Имя на поэтической поверке. Ион Деген

Это одно из лучших стихотворений, когда- либо написанных о войне.
 И в этих замечательных, трагических и страшных восьми строчках, по мнению многих настоящих фронтовиков-окопников, и заключается вся жестокая правда о войне:

             «Мой товарищ».

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.
декабрь 1944 г.

Евгений Евтушенко назвал эти восемь строчек поэта-фронтовика, гвардии лейтенанта, командира танка, Иона Дегена, гениальными, ошеломляющими по жестокой силе правды и посвятил и посвятил им четверостишие:

«Что сделал стих Иона Дегена?
Разрезал он острее автогена
всё то, что называется войной,
треклятой, грязной, кровной и родной».

Сюжет взят из фронтовой жизни. Один танкист, из экипажа, выскочил без правого сапога, из горящего танка, а так как нога у него была 46 размера, долго ходил, обмотав её, в кусок брезента.

Ион Лазаревич Деген – советский писатель, врач и учёный – медик в области ортопедии и травматологии, гвардии лейтенант, танкист-ас, во время Великой Отечественной войны. Доктор Медицинских наук.

   Родился 4 июня 1925 года в городе Могилёв-Подольске, в еврейской семье. Отец фельдшер, Лазарь Моисеевич Деген (Деген по-немецки – шпага), был кавалером трёх Георгиевских крестов за участие в Русско-японской войне, мать медсестра в больнице.

Отец был женат вторым браком, когда родился Ион, отцу было 62 года а матери 26лет.
В 12 лет Ион, на иврите означает «голубь», начал работать помощником кузнеца. Увлекался зоологией, ботаникой, литературой.

15 июня 1941 года закончил девятый класс и приступил к работе вожатого в пионерском лагере, расположенного на берегу реки Днестр.

По собственным словам, «рос юным фанатиком, беззаветно преданным коммунистическому строю».

С началом войны Ион Деген добровольно пошёл на фронт в истребительный батальон, состоящий из учеников девятых и десятых классов.
Воевал красноармейцем в составе 130-ой стрелковой дивизии. Был ранен при выходе из окружения. Попал в полтавский госпиталь, по счастливому стечению обстоятельств избежал ампутации ноги.

15 июня 1942 года добровольцем был зачислен в отделение разведки 42-го отдельного дивизиона бронепоездов, дислоцированного в Грузии.
В дивизион входило два бронепоезда – «Сибирь» и «Железнодорожник Кузбасса» и штатный поезд. Боевой задачей дивизиона было прикрытие направления на Моздок и Беслан.

Ион Деген служил командиром отделения разведки. 15 октября 1943 года был ранен при выполнении разведзадания в тылу противника.

После выписки из госпиталя – курсант Харьковского танкового училища, в городе Чирчик, под Ташкентом, ускоренный курс за 6-ть месяцев, вместо 2-х лет. Весной 1944 года окончил  училище с отличием и получил звание младшего лейтенанта.

В июне 1944года назначен  командиром танка во 2-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду, которой командовал подполковник Ефим Евсеевич Духовный.
После летнего наступления 1944 года в Белоруссии и Литве, получил за живучесть прозвище «Счастливчик».

Впоследствии – командир танкового взвода, командир танковой роты Т-34-85.
Являлся одним из лучших советских танковых асов, за время участия в боевых действиях в составе 2-ой отдельной гвардейской танковой бригады. Экипажем Иона Дегена уничтожено 12 немецких танков, в том числе 1-«Тигр», 8-«Пантер» и 4- самоходных орудий, в том числе 1-«Фердинант, много орудий, пулемётов, миномётов и живой силы противника.

Среди танковых асов СССР, гвардии лейтенант Иона Деген занимает десятое место.
В ходе боевых действий на фронте, получал ожоги и  четыре  ранения, ему досталось двадцать два осколка и пули.

Командир  танковой роты, гвардии лейтенант Ион Лазаревич  Деген, был представлен к званию Героя Советского Союза два раза.
Оба раза он получал только ордена.

Причём во второй раз в январе 1945 года, его представлял командующий 3-м Белорусским фронтом генерал Черняховский Иван Данилович, самый молодой командующий фронтом(1907 -1945), дважды Герой Советского Союза, смертельно раненый осколком снаряда в грудь, в городе Мельзак, Восточная Пруссия, ныне Польша,18 февраля 1945 года.

