Маорийские сказки

Облизывает ус и подбородок рифа
губастая, зелёная волна.
Мне тихо океан рассказывает мифы.
Беру их все на вкус. Не нужно мне вина...
Лежит на солнце краб
Пускает пузыри.
Наверно, песням моря он подбирает ноты.
Вон, вздыбив к небу трап,
худой метис - старик -
хозяин чернокожего вельбота -
торопится у мыса поставить к ночи сеть
на бабочек и стаю спинорогов.
Чудной он тот мулат, и, чтоб себя согреть,
надел на голову и помолился Богу...
платок из шерсти лам, оправу от очков -
на чём, не понимаю, там держатся глазницы...
Под платаном мы в баре играли с ним в очко.
Из пепельниц креветок нам доставали птицы...
На том же самом птичьем, гортанном языке
старик мне говорил, что любит только рэгги,
что смысла в джине нет, всё дело — в табаке,
а деньги, мол придумали не маори, а греки,
что пот Луны они цедили в жилы глыб,
чеканили потом квадратные монеты.
Что бабочки — порода не мух, а местных рыб
особого лимонного и золотого цвета.
И что в глазах у звёзд — жемчужины, алмазы,
что Будда — сам рыбак и сам для многих сеть...
А я всё — про Москву, что я — любитель джаза
и что боюсь под солнцем, как свечка обгореть.
А он мне подавал кусочек мангустина
на кончике не вилки, а медного ножа.
Мол, за ночь мне сошьёт подобие овчины
из кожи ската или квадратного ежа.
Что мифы — это сказки, находка для шпионов.
Что тут вокруг - вулканы, а в жерлах — рудники,
Что маори пришли из царства Соломонова,
а в Индии остаться им было не с руки.
И, что царица Савская — девица из Манилы,
красотка та ещё из редких мотыльков.
- Не — шлюха. Ты поверь. Она царя любила, -
А он её в упор не видел без очков.
Постой, старик. Не пой мне спьяну сказки?
Солжёшь — не миновать нам ругани и ссор.
      - Ты, парень, догадался? На мне — всего-лишь, маска
А мы — все понаехали, кто с Марса, кто с Пандор...
      Облизывает бороду и бакенбарды рифу
губастая, зелёная волна.
Рыбак с планеты рыб рассказывает мифы
о водопадах золота с оттенками вина.
О карликах, деревьях могучих, толстых, старых,
оливковых глазах в три четверти Луны,
о странной коже лиц ацтеков Аватара,
о синих спинорогах, живой душе волны.
Граница где реалий? В них я уже не тот.
Откуда здесь глаза? Из них мне кто ответит?
А в джине — опиум. И тощий старый кот
в моё сознание забрасывает сети.
Чем больше мой глоток, тем ближе веер крон,
охотники на спинах у огненных драконов.
Стальное оперение, пропеллеры ворон,
и шестиногие с хвостами белок кони....
Папирусный каноэ, ладья или вельбот?
Качает среди волн... Наверно — Божья кара...
   Плыву я невесомым на крылышках пустот
приёмным сыном маори в обличье Аватара.
   Дальше — дело табак. Вот, история!
И закуска из бабочек — пища не та...
Ночью звёзды ловил я на рифе Пандоры
с мотыльками и рыбами Тау-Кита.

Манила - Пандора - Сиам


      


Рецензии