932. Английские эскизы

Посвящается
Новосибирскому академическому симфоническому оркестру,
с 9 по 27 мая сыгравшему 14 концертов в гастрольном туре по городам               
Англии. С благодарностью V.Y. и R.V.


I. Bradford

Сырое раннебрэдфорское утро.
Спит графство Уэст. Но тот, кто держит путь
навстречу славе, должен не уснуть
и ноты чтить, как проповедь иль сутру,
где чопорность индустриальной гущи
смывает весь готический декор.
Вот ратуша и church, папье-минор
и Брэдфорд Вильям, город стерегущий.
Империя пестрит архитектурой
викторианских линий и столбов,
руинами былой мануфактуры
аббатства, сетью пабов и ларьков.

II. Leeds

Чем дальше в лес, тем толще йорк-терьеры
шахтеров Лидса по долине Эйр,
и железнодорожных арок веер
подчеркивает серость атмосферы,
ее прохладу липкого тумана.
Но, Северная Англия, хвала
твоим аплодисментам: ты жива,
старушка, в добром нраве и тщеславна —
у ратуши, опершись на колонны
коринфских костылей, своей мембраной
Чайковского внимаешь увлеченно
над трубами имперского органа.

III. Sheffield

Глянь, Шеффилд, на две тысячи мест зала
с овальным компонентом обозрения,
похожего по степени вращения
на черта колесо вблизи квартала.
Здесь человек — не полубог, а птица
Пеннинских гор, каналов Ливерпуля,
где в смену караула (аллилуйя!)
еще не поздно пересечь границу.
Но Брэдфорд ждет, играя в дартс и винной
(или невинной?) радостью впотьмах —
так укрощают в городах старинных
строптивых королев, не знавших страх.

IV. Edinburgh

Шотландия — зажатая струна
Средневековья в каменной симфонии,
застывшей между морем и агонией
полей желтушно-рапсового сна
с многообразием пастбищ и скота.
Немного угловата и горбата
(чего о ней не скажет эспланада
у замка Эдинбургского хребта).
Столица виски, ноющей волынки
и тупиков гранитного кашпо,
где Ашер-Холл в заглавном поединке
берет вдруг верх над Ашерами По*.

V. Newcastle upon Tyne

Ньюкасл-апон-Тайн: Millennium Bridge
с подмигивающим кошачьим глазом
вокруг оси над палубным каркасом
сворачивает хвост, что хоть мурлычь.
Постмодернизм вздымает к небу стекла,
где Саут-Тайн сливается с Норт-Тайн
под арками стальных мостов, и рай,
кажись, уж виден из хай-тек бинокля
отеля. Джорди пьют вишневый сок,
и англиканский Николас с собора
поглядывает на чужой смычок:
ему бы скрипку, а не вопли хора.

VI. Middlesbrough

Где виски — там студенты, поднажмем!
Gaudeamus! Университетский,
добротный Мидлсбро встретит не по-детски
пятнадцатиметровым бутылем,
аллеей из раскидистых дубов,
черемухой цветущей, стаей уток
(которых больше, чем британских будок
у Оклем Холла и туристских лбов) —
романтика, которая, увы,
сокрыта за мечтами гастролера
о сне и перелете из Москвы
до дома без сумы и транспортера.

VII. Warwick

«…я знал его, Горацио! Бедный Йорик!..» —
и то ли Гамлет, то ли дирижер
разбудит оркестранта, как бретер
взывает дуэлянта к бою: Уорик.
Англосаксонской крепости подножье
с гигантским замком — уорикским звеном
архитектуры девственных времен
Елизаветы и ее вельможей.
Георгианский стиль почти во всем:
от wellcome до обличия бомонда.
И Уорик взят погожим вешним днем,
а впереди туманный смурый Лондон.

VIII. London

Но в этот раз Туманный Альбион
купался в солнце. Тауэрский мост,
сойдясь над Темзой, минул водный пост.
Молчал Биг-Бен.* Вестминстерский салон
расселся по блэк кэбам, двинув в Челси,
где в час заветный византийский холл
встречал оркестр, подобрав подол
скамей церковных аглицкого сердца.
И Cadogan тепло рукоплескал
«Картинкам…»* в резидентском королевстве,
а Шерлок с Бейкер-стрит не поспевал
за дедуктивным методом оркестра.

IX. Guildford

Слияние монументальных жанров
в норманнском Зазеркалье цитадели:
немецкий фахверк бюргерской артели
на фоне сельской местности и мавров
Арабии. Часы идут повсюду,
но Guildford Castle со временем вне прений —
покрытый мхом, в кустарниках сирени,
все так же мрачен, недоверчив к люду.
Будь Суррей фешенебельней, G Live*
снискал бы лавры большей амплитуды,
но зал, как кинотеатр, неприхотлив,
что не для звезд, то проще для дебюта.