В результате последнего ранения 21 января 1945 года, Иона Лазаревич  получил тяжёлая инвалидность.

21 января 1945 года, из подбитого, обгорелого танка, извлекли  полевую сумку гвардии лейтенанта Иона Дегена, похоронили вместе с останками других членов экипажа, эта могила с его именем на надгробье, до сих пор осталась в калининградском городе Нестерове, бывшем Эйткунене.

Родина высоко оценила ратный труд Иона Лазаревича Дегена, он был награждён высокими наградами:

 -орден Красного Знамени-22 февраля 1945 г.
 -орден Отечественной войны 1-ой степени
 -два ордена Отечественной войны 2-ой степени
 2 сентября 1943 года и 17 декабря 1944 года
 -медаль «За отвагу» - 17 августа 1944 года
 -медаль «За оборону Киева»
 -медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне1941-1945гг.»
 -медаль «За взятие Кенигсберга».

             Польские ордена.

  -орден «Virtuti Militari»
  -орден «Крест Грюнвальда» -1 степени
  -орден  «Возрождения Польши» -III степени

После демобилизации из армии, Ион Деген решил стать доктором, видя благородный подвиг врачей, спасающих жизни раненых солдат. И о выборе профессии в будущем никогда не пожалел.

В 1951 году Ион Деген с отличием окончил Черновицкий медицинский институт  и начал работать  до 1977 года ортопедом-травматологом в больницах Киева.

В 1965 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1973 году докторскую диссертацию, в Москве. Докторская диссертация по магнитотерапии – была первая в медицинском мире.

За годы работы Иону Дегену удалось сделать важное открытие, в 1959 году он осуществил первую, в Советском Союзе, в медицинской практике реплантацию конечности – предплечья. Об этом  в журнале «Хирургия», в 1960 году появилась статья о удивительной операции. Он пришил,18 мая 1959 года, правое предплечье слесарю Уйцеховскому, тот умудрился подставить руку под фрезу токарного станка.

Ион Деген увлекался гипнозом, широко применял его в своей практике.

Ионом Дегеном была написано 90 научных статей. В 1977 году репатриировался в Израиль, где более 20-ти лет продолжал работать врачом-ортопедом.

За всю его медицинскую практику, больные и не подозревали, что у их хирурга, не сгибается большой палец на правой руке, вследствие фронтового ранения.

Кроме медицины, Ион Деген на досуге увлекался литературой. Им написано 11-ть книг прозы и поэзии. Много рассказов и очерков печатались в журналах России, Украины, Израиля, США и Австралии.

Умер поэт-фронтовик Ион Лазаревич Деген, 28 апреля 2017 года в Гиватаиме, Израиль, на 92 году жизни.

Уже после кончины Иона Лазаревича, парламент (кнессет) Израиля, в этом же году,27 июля 2017 года, принял закон о праздновании 9 Мая. Отныне это официальный государственный праздник – День Победы над нацисткой Германией.

Он ушёл на войну 16-летним мальчишкой и закончил её под Кенигсбергом. Его танк подбили, а на могиле написали его имя, но он выжил и оставил нам на память, всем известные строки о войне:

«Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей…».

     Из поэтического наследия Иона Дегена.

               ***

Есть у моих товарищей танкистов,
Не верящих в святую мощь брони,
Беззвучная молитва атеистов:
-Помилуй, пронеси и сохрани.

Стыдясь друг друга и себя немного,
Пред боем, как и прежде на Руси,
Безбожники покорно просят Бога:
-Помилуй, сохрани и пронеси
сентябрь 1944 г.

Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена.

             «Начало».

Девятый класс окончен лишь вчера.
Окончу ли когда-нибудь десятый?
Каникулы – счастливая пора.
И вдруг – траншея, карабин, гранаты.

И над рекой дотла сгоревший дом,
Сосед по парте навсегда потерян.
Я путаюсь беспомощно во всём,
Что невозможно школьной меркой мерить.

До самой смерти буду вспоминать:
Лежали блики на изломе мела,
Как новенькая школьная тетрадь,
Над полем боя небо голубело,

Окоп мой под цветущей бузиной,
Стрижей пискливых пролетела стайка,
И облако сверкало белизной,
Совсем как без чернил «невыливайка».

