Единственной

                О.А.

Мы с тобою знакомы две тысячи лет
Может больше, но точно – не меньше.
Я играл на гитаре под звук кастаньет
Для тебя – самой лучшей из женщин.

И сарматов со скифами ночью кляня
Я поджег их родные селенья.
И тебя лишь, любимая, спас из огня,
Чужестранку – без капли сомненья.

В твоих темных глазах отразился весь мир,
И я, помню, пропал без остатка.
А потом я был пойман, и как дезертир
Был казнен за попранье порядка.

И опять, и опять, я, как Феникс, вставал,
Приближая твое появленье,
Я доспехи и копья ломал, разбивал,
Я плутал сотни лет в королевстве зеркал,
Находя только отблеск и тени.

И узнав, что в Толедо ты вновь родилась,
Полонил этот город с налёту.
Я был рыцарь немецкий, зажиточный князь.
Мы с тобой обвенчались в субботу.

И мы зажили вместе, и песни цыган
Андалузских ты слушала жадно.
И плясала в кругу, подоткнув сарафан,
Свои губы кусая нещадно.

Очень много веков утекло с этих пор,
Два десятка – никак уж не меньше!
И опять я с любимой веду разговор,
С самой-самой прекрасной из женщин.

20.03.2018


Рецензии