X. Newbury

Епископская церковь. Барельеф
герба и арок стрельчатых, скрижали,
фонарь зенитный, флюгера из стали
и витражей баюкающий неф — 
все так, как и должно быть в графстве Беркшир.
За цепью шлюзов живописным шлейфом
три лебедя канала Кеннет-Эйвон,
ландшафт очарования, не померкший
под диктатурой влаги и предместий
краснокирпичных. Вести с алтаря:
оркестр вечерню служит среди шествий,
за Бога гласом музыки звуча.

XI. Watford

Что можно встретить в Уотфорде, то вряд ли
ты встретишь в центре Англии. Негуст
на памятники, но изо всех искусств
футбол считает главным, и заядлым
слывет дивизиона игроком.
Здесь можно встретить редкий вид спортсменов
(быть может, членов лиги суперменов)
на завтраке в отеле, а потом
пойти в лесной массив «долины Уиппа»
англосаксонских всадников (с главой
на собственных руках лощин Майн Рида).
Не город, а лимериков герой.

XII. Norwich

Дождь комкает березовые листья,
гоняя постояльцев графства Норфолк
секвенцией восточных оркестровок,
стаккатной дробью пли артиллериста,
где нориджские зонтики бессильны
перед стихией в каменном огрызке
тюдоровского стиля, что английский
уют немного отдает могильным.
И Королевский театр закулисьем
не радует, что узенький хайвей
с односторонним, да и то по-лисьи —
как в театре кукол микрокоролей.

XIII. Cambridge

За два тысячелетья твой ларец
под патронажем диска хронофага,
драконьего хвоста архипелага,
схоронил в себе умов свет и сердец
лингвистских, средь увитых сплошь вьюном
оранжерей и стен средневековья,
где пантеры с отеческой любовью
на плоскодонках рвутся напролом.
При взгляде посетительско-пытливом
на Биржу кукурузы* (монастырь?)
заметишь архивольт с неомотивом
Египта, не признавшего ампир.

XIV. Birmingham

Блестящий зал коралловых тонов —
он утопает в золоте софитов;
хороший вкус бессменных аппетитов
репертуара требует без слов,
с великолепной музыкой чужбины.
Здесь странствующий артист мечтает стать
иконой века, чтобы скоротать
пару часов у Форумной долины
святилища концертов. И богато,
и пышно — бирмингемский капитал
позволит все. Но, жаль, далековат он —
Британской симфоньетты пышный зал.

XV. Kingston upon Hull

Где кремовые стойки таксофонов,
шотландских кораблей морской причал
у Нельсон-стрит (откуда и бежал
товарищ Крузо клана Робинзонов),
там Кингстон-апон-Халл с резным трезубцем
и Амфитритой* стерегут Викторию,
свою древнеморяцкую историю
от авантюрных выходок безумцев.
В древке орган над галереей греков
скрывает бирюзовый купол холла,
равнинный город плавных велотреков,
он сам — паром от симфы к рок-н-роллу.

XVI. Perth

Гудящий шум реки. Дождь. Протестанты
в шотландских килтах красного тартана
на фоне мельниц паровых и стана
церковных шпилей, вымощенных ярдов.
Сэр Вальтер Скотт за завтраком в гостиной
разглядывал красавиц,* мрачный холм
таивший Скунский камень* подле волн
бурлящей Теи под пером гусиным. 
Теперь же на руинах замка сборы:
оркестр встречает стильный Пертский Холл.
А впереди сибирские просторы,
несыгранных концертов ореол.



12–26 мая 2019 года
 


Примечания:

IV. Параллель с творчеством Эдгара По: жизнью концертного зала Эндрю Ашера и рассказом «Падение дома Ашеров».
VIII. Реставрационные работы лишили Биг-Бена «голоса» до 2021 г.
Имеется в виду исполняемая оркестром сюита М. Мусоргского «Картинки с выставки».
IX. G Live — центр искусств в Гилфорде.
XIII. Пантеры (с ударением на первый слог от punt — плоскодонка) — условно, гондольеры Кембриджа.
Corn Exchange — местная концертная площадка.
XV. Амфитрита — жена Посейдона, богиня моря.
XVI. Действие романа Вальтера Скотта «Пертская красавица» разворачивается в городе Перт.
Скунский камень — священная реликвия Шотландии, представляющая собой большой блок песчаника.


Рецензии
Великолепно!.

Геннадий Горев   15.11.2019 18:41     Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.