Однажды летом в Петербурге...

С брегов далеких, знойных, южных,
Дошла, дошла до нас жара,
В тени деревьев неуклюжих,
Теперь кусает мошкара.
В плену жары, дождя мы просим,
Светило властвует теперь,
На тучи в небе руки взносим,
От жажды болен даже зверь.
Скамейки парка, вот отрада,
Уют и пристань тишины,
Бесценна вечером прохлада,
В саду античной старины!
Стеной бетона и асфальта,
Закован ныне град Петра,
Под звуки гамм сухого альта,
Пьют кофе жители с утра!
Вздыхая, чахнет Петербуржец,
В оковах знойных, городских,
В столице северной, - о, ужас!
Так мало пляжей насыпных.
Имперской серостью помазан,
Его июльский, желтый лик,
Александрийский столп наказан,
Стоит на рейде, словно бриг.
- О, Зимний! - Где твоя прохлада?
Январский близок мне твой лед,
Нева теплу уж как не рада,
Шумит, купается народ...
Все перегрелось, Двор Гостинный,
Выслушивает вяло речь,
Но иностранец гость невинный,
Решил здесь денег не беречь.
В одеждах белых и просторных,
Перинной линией бредут,
Мужья под руку женщин вздорных,
С особой важностью ведут.
Но нету, нету, нету спасу,
От всепребывающей толпы,
В Исаакие у иконостаса,
Поют всенощною попы.
Соборный колокол в смиреньи,
Разносит благостную весть,
А гости с трепетом и в рвеньи,
Спешат мороженное съесть!
Увяз, Гром - Камень у сената,
В прохладной близости Невы,
Столица братии пернатой,
Повсюду голуби, увы!
Когда, отпустит на Фонтанке,
Коней, напиться человек?
Ох, как не терпится гражданке,
В трамвайчике поплыть вдоль рек.
Смоленка, Мойка, Охта, Пряжка,
Вдоль рек, каналов и мостов,
Гранита каменная стяжка,
Как дань нетленная дворцов!
Устали древние Грифоны,
В зубах держать тяжелый мост,
Повсюду вспышки от смартфонов,
Им, Банковский наскучил пост...

Однажды летом в Петербурге,
Разделся телом и душой,
В тени деревьев словно burger,
Любуюсь летней красотой,
Продлись, продлись очарованье,
Замрите стрелки на часах,
Природы пышное дыханье,
В моих скрывается глазах...

Примечание:
Гром - Камень - основание памятника Медный всадник.

.


Рецензии