Оборванные верёвки

Оборванные верёвки,
туды-растуды качель,
был двор, а теперь задворки,
был чейный, теперь - ничей.
Двор зарастает, тает
в крапиве и резеде,
вроде бы процветает,
да только цветы – не те.
Дом смотрит на двор впукло
и выпукло – на проспект.
Там свет, здесь – нога от куклы
и ржавый велосипед.
Он очень похож на Колькин
Орлёнок или Салют,
но Кольки уж нет столько…
а велосипед – тут.
Ржавая, но всё же память!
А от иных, хоть кричи –
нога, не совсем прямая
и битые кирпичи.
Росли во дворе люди,
смотрели  на мир в окно
и думали: счастье будет!
Но что-то не шло оно.
А вечно пьяная Катька
срывала, ей всё нипочём,
крапиву в подол платья
и всех угощала борщём.
Сосед её дядя Лёша,
по совместительству муж,
клеил для нас галоши,
любителям грязных луж.
Все вместе, и в дни застолья,
и в горе от чьей-то беды -
архангелы Зазаборья
и ангелы Резеды.
Им было легко и просто,
и жили, и вроде –нет.
Счастье, что нет вопросов.
Счастье, что есть ответ.
Да только верёвки тонки.
Я часто вижу во сне,
как крутит педали Колька
и улыбается мне.
А где-то там, по проспекту,
всю жизнь нарезает круги
кукла, может быть Света,
и может быть без ноги…
 


Рецензии