ЛВМУ

     Пять лет я думал о хлебе насущном.
     Пришло время думать о будущем.

     Документы в порядке: аттестат, медицинские справки.
     С 1935 года живу в Ленинграде, отец умер в блокаде.
     Я заполнил анкету и стал ждать терпеливо ответа.
     Ответ пришел по экспресс- почте:
„Ты и двенадцать смышленных ребят зачислены в стройотряд.
В связи с нехваткой рабочей силы при капремонте
Сложилась угроза цейтнота на трудовом фронте.
Немедленно приступайте к работам.
С 3- х месячным иcпытательным сроком.
     В новом учебном году вы станете без приемных экзаменов
     Курсантами ЛВМУ.


Наши соперники сочиняли шпаргалки,
А мы вкалывали на бетономешалке.
С ними занимались доценты из престижного вуза,
А с нами- прорабы из Ленморсоюза.
Экзамены сдавали те и другие,
Одни в аудиториях, другие в грязи и пыли.
Оценки оказались различны:
У них хорошо, у нас отлично.

     Таким образом в новом учебном году я очутился в ЛВМУ.
Подьем в cемь утра. Затем привычная муштра:
Уборка постелей, мы их  убирали как можно скорее,
Чтобы не опоздать на зарядку,
Обливание холодной водой для поднятия настроения.
Проверяем, все ли у нас в порядке.
Построение.
Шагаем по улице сомкнутым строем от экипажа до курсантской столовой.
     Балтийское море скрылось в невском тумане,
     как черная кошка в зашторенном зале.
     В остальном ЛВМУ и артспецшкола
     Как две капли воды друг на друга похожа.
     Так похожа, что я, когда был дежурным по роте,
     Ночью спросонья заорал что есть мочи:“ Батарея- подьем,“
     Перепутав кубрик элиты морского флота с казармой пехоты, а ночь- со днем.
     В семье известного в то время артиста, Яшки - артиллериста
     Родился в то утро наш юморист: Оська- артиллерист

      Так показалось на первый взгляд, в действительности все не так.
Там похоронки, от Совинформбюро тревожные сводки.
Пять лет я шел по канату над бездной войны.
Круг замкнулся, мне некуда дальше идти.
Я снова в начале пути, я вернулся назад, Марсово поле, Летний сад,
До боли родной Ленинград.
Мне восемнадцать, в новой среде я чувствую себя, как рыба в воде.
Пойду в каптерку, сменю солдатскую гимнастерку на морскую форму,
пройду по Невскому валкой походкой бывалого морского волка.
На голове бескозырка, на ногах до блеска начищенные ботинки,
Тельняшка, фланелевая рубашка, отложной воротник с голубой каемкой,
До бела вываренный в хлорке, идеально отглаженные черные брюки клеш.
Теперь такие нигде не найдешь.
Ремень с медной бляхой, на ней выгравирован якорь.
Все изящно и просто, перешито в ателье модной одежды.

Вечером возвращаюсь в казарму домой.
Казарма- это тридцатиместный отель в одной комнате довоенной постройки.
Четыре окна, одна дверь, 16 тумбочек и 32 койки.

Побыть в толпе незнакомых ребят, послушать о чем они говорят
И найти среди них надежного друга- воистину не простая штука.
Среди моих знакомых ленинградцев было немного,
Трое от силы, я, Ланговой Миша и Тимофеев Дима.
Сомнений нет, на ближайшие пять лет мы вытянули счастливый билет.
70 лет в моем сердце я чувствую наше соседство,
Вы в моем доме, в моем семейном альбоме
 

 Чудесный день, чудесный вечер, до свидания, до новой встречи,
может быть, сегодня ночью я вас увижу опять.
Во сне время движется вспять, а мне ужасно хочется спать.
 