Но пальцем с фиолетовым пятном,
Следом диктантов и работ контрольных,
Нажав крючок, подумал я о том,
Что начинаю счёт уже не школьный!
июль 1941 г.

               ***

Осколками исхлестаны осины.
Снарядами растерзаны снега.
А всё-таки в январской яркой сини
Покрыты позолотой облака.

А всё-таки не баталист, а лирик
В моей душе, ив сердце и в мозгу.
Я даже в тесном Т-34
Не восторгаться жизнью не могу.

Так хорошо в день ясный и погожий,
Так много тёплой ласки у меня,
Что бархатистой юной женской кожей
Мне кажется шершавая броня.

Чтобы царила доброта на свете,
Чтоб нежности в душе не убывать,
Я еду в бой, запрятав чувства эти,
Безжалостно сжигать и убивать.

И меркнет день. И нет небесной сини.
И неизвестность в логове врага.
Осколками исхлёстаны осины,
Снарядами растерзаны снега.
январь 1945 г.

        «Ущербная совесть».

Шесть «юнкерсов» бомбили эшелон
хозяйственно, спокойно, деловито.
Рожала женщина, глуша старухи стон.
Желавшей вместо внука быть убитой.

Шесть «юнкерсов»… Я к памяти взывал.
Когда мой танк, зверея, проутюжил
Колонну беженцев – костей и мяса вал,
И таял снег в крови, в дымящих лужах.

Шесть «юнкерсов»?
Мне есть что вспоминать!
Так почему же совесть шевелится
И ноет, и мешает спать,
И не даёт возмездьем насладиться?
январь 1945 г.

     «Осветительная ракета».

Из проклятой немецкой траншеи
слепящим огнём
вдруг ракета рванулась.
И замерла, сжалась нейтралка.
Звёзды разом погасли.
И стало виднее, чем днём,
опалённые ветки дубов
и за ними ничейная балка.
Подлый страх продавил моим телом
Гранитный бугор.
Как ракета, горела во мне
Негасимая ярость.
Никогда ещё так
Не хотелось убить мне того,
кто для тёмного дела повесил
такую вот яркость
июль1942 г

               ***

На фронте не сойдёшь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.

Мы из подбитых танков выгребали
Всё, что в могилу можно закопать.
Комбриг упёрся подбородком в китель.
Я прятал слёзы. Хватит, Перестань.

А вечером учил меня водитель,
Как правильно танцуют падеспань.
лето 1944 г.

       «Сгоревший танк».

Сгоревший танк
на выжженном пригорке.
Кружат над полем
чёрные грачи.
Тянуть на слом
в утиль
тридцать четвёрку
идут с надрывным стоном тягачи.
Что для страны десяток тонн металла?
Не требует бугор благоустройства.
Я вас прошу,
чтоб вечно здесь стояла
машина эта –
памятник геройству.
лето 1943 г.

  «Когда из танка, смерть перехитрив».

Когда из танка, смерть перехитрив,
Ты выскочишь чумной за миг до взрыва,
Ну, всё, - решишь, - отныне буду жив
В пехоте, в безопасности счастливой.
И лишь когда опомнишься вполне,
Тебя коснётся истина простая:
Пехоте тоже плохо на войне.
Пехоту тоже убивают.
ноябрь 1944 г.

        «Долгое молчание».

Стихи на фронте. В огненной реке
Не я писал их – мной они писались.
Выстреливалась запись в дневнике
Про грязь и кровь, про боль и про усталость.
Нет, дневников не вёл я на войне.
Не до писаний на войне солдату.
Но кто-то сочинял стихи во мне
Про каждый бой, про каждую утрату.
И в мирной жизни только боль могла
Во мне всё том же стать стихов истоком.
Чего же больше?
Тягостная мгла.
И сатана во времени жестоком.
Но подлый страх, российский старожил,
Преступной властью мне привитый с детства,
И цензор неусыпно сторожил
В моём мозгу с осколком по соседству.
В кромешной тьме, в теченье лет лихих
Я прозябал в молчании убогом,
И перестали приходить стихи.
Утрачено подаренное Богом.
1996 г.


Рецензии