Мы памятник ему воздвигли рукотворный...

Обиженный, с фамильей говорящей,
Эгоцентрист, дрожавший ото зла –
Чья ненависть к России настоящей
По жизни нитью красною прошла.

Обласканный зарвавшейся верхушкой,
В отчизне зривший только Колыму,
Он нынче популярнее, чем Пушкин –
Тут «наше всё» всё проиграл ему.

Стервятник ненавидимого строя
Сидел за то, за что сидит Синцов.
В эпоху безвременья стал героем.
Синцову ж не собрать теперь концов.

Другой сиделец, Фёдор Достоевский,
Зубами на державу не скрипел,
Хоть был он в ситуации не детской, -
Стоял у стенки, взятый на прицел.

И хоть писал оракул мимо слова,
Раздут колосс на глиняных ногах.
Его антисоветская полова
Как скреп теперь безмерно дорога.

И я б, наверно, выглядел не хуже,
Издай меня подобным тиражом,
Лицом небось бы не ударил в лужу.
А лагеря? Уж брезжат миражом...


Рецензии