Завтра рано вставать, подьем в семь утра, привычная муштра…
 
Зимний туман канул в Лету, наступило второе лето.
Отдохни голова, налейся силой молодое тело.
Пора приниматься за дело:
Осваиваем азбуку Морзе, учимся семафорить флажками,
Ходить на веслах, под парусами.

Салаженок в спасательной шлюпке
Должен себя чувствовать, как ребенок в люльке,
И только потом он сможет стать моряком.
Впереди форты Кронштадта, слева фешенебельные пригороды Ленинграда,
Подо мной маркизова лужа. Что еще салаженку нужно!
Корабли всего мира
Продолжительными гудками приветствуют Северную Пальмиру.


Алый закат в облачном небе предпологает ветреный вечер.
Парус шлюпки надувает ветер.
Она ,как акула, почуяв добычу,бросается в открытое море,
Не разбирая дороги,
Навстречу заходящему солнцу, за тучу, сияющему на горизонте
 
За тренировки в Финском заливе я получил по физкультуре четыре
 
Два года нам рассказывали про торговый флот,
Затем пригласили посетить пароход.
Есть такой анекдот.
Врачи сумасшедшего дома рассказывали знакомым,
Как они учат своих безумных растений нырять и плавать в пустом  бассейне.
Хочу заметить, этот анекдот с бородой.
Лучше во время наполнить бассейн водой.

Мы провели две недели в Балтийском море на полузатопленном  пароходе,
доставили его из немецкой неволи, потерявшего экипаж и здоровье,
в военно морской санаторий в Кронштадт  на судоремонтный завод на ремонт.
Судно не могло идти своим ходом,
ветерана войны и мира тащили 4 буксира.
Наша задача следить по судовому кренометру за креном и дифферентом.
При отклонении полученных данных от нормы запускать немедленно помпы.
Приходилось все время в любую погоду откачивать воду.
Мы в свободное время от вахты загорали на палубе, играли в нарды,
Кругом вода, но спасать было некого, кроме себя,
Вдруг появился удобный случай доказать, что морские традиции нам не чужды,
За отпущенную валюту команда закупила десяток уток
И клетки с живым товаром разместили под полубаком.
Появилась возможность вместо солдатской похлебки
Полакомиться утиной печенкой.
Надо же такому случиться, что кто то случайно, а может, нарочно
Выпустил на волю птицу.
Живность, почувствовав свободу, как камни, шлепнулась в воду.
На флоте обьявляют тревогу:“ ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ“.
А что делать с птицей, не знает никто,
Пока не выступил с речью представитель ОСВОДа:
„Дорогие курсанты, помогите команде, спасите птицу,
к соленой воде она непривычна.“
С точки зрения спасательных действий такой вид спасения еще интересней,
Обьявили команду „ПРОВИАНТ ЗА БОРТОМ“, спустили две шлюпки,
По два добровольца на каждую утку.
Утки и люди попеременно ныряли, за ноги, за лапы друг друга хватали.
Два часа продолжалась баталия под общее ликование.

Ветерана войны и мира без экипажа, без руля и ветрила
Проводили на пенсию с честью.
Но жизнь не стоит на месте.
Мы научились ходить на шлюпке,
Буксировать попавший в аварию пароход на судоремонтный завод,
Спасать зазевавшую в море утку.


Наша песня еще не спета,
Опять наступило лето.
Мы на пассажирском лайнере, построенным в Германии
С девичьем именем "ПАТРИЯ".
Слава Богу, в феврале 1946 года его выпустили в СССР на свободу
назвали "Россией" и в мгновение ока он стал флагманом черноморского флота.

Мы были первые, кого к ней допустили, чтобы проверить, чему нас учили.
Впервые видим, как на самом деле выглядит машинное отделение.
Я не хочу быть рабом на галерах, прикованным к веслу,
Я хочу стать морским инженером второго выпуска ЛВМУ.
"РОССИЯ" это современный "ТИТАНИК".
Им управляет электромеханик.
C удобного кресла в центре машинного зала выполняет указания капитана.
На пульте мигают стрелки приборов, все делается быстро и споро.

