм:
Настолько бесперспективная жизнь, без каких-либо благодарностей, что в ней даже потенциальные праведники по мелкому пакостничают – ведь отказ от пакостей не откроет перед тобой никаких светлых перспектив… (анекдот, конечно - в духе Достоевского…)

ЦИТАТЫ, Томас:
начал пьесу, в которой намеревался показать,  чем  должен  заниматься
"философ-атеист". Называлась она "Диалог между священником и  умирающим".
добродетельный безбожник на смертном одре, отвергающий  утешение  религии  и
"суеверие", стал уже своего рода клише в просветительской  мысли  эпохи.  Не
проявил Сад оригинальности и в том, что позаимствовал  рассуждения  Ламетри,
дабы показать жизнь как механистический процесс.

Комм:
Да, этот Сад – всего лишь механическая кукла… А еще он напоминает Дон Кихота, только он прославлял Прекрасную Даму не целиком, а местами…

Инет:
. Кларк Стили пришел к Дональду Мейеру, чтобы исполнить решение суда о конфискации у семьи имущества за долги, сообщили местные СМИ
Мужчина, не желая расставаться с имуществом, пригрозил полицейскому автоматической винтовкой. Страж порядка выстрелил. Пуля попала мужчине в руку, но прошла навылет и ранила его дочь.
Вскоре от полученного ранения девочка скончалась. Ее отец госпитализирован в медицинский центр, его жизни ничего не угрожает.

Мейеру предъявлено обвинение в нападении при отягчающих обстоятельствах. Он задержан без права выхода под залог. В пятницу, 15 января, состоятся предварительные слушания.
Судебные документы показывают, что мужчина задолжал арендодателю $1780. В государственной полиции рассказали, что Мейер знал об извещении по выселению, которое придет в понедельник, 11 января, поэтому появление полицейского "сюрпризом" для него не было.

Будут ли предъявлены обвинения полицейскому, пока не известно. Начато расследование произошедшего.
"К сожалению, констебль был поставлен в такую ситуацию, когда он был вынужден защищаться. Маленькая девочка просто случайно оказалась позади своего отца в это время", - заявил представитель полиции.

Комм:
Кто тут больший дебил, папаша или фараон, вопрос – лучше бы они застрелили друг друга, а девочку оставили…
 
3 книга:
Всех ломают похоть, пьянство, злоба и корысть. Мы все сотни раз опущенные - приходилось и затыкаться, и врать,  и бояться. Наша слабость переполнена лукавством, наши дела – суетой, а наш покой - пустотой… (Вот, на небе все пустые и мертвые планеты удалены с глаз долой навсегда и напрасно тужатся ****уны-космонавты, мечтая их навестить после смерти...)   

Комм:
Космонавтов я возненавидел из-за рыжего Леонова – такого дурака Вселенная еще не видела! Первым космонавтам ведь нужен был не ум, а железобетонное здоровье и готовность умереть…
Вообще, космонавтика, кроме спутников – это больше красивая бутафория (вакуум, наверняка, в 100 раз легче искусственно сделать на земле)

2 книга:
Служить Имени ничем не лучше, чем служить Букве закона. Как Буквы смертоносны, так и Имя ослепляет и рождает войны. Христос, по-моему, и не знал, как тут быть, как надо проповедовать миру…

Комм:
И имя – буквы, и законы – буквы; буквы – из дерева бук? Только смыслы и чувства преодолевают всеобщую смерть, причем без содружества друг с другом обычно весьма ненадолго… Смысл столбиком, чувство шариком…; залез на столбик, прихватив шарик – и, когда приспичило, перелетел с помощью шарика на другой столбик... (открыл таким макаром целую планету)
Я даже авторство  цитат не указываю, чтобы не умалить смысл (или чувство), содержащиеся в ней, совершенно не нужной бессмыслицей… Кто бы ни был автор (а это всегда вопрос, ведь человечество неохватно), ни смысл, ни чувство никому из людей на правах собственности принадлежать не могут…

ЦИТАТЫ, Томас:
Поскольку четыре  года
назад суд Экс-ан-Прованса вынес ему  смертный  приговор,  корона  прекратила
платить ему жалование наместника короля в  Брессе,  Бюжи  и  других  землях.
Налоги со своих владений ему приходилось взымать самому, правда, должники не
спешили рассчитываться с человеком, разыскиваемым законом. 

Комм:
Должники должны были  сдать его задницу…

Инет:
1988 году. На соревнованиях в Японии она поскользнулась на трамплине и врезалась головой в опорного коня. Джулиссу полностью парализовало, ее жизнедеятельность поддерживала реанимационная аппаратура.

Но на этом несчастья молодой гимнастки не закончились. Через несколько дней в госпитале, куда доставили гимнастку, из-за технической неисправности перестал работать аппарат искусственного дыхания, к которому была подключена Гомес. Это повлекло за собой серьезные мозговые нарушения и кататоническое состояние.

Семья Джулиссы заботилась о ней в течение трех лет. В 1991 году в Хьюстоне она умерла от инфекционного заболевания, ей было восемнадцать лет.

