Генуэзус в Элладе

                Посвящается богоискателю Нику, Гарри  Николасу


Пропадает берег Бари—
Маре, море, море, маре...

До историй. Берег плоский.
Берег калабрийский... Ёрзкий.

В детстве я ходил в матроске.
Берег у́же, берег ноский.

Ник пьёт кофе на воде.
На холодной! В бороде

говорящий мощный рот,
он на Корфу рот везёт.

Пассажир второго класса,
море здесь уже Таласса.

…....................................
…...................................

Утро греков и албанцев
и почти без итальянцев.

Я не дома, не в сортире.
Где? В Иллирии? В Эпире?

Бухта с низкими холмами
и безлюдье за вратами.

И г у м е н и ц а... Игумен?
Ославянены. Не шумен

вестибюль.  Небесных лун
вереница. Но в гальюн

не пускают шавки-гречки,
ну, гречанки-бессердечки.

Сел на пустыре, зверинец
игуменицких гостиниц...

Где же кентро, то есть, центр?
Ник мой исчезает, ментор.

Корифей поплыл на Корфу,
там и будет пить он кохву.

Погоню я в Маргарити...
Олеандры... Их не жрите.

А в таверне зреет свара.
Жир по-гречески «липара».

В небе всё белеет месяц,
недострой торчит в Коймесис.

Из Кипели едем в Морфи...
Как там Ник зажил на Корфе?

Капалаки как просёлок,
в Арту-Врахос путь недолог.

Партизанский край! Нефели...
Славогреки здесь борзели.

Коммунистов тут побили,
ведь вопрос был или-или.

Паранифия Архангел,
где ж мой циркуль, циркуль-штанген?

На Лаурос дилижанс—
это мой лигийский шанс.

У соседки прядку в горстку,
запускаю нос в причёску,

Проглотил я феромон
у горы Афаманон.

Рахи, Патра, Грамленица!
Что ж, мне взять и удавиться?

Нет, и так уж сингулярность,
Спиридонас и попарность.

Иоаннина-Панайя...
Ах, летучих завров стая.

Паперть. Скажем так: «Папе;рть»;
здесь монахи ловят смерть;

всё равно она похитит,
за пригорком Арахитос.

Леоферейон... На Патрас!
Ручеёк в Ангелокастро.

Глянь, Лефкадия Превеза—
я богаче Крёза-Креза.

Бонги-банги-банги-бонги—
фура катит в Мессолонги.

Вместо Пушкина там Байрон,
вместо Байрона там Вайман.

Среди нас жучилы... Лохи...
Зарулим мы в Амфилохий.

«Этникос Метафор» кузов,
в нём продукты едут юзом.

Ветряки торчат на гребнях...
Камни... Срезанные терры

прямо цвета Галилеи...
Здесь не дуют суховеи.

Но торчит, на диво, кактус,
рядом чешет Ламврокакис.

Мы в Нофрактос, в Гавролини...
Но о них ни слова Плиний.

Римский гражданин и воин,
Вургарелли недостоин.

Отражаются здесь в ряске—
приглушенно—взгорий краски.

Вот он—мост на Пелопоннес!
А отельчик назван «Хронос».

И журчит Фойникос-речка,
и горит в часовне свечка.

Если был Начальный Взрыв
и, поэтому я жив,

значит, скоро и Коллапс?
...Но пока травы палас.

И течёт Телепотамус
в Дервени... Гипоталамус

ощущает телеса
и светлеют небеса.

Начинаются Афины—
интересные картины.

Минарета верх снесён...
О, Ахейя! Нафплион!

Время выдумано, братцы,
чтоб не сразу всем случаться.

…..........................................
…..........................................

И пишу сам-друг в беседке
«Письма молодой поэтке».

Ф П Х Е О В Б Г Ф П Х Е О В Б Г Ф П Х Е О В Т О В Б Г Ф П Х Е О
Примечания

Ник, Гарри  Николас, восьмидесятипятилетний путешественник.
http://stihi.ru/2018/11/05/4

Лигия—посёлок на восточном побережье Ионического моря, как-то на траверсе Итаки.

«Этникос Метафор»—название греческой компании перевозок.

Грандиозный белый мост над Коринфским  заливом у Патраса (Патры) был виден с высоко летящего самолёта из Тель-Авива в Верону.

Дервени—неужели турецкий населённый пункт? Таки да! Есть ли семантическая связь с названием "Дербент"?


Рецензии
и мне очень понравилось, не только певуче, познавательно, но и наполнено эмоциями
Время выдумано, братцы,
чтоб не сразу всем случаться.

п н и н а!

Рая Школьник 2   14.11.2018 06:58     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.