    Я мечтал стать электромехаником на таком пассажирском лайнере,
Без высшего образования здесь не понять, какую кнопку нужно нажать,
Чтобы ускорить судну ход или наоборот.

На побережье по правому борту проплывают примкнувшие к морю курорты.

Кто ищет, тот всегда найдет.
 самый лучший в Сочи курорт,
Самая чистая в море вода
самая вкусная в Сочи еда в санатории РККА.
Там отдыхают крутые персоны, их дети- пижоны,  их походно- полевые жены .
 
Я оставляю одежду под прибрежным кустом
И в одних трусах, почти голышом, заплываю на пляж.
Посижу в шезлонге, пофлиртую со смазливой девчонкой,
На пляже буфет, можно заказать бесплатный обед ,попить лимонада.
 Что еще надо?
A затем снова в воду, в кусты за одеждой и к моему пароходу.

Пролетело лето.
Все проходит, прошло и это.


Чтобы черноморские дали не исчезли из виду,
Я на будущем океанском лайнере непременно
Стану старшим электромехаником с дипломом ЛВИМУ.

Чтобы добиться поставленной цели, нужно, как учил товарищ Ленин,
Учиться, учиться и еще раз учиться.
Cдать экзамены по тридцати предметам,
включая основы марксизма, прогнившего коммунизма и Сталина афоризмы.
не понимаю, зачем это нужно отчизне в моей будущей жизни,
И пройти стажировку на кафедре военно- морской подготовки.

Три месяца мы плавали в Таллине в Минной гавани,
Искали, обнаруживали и ловили  электромагнитные мины.
Тральщик носился по бровке с зазывающей смерть миноловкой,
надеясь ,что почуяв поживу ,мина бросится на наживу.
Но ни так то было.
Взрыв!...и мимо,
Взрывы все чаще и чаще.
Тральщик охотится дальше.
 
Cуществует легенда, что Петр Первый издал царский Указ:
„ Российской славы  предателей  к е***и матери убрать c моих глаз".
Его дочь, когда об этом узнала, приказала вместо бранной фразы К. Е. М.   
писать в Указах аббревиатуру КЕМЬ.
И появился поселок, теперь уже город, Кемь.

 
Чтобы подчеркнуть опасность нашего тральщика cлужбы,
ему по глупости или по дружбе присвоили имя КЕМЬ.
Мы лежали под полубаком и ждали со страхом,
куда мы теперь, к божьей матери или  к е***и матери в КЕМЬ.
 
Закончилась стажировка на кафедре военно-морской подготовки,
поставлена последняя подпись в зачетке,
появилась в военном билете долгожданная фраза,
что мне присвоено звание "микро -майора" запаса.
Выше голову, выпрями спину!
Я стал инженером с дипломом ЛВИМУ.

Мне двадцать четыре года.
Мы выдержим любые невзгоды
Мы будущие мореходы от Бога.



















       


Рецензии
Уважаемый Иосиф!

В Ваших стихах столько жизни, солнца, деталей, что они кажутся не набором слов, а мазками красок на полотнах.
Это мысли и зарисовки очень (или - вечно)молодого человека.
«Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!»
Вот именно про людей Вашего калибра написал великий русский поэт позапрошлого века.
Пишите больше, заражайте других своим чувством жизни, дарите им краски своих воспоминаний и суждений о прожитом и настоящем, и конечно - о будущем!

С уважением и наилучшими пожеланиями,

Олег

Олег Дедков   31.07.2020 05:39     Заявить о нарушении

Наше прошлое, как снегом, судьба запорошела,
молодые люди живут иначе.
Но и в ней было много хорошего.
Рассказать об этом -наша задача.

Спасибо за добрые слова.
Надеюсь на новые встречи на сайте.

Иосиф

Иосиф Никельшпург   31.07.2020 14:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.