Комм:
На соревнованиях гибнут единицы, на тренировках – сотни; известных – единицы, неизвестных – сотни…
 
3 книга:
Идея урбанизма в создании такого гроба, в котором захотелось бы находиться уже при жизни. Жизнь, как и природа, расценивается как антисанитария и зеленая чума. Жизнь взывает к разуму, а смерть к порядку. Планируется спилить все безнадежные деревья и произвести даже рыб, птиц и животных, похожих на современных людей, гроба и города…

Комм:
Один компьютер возглавит смерть, а другой – жизнь и они будут друг для друга вирусами… Либо технари подчинят гуманитариев, либо гуманитарии технарей… Технарь – это всего лишь машина определенной категории,  работник на мировой фабрике… Вроде бы технарь обогащает своими техническими богатствами и гуманитариев? Только тех из них, кто уже сам превратился в мертвый предмет… Альтернатива всегда проста – она между изобилием красивых предметов и изобилием радостной жизни. Нынешнее увлечение туризмом – как попытка обрести второе в условиях, когда красивые предметы обернулись понтами… (В итоге имеем только двойные понты и  расходы…)
(Со всеми нынешними надо попрощаться, освободить планету для совершенно новых людей и отношений… Из нынешних в новый мир могут пройти только избранные, по особому отбору, да и то лишь после дополнительного обучения…)

2 книга:
Общественная жизнь – это всё равно, что жить не на реке, а в водопаде. Не случайно так толст еженедельный «Огонек» – «тем» так много…. Т.е. тут как со смертью: «меня нет и стоит ли тужиться, пытаясь  сделать общественным достоянием свою безнадежно частную жизнь?» И, конечно, теряется смысл в особом интересе к любому общественному деятелю и к любой общественной сфере как к чему-то самостоятельному /и футболисты – общественные фигуры!/.

Комм:
Да, водопад – это жизнь или смерть?!
Или водопад моих текстов – они создают общее направление, которое прежде всего и имеет значение…. Это как природа, которой обычно любуются все же в целом, на общем плане, а не каждым отдельным цветком, лепестком и листком…

ЦИТАТЫ, Томас:
К моменту прибытия маркиза в  Венсенн,  в  замке  содержался  еще  один
узник, дурная слава которого и литературная известность была под  стать  его
собственной - Оноре-Габриель-Рикети,  граф  де  Мирабо,  автор  "Эротической
библии", бывший на девять лет моложе Сада. При встрече они не испытали  друг
к другу чувства симпатии. Эти люди постоянно ссорились и дразнились. Позже Мирабо  в  письменной  форме  обличит  эту  систему, согласно которой члены влиятельных семейств, заручившись поддержкой  короля, могли заточать своих  беспокойных  родственников,  не  обращаясь  к  суду  и следствию.  Когда  он  оказался  в  стенах  Венсенна,  до  него  из  темноты сторожевой башни долетало эхо отчаянных криков других  заключенных,  которые
боялись, что "погребены заживо". "Ты обрек меня умирать медленной смертью, -
писал Мирабо отцу, - на жизнь, более страшную, чем любой смертный приговор".
В  последующие  двенадцать  лет  Сад  в  многочисленных  вариациях   сделает
аналогичное заявление.

Комм:
Дрочить ему это вряд ли помешало…

Инет:
В Волгоградской области двое подростков зверски изнасиловали и убили могильным крестом девушку, после чего тело растерзали бродячие собаки. Подростки связали жертве руки траурными лентами от венков
По данным медицинской экспертизы, Надежда Николаева жила еще несколько часов.
По подозрению в убийстве девушки арестованы однофамильцы Артем и Иван Котельниковы.

По словам свидетелей, молодые повсюду ходили с ножами и почти каждый день затевали на улицах села пьяные кровавые драки. 17-летнюю Надю Николаеву подростки заметили, когда она уже подходила к дому, возвращаясь от подруги.

Когда дочь не пришла, как обещала, в десять вечера, родители Нади забили тревогу. Стали звонить ей на сотовый, но абонент был недоступен. Девушку искали всю ночь. При расследовании выяснилось, что подростки настигли Надю почти у самого дома, свалили ее на землю сильным ударом кулака в спину, после чего поволокли ее в сторону заброшенного кладбища.

На кладбище преступники изнасиловали девушку и принялись ее избивать. В один из моментов Надя инстинктивно сжала в ладони золотой крестик, который носила с раннего детства, и начала молиться вслух. "Думаешь, тебя крестик спасет? - смеясь, спросил Артем Котельников. - От креста и умрешь!"
Выдернув из ближайшей могилы деревянный крест, преступники начали избивать жертву им по голове. Надя пыталась вырваться и умоляла о пощаде, однако насильники распотрошили венки, связали девочку траурными лентами и проволокой от искусственных цветов.

Когда сил у преступников бить уже не оставалось, они решили бросить девочку умирать, а сами пошли пить пиво.

На поиски убийц были брошены все силы районной милиции.
Было установлено спутниковое слежение за похищенным у погибшей девочки сотовым телефоном….

Комм:
Можно ли такое вместить? И ведь наверняка эти несовершеннолетние твари дешево отделались… Раз люди в целом пропускают такое, то все