Староновогодние страдания

                Д.Е.Г.

Одна в переводе с туркменского врушка,
пребывая в нирване тоски и грусти,
sms-обняла тут всех нас, и Рушика,
мол, соскучилась, девки, вусмерть...

С год назад я бы враз до ногтей окрысился.
В этом - тупо мычу по-бычьи.
Пью коньяк и, сверкая как люстра лысиной,
порываюсь мычать публично.

Нет рогов - так копытом бы надо потчевать
да рублём побивать записных страдалиц.
Ишь ты, птица! Мол, вы там валяйте в очередь,
чтоб до Сочи от слёз растаять...

Но мы - монолиты: мы не застрелимся
от тоски по былым боевым подругам.
И без веских туркмено-турецких прелестей
сохранится наш дух по тундрам.

Ну, поплачется, может, невинным Рушикам,
помычится облезлым порочным дядям.
Но сезам непочатого золотого ключика -
не для рук sms-объятий.

Не грусти ты, как в шубе на пляж осев:
дескать, плачу - глаза от пурги косые...
А приспичит иначе - айда, как все! -
прилетай -
                "как сто тысяч других в России".

Хлестану вот ещё коньячку сейчас
и рвану протеже к королеве спорта.
Мне с подругой Есенина тут встречать
Старый год и без песен вполне комфортно.


----------------------------
    ПВЛ      13.01.09


Рецензии
Резанул вот так, как серпом по жнивью
Слово в нужную почву посеяно.
Я, уткнувшись в экран, бутерброд жую
И читаю отнюдь не Есенина.

А строка хлестка и тверда рука,
Закружила мелодика шпанская.
Бутерброд с икрой отложу пока.
Может, кто принесёт шампанское...

*****

Хорошего года, Владимир!

Ольга Швыкина   20.01.2019 14:56     Заявить о нарушении